Русская беседа
 
23 Сентября 2017, 18:28:36  
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
 
Новости: Доступны архивы форума с 2000 по 2006 г.!
 
   Начало   Помощь Правила Архивы Поиск Календарь Войти Регистрация  
Страниц: 1 2 3 [4]
  Печать  
Автор Тема: С Праздником Успения Пресвятой Богородицы!  (Прочитано 13478 раз)
0 Пользователей и 2 Гостей смотрят эту тему.
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 68351

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #45 : 27 Августа 2016, 13:30:23 »

Успение



 Любить Христа можно так, как любит царя верноподданный, живущий за тридевять земель. В лицо не видел, в глаза не смотрел, но сердцем любит. На стену прикрепил вырезку с портретом из журнала, в царские дни работать отказывается.

А вот любить мать царя невозможно иначе, как только будучи вхожим во внутренние царские покои, будучи приближенным к сокровенной от посторонних глаз жизни не царя только, но и семьи царской. Нужно быть царю родным, чтобы любить его мать и других родственников.

Эти слова сказаны, чтобы издалека подобраться к теме почитания Богородицы. Чтобы по аналогии, как по ниточке, дойти до этой истины.

Почитание Богородицы – это семейный архив, семейная память, семейное предание. Уже не издали чтит Господа, но вплотную приближается к Нему тот, кто чтит Облеченную в солнце Жену, послужившую Тайне Воплощения Бога. Мы не рабы, издалека кричащие хвалу, но дети семьи Божией, когда чтим Богоматерь.

Праздники Ее сокровенны. О них можно говорить на ухо, и об Успении – особенно. Оттого, вероятно, праздник этот так любим монашествующими.

Приближение к светлым тайнам подобно приближению к огню очистительному, и впору вспомнить Моисея, закрывавшего лицо при приближении к горящей купине (Исх. 3: 6). Так и кондак праздника Успения говорит: «Огради моя помышления, Христе мой, ибо стену мира воспети дерзаю, чистую Матерь Твою. На столпе глагол укрепи мя и в тяжких мыслях заступи…»

В тяжких мыслях заступи…

Монахам это более, чем мирским, понятно.

***

В день Успения мы говорим о том, что Матерь Света умерла.

Произнесем еще раз эту фразу и поставим в конце ее точку по всем правилам грамматики. «Богородица и Матерь Света умерла».

***

После этих слов и этой точки праздник возможен только в том случае, если совершилось еще «что-то». Иначе особого праздника бы не было. Мы продолжили бы праздновать Введение во храм, Благовещение и Рождество. Мы чтили бы многочисленные Ее иконы. Но Успение в этот светлый перечень бы не попало. Оно бы помнилось наряду с днями поминовения усопших праведников, апостолов, мучеников. Помнилось бы так, как, к примеру, помнится страдальческая смерть и славные имена Петра и Павла.

Все святые, разлучившись с телами, ожидают воскресения мертвых. Они уже веселятся перед лицом Божиим и не боятся будущего, которое не таит для них ничего страшного, но лишь воскресение плоти, умножение славы и полное вхождение в Царство. Все они веселятся, но только душой. Не весь человек продолжает жить, и пока единство души с имеющей воскреснуть плотью не восстановится, это будет еще «не все» веселье, «не вся радость».

Так было бы и в отношении Богоматери, если бы после точки в предложении о Ее смерти ничего больше не стояло. Однако праздник есть, и если он велик, то только потому, что гроб, недолго хранивший тело Богородицы, пуст. Петр и Павел ждут воскресения мертвых. Воскресения ждут все святые. Но Богоматерь для Себя уже ничего не ждет.

Ее гроб пуст той же священной пустотой, которой ознаменован гроб Ее Сына – Христа Спасителя.

***

Желудок сыт, когда полон. Дом богат, когда полон всякого добра. А вот гроб свят, когда пуст.

И пуст не от рук воров, кощунников или гробокопателей, а от непобедимой силы Воскресения!

Именно так пуст гроб Христов, этот источник всеобщего воскресения. Пуст и гроб Матери Христовой. Поэтому праздник Ее Успения велик. Он и назван не днем умирания, а днем Успения, поскольку недолгим был этот смертный сон.

***

Ее окружало особое воспитание, и душа ее рано, очень рано ощутила желание не отдаляться от Бога мыслью ни на йоту. Через узкие врата незримого для людских глаз подвижничества Она вошла в простор открывающихся тайн. Ей была подарена сладость особого Материнства. Ей была подарена прижизненная неизвестность и пребывание в тени Божественного Сына. Ей была положена на плечи тяжесть материнского переживания о Нем и безмолвного следования за Ним. Ей было растерзано сердце всем тем кошмаром, который вложен в понятие Страстной недели. Она была несказанно обрадована вестью о том, что Сладчайшее ее Чадо живо! Ей ли не быть отмеченной особой долей в час встречи со смертным холодом?

При всей скромной незаметности Своей на страницах Евангелия, Она – Мария – во всем другая.

Вот цари и великие мира сего могут казаться многим чуть не небожителями или земными богами, хотя на самом деле они ведут жизнь обычного грешника. Они сплетничают, боятся, лгут, развратничают, клевещут. Они умирают в недоумении о будущем, и память о многих из них смывается так же быстро, как смывается с асфальта грязь напором воды из дворницкого шланга. Истинное же величие одето в простоту и неузнанность.

«Яко сотвори Мне величие Сильный, и свято имя Его», – пропела Мария, едва зачав Христа от Духа.

Сотворил Ей «величие Сильный» и в дни смерти Ее.

С одной стороны, во всем, как мы, Она умерла. Но, с другой стороны, во всем другая, Она не оставлена во гробе.

Сын взял Ее с Собой. Такова, видно, любовь Его, что царствовать над искупленными Он пожелал не иначе, как вместе с Той, Кто больше всех послужила тайне Искупления.

***

Предание о празднике изобилует подробностями о Гаврииле, об апостоле Фоме, о некоем дерзком иудее Афонии. Предание даже называет псалом, который воспел апостол Петр, возглавляя погребальную процессию с телом Богородицы. Все это есть в песнопениях праздника и в иконографии. Но мы не всегда должны перечислять эти драгоценные черточки и йоты великого события. Иногда стоит сконцентрироваться на главном.

Главное то, что Дверь, через Которую Всевышний вошел в мир, ушла от нас через двери смерти.

Она ушла вначале только душой, как и подобает смертным, но затем была воскрешена Сыном и покинула землю с плотью. Гроб Ее пуст!

Она ушла, но не оставила нас. И тропарь праздника раз за разом напоминает эту истину: «В Рождестве девство сохранила еси\ Во Успении мира не оставила еси, Богородице».

Мы, в числе миллионов других крещеных душ, поднимаем к Ней свои взоры и обращаем молитвы. Любящие Ее исчисляются сотнями тысяч и даже миллионами. Спасенные Ее заступничеством вряд ли поддаются исчислению.

Наконец, мы тоже умрем. Не стоит ждать в тот день пришествия к нашей постели архангела Гавриила. Но молиться Богоматери стоит.

Постель умирающего сродни постели роженицы, поскольку душа умирающего болезненно рождается в иную жизнь. У обоих этих одров часто бывает наша Небесная Мать ради облегчения страданий и помощи. Молебный канон за мучительно умирающего человека обращен именно к Богоматери.

Так что праздник Ее Успения – это и праздник нашей общей надежды на Ее будущую помощь в тот грозный час, когда никто другой помочь будет не в состоянии.

В тропаре так и сказано: «Преставилася еси к Животу (Жизни), Мати сущи Живота (Мать истинной Жизни), и молитвами Твоими избавляеши от смерти души наши».

Протоиерей Андрей Ткачев

http://www.pravoslavie.ru/48285.html
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 6700


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #46 : 28 Августа 2016, 13:36:26 »


Архимандрит Иоанн (Крестьянкин). Слово в день праздника Успения Божией Матери



Успение Пресвятой Богородицы. Монастырь Ставроникита. Афон (автор: Феофан Критский)


Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Дорогие наши, сегодня великий день – день начала земной и небесной славы Той, что была земным человеком, но стала и Небесной Царицей. Сегодня день окончания великого подвига Ее жизни во имя спасения человечества – день Успения Пресвятой, Пречистой, Преблагословенной, Славной Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии.

Так теперь величает мир единственного человека на земле – Деву Марию, Богородицу и Матерь Света.

И именно в день Успения воссияла и взошла над землей воочию всему миру слава и величие доселе неведомой никому жизни, и жизни немалой. Пресвятая Дева освящала Своим пребыванием землю в течение шестидесяти двух лет.

Теперь мы все привыкли к Ее славе, Ее могуществу, Ее непостижимой для ума человеческого любви. Мы так привыкли просить и получать от Нее просимое, что забываем в чувстве сердца о Ней как о живом человеке, подобном нам. Забываем, что Ее нынешняя слава и Божественное могущество – это плоды Ее земной жизни. И плоды эти родились живой верой Пресвятой Девы, Ее Божественной любовью, Богоподобным смирением и нескончаемым, непреходящим страданием – мученичеством всей жизни.

Она шла ко Кресту Своего единственного Сына, неся Свой крест задолго до Его Голгофских страданий. Она восходила на Свой крест постепенно, всю жизнь, и терния страданий жалили Ее чувства, ум и сердце ежедневно, пока обещанное, предреченное праведным старцем Симеоном Богоприимцем оружие не прошло саму Ее душу. И этот Ее крест вознес Пресвятую Матерь-Деву во славе на небо.

А подвиг Ее материнского служения и предстательства за род человеческий, грешный, падший, слабый и вечно нуждающийся в помощи, заступлении и пощаде продолжается и после Ее Успения.

А мы, дорогие наши, за внешними событиями жизни Богоматери часто упускаем внутреннее содержание Ее жизни. Оно ведь все состоит из молчаливого, великого, переходящего в мученичество страдания, которое не могло найти утешения в откровении, сочувствии, понимании и сострадании людей. И такого же великого, беспрекословного предания Себя в волю Божию.

Тайна земного назначения жизни Пречистой Девы, открытая Ей Богом архангеловым гласом: Радуйся Благодатная, Господь с Тобою: благословена Ты в женах" – была столь сверхъестественна и столь велика, что смирение Пречистой Девы не могло доверить ее ни одному человеку. Да и как Ей Самой говорить о том, на какую высоту вознесена Она Богом.

Только четырем избранным праведностью жизни людям Сам Господь открыл совершившуюся в мире величайшую тайну. Кому же? Праведным Иосифу Обручнику, Симеону Богоприимцу, Елисавете, матери Иоанна Предтечи, и пророчице Анне, которые – первыми в ведении поклонились Пресвятой Деве как Матери Божией, а Ее Сыну как Богу и Сыну Божию.

Святая же Дева избрала для Себя на всю жизнь молча страдать. И вся Ее жизнь – это нескончаемое углубление сердца в непреходящую муку, вечное исхождение невидимою мученическою кровью. Она молча страдала от подозрений праведного Иосифа, Ее "бракоокрадованную помышляющего".

Она молчала, полагая Царя Вселенной в скотиих яслях и Сама не имеющая, где главу преклонить. Молча страдала Дева-Мать, когда "искали души" Ее Младенца и когда страх за жизнь Его обратил святое семейство в бегство из родной страны в Египет.

Она молча и терпеливо несла убогую трудовую долю Своей жизни. Пред Ее глазами Ее Сын и Ее Бог был Младенцем, Отроком, Юношей, и все материнские заботы, соответствующие Его возрасту, были Ее уделом, были Ее радостями. Но в минуты радостей материнства, когда каждая мать, взирая на чадо свое, парит мечтой о его светлом будущем в жизни, обещаюшем и Ей, Матери, утешение, отраду и опору, Пресвятая Дева-Мать и в эти минуты видела в Сыне Агнца Божия, пришедшего в мир, чтобы взять на Себя его грехи. Воспитанная в храме Божием, Она знала Писания и знала, для какой великой цели явился в жизнь Сын Божий и Сын Девы.

