Русская беседа
 
23 Мая 2024, 18:55:45  
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
 
Новости: ВНИМАНИЕ! Во избежание проблем с переадресацией на недостоверные ресурсы рекомендуем входить на форум "Русская беседа" по адресу  http://www.rusbeseda.org
 
   Начало   Помощь Правила Архивы Поиск Календарь Войти Регистрация  
Страниц: 1 2 [3] 4 5 ... 10
  Печать  
Автор Тема: С Праздником Казанской иконы Божией Матери, Днём народного единства!  (Прочитано 38400 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 104109

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #30 : 03 Ноября 2011, 20:21:59 »

Земной победы небесное основание


Видение Кузьме Минину преподобного Сергия Радонежского

Слово «единство» в названии праздника, который в этом году как День народного единства будет отмечаться уже в третий раз, вероятно, следует трактовать не только как единство народа, расколотого 1917 годом на два лагеря, долгое время непримиримо противостоящих друг другу, но и как единство народной истории, склеивание двух ее половин – прошлого и настоящего, – на которые она оказалась разбита все тем же 1917-м. И отрадно, что день этот отмечается не только политическими шествиями и митингами, но и акциями иного рода – восстановлением благодарной памяти спасителям Отечества в годину Смуты рубежа XVI–XVII веков: в этом году 4 ноября в Спасо-Евфимиевом монастыре в Суздале состоится торжественная установка закладного камня на месте воссоздаваемого памятника-часовни у могилы князя Дмитрия Михайловича Пожарского; саму часовню на могиле национального героя России планируется открыть и освятить в 2009 году. 2009 год станет и юбилеем праздника – в его старом и исконном праздновании – Казанской иконе Божией матери в память избавления Москвы и России от поляков в 1612 году, который был учрежден в 1649 году. Это единство, целостность русской истории как в ее реальном течении, так и духовно-мистическом, в те разломные Смутные годы проявилось в явлениях преподобного Сергия Радонежского Кузьме Минину, со-творителю ратных подвигов князя Пожарского. Сегодня как нельзя кстати вспомнить об этом.

Эпохи смут необычайно богаты на события. Что и неудивительно, ведь в стабильную эпоху вроде бы ничего не происходит, все идет своим чередом, а вот во времена конфликтов… И особо значимы в эти времена чудесные явления.

Наверное, никогда не появлялось столько рассказов о чудесном, никогда до такого напряжения не доходила мистическая настроенность русского народа, как в смутное время рубежа XVI–XVII веков.

Чтобы показать силу воздействия видений на тогдашнее общественное сознание, приведем один пример.

В 1609 году преподобный Иринарх, тот, что впоследствии благословил ополчение Минина и Пожарского, «в тонце сне» увидел «Москву-град посечену от Литвы и Всероссийское царство попленено и пожжено по местам». По таинственному повелению он отправился из своей обители в Москву возвестить о своем видении царю. Шуйский с большим почетом встретил преподобного и смиренно, с полной покорностью воле Божией, выслушал себе небесный приговор[1].

Гласы иного мира становятся все отчетливей по мере приближения к нему, в своем пределе – когда отдельный человек или весь народ оказываются на грани смерти. В моменты смертельной опасности на поверхность выходит сокрытое, подлинное естество вещей, поэтому, как справедливо писал дореволюционный историк Д.И. Успенский, «видения Смутной эпохи не только показатель тогдашней психической настроенности народа, но вместе с тем, в известной степени, и характеристика народного политического самосознания: религиозно-мистический элемент – его обычный спутник»[2].

А что побудило простого горожанина нижегородца Кузьму Минина начать рассылать письма по всем концам Русской земли и организовывать ополчение? Ответ на этот вопрос – в замечательном литературно-историческом памятнике «О явлении чудотворца Сергия Кузьме Минину и о собрании ратных людей на очищение государства» Симона Азарьина[3].

Почему именно Сергий?

О значении Сергия Радонежского для русской культуры написано немало, так что сложно что-то новое добавить к прекрасным словам Василия Ключевского и отца Павла Флоренского, Бориса Зайцева и Валентина Распутина.

Но поскольку речь идет об избавителе от второго ига (польско-литовского) – Кузьме Минине, сразу же приходит на ум главное: Минину явился именно молитвенник об избавлении от ига первого, татарского. Следует сказать, что именно основанная преподобным Сергием Троицкая лавра на тот момент была основным оплотом идеологической борьбы с польско-литовско-шведской (католическо-протестантской) интервенцией.

Как заметил современный исследователь Г. Попов, в явлении Минину именно Сергия Радонежского легко фиксируется привязка нижегородского купца к Троице-Сергиевой лавре. К тому же Минин не из мясной лавки вышел на площадь, он уже служил в ополчении Алябьева и Репнина. В том же ряду исследователь называет и выдвижение князя Пожарского в качестве полководца и лидера, идея чего принадлежала Минину. Как пишет Попов, «…именно Пожарского хорошо знали в Троице: здесь он лечился от ран»[4].

Не менее важен тот момент истории нижегородского ополчения, когда Пожарский в нерешительности стоял в Ярославле, медлил и колебался. И тогда «для уговоров» в Ярославль едет лаврский келарь Авраамий Палицын.

Напомним, само побуждение народа к выходу из Смуты связано с именем опять-таки лаврского архимандрита – преподобного Дионисия, ставшего настоятелем монастыря в феврале 1610 года, вскоре после снятия осады с обители.

Подлинных побед в годы Смуты, в годы уныния духа народного было не так-то много, и потому редкие победители пользовались совершенно особым авторитетом и популярностью.

Троицкий монастырь вышел победителем из самого крутого водоворота Смуты. «Курятник» и «воронье гнездо», как презрительно называли его тушинцы и поляки, геройски выдержал 16-месячную осаду Сапеги (1608–1610), несмотря на кровавые штурмы, тесную блокаду и многократное численное превосходство осаждавших.

Помощь и уход за ранеными и больными, питание алчущих и предоставление крова бездомным – вот основные занятия троицких иноков, руководимых преподобным Дионисием. Когда московские купцы, корыстно используя время разрухи, взвинтили цены на хлеб, Дионисий вывез на рынки все запасы монастырской пшеницы, сбив цену и сохранив жизнь тысячам людей. Ученик святого патриарха Ермогена, преподобный Дионисий так же горячо, как и он, любил Русскую землю и страдал вместе с ней.

Получив свободу после снятием блокады, Троицкий монастырь развил активную патриотическую деятельность. Снабжал царя Василия деньгами (всего свыше 20 тысяч рублей), затем помогал стесненной осадой Москве продовольствием, оружием и людьми, своими грамотами агитировал в Поволжье и других городах встать на защиту Родины от поляков.

В октябре 1611 года одна из таких грамот достигла Нижнего Новгорода как раз накануне того, как Кузьме Минину являлся преподобный Сергий. Иные исследователи прямо объясняли явление Сергия тем впечатлением, которое патриотические грамоты произвели на будущего героя.

Следует сказать, что в эти грозные дни преподобный Сергий являлся и другим мирянам по всей Руси, и сугубо инокам своей святой обители, и тушинским казакам, ее осаждавшим. Один казак из неприятельского войска пришел в монастырь и рассказал о явлениях преподобного: многие из них видели, как по монастырским стенам ходили два светозарных старца, похожие по описанию на чудотворцев Сергия и Никона. Преподобные Сергий и Никон в чудесных видениях являлись не только для утешения и одобрения монастырских защитников, но иногда и для разрешения возникших среди них недоразумений, а также для устрашения осаждавшего неприятеля.

Пламенные грамоты, необычайные видения, всегда связанные с обликом преподобного Сергия, начавшиеся проявляться повсеместно среди людей самого различного положения, вызвали в народе подъем религиозного чувства, величайшего напряжения, при котором чудо освобождения и очищения Московского государства сделалось возможным.

Героический подвиг защитни­ков Троице-Сергиевой лавры и спасение страны от Смуты летописцы приписывали исключительно заступничеству святых.

Так, Авраамий Палицын впоследствии в своем «Сказа­нии» старался представить стойкость обороны как результат небесной силы и помощи первых игуменов монастыря – Сергия и Никона. Другим троицким келарем, Симоном Азарьиным, была составлена спе­циальная книга «О новоявленных чудесах препо­добного Сергия», где собственно мы и находим сказание о явлении преподобного Сергия Кузьме Минину.

При этом следует заметить, что, как отмечают многие исследователи, сказание о видении Сергия Кузьме Минину, слышанное от него самого, выделяется среди других сказаний Азарьина особенной яркостью подробностей. Что и не удивительно, поскольку оно – ключевое для понимания самосознания тогдашней эпохи в целом.

Цитируя первоисточник

В сказании Симона Азарьина «О явлении чудотворца Сергия Козьме Минину и о собирании ратных людей для освобождения государства» отнюдь не отрицается связь патриотической деятельности лаврского архимандрита Дионисия, от грамот которого «многие начали приходить в сокрушение», с видением Минина. Как пишет сам Азарьин, «особенно основательно взялись за дело в Нижнем Новгороде и стали размышлять, как и каким образом оказать помощь Московскому государству».

Для облегчения восприятия текста приведем отрывки из него в переводе на современный русский язык: «Был в Нижнем Новгороде муж благочестивый по имени Козьма Минин, по ремеслу мясник, проводивший жизнь свою в целомудрии и прочих добродетелях. Он, любя безмолвие и постоянно имея Бога в сердце своем, надолго разлучался с женой своей, уходя в особую комнату».

Сейчас рядом с этой моленной комнатой-кельей Минина находится церковь Рождества Иоанна Предтечи, располагающаяся невдалеке от старинного Благовещенского монастыря, основанного митрополитом Алексием и посещавшегося преподобным Сергием. В ней находятся мирские учреждения, и вот уже более 50 крестных ходов совершили нижегородцы, ревнующие о том, чтобы храм этот был передан Церкви.

Но вернемся к повествованию: «Однажды, когда он спал в этой комнате, явился ему чудотворец Сергий и повелел собирать казну, нанимать ратных людей и идти на освобождение Московского государства. Пробудившись, Козьма пребывал в великом страхе, но подумал, что устроение войска для него непривычно, и не придал этому сну значения. И в другое время было ему такое же видение, во второй раз, – и снова он пренебрег им».

Обратим особое внимание на это «не придал сну значения»: здесь благочестивая история являет завидный пример для всех современных патриотов, пример, исполненный глубокого смирения, как раз и свидетельствующего об истинности происходившего. Таковы законы, по которым высшие реальности духовного мира только и могут вторгаться в пределы земной истории, раздвигая ее и возводя в историю священную.

Тот же мотив смирения мы находим и в других подлинно эпохальных явлениях мировой истории, свидетельствующих о том, что вовсе не сразу берется православный человек за осуществление своей предначертанной от Бога миссии.

Так, не однажды являлась Пресвятая Богородица в сонном видении крестьянке Евдокии Адриановой, когда обретена была Державная Ее икона. Не хотели возвращаться в Муром и святые супруги Петр и Феврония, пока трижды не были о том всенародно прошены. Многих трудов стоило братии упросить и самого преподобного Сергия стать игуменом Радонежским, а стать митрополитом Московским его не смог упросить даже святитель Алексий.

Вот и Кузьма Минин внимает только повторному видению, когда преподобный Сергий является уже с грозным обличением: «Разве я не говорил тебе? Такова воля Божия – помиловать православных христиан и от шумного мятежа привести к тишине, потому-то я и велел тебе собрать казну и нанять ратных людей, чтобы они, с Божией помощью, очистили Московское государство от безбожных поляков и прогнали еретиков».

Проснувшись в трепете и великом ужасе, Кузьма почувствовал, что тяжко болен: «…что все внутренности его сдавлены, и так он ходил с больным животом». Только теперь он понял, что тяжко согрешил, когда в предыдущие разы пренебрег Божиим откровением. Кузьма стал каяться и усердно молиться преподобному Сергию об исцелении и дал обет исполнить все, что тот ему повелел.

Так на истинном камне веры и не на чем ином основано было дело спасения русского народа — второе победоносное нижегородское ополчение, для которого Мининым были найдены и полководец (князь Дмитрий Пожарский), и духовное руководство (нижегородского протопопа Дионисия), и пророческое благословение (преподобного затворника Иринарха).

Главный критерий истинности чудесного явления – преображение личности свидетеля. Что же узнаем мы о Кузьме Минине, сподобившемся троекратного видения святого? Азарьин пишет: «Он прежде всего начал с себя: кое-что немногое оставил в доме, а остальное имущество свое отдал в общий котел для снаряжения ратных людей». Минин не стал претендовать на самоличное лидерство, но нашел воеводу – князя Пожарского, а потому впоследствии сумел сыскать и царя.

Это еще одна черта, которая отличает подлинного избранника Божия от самозванца. Задачей Минина было исполнить волю Божию, благую и всесовершенную, а не утвердиться на Московском престоле и даже не максимально приблизиться к нему, что и занимало всех остальных политических лидеров тогдашней поры, так и оставшихся неудачниками.

Особый момент в сказании Азарьина – это приход ополчения в Троице-Сергиеву лавру: «Когда они пришли в Троице-Сергиев монастырь, было с ними огромное войско. Отслужили молебен, и Козьма поведал архимандриту Дионисию о явлении преподобного, о чем мы писали выше. Услышав об этом, архимандрит, изливая горячие слезы по ланитам, возблагодарил Святую Троицу, и Пречистую Богородицу, и преподобного Сергия и никому не рассказывал о том, пока не исполнилась благодать Божия».

(Окончание следует)
« Последнее редактирование: 03 Ноября 2011, 20:26:09 от Александр Васильевич » Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 104109

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #31 : 03 Ноября 2011, 20:25:16 »

(Окончание)

Это еще один весьма характерный момент, свидетельствующий о духовной трезвенности Минина, который жил по заветам святых отцев, не надеялся на собственные силы и думал не о своей славе, а о славе Божией. А Бога прославить можно было лишь сделанным делом.

Правда, справедливости ради отметим, что в других источниках все же встречаются упоминания о том, что Минин прилюдно на площади возвещал нижегородцам о своем видении. А именно, что даже некий стряпчий Биркин «сумнишеся» в передаваемом, после чего Минин заставил Биркина замолчать, пригрозив обличить и его в чем-то перед православными.

Выскажем гипотезу, что возможно Минин не сразу пришел к справедливости указанного святоотеческого принципа молчания, но поначалу возвещал о своем видении многим, пока не убедился в тщетности подобной линии поведения.

Начавшись с видения Сергия Радонежского, нижегородское ополчение и заканчивается видением же, причем уже не Минину, а другому, что лишний раз подтверждает объективную истинность происходящего: «Спустя некоторое время преподобный Сергий на своем подворье у Богоявления, в Москве, явился галасунскому архиепископу Арсению, избавил его от голодной смерти и поведал ему об очищении Московского государства. На следующий день русские люди взяли приступом Китай-город, а вскоре взяли и Кремль, побили окаянных поляков, оставшихся же отправили в заточение».

Здесь важно отметить, что Минин был лишь одним из орудий действия Промысла Божия, и возможность победы как раз и появилась после того, как разные люди согласились быть проводниками Промысла, соединяющего усилия немногих, но верных в единую победоносную волну: «Так, по молитвам Пречистой Богородицы, и святых московских чудотворцев, и преподобного чудотворца Сергия, явлением его, была одержана преславная победа и одолели врагов, так что государство, долгие годы попираемое нечестивыми, очистилось, и корабль христианский, проплыв сквозь беды жизни сей, словно по многоволнуемому морю, достиг тихого пристанища».

«Преподобный знает, где нет неверия и предательства»

В исторической литературе явление Сергия Радонежского Кузьме Минину осмыслялось по-разному: с одной стороны – чисто академические исследования в духе Д.И. Успенского, лишь констатировавшего факты, с другой – сомнения советской историографии, утверждавшей, что клирикам Троице-Сергиевой лавры было выгодно приписать спасение Отечества заступничеству святых, поскольку в середине XVII века, когда писания оформились в своеобразный свод, как раз шла тяжба с государством по поводу церковного имущества.

Следует заметить, что неверие чудесным явлениям встречалось и в те далекие времена.

Как можно узнать из источников, горячий и неутомимый почитатель преподобного Сергия Симон Азарьин, казначей (1634–1646), а потом келарь (1646–1653) Троице-Сергиевой лавры, встретил немало скепсиса по отношению к своему главному труду о чудесах и видениях преподобного. Положив в основу своего извода жития преподобного житие, составленное Епифанием и Пахомием, он внес в текст стилистические и другие правки и присоединил вновь записанные им 77 чудес. По желанию царя Алексея Михайловича, сдал свой труд в печать.

Выпуск жития из типографии в 1646 году сопровождался любопытным инцидентом. Справщики отнеслись с недоверием к «новоявленным чудесам» и напечатали только 35 рассказов Симона, остальные же «вменили в случаи, а не в чудеса». Эти 42 рассказа на печатном дворе затеряли или уничтожили. Возмущенный Симон с еще большим старанием продолжал собирать сведения о «чудотворениях Сергиевых». Как пишет советский скептик, вторя скептикам века XVII: «В обширном предисловии к “Сказанию о новоявленных чудесах” с нескрываемым раздражением писал он о печатниках и упрямо отстаивал свою фантастику… Его новый труд был напечатан только на исходе XIX века в качестве памятников древней письменности, когда уже утратил свое агитационное значение, став подлинно летописным»[5].

Годы Смуты прошли, и то, чему доверяли в критической обстановке, в мирное время воспринималось с сомнением.

Любопытно, что приведенные Азарьиным факты встретили горячий отклик, например, у такого духовно не трезвого автора как Н.К. Рерих, который посвятил преподобному Сергию особую страницу в своем творчестве.

«Преподобный знает, когда спасти», «Преподобный знает, когда явиться», «Преподобный знает, когда помочь», «Преподобный знает, где нет неверия и предательства» – эти горячие многократные повторения были произнесены Рерихом на освящении часовни преподобного в американском Радонеже (штат Коннектикут). А поскольку основаны они все-таки на народном мнении о преподобном, то к этим словам Рериха следует прислушаться и православному сознанию, подчас излишне рационалистичному.