И с каким трепетом видела Она Его взросление, а с ним приближение того великого и страшного по-человечески часа. И каждая минута радости о Сыне неминуемо отражалась в сердце Ее непрестающим страданием. И Ее Сын, во всем подобный людям, кроме греха, ничем и никогда не огорчил и не опечалил Свою Мать человеческой греховной немощью, но Он уходил от Нее, отдалялся с взрослением, начиная служить человечеству.

И уже в двенадцать лет Отрок Христос со всей решительностью произносит первое открытое признание Себя Сыном Божиим, а с ним и первое прямое указание Своей Матери, что Он уже не принадлежит Ей. Пресвятая Дева-Мать, найдя отставшего от родных Отрока Иисуса в Иерусалимском храме, на нежный укор Ее слышит: "Что в том, что вы искали Меня? Разве не знаете, что Мне надлежит быть среди того, что принадлежит Отцу Моему?" (ср.:Лк.2,49). Болью вонзились эти слова в сердце Матери, ясно открыв Ей будущее Сына. И опять Пресвятая Дева безмолвно склонилась пред волею Всевышнего. И как некогда, в начале великого Ее избрания, сердце не воспротивилось надвигающемуся: "Се раба Господня, буди Мне по глаголу твоему" (Лк.1,38). И Она отдает Своего Сына, Она отходит в безвестность, чтобы вернуться к Нему с правами Матери только в Его страшный Голгофский час, когда все оставят Его. Отойдет даже Бог Отец, давая место полноте подвига Христа, полноте Его Божественного истощания. А Дева-Мать, и в этот момент безмолвная, во всей глубине прискорбная, но мужественная, верная и бесстрашная, стояла у Креста, Своей любовью поддерживая Сына в великом Его подвиге. Но опять молча стояла и смотрела Она, оцепенев в сострадании Сыну. А что делалось в сердце Ее, зрел лишь Бог и Сын Ее. Как хотела Она тут же в этот же момент умереть вместе с Сыном, чтобы прекратились эти невероятные страдания. "Зде же умру и спогребуся Ему", – звучит плач души Богоматери.

И к целожизненному подвигу Ее молчаливого страдания присовокупляется в этот момент испытание подвига Ее веры: "Где Сыне Мой и Боже благовещение древнее, еже Ми Гавриил глаголаше; Царя Тя, Сына и Бога Вышняго нарицаше. Ныне же вижу Тя, Свете Мой сладкий, нага и уязвена мертвеца". Предстоя поруганиям и распятию Своего возлюбленного Сына, зря малодушное падение последователей, друзей-апостолов пред лицом опасности, Она не могла не вспомнить обетование Архангела о том, что Сыну Девы, Ее Сыну, Господь "даст... престол Давида, отца Его... и Царству Его не будет конца" (Лк.1,32-33). А ведь по человеческому суждению все было уже кончено позорной смертью на Кресте.

С Креста же Божественного Страдальца Христа к растерзанному сердцу Матери звучит ободрение, и завещание, и возведение на Престол Царицы-Матери неба и земли: "Жено! се, сын Твой" (Ин.19,26). И вот уже не одного Сына, но сынов и дщерей всего рода человеческого должно вместить Ее любовью исстрадавшееся сердце. Оно должно принять в себя тех, кто отнял у Нее отраду – единственного Сына. И опять, как во все трудные минуты жизни, звучит Ее ответ Богу Отцу и Богу Сыну: "Се раба Господня, буди Мне по глаголу Твоему".

Еще пятнадцать лет жизни в неведомых для мира трудах по созиданию Церкви – Невесты Христовой на земле, в молитвах к Сыну за род человеческий, в любовном, терпеливом предстоянии за тех, кто еще не знал Бога. Нет, Она не вышла на проповедь вместе с апостолами, хотя о Сыне Своем именно Она могла бы рассказать больше кого-либо другого, ведь Ее чуткое сердце зрело в Нем Бога от самого Его рождения. Она же опять в молчании несет подвиг материнства и подвиг веры, и только апостолы притекают к Ней, поклоняясь и питаясь от сокровенных глубин Ее духа, обожествленного подвигом жизни. Пресвятая Богородица была первой Христианкой на земле.

Непричастная ни единому греху, кроме унаследованного от прародителей общечеловеческого первородного греха, Пресвятая Дева Богородица подошла к концу Своей земной жизни. Желая разрешиться от житейских уз, Она опять смиренно молила Своего Сына и Бога о том, о чем помышляет всяк земнородный, – о предстоящем страшном смертном часе, когда темная область имеет силу и власть страховать отходящих от земли. И Ей, как напоминание о Ее избранничестве и подтверждение непреложности его, опять явился Архангел Гавриил и возвестил об исполнении Ее молитвы, подал Ей блистающую райскую ветвь как знак победы над злыми духами и узами плоти и сказал, что через три дня последует Ее Успение.

Священное Предание сохранило память этого великого торжества – победы человека над смертью. Именно в момент Ее Успения благословенную в женах Богородицу Отец Небесный благословил как Дщерь, Сын Божий – как Мать и Дух Святой – как Невесту Неневестную всяким благословением. Осиянный небесной славой, в сопровождении Небесных Сил Христос принял на Свои Божественные руки душу Матери Своей, родившей Его по плоти, чтобы собственными руками отнести к Отцу Своему.

"Иди, Честнейшая, прославиться вместе с Сыном и Богом". Тело же Ее со всякой честью и славой погребли апостолы. Так Пресвятая Дева Богородица – Дщерь человеческая жизнью Своей отдала дань естеству, но, святостью став Честнейшей Херувим и Славнейшей Серафим, соединила небо с землею.

Смерть не могла удержать Ее пречистого тела, просиявшего в жизни огнем страдания и обожившегося в нем. И через три дня после погребения апостолы, отвалив камень от погребальной пещеры, нашли лишь Ее погребальные пелены. Владычица Богородица совоскресла Своему Сыну и Богу. А воскреснув, Богоматерь стала Матерью христианского мира, незаходимой Надеждой ненадежных, погибших Взыскательницей, грешных Спасительницей. Из веры, страданий и любви соткалась Божественная сила и могущество Пресвятой Владычицы нашей Богородицы. И ими же Она получила власть и право понимать, сострадать и любить всех немощных, обремененных тяготами жизни и узами греха. Сама искушена бысть ими, может и искушаемым помогать теперь.

Вдохновленные и умудренные ныне примером великой в Боге жизни Богоматери, будем, дорогие наши, просить Ее помощи во всем и на каждый час. И будем Заступницу Усердную просить не о том, чтобы отняла от нас очистительные животворящие страдания, но чтобы Она помогла нам нести их ради спасения души, не унывать в них и зреть великие духовные блага, сокрытые таинственно в недрах их.

"О Пречистая, молися прилежно Сыну и Богу Твоему, спастися стаду Твоему невредиму!" Аминь.




Архимандрит Иоанн (Крестьянкин)

15 (28) августа 1994 года


http://lib.eparhia-saratov.ru/books/noauthor/homilies_kr/56.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 68351

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #47 : 31 Августа 2016, 09:03:56 »

Протоиерей Артемий Владимиров

Успение Пресвятой Богородицы

Великие праздники

 О том, почему для нас особо значим праздник Успения Пресвятой Богородицы – осенняя Пасха, как к нему подготовиться и как провести его, о событии праздника рассказывает протоиерей Артемий Владимиров.



    Главные и самые великие монашеские лавры и монастыри на Руси названы в честь Успения

Быстро, как это всегда, увы, бывает, пролетели благодатные, светлые, погожие, иногда, впрочем, перемежаемые осенним дождиком дни Успенского поста. Позади осталось нетленное сияние, невечерний свет праздника Преображения. И вот – Успение – осенняя русская Пасха, как называют этот дивный день. Замечательно, что наш народ Успение Владычицы Богородицы считает особым торжеством. Иначе почему главные и самые великие монашеские лавры и монастыри названы в честь Успения? Успенская Почаевская Лавра, удел Божией Матери на земле – Успенская Киево-Печерская Лавра, главный храм Троице-Сергиевой Лавры – в честь Успения Богородицы, Псково-Печерский Успенский монастырь, где эти дни настолько торжественны и прекрасны, что сюда стекается едва ли не пол-России для того, чтобы помочь инокам и трудникам обители выложить из живых цветов дорожку, по которой священство понесет древнюю чудотворную икону Пресвятой Девы Марии. Впрочем, и в любом приходском храме, дорогие друзья, если вам хочется деятельно внешним образом выразить любовь к Царице Небесной, вы можете поучаствовать в этом празднике. Я вам подскажу, каким именно образом это сделать.

    Потрудитесь для Матери Божией – примите участие в выкладывании дорожки из живых цветов, по которой пронесут Ее икону

К Успению обыкновенно храм украшается белыми лилиями и розами. Лилии обрамляют саму икону Успения, в вазах эти царственные цветы благоухают тонким ароматом, создавая особую атмосферу. В центре храма полагается плащаница с изображением Богородицы, только-только предавшей Свою непорочную душу в руки Иисуса Христа, Ей явившегося, как это свойственно для Сына Божиего, находившегося во время земной жизни в полном послушании у Своей Родительницы, покуда Он не вышел на общественную проповедь. Итак, по достатку, по желанию и произволению принося в храм одну, две, три лилии или розы, вы почувствуете, что в вашем сердце сами собой раскрываются нетленные прекрасные райские цветы, которых не коснется увядание земное, ведь Матерь Божия никого из Своих благодетелей, тех, кто чтит Ее девство и Ее небесную славу, не оставляет без утешения, без вспоможения, без награды. Если вам доведется быть в какой-нибудь русской обители – Толгской женской обители на берегу красавицы Волги, в упомянутом мною Псково-Печерском монастыре, предлагаю вам принять участие в выкладывании дорожки. В Печорах за несколько дней приступают к этому святому делу, и конечно, с чистыми руками, а главное – с чистыми помыслами. Если кто-то из вас хочет бросить курить, но никак не может расстаться со злой страстью, въевшейся под кожу, как личинка ядовитая, если вы устали от собственной раздражительности или боретесь с унынием, если вам хочется обрести те качества, которыми сияет Сама Царица Небесная… А Она, вспомните, вся источала благодать. Уста Ее были помазаны миром и разумом, сердце никогда не смущалось никаким помыслом неприязни. Приветливая, улыбчивая, тихая и немногословная, Она умела каждого человека, приходящего к Ней, утешить сообразно его возрасту: с младенцами была нежна, как матерь; к старикам почтительна; юношей уцеломудривала одним Своим внешним образом, ибо атмосфера девства витала над Нею; супругов приучала к воздержанному житию со взаимной заботой друг о друге; для апостолов Она была учительницей, благодаря наставлениям Которой те не смущались ни от какого гонения и злобы иудейской или языческой, но с великим дерзновением прославляли воскресшего Господа и проповедовали весть о Его восстании из мертвых.

Итак, принимая участие в этом милом земном деле, в этих хлопотах по украшению обители, выкладывая дорожку из живых цветов, молитесь мысленно: «Матерь Божия, Владычица Богородице, я хочу быть Твоим чистым сыном… даруй мне благодать быть Твоей чистой дочерью… помоги мне возвратиться восвояси, в круг домочадцев, в свое жилище измененным/измененной так, чтобы не помрачался ум земной суетой, уста не погрязали в осуждении и празднословии, а сердце научилось наконец сохранять тот благословенный мир, те покой и тишину, которыми оно проникается здесь, в Твоей обители. Матерь Божия, я немножко потружусь и украшу этот путь, по которому пройдет священство, держа на руках икону Успения, а Ты мне помоги, потому что меня замучило давление, его перепады, когда то густо, то пусто, ишемия, сердцебиение, меня мучает и мигрень, и подагра…» – у каждого из нас, дорогие друзья, как это вам хорошо известно, свой набор немощей, своя медицинская карта. До врача далеко, лекарства дорогие. Мы, конечно, не отменяем вовсе терапии, того, что прописывает нам медицина. Но в Успенские дни глубоко верится в то, что Матерь Божия прострет нам Свою невидимую десницу, прикоснется Своими нежными нетленными перстами к болящему телу и уязвленной душе, и мы обретем ту силу и крепость, которую обретали люди, прикасавшиеся с верой к одру Богородицы тогда, в Иерусалиме, в I столетии по Рождестве Христовом.