Сегодня, в годы новой смуты, свидетельства о видениях Сергия Радонежскому вновь оказываются востребованы и актуальны в православном народе. Как выразился, размышляя о видении Минину Сергия Радонежского писатель Валентин Распутин: «…поскольку в нас “превалирует чердак”, материалистическое мышление, мы, и вспоминая, чувствуем неловкость за странную избирательность своей памяти: почему-то сохраняется то, что должно бы испариться, и испаряется – что вбивалось гвоздями»[6] – писатель говорит, конечно же, о марксизме-ленинизме.

Следует сказать, что видению Минина предшествовало видение другого нижегородца – Григория. В нем сообщалось о необходимости трехдневного поста и молитвы для умилостивления небес и прекращения Смуты. Весть о нем распространилась по многим городам, видение было принято за откровение: люди молились и постились «от недели и до субботы, а постилися три дни: в понедельник, во вторник и в среду ничего не ели, не пили; в четверг и пятницу сухо ели»; «даже скоту не давали ясти», «младенцы мерли с того поста».

Однако же в самом Нижнем Новгороде, где, казалось бы, прежде всего должны были отозваться на это видение, реакция была парадоксальной: «…и мужа Григория такова не знаху, и посту в Нижнем не бысть; нижегородцы же о том дивляхуся, откуда то взяся; неведомо – от Бога ли или от человека…»[7]

В этом не трудно увидеть особо трезвенное настроение нижегородцев. Их, с их купеческим, рациональным умом, сподвигнуть на конкретные шаги могла лишь объективная реальность. Как и случилось.

О смысле единства: взгляд из Нижнего Новгорода


«Воззвание Минина к народу». К. Маковский

А чем еще, кроме явления Минину, преподобный Сергий связан с городом, давшим начало победоносному ополчению? Историей личного посещения Сергием Нижнего Новгорода.

Оно имело место в 1366 году и вот при каких обстоятельствах.

Суздальский князь Борис Константинович, не желая признавать власти московского князя, самовольно захватил Нижний Новгород – вотчину своего старшего брата Дмитрия Константиновича, к тому времени уже подчинившегося Москве.

Не желая братоубийственного кровопролития, великий князь Дмитрий Иванович Донской просит святителя Алексия направить в Нижний Новгород преподобного Сергия, чтобы вызвать Бориса в Москву. Сергий исполняет послушание, но даже его тихому и кроткому гласу, которому некогда вняли и ростовский князь Константин Васильевич, и суздальский Дмитрий Константинович, и Олег Рязанский, не внимает гордыня Борисова. На увещания Сергия он отвечает, что князей судит один только Бог. Он же, Борис, знает только хана, который утвердил за ним Нижний Новгород, и больше не желает подчиняться никому.

Тогда властью, данной ему митрополитом, преподобный Сергий затворяет все храмы в Нижнем. Надо знать, какое значение имел храм в жизни наших предков, чтобы понять всю суровость этой меры: негде стало крестить детей, венчать молодых, поминать и отпевать покойных. Негде стало молиться! Горожане были на грани бунта, и князь Борис вынужден был покориться. Тем временем из Москвы приходит сильная рать под начальством его брата Дмитрия Константиновича, и Борис выходит навстречу старшему брату с повинной.

Вот так в конкретно-краеведческом приближении выглядело дело примирения феодальной междоусобицы на Руси, той самой, ставшей причиной первого ига; таково местное краеведческое знание, делающее более отчетливым образ преподобного Сергия и те «методы», которыми он действовал во благо единства Руси.

Историческая реальность выглядит вовсе не так елейно, как это подчас пытаются в упрощенном виде представить, толкуя символ соборного объединения Руси – икону Пресвятой Троицы Андрея Рублева – в либерально-демократическом духе эгалитаризма.

Да, конечно, когда мы размышляем о священной триаде — царя, священника и пророка, явленной в образе соузничества великого князя Дмитрия, святителя Алексия и преподобного Сергия, то параллели с Рублевским образом вполне могут быть правомерны.

Но что касается вопроса о власти государственной, то примирение княжеских междоусобиц не может происходить на основе равенства.

Пример преподобного Сергия учит нас, что примирение политиков – это постепенное приведение всех их под власть одного, в основе чего может лежать только духовный авторитет Церкви. В той конкретно-исторической ситуации – это была власть московского князя.

И если сегодня многие об этом забыли, то тогда, в веке XVII, для всех (и для нижегородцев в особенности) видение простому купцу Кузьме Минину именно Сергия Радонежского означало именно это – купно за едино.

В перспективе – за власть одного. Таков смысл русского понимания единства.

Вовсе не случайно параллельно с введением нового праздника Дня единства с самых высоких трибун стали раздаваться заявления о «суверенной демократии», об особом пути России, о своеобразии отечественных традиций гражданского общества[8]. Поэтому всем нам нужно особенно четко помнить о каком единстве, о каком «гражданском обществе» (применительно к событиям Смутного времени) идет речь.

Сергей Чесноков

_________________________________________
[1] Русская историческая библиотека. Т. 13: Памятники древней русской письменности, относящиеся к Смутному времени. СПб., 1909. С. 1372–1375.

[2] См.: Успенский Д.И. Видения Смутного времени // Вестник Европы. 1914. Май.

[3] О новоявленных чудесах преподобного Сергия. Рукопись Симона Азарьина. 1653. Здесь и далее текст цитируется по изданию ЦНЦ «Православная энциклопедия» http://www.stsl.ru/lib/book2/chap_s5-18.htm#ch_s9

[4] Попов Г. Уроки Смутного времени // Наука и жизнь. 2003. № 8. http://nauka.relis.ru/10/0308/10308030.htm

[5] Вишневский В. Сергий – «патрон» царства Московского. Ч. 3 // Хотьковский вестник. 1992. № 31. http://hotkovo.net.ru/main.php?id=208

[6] Распутин В. Ближний свет издалека // http://russzastava.narod.ru/verasp.html

[7] Полное собрание русских летописей. Т. 14. Ч. 1. СПб., 1910. С. 115–116.

[8] Следует учитывать, что инициатором Дня народного единства выступил нынешний премьер-министр, бывший на тот момент президентом, главой государства.

Нижегородцы могут вспомнить, что в день второй инаугурации В.В. Путина, 7 мая 2004 года, в Нижнем Новгороде по случайному стечению обстоятельств открылась выставка единственной картины – известного полотна Константина Маковского (ср. любопытное сходство фамилии автора этой, пожалуй, единственной столь широко известной картины о Минине (К.Е. Маковского) с одним из прозвищ Сергия Радонежского – Маковский (по имени достохвального Маковца), упоминаемого в древнейшем житии преподобного) «Воззвание Минина к народу», 13 лет находившегося до того на реставрации. Действительно ли по случайному стечению обстоятельств? Или все-таки это проявление общей закономерности русской истории?

А потому дело будущего – того будущего, когда великие нижегородцы Кузьма (Косма) Минин и Дмитрий Пожарский (в схиме Косма; в свете преданий о монашеском имени Д. Пожарского позволим себе высказать гипотезу о том, что если бы Кузьма Минин постригся в монашество, то его имя было бы – Сергий) будут прославлены в лике святых, – написание иконы явления Сергия Радонежского Кузьме Минину. Икона духовного основания земной победы. Икона, которая будет вполне традиционной для всей нашей истории, поскольку искони земля Русская строилась не иным чем, как чудом Божиим.

http://www.pravoslavie.ru/jurnal/28117.htm
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 104109

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #32 : 03 Ноября 2011, 20:36:20 »

Икона, сохранившая жизнь

Эта икона Божией Матери «Казанская» со странной полустёршейся надписью латиницей на обороте: «Eta ikona budet hranit was wsu schizn» украшает Скорбященскую церковь в Санкт-Петербурге. Одна из прихожанок рассказала её удивительную историю.



— Однажды в храм вошла старая женщина и всплеснула руками, увидев Казанскую икону Богородицы. — «Как эта икона попала к вам? Я же подарила её одному немецкому солдату! — удивилась она. — Я узнала её по характерным вмятинкам на окладе». Я пояснила, что икону несколько лет назад передало храму немецкое консульство, находящееся в нашем городе. Женщина расплакалась, сказала, что её зовут Вера, и поведала, как в своё время православная святыня их семьи оказалась в Германии.

«Я бежала из родного села, оказавшегося в самом центре боёв. Хотела уехать с сестрой и своими тремя ребятишками ещё раньше, но мама тяжело болела и не вынесла бы дороги. «Приеду позже», — пообещала я сестре, отправляя её с детьми под Рязань, где в колхозном посёлке жила наша тётка. Через месяц мама умерла, успев благословить меня фамильной иконой Божией Матери «Казанская». Этой иконой покойный дед благословлял в своё время маму перед свадьбой, а мама 15 лет назад благословила нас с Сашей, хотя муж мой был комсомольцем. Теперь икона лежала в моём тощем вещевом мешке беженки. А сама я сидела под навесом одного из станционных пакгаузов и следила за безумным танцем снежных вихрей. Думать уже ни о чём не могла, лишь пыталась глубже затолкать кисти рук в узкие рукава демисезонного пальто. Холод и голод — вот всё, что я чувствовала. Тут, громыхая, подкатил состав, двери вагонов открылись, и фрицы, встав шеренгами, стали передавать друг другу длинные ящики. «Оружие привезли» — мелькнула равнодушная мысль. Но другая тотчас больно уколола: «На фронт! Туда, где воюет мой Саша! Из этих автоматов будут стрелять в него, в других русских солдат… Вот проклятые!»

Удивительно, но немецкие патрули не обращали внимания на меня — одинокую отощавшую от голода женщину. Не помню даже, когда я последний раз ела: часики, обручальное кольцо, мамины серёжки я давно уже обменяла на еду. Я нащупала под заиндевелой тканью мешка латунный оклад. «Заступница Пресвятая Богородица! — зашептала окоченевшими губами. — Спаси и сохрани моих детушек, сестру Надю. Сохрани и защити моего мужа, раба Божия воина Александра».    

«Что? Плёхо?» — раздалось над самым ухом. Поднимаю голову: рядом со скамьёй стоит немецкий солдат. В его голосе прозвучало сочувствие, и я ответила: «Плохо». Немец сел рядом. Поставил на землю толстый ранец, некоторое время копался в нём, потом протянул руку: «Nimmt!» Это был квадратный ломоть хлеба, на котором розовела полоска сала. Я приняла угощение и впилась в него зубами. Немец достал из ранца термос, налил в крышку дымящийся чай: «Heiss! Gut!» Наверное, он был в карауле здесь, на станции. На вид лет двадцать, голубоглазый. Лицо простоватое. И волосы наверняка светлые, как у моего старшего сына Андрейки, только не видно их под шапкой.

Немец указал рукой на паровоз, потом на меня и, смешно сморщившись, видимо пытаясь найти слово, спросил: «Тальеко?» — «Далеко! Теперь уже не добраться!» Я вдруг стала рассказывать ему, что надеялась добраться до тётки и как осталась безо всего. И заключила: «А у меня там дети. Киндер. Понимаешь?» Я показала рукой сверху вниз — мал мала меньше. Парень кивнул: «O ja, Kinder!» — «Но мне не доехать. И не дойти. Я просто замёрзну». Я даже не сразу осознала, что плачу. Немец опять потянулся к ранцу и вытащил увесистый пакет: «На. Взять». Он открыл пакет и, тронув его содержимое, лизнул палец: «Gut!» В пакете была соль. Соль, которая сейчас стоила дороже золота. За соль давали хлеб, молоко, да что угодно… В пакете было не меньше трёх килограммов. А он теперь так вот просто взял и отдал её мне, совсем незнакомой русской женщине. Увидав моё ошеломленное лицо, парень улыбнулся и что-то сказал. Я не поняла. Тогда он встал, завинтил свой термос, сунул в ранец и, помахав рукой, пошёл прочь.

«Постойте! — бросаюсь за солдатом вдогонку. — Вот, возьмите, пожалуйста». Протягиваю ему икону. «Was ist es?» — «Эта икона будет хранить вас всю жизнь», — говорю твёрдо. Он не понял. Снова повторяю: «Эта икона будет хранить вас всю жизнь». Солдат достал из кармана химический карандаш, послюнил и, перевернув доску, попросил произнести ещё раз. И пока я медленно, по слогам, говорила, он выводил на доске латинскими буквами: «Eta ikona budet hranit was wsu schizn». Больше мы никогда не встречались… А я, выменяв на соль тёплую одежду, валенки и хлеб, добралась до Рязани. В сорок пятом вернулся с войны муж Саша».

Внимательно выслушав взволнованную женщину, я с радостью пересказала то, что мы узнали от представителей немецкого посольства, передавшего Казанскую икону нашему храму. Тот немецкий солдат прошёл всю войну. У него на глазах погибали его товарищи, однажды взорвался грузовик, в котором он ехал, но он успел выскочить за мгновение до взрыва. Остальные погибли. В конце войны снаряд ударил в блиндаж, который он покинул также за одно мгновение. Незримая сила русской иконы надёжно хранила его. И тогда он многое понял и переоценил в своей жизни, и его душа раскрылась для молитвы. Он вернулся домой, женился, вырастил детей. Икону поместил в красивом киоте на почётном месте и всю жизнь перед нею молился. А когда стал стар, наказал старшему сыну после своей смерти отнести дар русской женщины в российское консульство: «Эта икона жила в России и должна туда вернуться. Пусть передадут её в Ленинград, город, выстоявший в блокаду, умиравший от холода и голода, но не сдавшийся».

Так в середине девяностых годов в одной из вновь открывшихся церквей Санкт-Петербурга, где настоятелем тогда был протоиерей Александр Чистяков, появилась небольшая икона Божией Матери «Казанская» со странной латинской надписью на обороте.

Ирина Блинова
Православный Санкт-Петербург

http://www.pravoslavie.ru/put/32533.htm
« Последнее редактирование: 03 Ноября 2011, 20:41:09 от Александр Васильевич » Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 104109

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #33 : 03 Ноября 2011, 20:46:16 »

Слово в день празднования Казанской иконе Божией Матери



Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Возлюбленные братия и сестры, сегодня мы с вами торжественно молитвенно вспоминаем и прославляем явление милости Божией Матери православной державе Российской, выразившееся в чудесном избавлении нашего дорогого Отечества в 1612 году от нашествия иноплеменников.

Наши предки, русские люди, любили Богоматерь и питали особенную, глубокую веру в небесное предстательство Ее о роде христианском и всегда обращались к Ней с усердной молитвой в своих скорбях и бедствиях. Хотя целые страны считали Пресвятую Деву своей Покровительницей и чтили Ее, но в нашем Отечестве имя Матери Божией было окружено особым почитанием – неизмеримо б!ольшим, нежели где бы то ни было еще, и Богоматерь ни на какую другую землю не излила столько Своей благодати и милости, сколько на Землю Русскую. Практически во всяком русском городе непременно есть источник благодати Богоматери – Ее чудотворные иконы, в которых восхотела Она дать людям небесный залог Своей любви и послужить Утешением для страждущего человечества. Народ наш любил называть Богоматерь особыми именами, приличествующими Ее небесному покровительству и милосердию, и Матерь Божия не оставляла тщетной его веру, но подавала скорую помощь каждому просящему и Отечеству нашему в целом.

Особенно памятно избавление нашей земли милостью Божией Матери от владычества поляков в 1612 году. В ту скорбную пору, когда царский род на Руси совсем было пресекся, в нашем Отечестве стали происходить беспорядки, которые и привели к полному безначалию. Этим поспешили воспользоваться поляки: они захватили в свои руки Москву и с ней – до половины царства русского. Опасаясь так навсегда и остаться под властью ига польского, русские люди встали на защиту своего Отчества, возложив при том упование на Небесную Заступницу, к Которой и обратились с горячей мольбою о помощи в борьбе против врага. Войска взяли с собой икону Божией Матери, именуемую Казанскою и, предводительствуемые Ею, приблизились к Москве. Был объявлен пост, весь народ и воины три дня постились и горячо молились пред чудотворной иконой Царицы Небесной о даровании им победы. И Пренепорочная Владычица услышала молитву их и Своим предстательством испросила у милостивого Сына и Господа Своего помощь и одоление на врагов русским людям. Явившийся ночью в сонном видении томившемуся в заточении у поляков греческому архиепископу Арсению Преподобный Сергий Радонежский сказал Владыке, что Господь по молитвам Матери Своей и святителей московских Петра, Алексия, Ионы и Филиппа на следующий же день низложит захватчиков и первопрестольный град российский возвратит в руки русских людей.

Ободренные этим известием воины наши 22 октября с Казанской иконой Божией Матери без особого труда взяли Москву и освободили Отечество от иноплеменников. Таким образом, и страна, и Церковь были избавлены от иноземного порабощения. Благоговея пред Небесною Помощницей, благодарное воинство и все граждане столицы в следующий же воскресный день совершили молебное пение ко Пресвятой Богородице, спасшей русское государство. Крестным ходом, неся Казанскую икону, прошли они до самого Лобного места, причем в воротах Кремля встретил их святитель Арсений с другой святыней – сохраненным им в плену чудотворным Владимирским образом Богоматери. А чтобы память спасительного заступления Пресвятой Богородицы за Отечество наше не ослабела от времени, вскоре единодушно положено было совершать ежегодно торжественное воспоминание о чуде Ее в настоящий день, 22 октября.

Как видим, дорогие братия и сестры, основной причиной спасения страны от погибели явилась твердая православная вера наших предков. Когда надежды на человеческие силы уже не было, тогда все истинные сыны Церкви и Отечества возложили на себя трехдневный пост и молились к Богоматери пред чудотворной Ее Казанской иконой. И молитва их была услышана. Кроме того, с самых древних времен народ русский отличался простой, благоговейной верой и искренней, сердечной любовью к Господу Иисусу Христу. В этой вере нашей и в любви к Сыну Приснодевы Марии и кроется причина особенной к нам Ее милости. Какая мать останется равнодушной к тому, кто будет выказывать, кто обнаружит явные знаки участия и любви к ее детям? Благоговейная вера, крепкая любовь к Сыну Божию, Господу нашему Иисусу Христу, несомненно, и на небе доставляет особенную радость Пречистой Его Матери. И отсюда происходит то, что заступление и помощь Ее изливается на всех, кто издревле свято чтит и исповедует Господа Иисуса Христа, благоговейно поклоняется Ему и с любовью повинуется устроенной Им на земле Церкви.

К чему же обязывает нас воспоминание о чудесной помощи Матери Божией нашей Земле Русской? Чем ближе, чем милостивее и внимательнее к нам Матерь Божия, тем надо осторожнее относиться к своему поведению и к своей вере. Чем больше дается, тем больше будет и взыскано с нас. Кто, как не народ Божий, народ еврейский, видел над собой столь явную, столь чудесную помощь Божию? Вся его история от начала до конца проникнута, наполнена описаниями чудного, непосредственного руководства Божия. Но в то же время как много, как тяжко потерпел он, этот избранный народ Божий, за свое многократное отступление от истинного Бога, за свои частые измены вере праотцев! Почему? Потому что того требует правосудие и величие Божие: Господь не может оставить безнаказанным ни одного проступка, оскорбляющего достоинство Его святого Закона. «Уйдем отсюда»,– раздалось в самом Святилище иудейского Храма, и вскоре мерзость запустения явилась на месте святе и останется там, по слову Господню, до конца века – после того, как народ еврейский не уверовал в Единородного Сына Божия.

Возблагодарим же, дорогие, Господа и Пречистую Его Матерь за столь великие благодеяния, явленные к утверждению и возвеличению Отечества нашего, приведенного к своей славе путем тяжких испытаний единственно десницею Божией. Будем дорожить, братия и сестры, святым союзом с Господом Иисусом Христом и Его Пречистой Матерью, избравшей нашу землю Своим достоянием. Господь Иисус Христос и Матерь Его ревнуют по нас любовью. Будем помнить, Кто наша Заступница, Кто наша помощь и надежда, и не порвем с Ней союза своего, но утвердим его верой, жизнью своей и упованием.

Помышляя, что православные христиане составляют достояние Сына Ее и пользуются особым покровительством Ее, не будем забывать вместе с тем и того, что истинное свойство православных христиан в том, собственно, и состоит, чтобы во всем последовать Христу как единственному Законодателю и бесконечно любить Его как единственного нашего Спасителя. Надо крепко держаться того пути, которым шли наши православные предки, который указал нам Иисус Христос, который указывает и святая Церковь. Этот путь Господь начертал нам в Своем Святом Евангелии, и его мы должны свято хранить и соблюдать. Отступим мы от этого пути, от этого завета со Христом, отступит от нас и наша Заступница, Царица Небесная, потому что в союзе с врагами Сына Своего, попирающими Его учение, Его заповеди, Его Кровь заветную, быть Она не может, как и Христос, Сын Ее, не может быть в союзе с велиаром.

Помолимся же сегодня Царице Небесной, чтобы Она Сама утвердила нас на спасительном пути, ибо Она всегда готова ходатайствовать о нас, только бы мы прибегали к Ее предстательству с теплой и усердной молитвой, с твердой верой и упованием. И тогда Она ни за что не отступит от нас Своим благосердием, но присно будет сохранять и спасать нас от всякого зла. Вознесем Ей горячие молитвы от всего своего сердца, с умилением воззовем к Ней: Радуйся, Заступнице усердная рода христианскаго!

Аминь.

Архимандрит Кирилл (Павлов)

http://www.pravoslavie.ru/put/32534.htm
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 104109

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #34 : 04 Ноября 2011, 17:17:24 »

Владимир Максимов

С крестом в сердце и с оружием в руках

Великая Смута начала XVII века: о чем надо помнить



То было трудное и тяжкое время великого разорения и погибели Земли Русской, поставленной на грань национальной катастрофы. Царский род пресекся и наступило междуцарствие, безвластие и беззаконие, которыми воспользовались безродные самозванцы и временщики, силой и хитростью захватившие престол. Страшные междоусобицы раздирали Отечество, на просторах которого хозяйничали польские и шведские интервенты, шайки убийц, разбойников и грабителей.

"Грехов ради наших разлился превеликий Божий гнев", - отмечал безвестный летописец в "Плаче о пленении и конечном разорении Московского государства", написанном в 1612 году.

Клятвопреступление и измена, коварство и вероломство, грабежи и насилия, предательство национальных интересов и своих ближних - свирепствовали со страшной силой. Синонимами продажности и измены "верхов" стали презрительные прозвища - "семибоярщина" и "тушинские перелеты".

Новым крестовым походом на Русь вновь руководили римский папа и Ватикан, вдохновлявшие в разные времена псов-рыцарей, полчища Мамая, Карла XII, Наполеона и Гитлера.

В условиях интервенции, краха центральной власти, распада государства и национальной измены - единственная надежда оставалась на великую милость Спасителя и чудесное заступничество Божией Матери, неоднократно спасавшей Русскую Землю - Дом Свой.

С новой силой в годы "великого разорения" проявился патриотизм Русской православной церкви, прочная связь ее интересов с интересами государства.

Из Свято-Троицкой обители раздался набатный призыв к всенародному покаянию и обновлению, созданию ополчения и смертельной битве с коварным врагом. Молитвами преподобного Сергия, силою Святой Троицы и Покровом Богородицы - стены обители с малочисленным и неискусным в воинском деле гарнизоном - выдержали беспримерную 16-месячную осаду 30-тысячного войска "тушинского вора" и польско-литовских интервентов. Оборона Троицкой крепости (1608-1610) стала поистине всенародным и святым делом!

В скорбную для Руси годину Сергиева обитель явилась истинным ковчегом спасения, верная духу и примеру святого своего основателя. Она помогала обездоленным и разоренным людям всем: хлебом, кровом, одеждой, святой молитвой. Для больных и увечных воинов-ополченцев были устроены монастырские богадельни и больницы, в которых, проявляя чудеса любви и милосердия, трудились троицкие монахи - духовные дети преподобного Сергия.

Вдохновителем всенародной борьбы за освобождение Москвы и спасение России стал несгибаемый и твердый в вере 80-летний Патриарх Московский и всея Руси Гермоген (1530-1612). Призывая встать за Веру и Русь, он убеждал не падать духом и не отчаиваться, помнить присягу и стойко стоять против интервентов, изменников и "латинства". Резкий, бесстрашный и суровый, он сыграл роль искры, которая зажгла пожар народного восстания: "Благословляю достойных вождей христианских утолить печаль Отечества и Церкви!" В Успенском соборе Кремля, в священной для патриотов гробнице, покоятся мощи Патриарха Гермогена - великого молитвенника и страдальца за Русскую Землю, принявшего от врагов голодную смерть и мученический венец.

Хранил свою страну и преподобный Сергий Радонежский (1314-1392), о котором сказано: "Время общественных бедствий - есть его время!"

Светоч Земли Русской, ее печальник и небесный заступник, отмолил перед Богом тяжкие грехи ее. Трижды он являлся гражданину Нижнего Новгорода Кузьме Минину и звал к спасению Родины. Вдохновленный духовным вождем, на городской площади Минин призвал к созданию народного ополчения и спасению страны. "Станем все, как один, за Святую Русь, за Дом Пресвятой Богородицы!", - с таким призывом обратился он к русским людям, пожертвовав на ратное дело не только все свои сбережения, но и серебряные и золотые оклады с икон и украшения своей жены. Пример его воодушевил многих! Мужчины записывались в ряды ополчения, отцы приводили своих сыновей, купцы жертвовали деньги, женщины отдавали драгоценности и последнее имущество.

Во главе нижегородского ополчения и "Совета Всея Земли" стали князь-воевода Дмитрий Пожарский и гражданин Кузьма Минин, поднявшие и сплотившие русский народ во имя великой цели - спасения и возрождения Державы Российской. Призывом к объединению всех православных сил страны против общего врага стали слова "Помня свое Отечество!" В первых рядах ополчения находились воинский стяг князя Пожарского с изображением Спаса-Вседержителя и чудотворная Казанская икона - путеводительница и святая помощница в делах ратных. Мощное патриотическое движение, родившееся на Волге, призвано было освободить столицу и очистить Россию от врагов и интервентов. Отныне русский народ сам решал свою судьбу. Поруганная честь Отчизны призывала к отмщению!

Чудотворными образами, крестными ходами и горячими молитвами встречали русские города и Троице-Сергиева обитель спасителей и защитников Отечества, обещавших "умереть за Дом Пречистой Богородицы, за православную христианскую веру" и "Всею Землею Общею стать против врага".

В августе 1612 года рати Минина и Пожарского подошли к русской столице и осадили ее. В ожесточенных сражениях войско гетмана Ходкевича было отброшено от Москвы. "И был бой зело крепок, - записал летописец, -хватались за руки с врагами и секли друг друга без пощады..."

Перед штурмом Китай-города православные воины наложили на себя трехдневный пост и усердно молились Спасителю и Богородице.

Документы и сказания XVII века свидетельствуют о множестве чудес, явленных святим Казанским образом. С его помощью была взята одна из башен Китай-города, захват которой предопределил успех общего штурма 22 октября 1612 года. За ним последовали капитуляция Кремля, сдача польского гарнизона и отступление войск гетмана Ходкевича. "И Бог утоли гнев свой: Москву очисти 1612 октября 22-го. И сия подобно древнему чюду...", - так говорит летопись.

В ночь на 24 октября плененному поляками архиепископу Арсению - настоятелю Архангельского собора - явился преподобный Сергий Радонежский и сказал: "Встань и иди в сретение православного воинства. Молитвами Пресвятой Богородицы Господь очищает царствующий град от врагов, и Россия будет спасена". 25 октября 1612 года русские дружины торжественно, под звон колоколов, с Казанской иконой и хоругвями вступили на Красную площадь. На Лобном месте крестный ход был встречен вышедшим из Кремля архиепископом Арсением, который нес Владимирскую икону Богородицы, сохраненную им в плену...

Со священным трепетом входили в Спасские ворота Кремля победные русские рати. Все было поругано и осквернено! Казна была дочиста разграблена, утрачены многие государственные реликвии и святыни. В кремлевских соборах и палатах стоял невыносимый смрад и разорение. Лики святых икон были посечены, глаза выколоты, оклады ободраны... На развалинах поруганной оккупантами Отчизны предстояло заново возводить Русское государство, возрождая былое его величие и могущество. Божественной литургией и благодарственным молебном во вновь освященном Успенском соборе Кремля завершилась великая народная победа! Ее венцом стало избрание Большим Земским Собором 21 февраля 1613 года, в неделю православия, нового русского царя - Михаила Романова. По пути в Москву из Костромы он заехал в Троице-Сергиеву обитель, где несколько дней молился у гробницы преподобного Сергия, "преславного победоносца" и "необоримого хранителя царствия" Российского.

Чудотворная Казанская икона - путеводительница Нижегородского ополчения, помощница в делах ратных и спасительница нашего Отечества - с 1612 года становится общерусской святыней. Сразу после освобождения столицы русские воины "уставища праздник торжественный празновати о таковой дивной победе". Ратная икона на волне народного почитания становится предметом особых забот князя-воеводы Дмитрия Пожарского. Первоначально он помещает Казанскую икону в своей приходской церкви Введения Богородицы на Лубянке, украсив ее драгоценными камнями и дорогим окладом, а позже святой образ переносится в Казанский собор на Красной площади, построенный в 1636 году и сразу ставший храмом русской воинской славы. С этого времени Казанская икона - общегосударственная святыня, защитница столицы и покровительница России и царской династии Романовых. В дореволюционной Москве насчитывалось до 30 храмов, посвященных чудотворному Казанскому образу.

В память освобождения столицы и спасения России от братоубийственной гражданской войны и бедствий Смутного времени вновь избранный царь Михаил Романов установил ежегодное празднование Казанской иконы - 8 июля, в день ее обретения и 22 октября, в день освобождения Москвы - и совершение крестных ходов во главе с царем и патриархом к чудотворной святыне из Кремля. При царе Алексее Михайловиче в 1649 году день 22 октября (4 ноября) был объявлен всероссийским праздником.

Чудотворным Казанским образом благословил на царство юного Петра I в 1682 году святитель Митрофаний Воронежский, предсказав ему великие победы над врагом и основание славного града Святого Петра.

Весной 1695 года, направляясь в Азовский поход, в Нижний Новгород прибыл 23-летний царь Петр. Он поинтересовался, где похоронен Кузьма Минин?.. С большим трудом удалось разыскать заросшую бурьяном могилу народного героя, похороненного в мае 1616 года в ограде Архангельской церкви.

Государь приказал немедленно перенести прах великого сына России в Нижегородский Кремль и похоронить в усыпальнице Спасо-Преображенского собора. Опустившись перед гробницей на колени, Петр тихо сказал: "Здесь лежит спаситель Отечества!" Увековеченные в камне, слова эти стали первым памятником народного подвига. Главный престол этого храма был посвящен Казанской иконе Богоматери, а два придела освящены во имя Дмитрия Солунского и Косьмы и Дамиана - ангелов-хранителей и небесных покровителей Пожарского и Минина.

Дмитрий Пожарский (1578-1642) намного пережил своего боевого соратника и сподвижника. Мужественный, храбрый и прямодушный, он участвовал в многочисленных сражениях и военных кампаниях, был воеводой и государственным деятелем. По словам жалованной царской грамоты, князь Пожарский "стоял в твердости разума своего крепко и непоколебимо безо всякия шаткости". На одре смерти он со слезами вспоминал своего друга "Минича", приняв постриг под именем Косьмы. Из столицы прах героя и полководца провожали тысячи простых людей. Погребли его в Спасо-Евфимиевском монастыре, в родовой усыпальнице Пожарских, воздвигнув великолепную часовню с иконой Спасителя. В 1886 году в Суздале на народные деньги был воздвигнут бюст-памятник с надписью - "Дмитрию Пожарскому -Благодарная Родина".

Имена спасителей и героев Отечества навечно в памяти народной! Они - в названиях улиц и площадей, боевых кораблей и теплоходов, в бронзе и граните монументов, обелисков и воинских храмов. Подвиги национальных героев воспеты лучшими писателями, поэтами и художниками России. Мужественные и бесстрашные, они и сегодня - символы воинской доблести, богатырской силы, ратной славы!

Долго помнили русские люди о героях-вождях Первой Отечественной войны 1612 года... Еще Михаил Ломоносов (1711-1765) предлагал увековечить память о славном нижегородце Кузьме Минине. Но сама идея о сооружении памятника национальным героям впервые возникла в русском обществе в 1803 году. По инициативе нижегородцев в 1808 году был объявлен конкурс на лучший проект, победителем которого стал скульптор И.П. Мартос. Памятник решено было установить в Москве, а для Нижнего Новгорода изготовить обелиск. Наполеоновское нашествие приостановило начатые работы... В грозном 1812 году имена славных мужей с особой силой прозвучали в манифесте Александра I, обращенного к народам России:

"Да встретит враг в каждом дворянине - Пожарского, в каждом духовном - Палицына, в каждом гражданине - Минина. Соединитесь все, с крестом в сердце и с оружием в руках, - никакие силы человеческие вас не одолеют".

Торжественное открытие памятника состоялось 20 февраля 1818 года в присутствии Александра I, при ликовании народа, музыке военных оркестров и параде российской гвардии. Освобождение Москвы и очищение России от интервентов были главными идеями монумента, создаваемого в годы борьбы с Наполеоном, когда в обществе царил всеобщий патриотический подъем.

Установленный на Красной площади на народные деньги, он давно уже стал одним из символов русской столицы. "Москва хранит их памятник в стенах, как вечное потомков вдохновенье", - звучат поэтические строки Александра Одоевского. Вот уже два столетия бронзовые герои 1612 года приветствуют солдат-победителей в дни торжеств и военных праздников. Они чествовали героев Бородина и обороны Севастополя, освободителей Болгарии и героев Шипки, мужественных защитников Порт-Артура и моряков легендарного крейсера "Варяг". Вновь "призванные" на службу Отечеству в грозном 1941-м, они провожали на фронт защитников Москвы и встречали в мае 45-го ликующих солдат-победителей.

В годы Великой Отечественной войны славные имена народных героев обладали огромной вдохновляющей и мобилизующей силой. Их помещали на страницах фронтовой печати, боевых листках и почтовых конвертах.

Гражданин Минин и князь Пожарский увековечены в мраморе храма Христа Спасителя (1883) в Москве и бронзе памятника "1000-летия России" (1862) в Великом Новгороде - среди героев, полководцев и воителей. Их изображения украшают станции московского метрополитена - "Новокузнецкая" и "Комсомольская".

"Гражданину Минину и князю Пожарскому - Благодарная Россия" -начертано золотом на гранитном постаменте. Построенный на народные пожертвования, памятник с давних пор привлекает своей историей, неразрывной общностью с героическими судьбами страны и высоким воинским предназначением. Идеи самоотверженной и мужественной любви и спасительного подвига звучат сегодня с особой силой...

http://www.stoletie.ru/territoriya_istorii/s_krestom_v_serdce_i_s_oruzhijem_v_rukah_2011-11-03.htm
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 104109

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #35 : 24 Октября 2012, 17:01:52 »

Виталий Милонов: «Этот день нам пытаются навязать в качестве противоречивого»

В Санкт-Петербурге 4 ноября пройдет Крестный ход от Казанского собора к Исаакиевскому



Я обратился к митрополиту Санкт-Петербургскому и Ладожскому Владимиру за получением благословения на организацию и проведение Крестного хода в день иконы Казанской иконы Божией Матери. Владыка благословил нашу инициативу и обязал, естественно, получить соответствующее разрешение светских властей, которое мы и оформляем. Я связался с вице-губернатором Санкт-Петербурга Василием Николаевичем Кичеджи, рассказал ему о нашем намерении, в ответ получил от него обещание одобрить нашу инициативу.

Крестный ход должен пройти от Казанского собора к Исаакиевскому. После Божественной Литургии в Казанском соборе мы могли бы пройти по Казанской улице мимо Мариинского дворца к Исаакию и там отслужить молебен. Мы будем просить настоятеля Казанского собора протоиерея Павла Красноцветова возглавить наш Крестный ход. Сейчас мы приступаем к организации этого замечательного события, которое состоится 4 ноября. Мы решаем все организационные вопросы, в том числе определяется, кто будет духовно окормлять это мероприятие.