По преданию, Царица Небесная опочила в возрасте 70 с небольшим лет. Хочется, дорогие друзья, напомнить вам, что за несколько дней и часов до того, как Господь призвал Свою Пречистую Матерь в небесные селения, на Елеонской горе под сенью олив, где некогда Ее Сын и Бог обращался с сокровенными, возвышенными беседами, с учением о Царствии Небесном к апостолам, Матерь Божия коленопреклоненно, орошая Свой лик слезами, молилась Господу Иисусу Христу, дабы Он разрешил Ее душу от тела и разрешил Ее от видений нечистых духов. Таково было смирение честнейшей херувим и славнейшей без сравнения серафим, Которая Своей чистотой превзошла ангелов и удивляла небо нравственными совершенствами. Таково было Ее смирение, Ее скромная самооценка, что Она просила Создателя запретить падшим духам доступ к Ее непорочной душе. Знала Царица Небесная, что восхождение от земли на небо – это последний экзамен, испытание, который будем непременно держать и мы с вами, один скорее, другой позже, но всем нам надлежит единожды умереть и явиться на судилище Христово. Вот почему праздник Успения очень важен для каждого из нас.

Если мы дадим себе труд не опоздать на всенощную и, как свечечка, распространяющая свет и тепло, будем молиться у плащаницы Богородицы, взирая на Ее светолепное лицо, созерцая эту красоту из лилий и роз; приступим к Божественным Тайнам на Успенской Литургии, а приобщившись, сохраним торжественное настроение сердца, не позволим никакой мирской злобе, суетному любопытству, невоздержанию в пище и питии, пересуживанию чужих недостатков выкрасть из нашего сердца бисер Божественной благодати, то Царица Небесная, несомненно, заступится и за нас в час нашей собственной кончины. Почитайте Канон по исходе души (его можно обрести в больших молитвословах), и вы увидите, как от лица умирающего произносятся эти слова: «О Царице Небесная, я трепещу и не знаю, куда обратить свой взор: злые духи устрашают меня и пытаются утянуть на дно адово, но Ты, как кроткая голубица, распространи надо мною Свои благодатные крыла. Прими меня, как Свое чадо, со всех сторон обстреливаемое, уязвляемое демоническим гоготом и хохотом, защити меня от этих хищных псов и птиц, но пошли мне ангелов-хранителей, которые возведут мою душу к вратам Горнего Иерусалима, и Твоим ходатайством я да сподоблюсь узреть Христа Спасителя и насладиться Его ликом, дабы сокрушены были темные силы и не нашли во мне ни единого изъяна и темной части». Вот так, дорогие друзья, нам надлежит заблаговременно молиться. Кто предупрежден, тот вооружен. Тот, кто почтил Успение Богородицы, и сам будет почтен Девой Марией и не будет посрамлен в час исхода.

А если, не дай Бог, кто-то из нас ожесточится, потеряет веру, начнет осквернять уста нечистой руганью, ненавистной Царице Небесной, растлит себя плотскими грехами и останется нераскаянным, то не о таких ли сказано несчастных: «Смерть грешников люта»?

    Праздник Успения служит для нас лучшим приготовлением к собственной кончине

Вот почему праздник Успения служит для нас, дорогие друзья, лучшим приготовлением к собственной кончине и вместе с тем дает надежду на то, что Бог ходатайством Богородицы прибавит нам час к часу, день ко дню, месяц к месяцу, год к году, дабы мы, во всех своих грехах покаявшись, прославили имя Господа делами покаяния, делами веры и любви.

Возвращаясь к исторической канве праздника Успения, вспомним, что Деве Марии явился еще в Гефсиманском саду архангел Гавриил, тот, кто еще с Ее нежных лет, от младых ногтей, младенческих пелен вел духовно Богоотроковицу Марию и своим присутствием отмечал главные вехи Ее жизни. Именно из его рук, по преданию, пребывая в тиши Иерусалимского храма, Царица Небесная некогда вкушала ежедневно невещественный небесный хлеб. Архангел Гавриил известил, как вы помните, Непорочную Деву Марию о богатстве Промысла Божиего – о том, что, в случае Ее смиренного согласия, Дух Господень снизойдет на Деву и соткется под Ее сердцем в непорочном чреве прекрасный Плод – Святой Сын Божий, в лице Которого чудесно соединятся человечество и Божество. Вот и здесь, незадолго до Успения, архангел Гавриил предстает Марии Богородице, уже потрудившейся в утверждении Христовой Церкви на земле, уже посетившей Афон, когда падали идолы и демоны в ужасе бежали из этого удела Богородицы. И вручил архангел светоносную райскую ветвь, которая стала верным знаком извещения о приближающейся Ее блаженной кончине.

Предание свидетельствует – кто не верит или хочет проверить, почитайте, пожалуйста, подробное повествование о празднике Успения у святителя Димитрия Ростовского – можно на русском, можно на церковнославянском, можно на английском языке, как вам угодно, – что эта ветвь была помещена в сионской горнице, близ одра, куда и легла Пречистая Дева со светящимся ликом, успев преподать Свое благословение апостолам, невидимой силой Божией собранным в сионской горнице к часу Ее исхода. Свершилось невероятное, несовершимое: как будто раскрылась кровля этого здания, и в Небесной Славе воскресший Христос, окруженный архангелами и ангелами, явился здесь, ступив на каменные плиты этого помещения, и в руки Свои принял, как чистую, непорочную голубицу, душу Пресвятой Богородицы. Посмотрите на икону Успения, и вы увидите: лежащая долу Царица Небесная, Ее девственное и нетленное тело, а над Ней в мандорле, то есть в окружении небесных сил, Сын Божий, а на руках Его как будто дитя, перепеленатое чистыми льняными пеленами. Что это за дитя? А это и есть душа Пресвятой Богородицы, никогда ни словом, ни делом, ни даже мыслью не отлучавшаяся от Небесного Отца.

На этом, дорогие друзья, нам, наверное, и нужно завершить наше размышление, потому что и мы все – дети Бога. Любви Божественной все возрасты покорны. И всего лучше войти в праздник Успения под своды храма с душой детски верующей, незлобивой, радостной, приветливой по отношению ко всем, забыв совершенно несущественные и ненужные обиды, изжив мнительность, отряхнув со своих стоп прах уныния, чтобы, с горячей зрячей верой, любовью трепетной и упованием на небесную помощь Богородицы приблизившись к Ее иконе, услышать слова успенского тропаря: «В Успении мира не оставила еси, Богородице».

http://www.pravoslavie.ru/96454.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 68351

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #48 : 27 Августа 2017, 20:11:41 »

Святитель Григорий (Палама)

Беседа на Успение Приснодевы Марии


Успение Богоматери. Икона. XV в., Новгород. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

Настоящее мое слово к любви вашей вызывается и любовию, и необходимостью. Я говорю не потому только, что, по причине своей любви к вам, желаю, чтобы спасительное слово достигло вашего боголюбивого слуха и, таким образом, напитало ваши души; но и потому, что мне весьма необходимо, совместно с похвалами в церкви, излагать величие Приснодевы и Богоматери. И как желание, будучи сугубым против обыкновенного, побуждает и склоняет, так и неизбежная необходимость вынуждает; хотя слово не может постигнуть того, что выше всяких слов, подобно тому. как глаз не может пристально взирать на солнце. А поскольку не свойственно говорить о том, что выше слов, то любовь к Богоматери должно освящать по преимуществу песнопениями. Если «честна смерть преподобных» (Пс.115, 6), и «память праведнаго с похвалами» (Притч. 10, 7), то насколько более – память Святейшей святых, чрез Которую – всякое освящение святым, – память Приснодевы и Богоматери, которую (память) нам прилично сотворить с величайшими благохвалениями? Мы ныне празднественно творим святое Успение, или преставление, чрез которое Умаленная на краткое время пред Ангелами, превзошла без сравнения Ангелов и Архангелов, и сущие над ними премирныя Силы, Своей близостию к Богу и от века предначертанными и совершившимися над Нею чудными делами. Ибо ради Нее были предречения богодухновенных пророков, чудотворения, предуказавшие на великое чудо вселенной – Сию Приснодеву и Богоматерь; установления Духа, разнообразно прообразовавшие будущую действительность; обетования о рождении Имеющей родить бессеменно Рождаемого от Бога Отца предвечно… Царь всяческих возжелал таинственной красоты Приснодевы, как предрек Давид, и в Нее вселилась воплотившаяся Сила Всевышнего не чрез мрак и огонь, как Богодухновенному Моисею, и не посредством бури и облаков, как пророку Илии явила Свое присутствие; а непосредственно, без всякой завесы Сила Вышнего осенила всепречистое и девственное чрево. Так несказанно вселилось в Нее и из Нее произошло облеченное плотию Слово Божие, и «на земли явися и с человеки поживе» (Вар. 3, 38), обожив нашу природу и даровав нам, согласно с Божественным апостолом, то «в няже желают Ангели проникнути» (1 Пет. 1, 12), и в этом – чудное прославление и пречестная слава Этой Приснодевы.

А какое слово в состоянии изъяснить то, что было после неизреченного рождения? Ибо, содействовавшая и сострадавшая свыше произведенному чрез Нее истощанию Слова Божия, Она и спрославляется вместе с Ним, по достоянию сопревозносится, прибавляя величия к чудным величиям. Но и по восшествии на Небо Воплотившегося из Нее, Она, по доставленному Ей от Него, превосходящему ум и слово величию, как бы соревновала Ему многообразными подвигами и молитвами, а также попечениями о всем мире, ободрениями проповедников во всех концах земли; и вообще для всех Она была единственной опорой и утешением, всячески содействуя благовестию Евангельскому и, ясно являя Сама на Себе и жизнь исполненную борьбы, и господство над умом и словом. Поэтому, конечно, живоносна и смерть Ее, переводящая в Небесную и бессмертную жизнь; и воспоминание ее есть радостный праздник и всемирное торжество. Руками Сына Ее был принят Богоносный дух Приснодевы; Им же немного спустя, и родственное то тело было переселено в вечную и Небесную обитель. Все это справедливо и вполне приличествовало. В самом деле, многие удостоились от века Божественного благоволения, славы и могущества, как и Давид говорит: «мне же зело честни быша друзи Твои, Боже, зело утвердишася владычествия их. Изочту их, и паче песка умножатся» (Пс. 138, 17, 18). «Многи дщери, – по Соломону, – стяжаша богатство, и многи сотвориша силу» (Притч. 31, 30). Сия же – Пречистая Дева и превознеслась над всеми и всем: Она единая, ставши между Богом и родом человеческим, сотворила Бога Сыном человека, а людей соделала сынами Божиими; Она соделала землю небом и обоготворила род человеческий; Она единая из всех превыше всякаго естества явилась Матерью Бога по естеству, а чрез несказанное рождение стала царицей всякой сущей в мире и премирной твари, и, возвышаясь таким образом над подчиненными Ей чрез Нее Самое, и, делаясь Сама причастницей высшего избрания чрез Божественного Духа, Она является высочайшей из превознесенных и блаженнейшей царицей блаженного рода.

Ныне же Имущая небесное приличное жилище, как бы Ей Самой соответствующий чертог, в который днесь переселилась от земли, предстала одесную Вседержителя «в ризах позлащенных одеяна, преиспещрена» (Пс. 44, 10), согласно изречению о Ней Псалмопевца пророка. Под одеждой позлащенной разумей боголепное тело Ее преиспещренное многоразличными добродетелями: ибо Она единая ныне вместе с Сыном в богопрославленном теле имеет небесное обиталище: поскольку земля, гроб и смерть не имели власти удержать до конца живоначальное и богоприемное тело лучшее неба и неба небес жилище. И подлинно, если душа имевшая обитающую (в ней) благодать Божию, оставляя земное, возносится к небу, как это стало ясным из многих примеров, и мы верим сему: то как могло быть не вознесено от земли на небо тело, не только принявшее в себя Единородного и Предвечного Сына Божия, неиссякаемый источник благодати, но и родившее и явившее Его? Как соделалась бы перстью, подвергшись тлению, Та, Которая, еще будучи трехлетней, и еще не имея в Себе Пренебесного Вселившегося, еще не рождшая Воплотившегося, обитала во Святом святых? Поэтому и родившее естественно тело спрославляется богоприличной славой (вместе) с Рожденным и совоскрешается, по пророческой песни, вместе с прежде воскресшим тридневно Христом, «кивот святыни» Его (Пс. 131, 8 ). Было и доказательство воскресения Ее из мертвых для апостолов – плащаница и погребальные одежды, одни лишь и оставленные во гробе и одни только найденные в нем пришедшими для осмотра: точно также, как было и ранее относительно Сына Ее и Господа. Но не было нужды, чтобы Она еще некое время пребывала на земле, как Сын Ее и Бог; и потому Она прямо из гроба была вознесена в пренебесное жилище, откуда сияет светозарным и Божественнейшим блеском, освещая оттуда всякое земное достояние, и за это всеми верными поклоняемая, восхваляемая и воспеваемая. Даже и то, о чем сказано в начале, что Она была унижена на краткое время пред Ангелами, (разумеем вкушение смерти), – и это должно служить к умножению во всем величия Богоматери. Поэтому и справедливо все соединяется и содействует нынешнему торжеству.

Итак, надлежало, чтобы Вместившая Исполняющего все и Сущего превыше всего и Сама достигла всего и стала превыше всего Своими добродетелями и высотою достоинства. И поэтому то, что всем от века лучшим отдельным лицам помогало становиться лучшими, и что имеют только облагодатствованные Богом (каждый в отдельности) ангелы и человеки, – все то совмещает Она в Себе, и Одна лишь преизбыточествует всем несказанно: приобретением бессмертия по смерти, и обитанием на небе во плоти вместе с Сыном и Богом, и с того времени обильным излиянием оттуда преизбыточествующей благодати всем почитающим Ее. Она даже дарует дерзновение прибегать к Ней, сущей сосудом стольких благодеяний: щедро раздает блага и никогда не прекращает для нас этого полезного подаяния и щедрой помощи.

Взирая на Сей источник и сокровищницу всякаго блага, кто-либо скажет, что Дева совершает ради добродетели и ради живущих добродетельно то, что для чувственного света и живущих под ним – солнце. Но если он перенесет мысленный взор к Солнцу, пресущественно воссиявшему людям от Девы Сей, – к Солнцу, Которое по природе и в преизбытке имеет все, что даровано Ей по благодати, то Дева тотчас представляется небом: ибо Она по благоволению Божию чрез все благодеяния стяжала наследие настолько драгоценнейшее из поднебесных и пренебесных облагодатствованных, – насколько небо более солнца, а солнце блистательнее неба.

Какое слово может описать боголепную красоту Твою, Богоматерь Дево? Ведь невозможно все Твое изложить рассуждениями и словами: поскольку все оно превосходит ум и слово. Однако же воспевать необходимо, если Ты человеколюбиво дозволяешь. Ибо Ты – вместилище всех благодатных даров и полнота всякой праведности, отображение и одушевленный образ всякой благости и всякой доброты, как единая только всецело удостоенная даров Духа, в особенности же, как единая, имевшая вселившимся во утробе Того, в Ком сокровищница всего этого, и соделавшаяся чудесною обителью для Него; и поэтому ныне, прейдя чрез смерть в бессмертие, и праведно преставившись от земли на Небо, в Пренебесные обители, Ты стала сожительницей Ему на вечное время, и там (пребываешь), не оставляя попечений о Своем достоянии, и непрестанными мольбами к Нему умилостивляя Его ко всем. Настолько ближе всех приближенных к Богу Богородица, и настолько больших почестей Она удостаивается сравнительно со всеми (разумею не земнородных только, но и всех даже Ангельских священноначалий).

О чиноначалиях их еще ранее написал Исаия: «И Серафими стояху окрест Его» (Ис. 6, 2). А о Ней опять Давид: «Предста Царица одесную Тебе» (Пс. 44, 10). Видите ли различие предстояния? Из этого различия можете уразуметь и различие чина по достоинству: ибо Серафимы – вокруг Бога, а близ Его Самого – Единая только Царица, Которая восхваляется и прославляется от Самого Бога, возвещающего как бы о Ней окружающим Его Силам (Ангельским) и говорящего, как сказано в Песни Песней: «добра еси, ближняя Моя» (Песн. 6, 3) света блистательнейшая, рая Божественного сладостнейшая и всего мира видимого и невидимого прекраснейшая. Но Она по справедливости стала не только вблизи, а и одесную: ибо, где воссел Христос на Небесах, там ныне стала и Сия, возшедшая от земли на Небо, – не только потому, что желала того, и взаимно более всех была желаема, и по самым естественным законам, но и потому, что Она есть истинный Его Престол. Сей Престол видел и Исаия среди того Херувимского лика и назвал его высоким и превознесенным (Ис. 6, 1), показывая (этим) превознесение Богоматери над Небесными Силами. Поэтому пророк и представляет этих Ангелов славящими Бога от Нее и говорящими: благословенна Слава Господня от места Его (Иез. 3, 12). Иаков же патриарх, гадательно созерцавший то же, изрек: «яко страшно место сие: несть сие, но дом Божий, и сия врата Небесная» (Быт. 28, 17). А Давид опять, соединяя в себе множество спасенных, как бы воспользовавшись некими струнами или различными звуками согласуемыми Сей Приснодевой из различных родов в одно созвучие, припевает к песни о Ней, говоря: «помяну имя Твое во всяком роде и роде: сего ради людие исповедятся Тебе в век и во век века» (Пс. 44, 18).

Видите ли, что вся тварь прославляет Сию Матерь Деву, и не в течение определенного времени, но во век и во век века? Отсюда можно уразуметь, что и Она не перестанет в продолжение всего века благотворить всей твари; говорю не о нашей только твари, а и о самих бестелесных и сверхъестественных чиноначалиях, ибо то, что они вместе с нами чрез Нее единую приобщаются и прикасаются Богу, Существу Неприкосновенному, это ясно показал Исаия: он видел, что Серафим не непосредственно взял с жертвенника уголь, но взял посредством клещи, которой он и прикоснулся к пророческим устам, подавая очищение (Ис. 6. 6). Это видение клещи было тождественно с тем великим зрелищем, которое созерцал Моисей – с купиной, объятой огнем и не сгоравшей (Исх. 3, 2). Кто не знает, что эта купина и та клеща есть Матерь Дева, неопально приявшая Огнь Божества, так как и здесь зачатию прислуживал Архангел, который чрез Нее приобщил человеческому роду Вземлющего грех мира и очистил нас через это неизреченное приобщение? И поэтому Она единая только есть посредница между сотворенной и несотворенной природой; и никто не придет к Богу, если только не озарится чрез Нее как чрез истинно Боголепный светильник, поскольку «Бог посреде Ея, и не подвижится» (Пс. 45, 6).

Если же воздаяние бывает по мере любви к Богу, и любящий Сына будет возлюблен Им и Самим Отцем, и соделается местопребыванием Обоих, таинственно вселяющихся и пребывающих в нем согласно обетованиям Господним (Ин. 14, 21), то кто возлюбит его более Матери, Которая не только Сего Единородного, но и едина только родила неискусобрачно, чтобы Ей быть вдвойне предметом любви Соединившегося (с Нею) и Приобщившегося? Кто более Матери возлюблен был бы Единородным и притом Родившися от Нее Единой неизреченно в последние времена и предвечно от Единаго Отца, как бы ни была умножена, соответственно с приличествующим положением и подобающая Ей по закону честь от Пришедшего исполнить закон?

Итак, как чрез Нее единую Пришедший к нам «на земли явися и с человеки поживе» (Вар. 3, 38), будучи невидим прежде Нее, так и в последующее время Он является всяким источником божественного просвещения, и всецелым откровением Божественных таинств, и полным воплощением духовных дарований, будучи, однако, для всех невместимым, кроме Нее. Сама же Она, первая из всех приявшая превосходнейшую полноту Наполняющего все во всем, доставляет всем Вмещенного, уделяя всякому по возможности соответственно и соразмерно чистоте каждого, так что Она есть и хранилище, и обладательница богатства Божества.

Если же таков вечный закон на Небесах, что чрез меньших между большими входят в общение с имеющими большую силу, то, конечно, наибольшее несравненно влияние имеет Матерь Дева, чрез Которую приобщаются Богу все, кто бы только ни приобщался; и Ее познают вместилищем Невместимого все, которые лишь знают Бога, и будут совоспевать Ее с Богом все, кто только воспевает Бога. Сама же Она есть виновница всего бывшаго до Нее, и предстательница всех бывших после Нее, и посредница вечных благ. Она – предмет предречений пророческих, начальница апостолов, утверждение мучеников, основание учителей. Она – земнородных слава, Небесных радование и всей твари похвала. Она – начало, источник и корень неизреченных благ, Она – глава и совершение всякой святыни.

О, Дево Божественная и ныне Небесная! Как поведаю все о Тебе? Как прославлю Тебя, Сокровищница Славы? Чрез Тебя просветляется зрение разума, чрез Тебя просвещается дух наитием Святого Духа, поскольку Ты соделалась хранилищем и сосудом дарований; однако же не так, что удерживаешь в Самой Себе, но так, что все исполняешь дарами благодати. Ибо Владетель неистощимых сокровищ предоставляет их Тебе для раздаяния; в противном случае зачем бы Он создавал блаженство, сокрываемое и нерождаемое? Поэтому, о Госпоже, подай обильно всему народу Твоему и этому достоянию Твоему от милости Твоей и даров Твоих. Даруй избавление от обдержащих нас бедствий; виждь, сколь многими и великими внешними и внутренними мы угнетаемся. Твоим могуществом преобразуй все к лучшему; воздай страданиям нашим Твою помощь и врачевство, уделяя душам нашим и телам щедрую благодать для всего потребную. А если бы мы не могли вместить, соделай нас достойными вмещения и столько удели, чтобы мы, благодатию Твоею спасаемые и укрепляемые, прославили воплотившееся от Тебя нас ради Предвечное Слово, со Безначальным Его Отцом и Животворящим Духом ныне и присно и в бесконечные веки. Аминь.

http://www.pravoslavie.ru/27500.html
« Последнее редактирование: 27 Августа 2017, 20:13:49 от Александр Васильевич » Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 68351

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #49 : 27 Августа 2017, 20:16:15 »

Богородица на смертном одре

Прочитана последняя страница святой книги, содержание которой от корки до корки источает из себя святую невинность и благочестие. Это та книга, при виде которой даже самые жестокие критики, несущие в себе бремя предубеждений и предрассудков, молча останавливались и, прочитав ее с начала до конца, уходили со смягченным сердцем и омоложенным духом. Закрыта та книга, первые слова которой — «В еврейском городке Назарете жили бездетные благочестивый старец Иоаким и его жена Анна…».