Этот день нам пытаются навязать в качестве противоречивого. С этой целью в ткань праздника вплетаются некие исторические события подчас забытые, а если и незабытые, то не являющиеся для всех нас какими-то значимыми символами. Всё-таки все те добрые события, которые произошли в отечественной истории 4 ноября, вторичны по сравнению с тем, что только благодаря именно заступничеству Царицы Небесной они и могли произойти.

Виталий Милонов, председатель комитета по законодательству Законодательного Собрания Санкт-Петербурга

http://ruskline.ru/news_rl/2012/10/24/vitalij_milonov_etot_den_nam_pytayutsya_navyazat_v_kachestve_protivorechivogo/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 104109

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #36 : 03 Ноября 2012, 12:55:45 »

Святейший Патриарх Кирилл: Идеи заботы об общем призваны стать скрепой нашего народа

Предстоятель Русской Церкви дал интервью информационному агентству ИТАР-ТАСС в преддверии Дня народного единства



В преддверии празднования Дня народного единства Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл дал интервью информационному агентству России ИТАР-ТАСС. Текст и интервью также опубликован на сайте Патриархия.Ru.

Патриарх коснулся вопроса о значении Дня народного единства, отмечаемого 4 ноября. «Само содержание праздника 4 ноября может многому нас научить. Что мы отмечаем в этот день? Окончание Смуты, ставшее возможным благодаря народному единству. То есть благодаря солидарности, объединению множества людей во имя общей высокой цели — защиты Родины, ее независимости, сохранения национального достоинства. А разве сегодня перед нами не стоят те же цели? Разве сегодня мы в достаточной мере отвечаем на вызовы традиционным нравственным основам общества, нашей национальной культуре? Разве сегодня отмечаемые Вами эгоистические стремления человека, личные материальные интересы, ставшие для многих важнейшим приоритетом в жизни, — не угроза целостности страны и культуре?» - задается вопросом Предстоятель.

И сегодня, по его словам, «как и 400 лет назад, идеи солидарности и заботы об общем, а не только о частном, могут и призваны стать скрепой нашего общества». «Каким финансовым капиталом ни обладал бы человек, какие высокие позиции ни занимал бы — он не будет полноценно счастлив без служения ближним. Чем больше людей будет ощущать общественный смысл, социальную пользу совершаемого дела, тем крепче будет общество, тем меньше будут расстояния между разными социальными слоями. Человеческие разделения — неизменный спутник падшего мира, лежащего, как говорит Священное Писание, во зле (см. 1 Ин. 5:19). И наш личный грех производит смуту в сердцах, нелюбовь к ближнему, гордыню и эгоизм, которые рано или поздно взрывают общественное спокойствие. Смутное время — печальная эпоха национального разделения, время, когда в нашей стране ожесточение достигло крайней степени, когда люди были готовы обагрить руки в крови своих братьев. Преодоление этой духовной болезни — действительно, наша общая победа над самими собой, которая была бы невозможна без веры и благодатной помощи Божией. Отмечая 4 ноября, — праздник, который появился в наших календарях во многом благодаря усилиям религиозных лидеров нашей страны, мы должны не только радоваться славным делам наших предков, но и помнить, что породившие Смуту явления не изжиты еще до конца в нашем народе», - продолжил Его Святейшество.

«Сегодня, как и 400 лет назад, мы стоим перед соблазнами гордыни и превозношения одних людей над другими, перед завистью, которая ищет справедливости в насилии. Каждый день мы с вами и все наше общество совершаем выбор, который либо отдаляет, либо приближает времена, подобные смутным. Эти мелкие шаги, которые мы делаем, ведут нас по пути создания справедливого и процветающего общества или в обратном направлении. И наша совесть здесь является самым лучшим компасом. Однако этот компас не действует вне духовной традиции. Если кто-то из наших собратьев выстаивает воскресную Литургию, а утро рабочей недели начинает с взятки, считая это нормальным, — значит что-то не в порядке с его нравственными координатами», - подчеркнул Предстоятель.

Также Патриарх коснулся вопроса об установке памятника Патриарху Гермогену в Александровском саду. Он напомнил, что «именно по благословению священномученика Патриарха Гермогена было сформировано народное ополчение, которое освободило Москву». «И памятник святому Патриарху должен был появиться у Кремля тогда же, когда и памятник Минину и Пожарскому, — в 1913 году. Но имя Патриарха Гермогена, к сожалению, оказалось незаслуженно забыто. А ведь его подвиг стоит в одном ряду с подвигами таких выдающихся личностей, как святые благоверные князья Александр Невский и Димитрий Донской, генерал-фельдмаршал Кутузов и маршал Жуков. Памятник восстанавливает историческую справедливость, которая заключается в том, что без подвига Святейшего Гермогена, других архиереев и пастырей, возвысивших свои голоса против беззакония, без православной веры, которая остановила братоубийственный меч, не было бы нашего Отечества, которое могло бы сгинуть в пучине разделений и распрей», - продолжил Предстоятель.

Он напомнил, что сейчас завершается конкурс проектов на создание памятника священномученику Гермогену. «Очень надеюсь, что тот проект, который в итоге победит, сможет видимо воплотить смысл и значение подвига этого великого святого», - подочеркнул Патриарх.

Кроме того, Предстоятель ответил на вопрос корреспондента о том, каково его впечатление от поездок по России, как живут простые русские люди в разных уголках нашей Родины. «При ответе на такой вопрос важно удержаться от крайностей. В российских регионах наметились позитивные тенденции. Но вместе с тем осталось и немало социальных, экономических и прочих проблем. Очень многое зависит от местных властей, которые несут огромную ответственность за происходящее во вверенных им областях. Конечно, также важно, чтобы и федеральная власть «видела» регион, чтобы люди «на местах» чувствовали, что все мы живем в одной стране. Не мое дело судить об общей экономической тенденции. Но не могу не сказать Вам, о чем я всякий раз думаю во время поездок, — о поразительном богатстве наших земель. Удивительно, как щедро оделил нашу страну Господь», - продолжил Его Святейшество.

«Честно трудясь, стремясь послужить общему благу, любая самая отдаленная деревня будет способна преодолеть существующие трудности. Вспомните освоение сибирских земель: переселенцы из европейской части России отправлялись в такие места, которые и сейчас сложно найти на карте. Почему они выжили, а мы до сих пор пользуемся результатами их труда? Потому что сила их духа, стойкость перед лицом трудностей и соблазнов опиралась на крепкую веру, искреннюю молитву и служение собратьям. Поэтому именно в возрождении Православия я вижу одно из важнейших условий процветания российской глубинки», - подчеркнул Патриарх.

Также Предстоятель коснулся самых знаменательных событий 2012 года. По его словам, «примером милосердного служения для множества наших собратьев стала организация помощи пострадавшим в Крымске». «Беда Крымска обнаружила нашу способность приходить на выручку, стремиться на помощь незнакомым людям, бросая привычные и очень срочные, горящие собственные дела. Обнаружила нашу способность любить чужих людей и принимать их беду как свою. Это поистине евангельское служение и пример жертвенности и неравнодушия, который так важен для всего нашего общества», - добавил он.

Кроме того, Патриарх коснулся вопроса, связанного с негативными выпадами в адрес Церкви со стороны ряда либеральных деятелей. «…Какие ярлыки только не навешивают на общественное служение Церкви! Лишая верующих права сообща выражать свою позицию по общественно важным вопросам, некоторые силы пытаются построить социум на безбожных началах. Активность Церкви, борющейся с грехом, им, конечно, не по нраву. Но ведь мы в таком случае должны честно называть вещи своими именами. Церковь никогда не будет молчать при виде греха и порока, тем более при виде его массового распространения и оправдания», - подчеркнул он.

Также Патриарх высказал желание, чтобы современные СМИ, намеревающиеся писать о Церкви, «делали это честно и непредвзято, умели видеть в церковной жизни ее подлинное богатство и красоту, ее настоящий смысл, а не оперировать одними штампами и стереотипами». «Особенно это касается информационного агентства, профессиональное достоинство которого — безукоризненная точность передачи информации, фактов и цитат. Если говорить о направлениях, очень важно внимание СМИ, и в частности ИТАР-ТАСС, к социальной активности Церкви и общественных православных организаций и к тому реальному вкладу, который Церковь вносит в дело улучшения жизни нашего общества. Это и забота о беспризорных и инвалидах, и попечение о бездомных, и защита материнства, и борьба с социальными недугами, такими как наркомания и алкоголизм. У Церкви в этом направлении уже накоплен огромный опыт. Журналистов я призываю рассказать о нем миру», - заключил Патриарх Кирилл.

http://ruskline.ru/news_rl/2012/11/03/svyatejshij_patriarh_kirill_idei_zaboty_ob_obwem_prizvany_stat_skrepoj_nashego_naroda/
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 13500


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #37 : 03 Ноября 2012, 23:54:01 »

Благословение преподобного Иринарха

Об одном малоизвестном, но очень важном эпизоде Смутного времени


Юрий Крестников





Эрнст Лисснер. Изгнание поляков из Кремля

Четыреста лет назад российская государственность подверглась неслыханным до тех пор потрясениям, поставившим ее на грань исторического бытия. Только всенародное покаяние и массовый героизм русских людей, соединение духовного и ратного подвигов позволило России вернуться на Богом предназначенный путь, путь исполнения ею своей исторической миссии – сохранения православной веры. Сегодня мы обращаемся к событиям начала XVII в., чтобы, руководствуясь духовным опытом преодоления той Смуты, одолеть смуту нынешнюю.

Знаковыми, ключевыми фигурами того судьбоносного времени были старец Иринарх и князь Димитрий Пожарский, а пересечение их жизненных путей стало перекрестием, знаком которого явился крест – благословение преподобного Иринарха, данный князю. Именно этим крестом было положено начало освобождению России от смуты, начало умиротворению страны, а само имя монаха-подвижника (Иринарх – начальник мира, греч.) возвысилось до великого символа.


Икона «Благословление преподобным Иринархом-Затворником Борисо-Глебским – Православного русского воинства, народных героев-вождей и спасителей Отечества – Козьмы Минина и Димитрия Пожарского в 1612 году»

К 1611 г. Смута, захватывая все большее число россиян, дошла до определенного предела, за которым начинался распад государства и погружение в хаос. Обманутый в своих ожиданиях народ искал человека, который бы руководствовался в своих действиях не политическими амбициями и своекорыстными интересами, а желанием спасти Державу. Таким был князь и воевода М.В. Скопин-Шуйский, но с его смертью (март 1610 г.) русское общество вновь утратило точку опоры, потеряв человека, вокруг которого, по выражению С.М. Соловьева, можно было «сосредоточиться». Присяга с подачи «седмочисленных бояр» католическому принцу, бесчинства поляков, осквернение святынь, – все это оскорбляло религиозное и национальное чувства народа. 19 марта 1611 г. в Москве вспыхнуло народное восстание против поляков. Чтобы справиться с ним, интервенты подожгли город и 14 дней грабили брошенную столицу. По свидетельству Конрада Буссова, «брали только бархат, шелк, парчу, золото, серебро, драгоценные каменья и жемчуг. В церквах они снимали со святых {икон – Ю. К.} позолоченные серебряные ризы, ожерелья и вороты, пышно украшенные драгоценными каменьями и жемчугом… Из спеси солдаты заряжали свои мушкеты жемчужинами величиною с горошину и с боб и стреляли ими в русских». Именно тогда князь Пожарский, буквально «втоптавший» интервентов в Китай-город, был тяжело ранен в голову, вывезен в Троице-Сергиев монастырь, а оттуда в свое суздальское имение Мугреево, где его и нашли нижегородцы. Противостояние Боярской Думы вместе с засевшими в Кремле поляками и Первого ополчения, раскинувшего свои таборы под Москвой, до крайности изнуряло столицу. Общее настроение передает грамота жителей смоленских земель, присланная москвичам: «Для Бога, положите о том крепкий совет меж себя: пошлите в Новгород, и на Вологду, и в Нижний нашу грамотку, списав, и свой совет к нам отпишите, чтоб всем было ведомо, всею землею обще стояти за православную хрестьянскую веру, покаместа еще свободны, а не в рабстве и в плен не розведены». В Москве грамота была переписана и разослана по городам. Находившийся под домашним арестом Патриарх Гермоген приложил к этим грамотам и свою собственную, где призывал «всею землею обще стати». Как и во все времена вдохновителем и организатором в деле преодоления смут и нестроений в государстве была Русская Православная Церковь в лице ее выдающихся иерархов и подвижников. Сам Святейший Патриарх Гермоген, принявший эстафету святителя Иова, троицкий архимандрит Дионисий, Борисоглебский затворник Иринарх явились духовными вождями народа. Своей молитвой, патриотической деятельностью они побуждали людей к духовному деланию, осознанию необходимости преодоления Смуты. Но до реального преодоления было еще далеко.

Существование России как самостоятельного государства, казалось, подходило к концу. Из-за внутренних противоречий распались отряды Первого ополчения, после многомесячной осады пал Смоленск, шведы захватили новгородскую землю, во Пскове обосновался «Сидорка Псковский вор», поляки засели в Московском Кремле. Но… именно в это время движение за освобождение России стало набирать силу. Возглавить борьбу могли только бескорыстные и преданные России люди. Таковых народ увидел в лице Минина и Пожарского.


***



Косьма Минин

Уроженец Балахны, богатый купец Косьма Минин переехал в Н. Новгород, где его семья заняла видное место в посадской среде. По мнению С.Ф. Платонова, Минин был гениальным человеком с большим самостоятельным умом и практической сметкой. Отличаясь глубокой верой и исключительной честностью, он стал идейным вдохновителем и организатором Нижегородского ополчения. По свидетельству преподобного Дионисия Троицкого, Косьме трижды являлся сам преподобный Сергий Радонежский, благословляя его на подвиг спасения России. За время своего общественного служения «выборный человек от всея земли» принял на себя тяготы бесконечных скорбей, поругания и клеветы, но всю жизнь болел «душею за люди», за вверенное ему дело. По словам И.Е. Забелина, «Минин был чудом между современниками. Как, в таком незаметном чине совершить такое великое и благодатное дело!… Сам Минин был искренно и религиозно убежден, что он только орудие Промысла». Здесь ключ к пониманию личности К. Минина. Под стать ему оказался и Д.М. Пожарский.

Размышляя о причинах, побудивших Минина и нижегородцев призвать именно кн. Пожарского, академик В. Каргалов пишет: «Молва об удачливости воеводы, о том, что ему неизменно сопутствует успех – вот что заслужил Дмитрий Пожарский за недолгое время своего воеводства. Не это ли повлияло потом на выбор нижегородцев?» Но то, что обмирщенное сознание именует удачей, святые отцы называют осознанным следованием воле Божией. Это смиренное следование воле Божией в свое время превратило гонителя христиан Савла в великого апостола, а князя Пожарского соделало подлинным спасителем Отечества.

В жалованной грамоте на суздальскую вотчину (это была награда за разгром «воровских казаков» атамана Салькова) содержится замечательная характеристика князя и воеводы: «Князь Димитрий Михайлович, будучи на Москве в осаде, против врагов стоял крепко и мужественно, и к царю Василию и к Московскому государству многую службу и дородство показал, голод и во всем оскудение и всякую осадную нужду терпел многое время, и на воровскую прелесть и смуту ни на которую не покусился, стоял в твердости разума своего крепко и непоколебимо безо всякой шатости».

С 15 лет князь Димитрий начал службу при Государевом дворе. Но, предпочтя ратное служение спокойной придворной жизни, князь по личной просьбе отправился к южным границам для отражения набегов крымских татар. В этом поступке весь Димитрий Пожарский! Служение Богу, Царю и Отечеству станет главным в его жизни.


Василий Савинский. Нижегородские послы у князя Дмитрия Пожарского 1882 г.

Возглавив Нижегородское ополчение, князь Пожарский взвалил на себя колоссальный груз нерешенных проблем. После убийства П. Ляпунова в рядах Первого ополчения усилились анархические настроения. Намерение руководителей Второго ополчения собрать в Суздале Земский собор и избрать сообща Царя никак не устраивало Заруцкого, который лелеял авантюрную мечту посадить на русский трон «воренка», сына Марины Мнишек, обеспечив себе особое положение в государстве. Отряды Заруцкого заняли Суздаль, опередив Пожарского. Заруцкий намеревался захватить и Ярославль, чтобы поставить под контроль Верхнее Поволжье и дороги на Москву с севера. Пожарский успел занять Ярославль до прихода отряда, посланного Заруцким. Именно здесь развернулась работа по организации похода на Москву.

За четыре месяца пребывания в Ярославле Минину и Пожарскому удалось воссоздать структуру государственного аппарата. В Ярославле стали действовать приказы: Разрядный, Поместный, Дворцовый, Сибирский, Посольский и др., а также Денежный двор. Сюда стекались со всех сторон дворяне, стрельцы, пушкари. Воеводы производили смотр вновь прибывшим и определяли им жалованье. Поместный приказ приступил к раздаче земель оскудевшим дворянам.

Пожарский делал все возможное, чтобы сплотить вокруг Ярославля все национальные силы. Нельзя было повторить ошибок Первого ополчения. Богатое и знатное дворянство претендовало на особое положение. Его притязания привели к неурядицам в ополчении. Сколько же нужно было терпения и смирения, чтобы примирить всех! Пожарский принимал челобитные, давал тарханные и жалованные грамоты монастырям, делал постройки в городах, давал льготы разоренным, но все это он делал «по совету всей земли». Пожарскому чужды были какие бы то ни было диктаторские замашки. Под текстом соборной грамоты князь Димитрий приложил руку десятым, признав тем самым местническое превосходство девяти других более знатных бояр. Об этом же пишет и Забелин: «Общее дело, которое несли на своих плечах наши герои, Минин и Пожарский, совсем покрыло их личности: из-за него их вовсе не было видно, и они вовсе о том не думали, видно ли их или не видно».