Как светлы первые страницы этой истории — точно озарены тем вечерним, мягким и тихим румянцем заката, провожающего солнце, чтобы после ночи воссияло оно светом с востока. Кого не обрадует счастье этих пожилых людей, посетившее их лишь при прощании с миром, чтобы добавить каплю меда в их отравленную скорбью жизнь!

Непередаваемым райским весельем были наполнены старческие души Иоакима и Анны при виде своей маленькой Дочери, в сопровождении подруг входящей в Божий храм и встречающей там скромный, но торжественный прием. Радость этих старых благочестивых душ была тем чище и совершеннее, что родители не могли даже подозревать [о том], что это — первое и последнее радостное событие для их выплаканного Плода. Юная Мария рано осталась сиротой, без отца и матери. Бог пощадил Иоакима и Анну за их благочестие, чтобы не дожили они и не увидели ту непрерывную вереницу бед и страданий, через которые подобало пройти их Чаду ради стяжания награды — правда, великой и для других недосягаемой, а именно, что их Дочь наречется Матерью Сына Божия.

Иоаким и Анна преставились, утешаясь тем, что свое Чадо оставили под кровом храма, под Божией защитой. Кто бы мог тогда проречь столь неспокойную жизнь Этой Отроковице, Которая всю Свою юность провела в церкви — в мире, посте и молитве? И тем не менее бури житейского моря беспощадно терзали Эту сироту, увлекали Ее в неведомые земли, стремительно повергали из воодушевления в страх и наоборот. Для нежной девической души довольно было и одного потрясения от внезапного ангельского благовестия о великой Божией милости, определившей Этой Деве родить Спасителя мира.

Но для Марии были уготованы и гораздо более тяжкие испытания, способные сломить сильнейших духом и подавить величайшее мужество. После Своей первой материнской улыбки Своему Божественному Чаду, возвеселившей Ее душу, [утомленную] тревогой и трудным переходом в ночной тьме и под дождем, Она должна была немедленно бежать без оглядки [из Палестины в Египет], чтобы спасти это Свое дорогое и высочайшее Чадо. Именно так, ведь царь Ирод боялся Ее Младенца, лежащего на соломе, и людская зависть лишала Сына Божия всякого покоя даже в пещере, в этом скромном пристанище.

Объятая страхом и трепетом, Она бежала по палестинским равнинам, прижимая к груди Свое Дитя, без устали спешила день и ночь по лесам и пустыням, не ведая ни дорог, ни троп, только чтобы спасти Его от меча царских палачей. Впрочем, не дрогнула Она и не ослабела духом в пути, не изнемогла от тревог и усталости, ободряя Себя мыслью о том, что Господь Бог — великий Царь над всеми богами и что в Его руке и горные вершины, и долы земные (ср.: Пс. 49,1; 45,3—4), ибо еще с ранней юности вложила в Свою душу поучение премудрого Проповедника: Помни Создателя твоего в дни юности твоей, доколе не пришли тяжелые дни и не наступили годы, о которых ты будешь говорить: «нет мне удовольствия в них!» (Еккл. 12, 1).

Претерпевала Она все это с верой в Бога, никогда даже не подозревая, что имя Божией Матери принесет Ей больше горечи, чем радости. Да и могла ли Она иначе мыслить после столь великолепных предвестий Архангела Гавриила? Да и могло ли вообще прийти кому-то в голову, что люди так враждебно встретят Небесного Посланника и своего Спасителя?

Ведь даже тогда, когда слава Ее Сына начала проноситься по всему миру, из Ее материнской души не уходили тяжелые предчувствия и заботы. Она постоянно сопровождала Иисуса, следуя за Ним издали, в массе любопытствующего народа, с опаской на него взирала и впитывала Его слова, но не решалась подойти к Нему поближе, боясь Ему докучать. Знала Она о Его безграничной любви ко всем людям, слышала Его слова: Матерь Моя и братья Мои суть слушающие слово Божие и исполняющие его (Лк. 8, 21).

Он перестал принадлежать только Ей, сделавшись живым Источником для всего мира, так что всякий желающий приходил из Него напиться. Но опять-таки никому Он не был так любезен, как сердцу Матери. В той необозримой массе людей, следовавшей за Иисусом по пятам по всей Палестине и восторженно Его приветствовавшей, одни сияющие очи всегда смотрели на Него пристально, одни уста непрестанно повторяли Его святые слова и тихо возносили о Нем молитвы. То была Его Мать.

Иисус же уверенно шествовал вперед, не оглядываясь на глухую ярость грешников, воздымающуюся на Него. Ничто Его не смущало и не пугало. Он всегда был одинаково величественным и решительным – как на Елеонской горе, при входе в Иерусалим и в другие торжественные минуты, так и на последней вечери при прощании с учениками перед шествием на Голгофу. И лишь одно внимательное ухо слышало скрежет зубов на Иисуса и одна душа провидела намерения безбожников, которые уловят на душу праведничу и кровь неповинную осудят (Пс. 93, 21), и каждый день Ее сердце наполнялось страхом от того, что услышала Она и прочувствовала. Это была Его Мать.

Хотелось Ей хоть ночью побыть с Иисусом наедине и рассказать Ему обо всем, что донеслось до Ее ушей, что говорили о Нем люди и что они Ему готовят, — все это порывалась Она Ему поведать, дабы был Он еще более внимательным и осторожным, хотя и знала, что Ему все известно гораздо лучше. Но и по ночам не имел Он отдохновения, наставляя Своих учеников и готовя их к дальнейшим подвигам. А Она горела желанием хотя бы в часы ночного покоя вдали от мирской суеты перемолвиться с Ним словом, прижав к Себе Его уставшую голову. Однако этому Ее желанию не суждено было сбыться, так что и ночи проводила Она без Своего Сына, слезными очами взирая на звездное небо и обращая к нему утешительные слова царя Давида: По множеству болезней моих в сердце моем утешения Твоя возвеселиша душу мою (Пс. 93,19).

Но все эти душевные переживания, все заботы и скорби, вся злоба и ненависть людей, которую Марии пришлось претерпеть за Сына Своего, — все это было ничто по сравнению с тем страшным ударом, который готовился как против Иисуса, так и против Ее души. [Ведь] собственными глазами видела Она Своего Сына связанным, оплеванным и окровавленным под терновым венцом и слышала те адские крики: «Распни Его! Распни!» Следовала Она за ним и до Голгофы, видела, как изнемогает Он и падает под крестом, наклонялась к земле и собирала в пыли капли Его крови. Донеслись до Ее слуха и звуки гвоздей, забиваемых в Его руки, некогда Ее обнимавшие, видела Она Его на кресте, нагого и изуродованного, претерпевающего ужасные мучения, обливающегося потом и расстающегося с последними силами.

О, если бы могла Она хоть припасть к Его кровоточащим ногам, обнять их и облобызать! Но и это было невозможно для бедной Матери. О матери, сетующие о своих больных сыновьях, вспомните Марию, страдавшую под крестом, на котором в [жутких] мучениях терзался Ее Сын! Вспомните и укрепите свои сердца тем, чем и Она Себя ободряла: надеждой на Божию милость!

Христос испускал дух. Но в величайших муках, перед тем как предать дух Своему Отцу, Он о ком-то вспомнил и посмотрел вниз на землю. Отыскав глазами Свою Мать, Он увидел Ее сокрушенной и изнемогшей. Ясно осознавая еще одну Свою обязанность по отношению к Ней, Он, взглянув на Своего самого любимого ученика, Иоанна, сказал Своей Матери: Жено! се, сын Твой.

Христовы ученики разошлись по всему миру учить и спасать человеческий род. Оставили они родные дома и семьи и все свои силы посвятили проповеди учения Спасителя. Не были они уже такими боязливыми, как в ту ночь, когда был схвачен Иисус, но стали бесстрашными и могучими исполинами, пренебрегавшими всякой опасностью.

Пока были они в Палестине, с ними общалась и святая Мария, помогая им в утверждении заповедей Спасителя, поощряя их на всякое благо и ободряя. Но когда ученики удалились из Палестины в края далекие, чужие и неведомые, Она осталась в доме Иоанна.

Не тратила Она времени попусту, но каждую минуту употребляла на пользу рода человеческого, того самого рода людского, который распял Ее невинного Сына! Свои труды и попечения посвящала Она больницам и темницам, утешала, учила и наставляла всякого, кому требовалась поддержка или совет. Жила строго по заповедям Своего Сына и потому могла утолять людские печали и была источником целительной прохлады, почерпая из которого, всякий чувствовал свежесть и облегчение и укреплялся небесной любовью. Добрые дела, которым Она Себя вверила, наполняли Ее душу великим блаженством и утешением, что и было воздаянием на все Ее прежде перенесенные беды и горести. [Ведь] лишь после того, как Ее Сын воскрес, у Нее открылись глаза на происходящее и появилась надежда.

Но вот пришло время и Марии смежить очи и предать Свой дух Богу. Происходило это в мире и тишине. Ее смерть не вызвала никакой суматохи и беспокойства. Палестина, бывшая свидетельницей столь удивительных и бурных событий и вся взбудораженная от внезапности и неожиданности происшедшего, утихомирилась и безмятежно проводила повседневную жизнь, лишь изредка взирая на свое покрытое славой и мраком лицо в зеркале недавнего прошлого. Мир спешит по своим будним, привычным делам.

Богородица почивает на одре. A мир и не чувствует никакой перемены, не ощущает того, что из его среды ушла самая богоугодная Жена. Мир всегда один и тот же: пустой молвой и мелочными заботами о телесных нуждах он похищает святость у самых торжественных моментов в истории человечества. Когда величайшие борцы за его счастье умирали в муках, он спокойно, с несмолкаемым гомоном от множества голосов торопился за хлебом. Вот и теперь, когда великая Благодетельница человеков лежит на смертном одре, уличный шум и многоголосье не смолкают ни на минуту.

Но когда понесут Ее на место упокоения, когда Апостолы запоют погребальные песнопения, в душе мира сего воскреснут яркие воспоминания о Великом Учителе любви и о Его кроткой и величественной Матери. И найдутся, обязательно найдутся те, кто присоединится к Апостолам и теплой слезой оросит могилу примерной Назаретянки, а свою жизнь и дела управит по Евангелию Ее Сына. Вдруг, во мгновение ока, мир забудет о своих заботах и восстановит в памяти всю жизнь сей Жены, имевшей сильную веру, — и сам убедится в том, что имя Господне — крепкая башня: убегает в нее праведник — и безопасен (Притч. 18,11).

В доме апостола Иоанна царит тишина и покой. Ничто не нарушает этой благоговейной атмосферы. Небольшая скромная комната освещена двумя рядами светильников, стоящих вокруг смертного одра. Можно бы было подумать, что в комнате никого нет, хотя на самом деле в ней в эту минуту собрано почти все Христово воинство. Здесь Его Апостолы, только-только примчавшиеся со всех концов света, чтобы проводить Мать Учителя в Ее вечную обитель.

Со склоненными головами стоят они вокруг одра Богородицы. А Она покоится. На Ее лице сияет отпечаток благости и какого-то таинственного счастья, свидетельствующего об отсутствии всякой скорби, а также последнее «Прощайте!», полное милосердия и снисхождения к сему миру, оказавшему так мало сочувствия, гостеприимства и любви и Ей, и Ее Сыну.

Святитель Николай (Велимирович)

http://www.pravoslavie.ru/38906.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 68351

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #50 : 27 Августа 2017, 20:22:05 »

«Се Мати твоя»

«Се Мати твоя» (Ин. 19, 27)

Слово в Ново-Нямецком монастыре в день празднования Успения Божией Матери



Духовная сила и всемирная слава Богоматери открылась людям только по Ее успении. Вся Ее жизнь была преисполнена величайшими испытаниями, скорбями, уничижениями, подозрениями от ближних даже и тайными, сокровенными подвигами с детства. Безмолвствуя среди шумного мира, Она кротко и смиренно наблюдала за евангельскими событиями из народной толпы, которая сопутствовала Христу, и слагала все в своем сердце. Точно таинственная луна, светила Она тихо и издалека, заимствуя Свой Божественный свет от Сына Божия, как Вечного Солнца, располагая всех к молитве и созерцанию величия Спасителя мира и беспредельной любви Благодетеля человечества, и только по временам, изредка, скрывалась в лучах Его небесной славы.

День Ее голгофского страдания нельзя возобновить в нашей памяти без содрогания сердца. Объятая ужасом, в полном изнеможении от собственных душевных мук, стояла Она пред распятым, истерзанным, замученным и умирающим Сыном Своим. Могло ли быть в Ее исстрадавшемся сердце, слагавшем молча все тайны Божии, малейшее представление о такой судьбе, предопределенной Божественному Сыну, или чувства величайшего ужаса возбуждали и в Ней невольные сомнения в человеческом разуме, пользовавшемся этими страшными часами непосильного испытания для благодатной Праведницы и смиренной Рабы Господней? Наконец, Божественный Страдалец, избегавший встретиться Своим взором с несчастной, горячо любимой и глубоко потрясенной голгофским зрелищем Матерью, обратил к Ней Свой окровавленный лик и, видя около Нее возлюбленнейшего ученика, не отходившего от Богоматери, произнес ласковым, сыновним, но тихим от страданий голосом: «Жено, се сын Твой!.. Се Мати твоя!».

Какие это для нас всех драгоценные слова: «Се Мати твоя!» Столь близки они сердцу, понятны, утешительны всем верующим, скорбящим, страждущим, одиноким, нежно любящим Богоматерь, нуждающимся в Ее святой и чистой любви, в предстательстве пред Сыном Христом, в заступничестве, в помощи и поддержке. Се Мати наша! Может ли чья-либо любовь заменить чистую и святую любовь матери: и нет возраста, в котором бы человек не нуждался в материнских ласках, сочувствии, поддержке, помощи и научении. Поэтому Господь наш Иисус Христос, ведая человеческую беспомощность, потребности нашего сердца и бесчисленные скорби, усыновил Своих последователей в лице возлюбленнейшего ученика Своего Иоанна Преблагословенной Матери, Царице неба и земли, превознесенной превыше Херувимов и Серафимов, всесильной Заступнице и Молитвеннице, Споручнице грешных, дивной Скоропослушнице, Радости всех скорбящих, любвеобильнейшей из всех земных матерей. В этом еще раз сказалась беспредельная любовь Божия к человечеству. Буди имя Господне благословенно вовеки!

Кто не знает, как безотрадна и тяжела жизнь сирот! Всевозможные приюты, школы и учебные заведения наполнены ими, но есть еще множество сирот более несчастных, бродящих по улицам городов, сел и деревень, кормящихся подаянием, дрожащих от голода и холода, стыдящихся своей нищеты и наготы, с равнодушными, потухшими взорами, с обидным чувством в сердце, потерявших надежду на сочувствие сытых и счастливых, на возможность разжалобить встречающихся во множестве людей, занятых своими делами и заботами, боящихся каждого встречного. И все они такие же дети Божии, как и мы! Но ни подаяния, ни сочувствия, ни попечения благотворителей не могут зажечь материнской лаской их скорбные сердца и согреть их души. Много сирот бывает не только на папертях храмов, но и среди молящихся за богослужениями. Всмотритесь в них, когда они молятся в своих излюбленных уголках храмов пред иконою Богоматери. Привлекаясь к ласковому и дорогому лику Богоматери, они любовно лепечут свои просьбы, думы и совершенно просто излагают свои скорби и нужды Владычице. Она, Преблагословенная, все исполняет: когда сирота просит прощения — прощает, когда молит о помощи — тотчас чудесно помогает, если даже выпрашивает себе детские удовольствия и баловства, — никогда не отказывает.

Вот где единственно согревается сердце сироты тайною ласкою и радостью: «Се Мати его!»

Семейная жизнь в наше время расстраивается, развращается и так часто распадается. У современной молодежи мало семейных радостей, а потому нет у них и искренней любви и привязанности к родителям. Исчезла та любовь, которая препятствовала людям в продолжение всей жизни совершать что-либо, о чем нельзя было рассказать матери, та привязанность, которая не дозволяла ни жить, ни работать, ни решать дела и вопросы свои без благословения матери. Теперь столько родителей, избегающих и не желающих приближаться к внутренней жизни своих детей, увлеченных светскими интересами или искусствами, делами, службою и общественными и государственными вопросами! Нет никаких знаний в вопросах воспитания, потому что они далеки от понимания христианства и цели человеческой жизни. Иные выражают свою любовь к детям полным подчинением своим их воле. Несомненно, современная молодежь часто бывает одинока в своих семьях и поэтому ищет сочувствия, ласку, любовь, руководство и удовлетворение своих духовных и сердечных потребностей вне дома. Ужасен этот мир, лежащий весь во зле и в борьбе с правдою и благочестием! Спасение погибающих возможно лишь в усыновлении их Преблагословенной и Препрославленной Матери Божией. Верующему сердцу приметно, как часто Богоматерь оказывает поддержку и помощь этим юношам и детям Своим заступлением, охранением и научением. Се Мати их!

Не менее беспомощны бывают в жизни по разным причинам многие добрые, заботливые и любящие матери. Нет предела их волнениям, слезам и тревогам за детей. Со дня поступления их в школы начинаются настоящие терзания матерей: они страшатся влияния товариществ, новых знакомых, современного направления наук, преподавателей и воспитателей, духа времени, безверия и безбожия. Чем дети становятся старше, тем волнения, страхи и заботы умножаются и увеличиваются, так как наступает боязнь за их собственные увлечения и недостатки характеров. В юношеском возрасте детей эти страхи переходят в скорби и отчаяние, требующие настойчиво разрешения страшных вопросов: как сберечь, как сохранить, как уберечь, как спасти?! Многие ли из матерей сознают и помнят, что их дети — прежде всего дети Божии, что они не только обязаны, но и в силах дать им знание веры, привить им собственным примером искреннюю веру, внушить им страх Божий и привести их ко Христу, а затем, когда молодые люди получают самостоятельность и свободу, нет иного спасения, как всецело отдать их попечению Матери Божией. Родителям остается оберегать своих детей усердной молитвой, при помощи которой и самим приобретать уверенность и спокойствие. Известны слова молитвы к Богоматери: «Не имамы иныя помощи, не имамы иныя надежды, разве Тебе, Владычице!» Это не слова, а вечная истина!

При разбитой семейной жизни и нравственные люди доходят до озлобления и отчаяния. Будущее всей жизни, со всеми радостями и чувствами, к которым стремилась, как к святыням, душа с первого года сознательного существования, кажется им невозвратно потерянным, безнадежным. Они сознают себя бесконечно несчастливыми, и вот когда в такие часы жизни каждому особенно недостает любящего материнского сердца, сочувствия, участия, заботы, — всего, что они имели в родительском доме. Это чувствуется не только в молодости, но еще яснее и искреннее в зрелых годах. Но где, у кого теперь искать ласки и сочувствия? Только одна Матерь Божия, Радость всех скорбящих, прошедшая столько человеческих испытаний и скорбей, может утешить Своею святою, чистою любовию и укрепить в предстоящих подвигах. Людское сочувствие — это большею частию только слова.

Жизнь в иноческих обителях кажется тихою, уединенною, мирною, отрадною. Скрытые от людских взоров, эти смиренные обители, огражденные часто высокими стенами, населены особыми людьми, отрешившимися от мира и пагубного самоволия. В них все, начиная от юных до старцев и стариц, призваны к подвижничеству скорбями, непосильными испытаниями, душевными болезнями, людского злобою и враждою родных, и только в редких случаях особенными знамениями и внушениями Самого Господа Христа. Тут все одинокие, сирые, лишенные участия и ласк родных, сочувствия ближних; все в скорбях, молитвах и слезах, в гонении от мира, который злословит, осуждает, клянет, и от врага спасения, терзающего озлобленными клеветами и неповинными страданиями; тут есть и волнующаяся еще молодежь, мечтающая в дни искушений о прошлом, о сладости свободы и радостях семейных, и ропщущая старость, переносящая всякие телесные недуги и болезни и лечащаяся непрестанной молитвой.

Среди этой видимой тишины и мирной жизни столько страждущих душою, терзающихся сердцем, теряющих самообладание, побежденных в борьбе с духами зла и мучимых страстями! Это уединение, эти каменные стены ограды не облегчают душу и не успокаивают. В обителях, как и везде, есть люди, озабоченные своими делами, обязанностями и интересами, страждущие, скорбящие и искушаемые, которые идут к своим духовникам или восприемникам от Святого Евангелия, или к более опытным старцам и вопрошают их. И они получают всегда в конце беседы один и тот же весьма мудрый ответ: «Терпите, без скорбей нельзя спастись, на то и пришли в монастырь, чтобы терпеть!» И только в своей келье находит скорбный инок ласку, сочувствие и истинно душеполезный ответ, когда останавливает свой молитвенный взор на Божественном лике Богоматери, освященном теплящеюся лампадою.

Он видит добрый, ласковый взгляд Пресвятой Девы, Ее улыбку на устах и материнскую любовь ко Христу Спасителю... Он как бы слышит говорящего Младенца Христа: «Се Мати твоя!... Се Раба Господня!» В одно мгновение ему припоминается сиротство Богоматери, подвиги Ее в храме, вечные скорби и гонения, бесконечные испытания, и является сознание, что только Она, Пречистая и Преблагословенная, может понять каждую людскую скорбь, выслушать без осуждения, искренно сочувствовать и действительно помочь! В этот святой, блаженный миг Она делается драгоценнее всего мира, как единственная надежда и отрада. Скорбное сердце неожиданно и тайно согревается Ее святою любовью, и в нем опять вспыхивает огонек правды Божией, наполняющий сокровенною радостию все существо бессильного еще в борьбе подвижника.

История России полна народными скорбями и болезнями. Кто только из соседних народов не пытался завоевать ее области и принудить переменить православную веру, которую русский народ воспринял непоколебимо вместе с Божией Матерью и рожденным Ее Сыном, как дыхание жизни, в твердом сознании, что Православие есть единая, истинная, вселенская вера и Церковь ее — единая Христова. Все эти попытки встречали не только дружный, но прямо чудесный отпор со стороны русского народа, сберегаемого и прославляемого Богоматерью и Ее бесчисленными чудотворными иконами, являвшимися по всем городам, весям и обителям обширной России, за сохранение ею истинной веры.

В разрешении каждому развращенному, безвольному и неразвитому духовно переходить из своей веры в другую, даже нехристианскую, народ русский, крепкий духом и разумом, будет всегда видеть опорочение православной веры, оскорбление истины Христовой, ниспадение просвещенных руководителей в бездну нечестия, ко времени торжества язычества, когда еще не было решено, кому и как должен поклоняться человек, где истина, какая цель человеческой жизни, где его совесть. Это может быть принято только за хулу на Духа Святого и самое нетерпимое предательство Родины на развращение и разгромление.

Вслушайтесь, возлюбленные, в этот страшный народный гул, доносящийся и до вас со всех концов великой России, которая в ужасе смотрит на общее развращение молодого поколения каким-то духом времени, созданным заклятыми врагами России, и на проводимую по новым учениям и увлечениям современных неправославных мыслителей из подражания некоторым западным государствам, доведшим свой народ до «вырождения», свободу вероисповеданий, такую свободу, которая, по выражению св. апостола Петра, есть «прикрытие зла» (1 Пет. 2, 16).

Но русский народ еще силен заступничеством за него Преблагословенной Матери Божией. Воистину Она была и всегда есть Матерь наша, всех верных Господу, всех скорбящих, обиженных и гонимых.