Необходимо было не только обустроить войско, но и обезопасить тылы: достигнуть нейтралитета со стороны Швеции, очистить край от казачьих шаек. А времени оставалось все меньше. Князя торопили и упрекали в медлительности. В довершении всех трудностей в мае 1612 г. в Ярославле вспыхнула «моровая язва». Господь словно испытывал терпение своего труженика. Эпидемия стремительно распространялась, умерших уже не успевали хоронить. Народ пришел в смятение, многие дворяне стали уезжать в свои имения. Но, как и во всех подобных случаях, спасала молитва. 24 мая из Толгского монастыря изнесли чудотворную икону Божией Матери Толгской. Вместе с древним почитаемым образом Спаса Нерукотворного и другими святынями князь Димитрий и жители города прошли Крестным ходом вокруг Ярославля. Вскоре эпидемия прекратилась («сама собой», как пишет Р. Скрынников) и люди стали возвращаться.

Терпеливо объединяя и примиряя в рядах ополчения представителей самых разных социальных слоев и групп (от вольного полуразбойного казачества до родовитого дворянства), мужественно преодолевая «ненавистную рознь мира сего», князь сам едва не стал жертвой этой ненависти. Ополчение стало уже собираться в поход на Москву, как был раскрыт казацкий заговор на жизнь Пожарского.

В тот июльский день князь, выйдя из съезжей избы, отправился смотреть пушки, назначенные под Москву, но вынужден был приостановиться из-за теснивших его со всех сторон людей. Казак Роман поддерживал князя под руку. В это время один из заговорщиков, казак Степан, кинулся между ними, намереваясь ударить князя ножом в живот, но промахнулся. Удар пришелся Роману по ноге, то упал и застонал. Князь подумал было, что казак упал по неосторожности или из-за тесноты и хотел было идти дальше, но народ бросился к нему с криком, что его самого хотели зарезать. Тут же нашли брошенный нож, схватили убийцу, который на пытке повинился во всем. Назвал и сообщников, которые также признались. Народ хотел растерзать их, но князь не желал начинать поход с кровопролития. Один из заговорщиков был сослан, другие взяты в Москву на обличение Заруцкого. Но неудавшееся покушение роковым образом сказалось на общем настроении воинства. Поползли слухи: нет Божьего благословения на поход, кругом предательство и измена, а значит под Москвой войско ждут поражение и бесславная гибель. Заразительный дух уныния быстро растекался среди участников ополчения. Некоторые воины начали покидать Ярославль. Один Господь знает, что пережил князь Димитрий в эти страшные дни, когда судьба Отечества висела на волоске. Пожалуй, это был самый трагический момент в истории Смутного времени. Чаши весов колебались…


***


И все же был человек, которому была открыта вся картина событий в России. Зорко следил он за тем, что происходит в Ярославле. И в этот грозный час на чашу весов была возложена молитва. И … весы склонились на спасение России!

Даже по прошествии двух десятилетий поражаешься, с какой последовательностью и упорством в советскую эпоху выносились «за скобки» любых исторических исследований какие-либо упоминания о духовной жизни народа, молитвенном подвиге наших святых, значении монашества в истории России. Это не могло не иметь печальных последствий. Современное секуляризованное сознание не желает вмещать то, что всегда было главным в жизни народа, то, что и объясняет истинный, глубинный, т. е. духовный смысл событий Смутного времени. Испокон веков русские люди руководствовались словами преподобного Иоанна Лествичника: «Молитва есть примирение с Богом, умилостивление о грехах, стена, защищающая от скорбей, сокрушение браней, пища души, просвещение ума, секира отчаянию, богатство монахов, сокровище безмолвников, зеркало духовного возрастания, предвозвестница будущего воздаяния, знамение славы». Велика сила молитвы!

Часто ли обращаясь к истории, погружаясь в анализ всех политических, социально-экономических и других, «земных» факторов, мы учитываем главное? Какую роль в исходе Куликовской битвы сыграла молитва преподобного Сергия? Повлияла ли молитва преподобного Тихона Калужского на исход «стояния на Угре»? Является ли вкладом в победу в Великой Отечественной войне молитвенный подвиг блаженной Матронушки Московской и преподобного Серафима Вырицкого? Для православного человека эти вопросы являются риторическими.

Резюмируя свои размышления о князе Пожарском, В. Каргалов пишет, что его «выделяло из других исторических деятелей того времени глубокая вера в патриотические силы народа». Верно. Но это не главное. Молитва – следствие нашей веры в Бога; именно она и увенчивала все деяния Пожарского. Вера в спасительный Промысл Божий, глубокая убежденность в том, что во всех своих действиях необходимо следовать воле Божией. Эту волю и возвестил ему духоносный старец Иринарх Затворник.



(Окончание следует)




Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 13500


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #38 : 03 Ноября 2012, 23:54:43 »

(Окончание)



Преподобный Иринарх Затворник, Ростовский чудотворец

Один из духовных вождей русского народа в тяжелейшие годы Смуты преподобный Иринарх прославил своими подвигами Борисоглебский, что на Устье, монастырь. Эта славная обитель была основана в 1363 г. двумя подвижниками – преподобными Феодором и Павлом, по благословению самого «игумена земли Русской». Расположенный на дороге, получившей впоследствии именование «Великой Государевой» (Москва – Троица – Ростов Великий – Ярославль – Каргополь – Соловки), монастырь уже при Василии II стал местом великокняжеских, а затем царских богомолий. Именно здесь крестили первого российского самодержца Иоанна III, а при Иоанне IV Грозном обитель входила в число десяти крупнейших и наиболее почитаемых в России. Именно здесь более 30 лет и подвизался преподобный Иринарх, «в затворе, узах и веригах Господеви благоугодивший».

Еще в шестилетнем возрасте отрок Илья (так звали преподобного Иринарха до пострига) заявил своей матери: «Как вырасту, так постригусь и стану монахом: буду носить на себе железа и трудиться ради Бога, и буду учителем всем людям». И слово сдержал. Приняв постриг в Борисоглебском монастыре, Иринарх прошел долгий, трудный, порою скорбный, но и радостный путь духовного возрастания, прежде чем окончательно обосновался в Борисоглебской обители. По откровению Божию и благословению настоятеля монастыря Иринарх удалился в затвор. Начав подвиг, он сковал себе железную цепь в три сажени длины и приковался к деревянному стулу. Затворник наложил на себя и другие железные тяжести и трудился в них в поте лица. Подвижник претерпел поругания и посмеяния от братии, но переносил все с кротостью и молился за них Богу.

Почитание святого в народе росло, многие приходили испросить благословение у старца, «благодать чудес приемшаго» от Бога. Господь даровал Иринарху прозорливость. Далеко разносились пророческие слова преподобного из его убогой кельи. В годы правления Василия Шуйского старец в данном ему откровении узрел будущую участь Москвы и сам ходил в столицу, чтобы в беседе с царем духовно укрепить его в преддверии ожидавших скорбей. Сила духа преподобного Иринарха поражала и врагов. Сохранились слова одного из разорителей России – гетмана Сапеги, воочию видевшего преподобного: «Я ни здесь, ни в иных землях монаха такого крепкого и безбоязненного не видывал». В ту встречу старец предрек ему: «Возвратись, господин, в свою землю: полно тебе в России воевать! Если же не уйдешь из России или опять придешь в Россию и не послушаешь Божия слова, то будешь убит в России». Сапега свой выбор сделал. Вскоре он был убит.

Свой победоносный поход на Москву великий Скопин-Шуйский начал, получив благословение преподобного Иринарха. «Дерзай, и Бог поможет тебе!» – напутствовал старец полководца. В 1612 г. пришел час Д.М. Пожарского.


***



«Труды» (вериги, цепи, обруч, палица железная) преподобного Иринарха. Фото: С. М. Прокудин-Горский, 1909 год

Тогда, в самый драматический момент «ярославского стояния», напряжение всех сил достигло предела, вера в успех Второго ополчения пошатнулась. И вдруг из Борисоглеба пришла грамотка – благословение старца Иринарха. Лагерь ополчения буквально ожил, радостная уверенность в победе поселилась в сердцах воинства, ушедшие из Ярославля стали возвращаться. Князь Пожарский понял: это благословение свыше. Через несколько дней Второе ополчение выступило к Москве. Вот как об этом повествует древнее Житие преподобного Иринарха: «… и посла старец Иринарх ему {кн. Димитрию – Ю. К.} челобитье и просвиру и повелевая им идти под Москву со всею ратию, не бояся Ивана Заруцкого: здесь ли будет Иван Заруцкий {еще одно свидетельство прозорливости старца, Заруцкий действительно сбежал из Москвы – Ю. К.}, и узрите славу Божию. И рад бысть о том словеси, и пойде со всею радостию к Москве и ста в Ростове, и прииде Князь Димитрий Михайлович, да Козьма Минин по благословение сами к старцу; старец же Иринарх благословил идти под Москву, дал им крест свой на помощь, и пойде Князь радуяся, взяв благословение у старца, и пойде к Переяславлю, из Переяславля к Троице, и став у Троицы и помолися Троице и Чудотворцу Сергию Преподобному... »

На второй день пути ополчение остановилось в 29 верстах от Ярославля. Отсюда князь Димитрий, поручив рать князю И. Хованскому и К. Минину, с малой дружиной удалился в Суздаль, чем заслужил у позднейших историков очередные упреки в медлительности. Князь же отправился в Спасо-Евфимиев монастырь поклониться гробам родителей. «Поклонение родителям в таких важных случаях, – пишет И. Забелин, – было коренным и крепким русским обычаем во все времена нашей истории. Отчее благословение утверждало дома чад». Через два дня Пожарский догнал ополчение в Ростове.

Один из летописцев (его слова приводит И.Е. Забелин), заключая свое повествование о Смутном времени и, безусловно, выражая мнение народа, высказался так: «Бысть же во всей России радость и веселие, яко очисти Господь Бог Московское царство от безбожныя Литвы, початком боярина Михаила Васильевича Шуйского-Скопина, а совершением и конечным радением и прилежанием боярина князь Дмитрия Михайловича Пожарского и нижегородца Кузьмы Минина и иных бояр и воевод, стольников и дворян и всяких людей. И за то им зде слава, а от Бога мзда и вечная память, а душам их в оном веце неизреченная светлость, яко пострадали за православную христианскую веру и кровь свою проливали мученически. И на память нынешним родом во веки аминь».


***



Иринарховский Крестный ход. Фото: А.Поспелов / Православие.Ru

Пройдут годы, и в память о великом русском святом, благословившем ополчение Минина и Пожарского, сложится традиция Иринарховских Крестных ходов из Борисоглебского монастыря до села Кондакова, родины преподобного Иринарха. Здесь, недалеко от храма Рождества Христова по сей день сохранился святой колодчик, ископанный когда-то самим подвижником. Сегодня эта традиция возродилась. Со всего мира приезжают люди, чтобы стать участниками Всероссийского Иринарховского Крестного хода и пройти вместе с тысячами других паломников от монастыря, где почивают святые мощи преподобного, до святого колодчика, вода из которого уже не одно столетие исцеляет от духовных, душевных и плотских недугов.

В 2012 г. крестный ход был особым: он начался в тот день, когда 400 лет назад князю Пожарскому было дано благословение преподобного Иринарха Затворника. Нет, не случайно духовная поддержка Минину и Пожарскому пришла из обители, основанной по благословению преподобного Сергия Радонежского. По преданию, именно здесь принял постриг один из героев Куликовской битвы Александр Пересвет. А с князем Димитрием Донским, духовным чадом преподобного Сергия, Димитрия Пожарского связывали не только духовные, но и кровные узы. Оба они – потомки Великого князя Димитрия (Всеволода) Большое Гнездо. И сегодня, когда исполняется 800 лет со дня блаженной кончины «буй-тура Всеволода», 400 лет со дня преставления священномученика Патриарха Гермогена и 370 лет со дня кончины князя Димитрия Пожарского, – об этом уместно вспомнить.

Благословение Божие, преподанное Пожарскому преподобным Иринархом, открыло князю дорогу на Москву. Народ увидел в нем исполнителя не своей, но Божией воли, поверил ему, пошел за ним и «обнаружил такое богатство нравственных сил и такую прочность своих исторических и гражданских устоев, какой в нем и предполагать было невозможно» (И.Е. Забелин).

Ни затвор, ни тяжелые вериги и цепи, которые носил на себе преподобный (а общий вес их к концу жизни святого превысил 10 пудов) не охладили в душе его пламенной любви к земле Русской, не угасили здорового национального чувства верности и преданности своей родной стране – Дому Пресвятой Богородицы, совести русского народа – Святой Руси. Житие великого старца есть выражение сокровенных глубин русской души в ее молитвенном предстоянии Богу. Об этом же в XIX в. писал и И.Е. Забелин, один из немногих наших историков, которому был открыт духовный смысл истории: «Своим житием и подвигами затворник Иринарх вполне запечатлел народную мысль о праведной жизни, как и народную думу о современной истории. В самом деле, все эти старцы – крепкие столпы, обвивающие себя железом, эти плечные вериги, ножные путы, поясные связни, эти многочисленные тяжелые кресты, все эти изумительные труды, разве все это не столько же красноречиво выражает и изображает истинный смысл эпохи, как и писаное слово грамот, сказаний и летописей».

Преподобне отче Иринарше, моли Бога о нас!




3 ноября 2012 года


Литература

    * Борисоглебское лето. Преподобный Иринарх. М., 2003.
    * Амфилохий, архим. Жизнь преподобного Иринарха, затворника Ростовского. М., 1874.
    * Житие преподобного Иринарха, затворника Ростовского. /Памятники Отечества. 1990, №2.
    * Стопы моя направи. Издание Ростовского Борисо-Глебского монастыря. 2007.
    * Здесь спасешься. Житие преподобного Иринарха. Издание Ростовского Борисо-Глебского монастыря. 1998.
    * На пути преодоления Смуты. /Московский журнал. 1999, №4.
    * Соловьев С.М. Сочинения. Кн. IV. М., 1989.
    * Платонов С.Ф. Лекции по русской истории. М., 1993.
    * Скрынников Р.Г. Минин и Пожарский. М., 1981.
    * Александр Соколов, прот. Князья Пожарские и Нижегородское ополчение. Н. Новгород, Саранск. 2005.
    * Забелин И.Е. Минин и Пожарский. М., 1883.
    * Князь Димитрий Михайлович Пожарский. / Ярославский литературный сборник на 1850 г. Ярославль. 1851.
    * Каргалов В.В. Князь Дмитрий Пожарский. /Нижегородский альманах. Вып. 1. Н. Новгород. 1995.
    * Мельникова А. Булат и злато. М., 1990.
    * Преподобнаго отца нашего Иоанна, игумена Синайской горы Лествица. Сергиев Посад. 1908.




http://www.pravoslavie.ru/jurnal/57184.htm
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 104109

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #39 : 04 Ноября 2012, 00:13:58 »

«Всем полезная даруй и вся спаси, Богородице Дево»

4 ноября – День Казанской иконы Божией Матери и праздник народного единства



Празднование Пресвятой Богородице, в честь Ее иконы, именуемой «Казанская», было установлено в благодарность за избавление Москвы и всей России от нашествия поляков в 1612 году. Конец ХVI и начало ХVII столетия известны в истории России как Смутное время. Страна подверглась нападению польских войск, которые глумились над православной верой, грабили и жгли храмы, города и села. Обманным путем им удалось овладеть Москвой. По призыву Святейшего Патриарха Гермогена русский народ встал на защиту родины. В ополчение, которое возглавлял князь Димитрий Михайлович Пожарский, был прислан из Казани чудотворный образ Пресвятой Богородицы.

Зная, что бедствие попущено за грехи, участники ополчения наложили на себя трехдневный пост и с молитвой обратились к Господу и Его Пречистой Матери за небесной помощью. Молитва была услышана. От находившегося в плену у поляков святителя Арсения (впоследствии епископа Суздальского) пришла весть, что ему в видении было открыто о перемене суда Божия на милость, по заступничеству Пресвятой Девы.

Воодушевленные известием Русские войска 22 октября 1612 года взяли приступом Китай-город, практически полностью был установив контроль над Москвой (поляки заперлись в Кремле и сдались через месяц на милость победителя). В память этого события и установлено празднование Казанской иконе Божией Матери.

Напомним, что икона Божией Матери была явлена в 1579 г. в Казани, незадолго перед этим (в 1552 г.) завоеванной Царем Иоанном Грозным столице Казанского ханства. Обретение иконы происходило при непосредственном участии священномученика Гермогена, Патриарха Московского и всея России (1606-12), в то время приходского священника, который составил тропарь иконе «Заступнице усердная». Он благословил ополчение Минина и Пожарского взять себе в Покровительницы икону Казанской Божией Матери, которая и находилась в стане их войска.

Празднование Казанской иконе Божией Матери, установленное в память первой победы вначале совершалось только в Москве, но в 1649 г. повелением Царя Алексея Михайловича, в честь рождения во время всенощного бдения под Казанскую наследника Димитрия, было указано «праздновать Казанской иконе во всех городах во вся годы», что с тех пор и делается. Сразу же по окончании смуты князь Дмитрий Пожарский построил храм в честь Казанской иконы Божией Матери на Красной площади в Москве, где был поставлен список с иконы. Подлинник иконы хранился в Казани до 1904 г., когда святыня была похищена злоумышленниками и судьба ее с тех пор неизвестна.



Идея праздновать день 4 ноября как День народного единства была высказана Межрелигиозным советом России в сентябре 2004 года. Она была поддержана думским комитетом по труду и социальной политике, и, таким образом, приобрела статус думской инициативы. 29 сентября 2004 Патриарх Московский и всея Руси Алексий публично поддержал инициативу Думы установить празднование 4 ноября. «Этот день напоминает нам, как в 1612 году россияне разных вер и национальностей преодолели разделение, превозмогли грозного недруга и привели страну к стабильному гражданскому миру», — сказал тогда Патриарх Алексий.

23 ноября 2004 г. члены президиума Межрелигиозного совета России обратились к председателю Госдумы Борису Грызлову с просьбой рассмотреть заявление Совета, посвящённое установлению в качестве праздничного дня даты 4 ноября. Совет поддержал инициативу введения нового праздника. Соответствующее обращение вместе с текстом заявления было распространено в Думе в связи с рассмотрением в первом чтении поправок в Трудовой кодекс РФ, связанных с пересмотром праздничных дат. «Мы полагаем, что день трагического разделения России — 7 ноября — не стал днём примирения и согласия», — говорится в обращении. Члены Межрелигиозного совета России считают, что последовавшие за ним события «привели к гибели миллионов наших сограждан, в то время как освобождение Москвы от иноземных захватчиков в 1612 году объединило народ и прекратило братоубийственное кровопролитие». На заседании Думы законопроект был принят в первом чтении. Против выступили только коммунисты.

С 2005 года праздник День народного единства отмечается ежегодно.

Тропарь Божией Матери пред иконой Ее Казанской (глас 4): Заступнице усердная,/ Мати Господа Вышняго,/ за всех молиши Сына Твоего, Христа Бога нашего,/ и всем твориши спастися,/ в державный Твой покров прибегающим./ Всех нас заступи, о Госпоже Царице и Владычице,/ иже в напастех, и скорбех, и в болезнех, обремененных грехи многими,/ предстоящих и молящихся Тебе/ умиленною душею и сокрушенным сердцем,/ пред пречистым Твоим образом со слезами,/ и невозвратно надежду имущих на Тя/ избавления всех зол./ Всем полезная даруй/ и вся спаси, Богородице Дево:// Ты бо еси Божественный покров рабом Твоим.

Кондак Божией Матери пред иконой Ее Казанской (глас 8.): Притецем, людие, к тихому сему и доброму пристанищу,/ скорой Помощнице, готовому и теплому спасению, покрову Девы,/ ускорим на молитву и потщимся на покаяние,/ источает бо нам неоскудныя милости Пречистая Богородица,/ предваряет на помощь и избавляет от великих бед и зол// благонравныя и богобоящияся рабы Своя.

http://ruskline.ru/news_rl/2012/11/03/vsem_poleznaya_daruj_i_vsya_spasi_bogorodice_devo/
« Последнее редактирование: 04 Ноября 2014, 15:35:17 от Дмитрий Н » Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 104109

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #40 : 05 Ноября 2012, 15:54:03 »

В Киеве прошёл Крестный ход за единство Руси

День народного единства православные общественный организации на Украине отметили многочисленным крестным шествием



4 ноября в Киеве прошло православно-патриотическое шествие, посвященное празднику Казанской иконы Божией Матери и 400-летию освобождения Русской Земли от захватчиков-иноверцев и их подельников, сообщил «Русской линии» председатель Правления Объединения «Русское Содружество» Сергей Проваторов.

Традиция встречать Большим Крестным ходом День народного единства (или как его называют православные в Киеве – русского народного единства) зародилась в «Матери городов русских» по инициативе руководства и активистов Всеукраинских организаций – Православного Братства Александра Невского и «Православного выбора».

Поддерживаемые православно-патриотическими, русскими и казачьими организациями, такими как «Союз Русского Народа», «Верное Казачество», «Народный Собор», при участии руководителей и активистов некоторых объединений, входящих в республиканский союз общественных организаций «Русское Содружество», уже несколько лет кряду такие акции продолжают удивлять киевлян и приезжих массовостью, торжественностью и постоянством.

В значительном большинстве участниками этих Крестных ходов выступают простые миряне – прихожане православных храмов не только из Киева, но также из многих регионов. Они соучаствуют в деятельности «Православного выбора» и Братства Александра Невского, приезжают в Киев на собственные средства, движимые верой и чувством ответственности за судьбы православного народа, Отечества и Русской Православной Церкви.

4 ноября в Киеве, в память о победе русских людей над иноземными захватчикамиболее тысячи представителей православно-патриотической общественности – поборников единства Святой Руси и Русской Православной Церкви, прошли Крестным ходом, чтобы общими делом и молитвой показать пример единства.
Крестный ход возле Верховной Рады Украины (Киев, 4.11.2012)
Крестный ход возле Верховной Рады Украины

В шествии участвовали представители общественного Русского Движения и Движения российских соотечественников. Среди них – председатель «Народного Собора» Игорь Друзь, главный атаман «Верного Казачества», член Президиума Всеукраинского Координационного Совета организаций российских соотечественников Алексей Селиванов, председатель Высшего совета «Русского Содружества», ответственный секретарь ВКСОРС Александр Прокопенко, глава Киевского общества российских соотечественников «Родина» Василий Кулешов, руководитель Черкасской русской организации «Пушкинское кольцо», член Союза писателей России Олег Слепынин… В рядах крестоходов были руководители и журналисты православно-патриотических и русских средств массовой информации, а также активисты православных братств.

Шествие началось в полдень от стен Свято-Успенского собора Киево-Печерской Лавры. Православные возносили молитвы к Пресвятой Богородице пред Ее чудотворным Казанским Образом о даровании Украине мира и благоденствия, а каждому человеку – истинной духовной свободы во Христе и праведной жизни на родной земле, в преданном служении Богу и Родине.

Завершилось шествие в третьем часе на Софийской площади, где по случаю праздника были провозглашены речи руководителями крупнейших православно-патриотических объединений.

Выступая перед участниками шествия, председатель «Православного выбора» и Александро-Невского Братства, сопредседатель Высшего совета Объединения «Русское
Акафист Божией Матери на Софийской площади Киева (4.11.2012)
Акафист Божией Матери на Софийской площади Киева
Содружество» Юрий Егоров сказал: «Нынешний Крестный ход, посвященный Казанской иконе Божией Матери, это наш молитвенный призыв к единству русского народа. Как известно, эта икона сыграла большую роль в освобождении Руси от иноземных захватчиков в Смутное время в начале 17 века. С этим Образом народное русское ополчение под предводительством Кузьмы Минина и князя Димитрия Пожарского изгнало из Москвы и России поляков, прекратило правление самозванцев – ставленников Запада. Казанская икона Пресвятой Богородицы – одна из наиболее почитаемых нашим народом. Неоднократно наши предки с усердной молитвой обращались к этому чудотворному Образу и всегда получали духовную поддержку, помогавшую отстоять Русь Святую и Веру Православную, как во времена внутренней смуты, так и при отражении внешней агрессии. И сейчас русский народ, особенно живущий на территории украинского государства, вновь переживает смутное время, возможно, наиболее тяжкое в своей истории. Православные верующие уверены, что наш народ с Божией помощью по молитвам заступницы нашей Пресвятой Богородицы сумеет преодолеть и эту смуту».

Юрий Егоров также просил не забывать, что День народного единства – это Державный праздник России, которая, как говорил святой Иоанн Кронштадтский, есть подножие Престола Господня.

По окончании речей присутствовавшие на Крестном ходе священники отслужили акафист Пресвятой Богородице в честь иконы Ее Казанской.

В этот раз православно-патриотический марш состоялся под охраной казаков «Верного Казачества» и, несмотря на провокации украинских националистов, прошёл без происшествий.

Русская линия

http://rusk.ru/newsdata.php?idar=57711
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 104109

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #41 : 04 Ноября 2013, 06:57:59 »

Икона Божией Матери Казанская

У Казанской Божьей Матери
Дивно светел вечный взгляд,
Жены, дочери и матери
Перед ней с мольбой стоят.
С. М. Городецкий




Казанская икона Божией Матери пользуется в России беспримерным почитанием. Обычно именно этой иконой благословляют молодых к венцу, именно ее вешают у детских кроваток, чтобы кроткий лик Богородицы с любовью смотрел на юных христиан.

Ныне в Москве на Красной площади вновь стоит посвященный этой иконе Казанский собор, разрушенный в середине 1930-х и возрожденный уже в наши дни по чертежам, сохраненным замечательным реставратором Петром Дмитриевичем Барановским. Вновь в нескольких шагах от Воскресенских ворот и неподалеку от памятника спасшим Русь гражданину Минину и князю Пожарскому возносятся пред ликом Казанской иконы молитвы.

Возвращен Церкви и Казанский собор в Санкт-Петербурге, в котором покоится прах фельдмаршала М. И. Кутузова, отстоявшего Россию два века спустя.

Казанская икона — незыблемое напоминание о милости Богородицы к Русской земле, о заступничестве Ее за нашу страну в тяжелейшие для России годы.

В 1552 году, на следующий день после взятия Казани войском царя Иоанна Васильевича, монаршим повелением заложен был собор во имя Благовещения Пресвятой Богородицы, а спустя год учреждена Казанская епархия и прислан первый Казанский владыка, святитель Гурий. Но спустя четверть с лишним века, в 1579 году, страшный пожар опустошил половину Казанского кремля с прилегающей к нему частью города. И магометане заговорили, будто это русский Бог немилостив к людям и пожаром показал Свой гнев на них. «Вера Христова, — замечал летописец, — стала притчею и поруганием». Именно тогда и явил Господь милосердие Свое. Девятилетней девочке, стрелецкой дочери Матрене, явилась во сне Богородица и повелела искать на пепелище сгоревшего дома Свою икону. Девочке долго не верили, но вот 8 июля (по старому стилю), устав от бесплодных хождений по градским властям, мать Матрены сама взяла заступ и нашла на указанном Царицей Небесной месте икону, завернутую в ветхий рукав мужской одежды из вишневого сукна. Лик Пречистой был светел и ясен, словно икона была только что написана.

Образ торжественно перенесли в приходскую церковь Николы Тульского, настоятелем которой был тогда благочестивый иерей, будущий патриарх Гермоген, погибший от рук поляков за свою верность Православию и причисленный к лику святых. Будущий святитель и составил подробное сказание о чудесах Казанской иконы Божией Матери.

Царь Иван Грозный повелел выстроить на месте обретения иконы женский монастырь на сорок инокинь; отроковица Матрена вместе со своей матерью первыми приняли в новой обители пострижение. В 1594 году здесь был заложен Казанской обширный собор. В обитель делались обильные вклады утварью, образами, ризами; чудотворная была обложена царскими дарами — золотом, драгоценными камнями, жемчугом. Спустя два века императрица Екатерина II подарила Казанской новую ризу, главным украшением которой стала бриллиантовая корона, снятая с себя земной властительницей ради Царицы Небесной. В 1798 году для Казанской был заложен, а в 1808 году освящен новый обширный собор, разрушенный вместе со всем Богородицким монастырем уже в 1930-х. Но к тому времени иконы здесь уже не было.

Божиим Промыслом явление Казанской иконы знаменовало при царе Иоанне Васильевиче начало многовекового продвижения России на восток. Через открытое взятием Казани окно в Азию Православие просветило всю Сибирь и дошло, вместе с государством Российским, до берегов Тихого океана. Как будто на всем этом движении лежало особое благословение Пречистой чрез Казанскую Ее икону.

В ночь на 29 июня 1904 года несколько святотатцев-грабителей во главе с некиим В. А. Стояном-Чайкиным забрались в собор, привлеченные драгоценными украшениями ризы. Когда святотатцев поймали, ни ризы, ни самого чудотворного образа при них уже не было. Главный грабитель не раз уверял, будто ризу они распилили и продали ювелирам, а икону бросили в печку, чтобы проверить, в самом ли деле она чудотворная. Было это в доме купца Шевлягина в Академической слободке Казани. Многолетнее следствие и сопоставление противоречивых показаний святотатцев тогда ни к чему не привело.

Говорили, будто икона в действительности была куплена Шевлягиным, после революции уехавшим в Англию и продавшим ее там в частные руки. В 1960-х на Западе действительно появилась Казанская икона в драгоценной ризе. Образ этот оказался мастерски исполненным уже в XX столетии списком; но вот риза на нем, судя по всем свидетельствам, подлинная — та самая, что была на пропавшей в 1904 году чудотворной. Православные американцы пытались было выкупить этот образ, он даже выставлялся для молебна в бостонском православном храме, где его видели тысячи людей, но собрать средства не удалось. В итоге эта Казанская вместе с украшающей ее ризой была куплена в 1970 году католиками, долгое время хранилась в португальском городе Фатима, а с 1982 года находится в Ватикане.

Но если так, если не была распилена подлинная риза, то мог сохраниться и первый чудотворный образ Казанской, во что верили и продолжают верить тысячи православных людей. Кто знает, о чем думал Чайкин, многие годы медленно угасавший в одиночной камере Шлиссельбурга, о чем он лгал, а о чем говорил правду? Трудно представить себе злодейство более страшное, нежели сожжение в печи образа, к которому веками припадали мириады паломников, к которому обращались самые горячие мольбы всей России…

Доподлинно же известно другое. Все время, пока образ Казанской красовался в соборе Богородицкого монастыря, России ничто не угрожало с востока. А как только пропала Заступница, страну постигло поражение в Русско-японской войне 1905 года, которая стала одним из первых ударов, за двенадцать последующих лет расшатавших и разрушивших великую империю. Но любые смутные времена по милости Божией кончаются. Кончилась та смута, кончится и нынешняя, и, быть может, чудотворная еще вернется к нам. Когда пресеклась благочестивая династия Рюриковичей, наступило междуцарствие, сопровождавшееся насилиями, расхищением казны, распадом государственности и многими иными бедами. И когда, уповая на Господа и молитвы Его Матери, русские люди взялись спасать Россию, то земская рать несла с собой список с иконы Казанской Богородицы. 22 октября 1612 года православное воинство вошло в Московский Кремль, и этот день также посвящен Казанской иконе.

Устрашенные ополчением Минина и Пожарского, поляки бежали из Москвы. В первый же воскресный день земская рать и все обитатели столицы совершили торжественный крестный ход на Лобное место с Казанской иконой, в чьей чудотворной силе они убедились воочию.

Для нее и был выстроен на Красной площади Казанский собор. По размеру московская Казанская заметно меньше пребывавшего в Казани образа. Когда в 1930 году был закрыт только что отреставрированный П. Д. Барановским на средства прихожан собор на Красной площади (в 1936-м его разрушат), эту Казанскую перенесли в ставший кафедральным собором града Москвы храм Богоявления в Дорогомилове, у Киевского вокзала (после осквернения храма Христа Спасителя еретиками-обновленцами). Но и он к концу 1930-х был закрыт и снесен, после чего следы этой Казанской затерялись в музейных запасниках. А когда после Великой Отечественной войны патриаршим собором был сделан тоже Богоявленский храм, что в Елохове, то благочестивые христиане принесли туда еще один список с Казанской, пребывающий там и поныне. Предание гласит, что и он тоже сопровождал ополчение 1612 года, но то был не чудотворный образ из собора на Красной площади. Поэтому когда этот собор был воссоздан, образ Казанской для него заново написали мастера-реставраторы Центра имени Грабаря. И не умолкают перед ним слова народной молитвы…

Несомненно промыслительной стала судьба третьего по времени обретения чудотворного образа Казанской — петербургского. Он появился в северной столице в 1710-х и был, скорее всего, привезен на берега Невы благочестивой царицей Параскевой Федоровной, вдовой царя Иоанна Алексеевича. Уже в 1730-х петербургская Казанская неоднократно совершала многообразные чудеса и стала заветнейшей и любимейшей святынею града святого Петра. С 1737 года она пребывала в храме Рождества Богородицы на Невском проспекте; к 1811 году на его месте был выстроен новый Казанский собор. Спустя год разразилась Отечественная война. Когда Александр I назначил главнокомандующим М. И. Кутузова, фельдмаршал перед отъездом в действующую армию специально отправился помолиться в Казанский собор перед чудотворной. Народ взывал к полководцу: «Прогони французов!» Богородица не отвергла возложенного на Нее старым солдатом упования, и фельдмаршал вернулся к Ее образу на вечное упокоение в том же Казанском соборе.

А донские казаки, отбив у французов награбленное теми в московских церквах серебро, поднесли его в дар Казанской — в соборе стоял литой из этого серебра иконостас с надписью: «Усердное приношение Донского войска». Тут же, у величественной колоннады собора, были воздвигнуты монументы М. В. Кутузову и М. Б. Барклаю-де-Толли. 17 марта 1922 года этот иконостас был разобран, большевики забрали сто двадцать девять пудов серебра и более тридцати семи фунтов золота; в конце 1922 года были отобраны и проданы за границу и украшения с самой Казанской иконы.

Спустя год, в 1923-м, обновленцы, умевшие выпрашивать у безбожных властей самые обширные и величественные храмы, захватили и Казанский собор. Но чудотворная была спасена от них, оказавшись сначала в церкви на Смоленском кладбище Васильевского острова, а с 1940-го — у правого клироса Князь-Владимирского собора на Петроградской стороне, где пребывает и по сей день.

Эта икона московского письма конца XVI столетия, близкая по времени к первому образу из Казани, явила в годы Великой Отечественной войны еще одно чудо. Престарелый митрополит Гор Ливанских Илия Салиб имел видение, в котором Богородица повелела ему передать кремлевским властителям Свою волю: обойти с чудотворным образом Казанской иконы окруженные фашистами города. По преданию, перепуганные военными неудачами властители-богоборцы не посмели перечить. Доподлинно известно, что когда в 1947 году Илия Салиб посетил город на Неве, его по указанию властей встречали с поистине царскими почестями (многие из горожан решили по обилию машин и стражи, что к ним приехал Сталин), а самой Казанской иконе этот благочестивый восточный архиерей подарил новый золотой венчик.

Давно уже возвращен Церкви и Казанский собор на Невском, но вернется ли туда чудотворная, зависит лишь от воли Самой Царицы Небесной.

Общецерковным почитанием пользуются еще несколько списков Казанской: Богородско-Уфимская, Высочинская, Вышенская, Вязниковская, Каплуновская, Нижнеломовская, Тамбовская, Тобольская, Ярославская; местночтимых же Казанских по русским градам и весям, по приходам и семьям православных христиан такое множество, что и не перечислить.

Тропарь, глас 4

    Заступница усердная, Мати Господа Вышняго! За всех молиши Сына Твоего, Христа Бога нашего, и всем твориши спастися, в державный Твой покров прибегающим. Всех нас заступи, о Госпоже, Царице и Владычице, иже в напастех, и в скорбех, и в болезнех обремененных грехи многими, предстоящих и молящихся Тебе умиленною душею и сокрушенным сердцем пред пречистым Твоим образом со слезами, и невозвратно надежду имущих на Тя, избавления всех зол, всем полезная даруй, и вся спаси, Богородице Дево: Ты бо еси Божественный Покров рабом Твоим.