Так возлюбил Бог Церковь Свою, что даровал нам всем Матерь Свою, Богородицу. Будем же неумолчно призывать Ее на помощь Русской Православной Церкви и просить освятить нашу землю Своими святыми стопами и рассеять наших врагов святым дыханием уст Своих!

Буди имя Преблагословенной Богоматери благословенно во веки! Аминь!

Священномученик Серафим (Чичагов)

http://www.pravoslavie.ru/48304.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 68351

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #51 : 27 Августа 2017, 23:42:59 »

Святитель Иоанн (Максимович)

Почитание Божией Матери во дни её земной жизни

От апостольских времён и до наших дней все истинно любящие Христа воздают почтение Той, Которая родила Его, воспитывала и оберегала в дни детства. Если Её избрал Бог Отец, сошёл на Неё Дух Святый, Бог Сын вселился в Неё, повиновался Ей в дни детства, заботился о Ней, вися на Кресте, то не должен ли Ей кланяться всякий, исповедующий Святую Троицу?



Ещё в дни Её земной жизни друзья Христовы, апостолы, проявили большую заботливость и преданность по отношению к Матери Господа, в особенности евангелист Иоанн Богослов, который, исполняя волю Её Божественного Сына, взял к себе и заботился о Ней как о Матери с того времени, как Господь со Креста изрёк ему: «Се мати Твоя». Евангелист Лука написал несколько Её изображений, одни вместе с Предвечным Младенцем, другие без Него. Когда он принёс и показал их Пресвятой Деве, Она одобрила их и сказала: «Благодать Сына Моего будет с ними», и повторила некогда в доме Елисаветы воспетую Ею песнь: «Величит душа Моя Господа, и возрадовася дух Мой о Бозе, Спасе Моем». Впрочем, Дева Мария уклонялась во время Своей земной жизни от славы, принадлежащей Ей как Матери Господа. Она предпочитала проводить жизнь в тишине и подготовляться к переходу в вечную жизнь. До последнего дня Своей земной жизни Она заботилась о том, чтобы оказаться достойной Царства Сына Своего, и перед успением молилась, чтобы Он избавил Её душу от злобных духов, встречающих людские души по пути к небу и стремящихся захватить их, чтобы отвести к себе в ад. Господь исполнил молитву Своей Матери, и в час кончины Её Сам сошёл с неба со множеством Ангелов приять Её душу.



Так как Божия Матерь молилась ещё о том, чтобы могла проститься с апостолами, то Господь собрал к Её кончине и всех апостолов, кроме Фомы, невидимою силою донесённых в тот день в Иерусалим со всех концов Вселенной, где они проповедовали, и они присутствовали при Её блаженном переходе в вечную жизнь. Со священными песнопениями предали апостолы погребению Её пречистое тело, а на третий день открыли гроб, чтобы ещё раз поклониться останкам Божией Матери, вместе с прибывшим тогда в Иерусалим апостолом Фомой. Но они не нашли в гробе тела и в недоумении вернулись к себе, а во время трапезы им явилась на воздухе Сама Богоматерь, сияющая небесным светом и поведала, что Сын Её прославил и тело Её, и Она предстоит Его Престолу. При сём обещала Она быть с ними всегда. Апостолы с великой радостью приветствовали Богородицу и стали Её почитать не только как Мать их возлюбленного Учителя и Господа, но и как свою Небесную Помощницу, Покровительницу христиан и Заступницу за весь род людской перед Праведным Судиею. И всюду, где проповедовалось Евангелие Христово, прославляться стала и Его Пречистая Матерь.

Πεμπτουσία

http://www.pravoslavie.ru/96517.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 68351

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #52 : 27 Августа 2017, 23:53:42 »

Блаженнейший митрополит Киевский и всея Украины Онуфрий

Земное и неземное в жизни Пресвятой Богородицы: о покушениях и угрозах, о благоговении и любви



– Ваше Блаженство, какова основная цель установления Церковью праздника Успения Пресвятой Богородицы?

– Пресвятая Дева Мария – Матерь Божия – сподобилась великой чести вместить в Себя Невместимого Бога. Именно от Ее плоти и крови взял Себе Плоть и Кровь Спаситель мира, Который пришел на землю для того, чтобы освятить, очистить и спасти человека. Святые отцы называют Матерь Божию Ковчегом Завета, потому что через Нее на землю пришел Законодавец, также величают Ее Жезлом Аароновым, который некогда расцвел, будучи сухим, потому что иссохшее древо человеческого рода через Матерь Божию снова дало спасительный плод для вечной Жизни. Пресвятую Деву Марию называют Сосудом, в котором хранилась Манна жизни – Христос. Он вместился в Пресвятую Деву Марию как в некую стамну, в некий сосуд. Сын Божий, ставший Сыном Человеческим, как человек с благоговением и нежностью относился к своей Матери и как Бог воскресил Ее и взял на Небо живой. И именно сегодняшний праздник свидетельствует о любви Христа к Своей Матери, а в Ее лице – ко всему роду человеческому, для которого Она тоже стала любвеобильной Матерью.

– Евангелие от Иоанна повествует о том, что Иисус, претерпевая Крестные страдания, поручает свою Мать заботам любимого ученика Иоанна. Что нам известно о жизни Богородицы и о Ее участии в утверждении молодой христианской Церкви, в деяниях апостолов?

– Апостолы благоговели перед Божией Матерью. Когда Ее не было среди них, то они оставляли для Нее в одном месте тарелку, стакан, кусок хлеба, а потом, после трапезы, разламывали хлеб и раздавали каждому как благословение Божией Матери. До сего дня в монастырях совершается Чин о Панагии (в пер. с греческого – Всесвятая): после трапезы наместник по кусочку раздает всей братии освященный хлеб в честь Божией Матери. Когда Господь забирал Ее тело на Небо, Она сказала апостолам: «Я буду среди вас». Действительно, Матерь Божия, хотя телом и душой находится на Небе, часто оставляет обители Небесные и посещает нашу землю, чтобы помогать скорбящим, больным, лишенным человеческого внимания. Трудно описать человеческими словами, как это бывает, но Она на самом деле приходит к нам, слышит наши молитвы и выполняет просьбы, особенно если они разумны и имеют главной целью спасение души.

– Правда ли, что многие из тех, кто не верил в учение Христа, покушались на жизнь Матери Божией? Говорят, из дома Она выходила в церковь только в сопровождении близких.

– Матерь Божия сильно желала оставить землю и переселиться на Небо. Это стремление было предметом Ее постоянной молитвы. Она любила ходить в места, связанные с земной жизнью Спасителя, в частности к Живоносному Гробу в Гефсиманский сад, где Господь молился и любил уединяться. Некоторые злобные иудеи, узнав, что Матерь Божия посещает эту святыню, пожаловались начальникам, и те поставили стражу, чтобы не допускать Ее. Было даже повеление убить Владычицу. Но всякий раз, когда Божия Матерь приходила молиться, благодать Господа скрывала Ее от убийц. Она оставалась невредимой и благополучно возвращалась домой.

   

– Что символизировала пальмовая ветвь, которую вручил Богородице Архангел Гавриил, явившись Ей? Расскажите об этом, пожалуйста.

– Однажды, когда Матерь Божия молилась в Гефсиманском саду, Ей явился Архангел Гавриил и сказал: «Молитва твоя услышана, и через три дня Господь заберет Тебя в Небесные обители». В удостоверение истинности своих слов Архангел Гавриил дал Божией Матери пальмовую ветку, которая блистала дивным сиянием. Матерь Божия вернулась в Свой дом (жила Она в доме Иоанна Богослова) и начала готовиться к Успению. Пальмовая ветвь символизирует чистоту души Божией Матери и Ее готовность переселиться в Небесные чертоги.

– В Украине и других землях Руси праздник Успения Пресвятой Богородицы, как и чудотворные иконы Успения, всегда почитались особо. Почему?

– Древние историки, описывая Божию Матерь, говорят о разных сторонах личности Пресвятой Девы Марии. Все они едины в том, что Она была настолько наполнена Божественным светом, настолько доброй и смиренной, что никто не мог в этом сравниться с Ней. Богородица отличалась средним ростом, светло-русыми волосами золотистого оттенка. Лицо Ее было продолговатое, цвета спелой пшеницы, глаза – цвета маслины, пальцы длинные. Исполнена кротости, Она имела речь неспешную, говорила немного, редко, но всегда это были нужные правильные слова. Святой Дионисий Ареопагит, ученик апостола Павла, который сподобился увидеть Пресвятую Деву Марию, пишет в послании к учителю: «Я сподобился увидеть Матерь Господа моего Иисуса Христа. Такой свет я видел, исходящий из Нее, такую сильную благодать, что изнемог своим сердцем. Если бы я не знал Бога, то посчитал бы Матерь Божию за Божество». Поэтому в Киевской Руси образ Богородицы сразу стал олицетворением чистоты, святости и добра, многие иконы Божией Матери со временем явили чудотворную силу и до сего дня источают нам Благодать и Милость Господню, которых мы не всегда можем достичь своими трудами и молитвами.

Беседовала Наталья Горошкова

Портал «Православная жизнь»

http://www.pravoslavie.ru/31713.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 68351

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #53 : 28 Августа 2017, 16:11:59 »

Богородичная Пасха: 28 августа – праздник Успения Пресвятой Богородицы



Успение Пресвятой Богородицы. Один из главных православных праздников, на Руси издревле именующийся «Богородичной Пасхой». В этот день мы ежегодно вспоминаем блаженную кончину единственной из дев, почитающейся выше всех Небесных сил бесплотных: «честнейшую херувим» и «славнейшую серафим». Пресвятой Владычицы, которая, по церковному преданию, после погребения была телесно вознесена на Небеса.

ИЗ ИСТОРИИ ПРАЗДНИКА УСПЕНИЯ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ

«На иконах, изображающих Успение Божией Матери, всегда возвышается Христос, держащий на руках младенческую фигурку в пеленах, символизирующую душу Богородицы. Эта детская фигурка являет образ духовного «рождения в смерти». Как говорит о смысле этого события преподобный Иоанн Дамаскин, «не смертью назову священное Твое Успение, но преставлением или отшествием или, точнее сказать, водворением. Ведь выходя из тела, Ты водворяешься у Господа… Ты сотворила смерть светлой, освободив ее от уныния и наполнив ее радостью».

См.видео по нижеприведённой ссылке:

https://youtu.be/ySrqmqjw1m4

http://ruskline.ru/video/2017/avgust/28/bogorodichnaya_pasha_28_avgusta_prazdnik_uspeniya_presvyatoj_bogorodicy/
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 6700


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #54 : 28 Августа 2017, 16:25:22 »


О запретах на праздник Успения Пресвятой Богородицы

Митрополит Бориспольский и Броварской Антоний (Паканич)

Источник: Портал «Православная жизнь»


    


- Отмечают праздник ежегодно в один и тот же день – 28 августа. Так как Успение Пресвятой Богородицы приходится в 2017 году на понедельник, то, согласно Уставу Православной Церкви, этот день не постный. Разрешено вкушать любую пищу.

Запреты

Существует множество суеверий и народных обычаев, связанных с Успением. Многие из них «запрещают» людям заниматься обычными домашними делами. Прижившиеся языческие страшилки вносят смуту в умы даже православных людей, которые годами ходят в храм.

Ничем этот день не отличается от других дней, за исключением того, что мы особо почитаем Пресвятую Богородицу, прославляем Ее Успение.

«Побеждены законы природы в Тебе, Дева Чистая, в рождении сохраняется девство, и со смертию сочетается жизнь: пребывая по рождении Девою и по смерти Живою, Ты спасаешь всегда, Богородица, наследие Твое», – поется в тропаре праздника.

Главное, что должен вынести из этого события каждый верующий, – возможность победы жизни над смертью, добра над злом, веры над неверием. Именно об этом говорит Святая Церковь своим чадам посредством праздничного богослужения.

Образ Успения Пресвятой Богородицы – это квинтэссенция земной жизни, это личная Пасха… Это возвращение к Богу.