Молитва

    О Пресвятая Госпоже Владычице Богородице! Со страхом, верою и любовию припадающе пред честною иконою Твоею, молим Тя: не отврати лица Твоего от прибегающих к Тебе, умоли, милосердая Мати, Сына Твоего и Бога нашего, Господа Иисуса Христа, да сохранит мирну страну нашу, Церковь Свою Святую да незыблему соблюдет от неверия, ересей и раскола. Не имамы бо иныя помощи, не имамы иныя надежды, разве Тебе, Пречистая Дево: Ты еси всесильная христиан Помощница и Заступница. Избави всех, с верою Тебе молящихся, от падений греховных, от навета злых человек, от всяких искушений, скорбей, бед и от напрасныя смерти: даруй нам дух сокрушения, смирение сердца, чистоту помышлений, исправление греховныя жизни и оставление прегрешений, да вси благодарне воспевающе величия Твоя, сподобимся Небеснаго Царствия и тамо со всеми святыми прославим пречестное и великолепое имя Отца и Сына и Святаго Духа. Аминь.

Надежда Дмитриева

Из книги "О Тебе радуется!"

http://www.pravoslavie.ru/put/1947.htm
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 104109

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #42 : 04 Ноября 2013, 07:02:06 »

Слово в день празднования Казанской иконе Божией Матери



Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Казанская икона Божией МатериКазанская икона Божией Матери
Возлюбленные братия и сестры, сегодня мы с вами торжественно молитвенно вспоминаем и прославляем явление милости Божией Матери православной державе Российской, выразившееся в чудесном избавлении нашего дорогого Отечества в 1612 году от нашествия иноплеменников.

Наши предки, русские люди, любили Богоматерь и питали особенную, глубокую веру в небесное предстательство Ее о роде христианском и всегда обращались к Ней с усердной молитвой в своих скорбях и бедствиях. Хотя целые страны считали Пресвятую Деву своей Покровительницей и чтили Ее, но в нашем Отечестве имя Матери Божией было окружено особым почитанием – неизмеримо б!ольшим, нежели где бы то ни было еще, и Богоматерь ни на какую другую землю не излила столько Своей благодати и милости, сколько на Землю Русскую. Практически во всяком русском городе непременно есть источник благодати Богоматери – Ее чудотворные иконы, в которых восхотела Она дать людям небесный залог Своей любви и послужить Утешением для страждущего человечества. Народ наш любил называть Богоматерь особыми именами, приличествующими Ее небесному покровительству и милосердию, и Матерь Божия не оставляла тщетной его веру, но подавала скорую помощь каждому просящему и Отечеству нашему в целом.

Особенно памятно избавление нашей земли милостью Божией Матери от владычества поляков в 1612 году. В ту скорбную пору, когда царский род на Руси совсем было пресекся, в нашем Отечестве стали происходить беспорядки, которые и привели к полному безначалию. Этим поспешили воспользоваться поляки: они захватили в свои руки Москву и с ней – до половины царства русского. Опасаясь так навсегда и остаться под властью ига польского, русские люди встали на защиту своего Отчества, возложив при том упование на Небесную Заступницу, к Которой и обратились с горячей мольбою о помощи в борьбе против врага. Войска взяли с собой икону Божией Матери, именуемую Казанскою и, предводительствуемые Ею, приблизились к Москве. Был объявлен пост, весь народ и воины три дня постились и горячо молились пред чудотворной иконой Царицы Небесной о даровании им победы. И Пренепорочная Владычица услышала молитву их и Своим предстательством испросила у милостивого Сына и Господа Своего помощь и одоление на врагов русским людям. Явившийся ночью в сонном видении томившемуся в заточении у поляков греческому архиепископу Арсению Преподобный Сергий Радонежский сказал Владыке, что Господь по молитвам Матери Своей и святителей московских Петра, Алексия, Ионы и Филиппа на следующий же день низложит захватчиков и первопрестольный град российский возвратит в руки русских людей.

Ободренные этим известием воины наши 22 октября с Казанской иконой Божией Матери без особого труда взяли Москву и освободили Отечество от иноплеменников. Таким образом, и страна, и Церковь были избавлены от иноземного порабощения. Благоговея пред Небесною Помощницей, благодарное воинство и все граждане столицы в следующий же воскресный день совершили молебное пение ко Пресвятой Богородице, спасшей русское государство. Крестным ходом, неся Казанскую икону, прошли они до самого Лобного места, причем в воротах Кремля встретил их святитель Арсений с другой святыней – сохраненным им в плену чудотворным Владимирским образом Богоматери. А чтобы память спасительного заступления Пресвятой Богородицы за Отечество наше не ослабела от времени, вскоре единодушно положено было совершать ежегодно торжественное воспоминание о чуде Ее в настоящий день, 22 октября.

Как видим, дорогие братия и сестры, основной причиной спасения страны от погибели явилась твердая православная вера наших предков. Когда надежды на человеческие силы уже не было, тогда все истинные сыны Церкви и Отечества возложили на себя трехдневный пост и молились к Богоматери пред чудотворной Ее Казанской иконой. И молитва их была услышана. Кроме того, с самых древних времен народ русский отличался простой, благоговейной верой и искренней, сердечной любовью к Господу Иисусу Христу. В этой вере нашей и в любви к Сыну Приснодевы Марии и кроется причина особенной к нам Ее милости. Какая мать останется равнодушной к тому, кто будет выказывать, кто обнаружит явные знаки участия и любви к ее детям? Благоговейная вера, крепкая любовь к Сыну Божию, Господу нашему Иисусу Христу, несомненно, и на небе доставляет особенную радость Пречистой Его Матери. И отсюда происходит то, что заступление и помощь Ее изливается на всех, кто издревле свято чтит и исповедует Господа Иисуса Христа, благоговейно поклоняется Ему и с любовью повинуется устроенной Им на земле Церкви.

К чему же обязывает нас воспоминание о чудесной помощи Матери Божией нашей Земле Русской? Чем ближе, чем милостивее и внимательнее к нам Матерь Божия, тем надо осторожнее относиться к своему поведению и к своей вере. Чем больше дается, тем больше будет и взыскано с нас. Кто, как не народ Божий, народ еврейский, видел над собой столь явную, столь чудесную помощь Божию? Вся его история от начала до конца проникнута, наполнена описаниями чудного, непосредственного руководства Божия. Но в то же время как много, как тяжко потерпел он, этот избранный народ Божий, за свое многократное отступление от истинного Бога, за свои частые измены вере праотцев! Почему? Потому что того требует правосудие и величие Божие: Господь не может оставить безнаказанным ни одного проступка, оскорбляющего достоинство Его святого Закона. «Уйдем отсюда»,– раздалось в самом Святилище иудейского Храма, и вскоре мерзость запустения явилась на месте святе и останется там, по слову Господню, до конца века – после того, как народ еврейский не уверовал в Единородного Сына Божия.

Возблагодарим же, дорогие, Господа и Пречистую Его Матерь за столь великие благодеяния, явленные к утверждению и возвеличению Отечества нашего, приведенного к своей славе путем тяжких испытаний единственно десницею Божией. Будем дорожить, братия и сестры, святым союзом с Господом Иисусом Христом и Его Пречистой Матерью, избравшей нашу землю Своим достоянием. Господь Иисус Христос и Матерь Его ревнуют по нас любовью. Будем помнить, Кто наша Заступница, Кто наша помощь и надежда, и не порвем с Ней союза своего, но утвердим его верой, жизнью своей и упованием.

Помышляя, что православные христиане составляют достояние Сына Ее и пользуются особым покровительством Ее, не будем забывать вместе с тем и того, что истинное свойство православных христиан в том, собственно, и состоит, чтобы во всем последовать Христу как единственному Законодателю и бесконечно любить Его как единственного нашего Спасителя. Надо крепко держаться того пути, которым шли наши православные предки, который указал нам Иисус Христос, который указывает и святая Церковь. Этот путь Господь начертал нам в Своем Святом Евангелии, и его мы должны свято хранить и соблюдать. Отступим мы от этого пути, от этого завета со Христом, отступит от нас и наша Заступница, Царица Небесная, потому что в союзе с врагами Сына Своего, попирающими Его учение, Его заповеди, Его Кровь заветную, быть Она не может, как и Христос, Сын Ее, не может быть в союзе с велиаром.

Помолимся же сегодня Царице Небесной, чтобы Она Сама утвердила нас на спасительном пути, ибо Она всегда готова ходатайствовать о нас, только бы мы прибегали к Ее предстательству с теплой и усердной молитвой, с твердой верой и упованием. И тогда Она ни за что не отступит от нас Своим благосердием, но присно будет сохранять и спасать нас от всякого зла. Вознесем Ей горячие молитвы от всего своего сердца, с умилением воззовем к Ней: Радуйся, Заступнице усердная рода христианскаго!

Аминь.

Архимандрит Кирилл (Павлов)

http://www.pravoslavie.ru/put/32534.htm
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 104109

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #43 : 04 Ноября 2013, 07:13:32 »

«Безгосударево время»

ЗНАК КОМЕТЫ


Колокольня Ивана Великого

В марте 1584 года Иван Грозный, поднявшись на крыльцо Благовещенского собора в Кремле, увидел в небе над Москвой светящуюся крестообразную комету. «Вот знамение моей смерти», – вскричал потрясенный царь. Через несколько дней он умер, отравленный ли приближенными, или пораженный болезнью.

Его наследник царь Федор Иоаннович, последний из Рюриковичей, правил в годы затишья перед бурей, надвигавшейся на Россию. После смерти царя в 1598 году наступило первое трагическое для страны междуцарствие, первое знамение Смуты. Федор Иоаннович все передал своей супруге, царице Ирине, но та категорически отказалась принять власть и удалилась в Новодевичий монастырь, где приняла монашество. Главным претендентом на русский трон оставался ее брат боярин Борис Годунов. Пока народ волновался в ожидании законного государя, боярин жил около Новодевичьего монастыря, ожидая избрания на престол. Став царем, он не забыл дней своих проведенных у стен обители и щедро благоукрасил ее.

Недолгое царствование Бориса Годунова оказалось тяжелым для России. Помимо жестокой борьбы за власть, с ее казнями, ссылками и опалами, страну постиг страшный голод. От сильных дождей хлеб пророс, а рано начавшиеся морозы погубили урожай. Голод в свою очередь вызвал восстания и наводнил страну беглыми холопами и крепостными, которых хозяева просто выгнали, чтобы не кормить. «Разбои великие» учинялись под Москвой, на Калужской, Серпуховской и других крупных дорогах, куда власть периодически высылала карательные отряды. Чтобы дать работу и пищу голодному люду, стекавшемуся в Москву, Борис Годунов устроил свою великую стройку – именно в то время колокольня Ивана Великого была надстроена до 81 метра и стала самым высоким сооружением старой Москвы, получив второе, менее известное прозвище Годунов столп. Конечно же, честолюбивый государь хотел и увековечить свое имя. Под куполом звонницы надпись:«Изволением Святыя Троицы повелением Великого Государя царя и Великого князя Бориса Федоровича всея Руси самодержца и сына его благоверного Великого государя царевича и Великого князя Федора Борисовича всея Руси храм совершен и позлащен во вторыя лето государства их 7108».

Тогда же Москва впервые увидела праздничную иллюминацию. Царь Борис готовил свадьбу дочери Ксении с датским принцем и торжественно встречал жениха в Кремле. Пир был дан в Грановитой палате, а вечером на особых высоких жаровнях разожгли огромные костры, и Москва озарилась светом, как днем — то было самое первое в истории вечернее освещение города.

Уже неслась по истерзанной политические распрями, смутами и голодом Руси молва о чудом спасшемся царевиче Дмитрии. Уже Лжедмитрий I, имевший крепкую поддержку в Польше, приближался к Москве осенью 1604 года. Кем же на самом деле был первый самозванец, беглым монахом Григорием Отрепьевым или другим лицом — историки еще спорят. 13 апреля 1605 года Борис Годунов умер, вероятно, тоже от яда, и новым царем стал его сын Федор. Однако бояре-изменники присягнули на верность Лжедмитрию, назвали его царем русским, и тот отправил в Москву свою «прелесную грамоту» от имени царевича Дмитрия. В начале июня Гаврила Пушкин, предок поэта, зачитал на Лобном месте эту грамоту народу. Всколыхнувшийся, подстрекаемый сторонниками самозванца народ признал его законным царем, мечтая видеть на престоле Богом данного, справедливого государя, способного защитить своих подданных от вельможного произвола и восстановить порядок. В Кремле убили государя Федора Борисовича с матерью, а сестра его Ксения отправилась в Новодевичий монастырь.

ЭРА САМОЗВАНЦЕВ


Лжедмитрий. С изображения Луки Килиана

20 июня 1605 года Лжедмитрий, войдя в Москву по Серпуховской дороге, торжественно въехал на Красную площадь. На Лобном месте его всенародно признала своим родным сыном инокиня Марфа (царица Мария Нагая, мать убиенного царевича Дмитрия). Легенда гласит, что когда Лжедмитрий ехал по Красной площади в Кремль, вдруг поднялся страшный вихрь — такой силы, что всадник едва удерживался в седле, — а колокола Софийской церкви в Замоскворечье, что напротив Кремля, зазвонили сами собой. Все это сочли за дурное предзнаменование.

Лжедмитрий, правивший всего год, настроил против себя народ явной склонностью к латинской вере, непочтением Православия и неисполнением московских обычаев, за которым москвичи и стали усматривать его самозванство. Он не любил парной бани и не спал после обеда, женился на католичке Марине Мнишек, дочери польского воеводы, и привел за собой в Москву поляков, не уважавших православную веру и москвичей. Его подозревали и в сочувствии католичеству, и даже в тайном его принятии. Легенда гласит, что первый Лжедмитрий, обещав польскому королю ввести на Руси латинскую веру, хотел устроить в основании столпа Ивана Великого римско-католический костел: между первыми двумя ярусами колокольни находится пустота, в которой будто бы и должен был разместиться латинский храм.

Терпение разочарованного народа, которому ничего, кроме новой кабалы, царствование Лжедмитрия не принесло, лопнуло. Через несколько дней после свадьбы, 17 мая 1606 года в Москве началось восстание. Первым ударил колокол храма Илии Пророка в Китай-городе, и за ним ударили в набат по всей столице. Заговорщики бросились в Кремль. По московскому преданию, перед смертью Лжедмитрий взмолился: «Несите меня на Лобное место, там объявлю истину всем людям». Тогда на Лобное место был брошен его поруганный труп в «личине» и с дудкой в руках — для вящего доказательства его самозванства и смерти. Через три дня его захоронили в убогом доме на окраине, где теперь стоит уже знаменитый Покровский монастырь за Таганкой. Потом будто бы его труп таинственно исчез оттуда и был вскоре обнаружен на другом кладбище. Это сочли за очень дурной знак, и тогда его труп сожгли, пеплом зарядили пушку и выстрелили на запад, откуда пришел на Русь враг-самозванец.


Царь Василий Шуйский

19 мая 1606 года на Лобном месте был «выкрикнут» на царство боярин Василий Шуйский, а в июне он торжественно венчался в Успенском соборе. В Москве сохранились боярские палаты Шуйских в Подкопаевом переулке, 5, близ Кулишков, — те места считались элитными, поскольку рядом стоял загородный дворец государя, и там селилась столичная знать. (По легенде, в этих палатах остановился польский гетман Ян Сапега и умер здесь в сентябре 1611 года, не успев покинуть Москву). Род Шуйского происходил от старшего сына Александра Невского, однако с самого начала своего царствования он не заимел авторитета и поддержки ни со стороны народа, ни со стороны влиятельных бояр. Пытаясь снискать к себе любовь и доверие, Шуйский решил ознаменовать свое правление великим делом. В июне 1606 года он велел перенести нетленные мощи царевича Дмитрия из Углича в Москву, — ведь именно убийство царевича Дмитрия привлекло на Русь самозванцев. Так Шуйский хотел и предостеречься от последующих лже-царевичей, показав всему народу честные мощи убиенного мученика.

Сразу после смерти царевича Шуйский был в числе тех, кто настаивал на версии несчастного случая — якобы больной ребенок нечаянно сам заколол себя. И теперь в знак раскаяния Шуйский нес на руках его святые мощи на Лобное место, где они были выставлены на всенародное поклонение, а потом в кремлевский Архангельский собор. Там, в храме у гроба сына царица-инокиня Марфа покаялась перед народом за признание Лжедмитрия и получила отпущение от духовенства. Тогда же был созван церковный Собор, который в июле 1606 года избрал митрополита Казанского Гермогена Патриархом.

В тот год на Москву вместе с крестьянской армией Ивана Болотникова, шел еще один самозванец, — «царевич Петр», якобы сын царя Федора Иоанновича. На волне Смуты и боярского царствования весть о законном, «справедливом» царе падала на благодатную почву. Болотников Москвы не взял, но осадил ее в районе Юго-Запада. Правительство держало оборону у Калужских и Серпуховских ворот. В ноябре войска Болотникова, перейдя Москву-реку из Коломенского, внезапно появились под самым Кремлем, около несохранившейся церкви Николы в Ямах близ Котельников, но были отброшены царскими отрядами. А в декабре 1606 года после того, как дворянские полки изменили Болотникову, власти дали повстанцам генеральное сражение. Брат царя встал у Новодевичьего монастыря, а племянник М. Скопин-Шуйский — у Серпуховских ворот. Болотников не выдержал боя с правительственными войсками, и, разбитый наголову, бежал от Москвы. А «царевича Петра Федоровича» казнили в Москве на Серпуховке близ Данилового монастыря.


Вор. С изображения конца XVII века

И уже в начале 1608 года под Москвой появился очередной, но очень сильный самозванец, выдавший себя за чудесно выжившего царевича Дмитрия (то есть за Лжедмитрия I, якобы спасшегося во время майского восстания 1606 года). Марина Мнишек признала его своим «законным мужем». Неизвестно точно, кем был этот самозванец — то ли некто Богданко, то ли Матюшка Веревкин, но он получил два прозвища — историческое Лжедмитрия II и народное «Тушинского вора», поскольку он дошел до окрестностей Москвы и стал станом в подмосковном селе Тушино. В июне 1608 года он потерпел поражение в битве с правительственным войском на Ходынском поле и отступил в Тушино без штурма столицы. Правительственное войско заняло оборону в районе Пресни и Ходынки. Беда состояла в том, что очень многие русские города признали власть нового Самозванца, кроме Смоленска, Коломны, Переяславля-Рязанского, Нижнего Новгорода и Троице-Сергиевой Лавры. В тушинский стан стекались и противники Шуйского, и беглые, и «воровские люди» и иностранцы. Весь этот ратный сброд стоял у стен Москвы.