Совершая разные чудеса, Господь указывал, что истинное чудо для человека – возвращение к Богу, обожение, потому что наша подлинная родина – Небо, а не эта временная земля.

В ранних христианских сочинениях подчеркивается: «Бессмертная душа обитает в смертном жилище – так и христиане находятся среди тленного мира, ожидая небесного нетления».

Земная жизнь дана человеку как некий экзамен перед входом в Вечность. И от того, как человек подготовится к этому экзамену, зависит его будущая бессмертная жизнь.

Митрополит Антоний Сурожский говорил, что главным критерием последнего Страшного суда, который ожидает каждого человека перед входом в Вечность, будет только любовь. С человека не спросится, сколько он прочитал молитв, сколько соблюдал постов, сколько сделал поклонов. С каждого из нас будет спрошено, помогли ли мы ближнему, накормили ли голодного, одели ли нагого, ведь в зависимости от того, как в своей жизни мы проявили свою любовь к ближним и в какой мере, Бог так же засвидетельствует Свою любовь и к нам. И если в нас не было любви, мы, к сожалению, никак не сможем войти в любовь Божию и пребывать в ней.

Именно об этом нам напоминает праздник Успения Пресвятой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии, являясь по сути праздником величайшей радости, утверждения вечной жизни с Иисусом Христом.

История праздника: что произошло в этот день

После вознесения Христа Спасителя Пресвятая Богородица жила в Эфесе в доме родителей апостола Иоанна Богослова.

Пресвятая Дева денно и нощно молилась о том, чтобы поскорее встретиться со своим Божественным Сыном. И вот однажды во время уединенной молитвы Богородице явился Архангел Гавриил с вестью, что через три дня наступит конец ее земной жизни и она встретится с Господом.

Перед переходом в мир иной все апостолы чудесным образом оказались возле ложа Матери Божией, где она, молясь, ожидала долгожданной Встречи. И сам Господь с сонмом Ангелов явился, чтобы забрать ее душу.

Апостолы похоронили тело Богородицы в пещере в Гефсимании и три дня пребывали подле пещеры в молитве. Опоздавший апостол Фома очень сокрушался, что не успел поклониться святым останкам Приснодевы. Апостолы решили приоткрыть могилу, чтобы утешить Фому. Открыв гроб, все были изумлены: тела Богородицы не обнаружили. Таким образом, они убедились в Ее чудесном телесном вознесении на Небо.

В тот же день Пресвятая Дева явилась апостолам и сказала: «Радуйтесь! Я с вами – во все дни».


Митрополит Бориспольский и Броварской Антоний (Паканич)
Записала Наталья Горошкова

Источник: Портал «Православная жизнь»

28 августа 2017 г.



http://www.pravoslavie.ru/106016.html
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 6700


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #55 : 30 Августа 2017, 23:21:05 »


Победа над страхом и победа над смертью

Игумен Нектарий (Морозов)




Есть множество вещей, которых люди боятся. И множество вещей, причиняющих нам боль. Но ничто не сравнится в этом отношении со смертью. Человек ощущает боль, испытывает страх не только тогда, когда помышляет о конечности собственной жизни или сталкивается со смертью лицом к лицу. Он не может равнодушно думать об уходе близких, скорбит, страдает, когда приходит пора расставаться с теми, кого он любит, кто ему по-настоящему дорог.

Мне приходилось встречать немногих людей, которые очевидным образом страх смерти побеждали. Когда-то один из них, Герой Советского Союза, человек, совершавший подвиги так просто и обыденно, что они казались чем-то естественным для него, отвечая на вопрос, как не бояться смерти, сказал: «Для этого нужно просто преодолеть инстинкт самосохранения». Но даже эти люди, и он в том числе, не могли не относиться к смерти как к трагедии, не чувствовать ее ужас, ее противоестественность.

    Мы не для смерти созданы, а для жизни – вечной и блаженной

И странно было бы, если бы кто-то воспринимал это иначе: мы ведь не для смерти созданы, а для жизни – вечной и блаженной. Смерть стала следствием грехопадения, его результатом, она не есть что-то природное, само собой разумеющееся для нас. Она и в самом деле – трагедия.

И люди по-разному пытаются с этой трагедией разобраться. Кого-то страх смерти парализует, кто-то, наоборот, гонит от себя мысль о том, что рано или поздно его путь на земле закончится, кто-то надеется на то, что переселение душ – реальность и хоть как-то, в каком-то виде, но он все же продолжит свое существование.

А христианин… Христианин верит в то, что жизнь со смертью не оканчивается, что мы после нее переходим в иной, неведомый нам, но оттого еще более прекрасный мир, если, конечно, оказываемся его достойны. Верит… Или, точнее, должен верить. А если не верит, то, наверное, и не христианин он вовсе. Ведь отношение к смерти – это своего рода лакмусовая бумажка: если лишь к земному прикованы наши помышления, лишь с земным связаны все наши надежды, если не простираются наша мысль и наше упование за пределы временного, нет в нас чаяния жизни будущего века, то вера наша формальна, подобна евангельскому дому, построенному на песке, который в момент испытания, когда пошел дождь, и разлились реки, и подули ветры, и налегли на дом тот, не устоял, но упал, и было падение его великое (Мф. 7, 27).

    Смерть – момент испытания, испытания последнего и оттого наиболее важного

Смерть – момент испытания, испытания последнего и оттого наиболее важного. Она проявляет все, что есть в человеке, что собрал, скопил он за время своего дольнего странствия. Она отделяет ложное от истинного, фальшивое от подлинного, излишнее от необходимого. И больше того: она словно все знает о человеке и все может сказать о нем ему самому и тем, кто рядом – какой он, кто он. Образ откуда-то из детства: человек в халате с металлической палочкой в руке наносит легонький удар по хрустальной вазе и прислушивается: если звук надтреснутый, короткий, то в вазе – дефект, а если чистый, долгий, то дефектов нет никаких, изделие к употреблению годно. Вот и смерть – такой же человек в халате и с палочкой, а мы все – изделия, проходящие проверку. И тем ответственней, тем страшнее она, что последняя: изменить после нее ничего не удастся. Оттого-то и призываемся мы все готовиться к ней – так, как ни один самый ревностный студент не готовится к самому трудному экзамену.

Схиархимандрит Софроний (Сахаров) свидетельствует: для многих афонских отцов обычным было не выносить своего суждения о собрате до поры до времени, а говорить: «Подождем. Посмотрим, как он умирать будет…». И именно смерть отвечала им на вопрос: каков был подвиг монаха, угоден ли был он Богу или же ошибочен, или даже лицемерен, в истине ходил брат или же в прелести пребывал.

Смерть знает о нас все, но мы должны знать не меньше – о себе и о ней. И мы должны всматриваться в себя и смотреть за тем, как проявляет нас – нет, не смерть, а повседневная жизнь. Смотреть, как откликаемся, как отзываемся мы на те промежуточные испытания и экзамены, которыми наполнен каждый новый день. И час. А порой и каждая минута. Следить наряду с этим и за тем, как отзывается на мысль о смерти наше сердце, что обретается тогда в нем: страх, отчаяние, надежда или же… радость?

Безусловно, чтобы научиться правильно относиться к смерти, нужно пытаться понять, уяснить для себя, как уходили в вечность святые. Это душеполезно, это назидательно, это действительно необходимо.

Но нет все же, наверное, в этом плане урока для нас более важного, чем Успение Пресвятой Богородицы – то переселение, тот переход от земных к небесным, который собственно смертью язык никак не поворачивается назвать. Тут приоткрывается некая дивная тайна: что является смертью на самом деле, а что мы этим словом по ошибке, хотя и привычно, и уверенно, называем.

Это ведь некий камень преткновения для многих, загадка, не получающая ответа, разрешения, откладываемая сознанием «на потом»: как же мы читаем, говорим о том, что Христос смертью смерть попрал, но вот она – день за днем мы так или иначе видим ее, сталкиваемся с ней, люди умирают, как умирали и до Пришествия Спасителя в мир? Как совместить одно с другим?

    У человека появился удивительный и вместе страшный выбор: жить или умирать

Но в действительности то, что мы именуем смертью, не есть смерть, это и правда больше похоже на сон: мы засыпаем здесь, а пробуждаемся вновь в ином, неземном краю. А смерть… Смерть настоящая, бесконечно страшная – это отлученность от Бога, невозможность быть с Тем, Кто есть Источник жизни и одновременно Сама Жизнь. Вот от нее, от этой смерти и пришел избавить нас Сын Божий, и избавил, и у каждого человека появился этот удивительный и вместе страшный выбор: жить или умирать. И совершается он не в какой-то определенный момент (если только не о мучениках мы говорим!), а проходит через всю жизнь человека, становится ее венцом.

Жизнь Пресвятой Богородицы была в этом смысле жизнью в высшей степенью подлинной – в ней дыхание смерти даже не ощущалось. Ведь дыхание смерти – грех… Когда-то преподобный старец Силуан, услышав, как читается в храме отрывок из книги пророка Исаии, при словах: Измыйтеся, и чисти будете (Ис. 1, 16), подумал: «Быть может, Божия Матерь согрешила когда-нибудь хотя бы мыслию?». И тут же в его сердце вместе с молитвою голос ясно проговорил: «Божия Матерь никогда не согрешила даже мыслью». «Так Дух Святой в сердце моем, – пишет старец, – свидетельствовал чистоту Ее».

Но чтобы не подумал кто-то, что Пречистая была не как все прочие люди, что не было в Ней решительно никакого присущего людям несовершенства, добавляет он: «Во время земной жизни у Нее была некоторая неполнота и безгрешные ошибки несовершенства. Это видно из Евангелия, когда Она, возвращаясь из Иерусалима, не знала, где Ее Сын, и потом вместе с Иосифом три дня искала Его (ср. Лк. 2, 44 – 46)».

Не было в жизни Богородицы греха как противления Богу, не было ничего, что отлучало, отчуждало бы Ее от Него. Се Раба Господня… (Лк. 1, 38): в этом ответе все существо Ее жизни как всецелой преданности воли Божией, такой преданности, такого всецелого с волей этой спасительной согласия, какого не было никогда ни в ком ни до Нее, ни после на земле.

    Она знала, куда и к Кому идет, переступая границу между миром дольним и горним

И потому не было и быть не могло страха перед смертью: Она знала, куда и к Кому идет, переступая границу между миром дольним и горним. Христос, Ее возлюбленный Сын, был Ее жизнью на земле и в еще большей, несказанно большей степени – в вечности. Отчасти, в какой-то хотя бы степени объясняют нам таинство того, что скрывалось в душе Божией Матери, слова апостола Павла: Для меня жизнь – Христос, и смерть – приобретение (Флп. 1, 21) и следующие за ними: Имею желание разрешиться и быть со Христом, потому что это несравненно лучше (Флп. 1, 23).

И потому в жизни Пречистой Девы Марии и в Успении Ее – ответ для нас на вопрос: как победить не только страх смерти, но и самую смерть. Жить так, чтобы ничего важнее не было для нас, чем быть со Христом. Чтобы со всем, что отдаляет, отлучает нас от Него, не сближалось, не срасталось сердце наше, чтобы искало оно той свободы от греха, которую лишь Он может дать. Чтобы любовь к Нему – не на словах, не в мыслях, а самым делом проявляемая и взращиваемая – давала нам понимание того, что если здесь с Ним так хорошо, то как же хорошо – там…

…Смерть и для нас из трагедии, из ужаса, из боли может претвориться в успение, в тихий и покойный сон, разрешиться пробуждением – в радости, в свете, в жизни, в которой ее, смерти, уже никогда не будет.


Игумен Нектарий (Морозов)

28 августа 2017 г.



http://www.pravoslavie.ru/105964.html
Записан
Страниц: 1 2 3 [4]
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Valid XHTML 1.0! Valid CSS!