Под натиском страшной силы второго Лжедмитрия Шуйский сначала заключил временное перемирие с Польшей в июле 1608 года, а затем обратился за военной помощью к Швеции, отказавшись взамен от своих прав на Ливонию. Договор был подписан в феврале 1609 года, и король Карл IX послал в Россию войско под предводительством Иакова Делагарди. Во главе объединенного войска встал царский племянник, молодой талантливый полководец М.В.Скопин-Шуйский. Выступив из Великого Новгорода, он подошел к Москве и разбил тушинцев, самозванец же успел бежать задолго до того. Отбросив Лжедмитрия II от Москвы, войско Скопина и Делагарди в марте 1610 года триумфально вошло в Москву.

Однако договор России со шведами, находившихся в состоянии войны с Польшей, дал повод польскому королю Сигизмунду отклонить перемирие и начать войну с Россией. Уже в сентябре того же 1609 года войско гетмана Сапеги подошло к Смоленску, туда прибыл король Сигизмунд — и отправил в Москву и в Смоленск свои грамоты, где извещал, что идет навести порядок в России по просьбе самих москвитян ради сохранения православной веры. А тушинцев, уже брошенных самозванцем, призвал присоединиться к нему. В ответ в начале января 1610 года тушинцы предложили королю возвести на русский трон его малолетнего сына Владислава. И в феврале подписали под Смоленском договор о передачи русского престола королевичу Владиславу под условием принятия им православия.

Конец тушинскому лагерю принес Скопин-Шуйский в марте 1610 года, но в апреле полководец внезапно умер. Народ счел виновным в его смерти самого царя Василия Шуйского, узревшего в популярном племяннике сильного политического конкурента. Говорили, что героя отравила из своих рук дочь Малюты Скуратова, которая приводилась ему кумой:

    Ох, ты гой еси, матушка моя родимая,
    Сколько я по пирам не езжал,
    А таков еще пьян не бывал:
    Съела меня кума крестовая,
    Дочь Малюты Скуратова.


Полководца похоронили с высшими почестями — в Архангельском соборе. А брат царя Дмитрий Шуйский, тем же летом 1610 года «осрамился» в позорной битве у деревни Клушино, проиграв бой польскому гетману Жолкевскому — польский король Сигизмунд уже направил весной 1610 года войска Жолкевского и Сапеги окружить Москву, что они и сделали. После чего московским боярам очередное письмо с предложением возвести на русский престол королевича Владислава, который примет православную веру. Тем более, что после поражения русских под Клушином Лжедмитрий II воспользовался ситуацией и занял Коломенское.

17 июля 1610 года кончилось правление Василия Шуйского. Толпа во главе с заговорщиками — боярами Василием Голицыным, Иваном Салтыковым и Захаром Ляпуновым выгнала Шуйского из Кремля, а поскольку патриарх Гермоген был против такого свержения венчанного царя, то через два дня заговорщики насильно постригли Шуйского в монахи, а обеты за него произносил князь Тюфякин. Патриарх не признал и этого пострига, назвав монахом самого князя Тюфякина. К голосу святителя не прислушались. Власть перешла к боярской думе и к «Ф. Милославскому с товарищи», — к семи знатнейшим боярам. Началась одна из самых страшных и позорных эпох в Российской истории, прозванная Семибоярщиной.

«МОСКВА ОЦЕПЕНЕЛА ОТ УЖАСА»

Летом 1610 года национальная независимость России оказалась на волоске. С запада к Москве подошла армия гетмана Жолкевского, которую Сигизмунд послал для поддержки своих требований. В Коломенском стоял Лжедмитрий II. Государя у России не было, а Семибоярщина мгновенно пошла на предательство. Боярская Дума решила вступить в переговоры с поляками. Они прошли в Филях, где находилось владение Милославского, а также в польском стане у села Хорошова, где стоял гетман Жолкевский.

17 августа 1610 года был подписан договор, и бояре присягнули королевичу Владиславу. В тех условиях политического хаоса и военных угроз его кандидатура представлялась наиболее крепкой и подходящей, но главным условием было принятие им православия. Из Москвы отправилось посольство к королю Сигизмунду под Смоленск «просить королевича» на царство. Пока шли переговоры, становилось ясно, что Сигизмунд, во-первых, не собирается отдавать русский престол отроку-сыну (якобы мальчику опасно править в раздираемой войнами стране) и намерен занять его сам. А во-вторых, о православии с его стороны тоже речи не было. Русское посольство в Смоленске он арестовал и отправил в Польшу — в числе пленников оказался и митрополит Филарет, отец будущего царя Михаила Федоровича. Святитель Гермоген, требовавший, чтобы Владислав принял православие, был против вступления войска гетмана Жолкевского в Москву. Однако 27 августа 1610 года по наущению бояр Москва все же присягнула Владиславу целованием креста, а уже в сентябре польская армия ночью вошла в русскую столицу — того хотели сами бояре, мечтавшие о крепкой руке, способной защитить от волнений черни, прогнать самозванца от стен Москвы и навести порядок. Новое правительство от имени Владислава возглавил польский гетман Станислав Жолкевский, (после его отъезда А.Гонсевский) а Россию «представляли» боярин Михаил Салтыков и Федор Андронов.

Редко, когда Россия оказывалась на столь тонком волоске от национальной гибели. На улицах Москвы начались столкновения москвичей с иноверцами, которые вели себя в городе, как новые хозяева. Патриарх Гермоген отказался благословить Владислава и в грамотах призвал народ к освобождению Москвы, чтобы изгнать иноземцев и избрать русского царя. Первое народное ополчение собрал рязанский воевода Прокопий Ляпунов (вместе с Д.Трубецким и И.М. Заруцким), которое в феврале 1611 года двинулось освобождать Москву. В состав войска, собранного по всей России, входили и дворяне, и казаки, и стрельцы, и ополченцы, и «даточные люди», то есть крепостные, которых дворяне дали для военного похода. Переодетые сторонники ополченцев тайком приносили в Москву оружие, призывали москвичей на свою сторону. Поляки узнали, что восстание в Москве готовится на март 1611 года, когда дружины I ополчения подойдут к городу.

Диспозиция в Москве не изменялась до самой победы. Кремль и Китай-город были заняты поляками, русское ополчение войско занимало Белый и Земляной город, заперев неприятеля в центре, а с окраин осаду русских пытались пробить польские войска, шедшие на помощь осажденным в Кремле. Первый бой ожидали на Вербное Воскресение — 17 марта 1611 года, но вспыхнул он два дня спустя и, согласно легенде, по чистой случайности. Будто бы поляки, готовясь отразить восстание, упрашивали московских извозчиков помочь им втащить на башни Китай-городской стены тяжелые пушки. Те отказались, и началась перебранка. Иностранцы, не понимавшие русского языка, решили, что это началось восстание, и с оружием напали на русских. Ученые полагают, что они просто хотели упредить московское восстание и нанести удар первыми.

Завязался бой, продолжавшийся весь день. Особенно сильным он был в Белом городе, где на поляков бросились народные толпы, успевшие вооружиться. В ответ из Кремля на повстанцев двинулось польское войско. На помощь горожанам пришли ратные люди под командованием князя Пожарского. Он оттеснил поляков обратно в Китай-город и у церкви Введения близ своего дома на Большой Лубянке, 14 поставил что-то вроде баррикады — «небольшой острог». Этот дом и стал главным эпицентром московских боев 1611 года. Поразительно, что в 1812 году он принадлежал градоначальнику Федору Ростопчину, руководителю московского ополчения в Отечественной войне.

(Окончание следует)
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 104109

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #44 : 04 Ноября 2013, 07:14:34 »

(Окончание)

Неприятель оказался осажденным в самом центре Москвы. Наутро 20 марта поляки решили поджечь город, чтобы так подавить восстание, а во второй половине дня к ним пришли подкрепления, и они стали теснить ополченцев из города. В те дни Москва была сожжена в отместку дотла, — выгорела вся территория Белого и Земляного городов, не тронули лишь Китай-город и Кремль, где засели сами захватчики. Князь Пожарский был сильно изранен. «Ох, хоть бы мне умереть, только бы не видать того, что довелось увидеть!» — вскричал он, когда его увозили по Переяславской дороге в Троицкую Лавру. Оттуда князя перевезли в его вотчину, где он лечился до октября 1612 года.

Тем временем ополчение Ляпунова, опоздав по весенней распутице, подошло к Москве и встало близ Николо-Угрешского монастыря. В апреле 1611 года ополченцы дали сильный бой польским частям под Симоновым монастырем, которые сделали сюда вылазку — и опять укрылись в Кремле и Китай-городе. Ополчение вошло в Москву и осадило неприятеля у стен Белого города. Тогда к Донскому монастырю подошел польский отряд, пытаясь ударить в тыл ополченцам, но потерпел поражение. Силы как бы сравнялись — одни не могли снять осаду, другие — взять город.

Именно в это время в стане ополчения произошел трагический раскол. В июле 1611 года в результате заговора был убит Прокопий Ляпунов. Войско стало стремительно распадаться, многие полки стали отходить от Москвы, а у города остались казаки и ополченцы князя Трубецкого, стоявшие в Замоскворечье. Казаки сумели приступом взять Новодевичий монастырь, и освободили Ксению Годунову, которую отправили во Владимир.

Между тем весть о Москве, попавшей в руки врагов и сожженной ими, облетела русские города. Патриарх Гермоген призвал принести недавно обретенную Казанскую икону Богоматери в стан русского войска. Ее принесли в Москву, но после распада I ополчения Трубецкой отпустил чудотворный образ обратно в Казань. По пути икона прибыла в Ярославль именно в тот день, когда туда же пришли из Нижнего Новгорода войска II ополчения во главе с князем Пожарским — это было уже весной 1612 года. «Столь нечаянно благословенная встреча» была принята за доброе предвещение, и икону решили снова взять с собой в Москву — где она и осталась навсегда.

А пока летом-осенью 1611 года набирали по всей земле второе народное ополчение. На защиту Отечества снова поднимала Православная Церковь: архимандрит Троице-Сергиевой Лавры Дионисий и келарь Авраамий Палицын рассылали по русским городам грамоты с призывом спасти Россию. А в августе в Нижнем Новгороде зачитывали грамоту св. патриарха Гермогена. Так случилось, что именно Нижний Новгород стал центром нового русского ополчения, — прежде этот город особенно противился передачи власти королевичу Владиславу.


Явление преподобного Сергия Козьме Минину

Первым руководителем второго ополчения стал Козьма Минин, торговый человек, который призвал каждого пожертвовать для снаряжения ратников: «Где соберется доходов — отдаем нашим ратным людям, а сами мы, бояре и воеводы, дворяне и дети боярские, служим и бьемся за святые Божии церкви, за православную веру и свое отечество без жалованья. А если денег не станет, то я силою стану брать у вас животы, жен и детей отдавать в кабалу, чтобы ратным людям скудости не было!» — с таким словом обратился он к народу. Новое войско было регулярным, из служивых, дворян и ополченцев, без наемников. А военачальником пригласили князя Пожарского, который еще лечился от ран. Настоятель нижегородского Печерского монастыря архимандрит Феодосий убедил его встать во главе русского войска, благословил, и после этого Пожарский, молвив: «Рад за православную веру страдать до смерти», отправился в Нижний Новгород в октябре 1611 года.

Узнав, что готовится новое ополчение, московские бояре-изменники и поляки стали требовать от патриарха Гермогена, чтобы тот запретил ратникам идти на Москву и велел разойтись. Святитель отказался, благословил ополченцев и был заточен в кремлевском Чудове монастыре, где скончался от голода в феврале 1612 года. Мученическая смерть святителя словно осенила победу русских. В марте 1612 года они направились из Нижнего Новгорода к Ярославлю, где встретили чудотворную Казанскую икону, а в июле подошли к Москве. Поскольку Кремль со святыми соборами был занят неприятелем, главным храмом России стал тогда Успенский Собор Крутицкого Подворья. Именно здесь, у стен Новоспасского монастыря князь Пожарский с дружиной целовали крест о спасении Москвы и о том, чтобы положить за нее и за Отечество головы свои…


Воззвание Минина к нижегородцам. А. Кившенко

На сей раз эпицентром боев 1612 года стал район Пречистенки и Арбата, а второй центр развернулся в Замоскворечье, в районе Климентовского переулка. Еще одним памятным местом стал Крымский брод в районе Большой Якиманки, где сейчас стоит церковь Иоанна Воина — там казаков из первого ополчения Трубецкого уговаривал присоединиться к войску князя Пожарского. Ополчению требовалось полностью осадить поляков в центре столицы, и держать оборону вокруг Белого города, дабы не допустить к ним помощи извне. Первые части ополченцев вступили в Москву 3 августа и разбили лагерь между Тверскими и Петровскими воротами. Через несколько дней второй отряд устроил укрепления между Тверскими и Никитскими воротами. Так была укреплена Смоленская дорога, по которой уже шел на помощь полякам, осажденным в Кремле, гетман Ходкевич. 20 августа третий, главный отряд ополченцев, где были Пожарский с Мининым, занял Арбатские ворота. Казаки Трубецкого встали у Яузских ворот и на Воронцовом поле — то есть войско ополчения растянулось вдоль стены Белого города и к 20 августа замкнуло кольцо полной осады.

Между тем поляки, запершиеся в Кремле и на посаде, стали испытывать острую нехватку продовольствия. Моральные силы тоже отказывали: войско русских насчитывало 10 тысяч человек против 3 тысяч кремлевского польского гарнизона. Гетман Ходкевич, вставший со своим 12-тысячным войском лагерем в Сетуни, имел двойную задачу: снять осаду Кремля с Китай-городом и отбросить ополченцев. Утром 22 августа началось решающее сражение. Нападение на войско ополчения совершилось двумя одновременными ударами: Ходкевич, перейдя Москву-реку, наступал от Новодевичьего монастыря к Арбату, атаковав русскую конницу на Девичьем поле и оттеснив ее в район Пречистенки. А в тыл русским выступили поляки из Кремля. На помощь русским пришли казаки из Замоскворечья, из ополчения Трубецкого, и гетман отступил в район Поклонной горы.

23 августа польскому отряду из Кремля удалось отбить у русских часть замосквореченской территории вместе с укреплением у церкви Георгия в Яндовах. Ходкевич поспешил к Донскому монастырю, чтобы оттуда выступить навстречу польскому отряду, прорвавшемуся в Замоскворечье. Пожарский же расположился штабом у церкви Ильи Обыденного на Остоженке, — позднее скажут, что на этом месте «случилось историческое решение Бога быть России». Келарь Авраамий Палицын совершил у стен Ильинской церкви молебен «о побеждении на враги».

На следующий день 24 августа состоялось главное сражение по тому же сценарию. Бросив все свои силы, Ходкевич от Донского монастыря вновь попытался пробиться в Кремль, а в тыл русским снова ударили поляки из Кремля. Ходкевич, прорвав оборону ополченцев, дошел до Климентовского переулка. Ныне там стоит красивый пятиглавый храм Климентия Римского в стиле елизаветинского барокко. А вот его деревянный предшественник видел ту великую битву: подле него было важное русское укрепление — Климентовский острожек («крепостца на Ордынцах»), который охранял дорогу от Серпуховских ворот к плавучему мосту, соединявшему Замоскворечье с Китай-городом. Его-то и занял Ходкевич. Рано празднуя победу, гетман распорядился привезти к острожку продовольствие для кремлевских поляков. Другая сохранившаяся свидетельница боя — церковь св. Екатерины на Большой Ордынке: около нее в тот же день соединились ополченцы Пожарского и казаки Трубецкого и отбили Климентовский острожек, захватив доставленную провизию. Победу принес смелый, спасительный ход Минина: взяв у Пожарского четыреста воинов, он переправился с ними через Москву-реку у Крымского моста и неожиданно ударил неприятелю во фланг. Впав в панику, воины гетмана бежали, бросив знамена и весь обоз. Преследования не получилось — у ополченцев не хватало сил, но и у неприятеля тоже сил не осталось. Сутки простоял Ходкевич на Воробьевых горах, убедился в невозможности нового боя и ушел от Москвы, обещав осажденным идти за новым войском. Ни снять осаду, ни отбросить от Кремля ополченцев у него не получилось. Миссия Ходкевича провалилась.

Теперь у воинов ополчения высвободились силы, чтобы начать полную осаду Китай-города и Кремля, дабы окончательно разделаться с захватчиками. Ополченцы стояли в центральном городе, казаки замыкали кольцо осады в Замоскворечье. Пожарский и Трубецкой избрали местом своих совещаний нынешнюю Трубную площадь на берегу Неглинной. К стене Китай-города были стянуты пушки, стояли они и около храма Всех Святых на Кулишках. Пожарский предложил осажденным сдаться, но те надменно отказались, хотя уже испытывали неимоверный голод.


Польские паны, осажденные в Московском Кремле, сдаются русскому ополчению. Э. Лисснер.

И тогда ополченцы решили брать Китай-город штурмом. Наложив строгий трехдневный пост, перед Казанской иконой отслужили молебен, моля Богородицу о победе, и, возможно, дали обет построить в Москве храм во имя чудотворного Казанского образа. По преданию, в ночь после молебна греческому архиепископу Арсению, заключенному в Кремле, явился во сне преподобный Сергий Радонежский и открыл ему, что «предстательством Богоматери Суд Божий об Отечестве преложен на милость, и Россия будет спасена». 22 октября (4 ноября) войско ополчения штурмом заняли Китай-город и осадили Кремль. Оголодавшие, деморализованные интервенты через два дня сдались без боя, заручившись обещанием Пожарского сохранить им жизнь. Первыми отворились Троицкие ворота Кремля, откуда выпустили русских, сидевших с поляками в осаде, а за ними открылись все кремлевские ворота. К 27 октября поляки оставили Кремль. Им, как и обещали, сохранили жизнь и потом обменивали на пленных русских.

Центром торжеств стала Красная площадь. 27 октября после благодарственного молебна у Лобного места, который отслужил преподобный архимандрит Троице-Сергиевой Лавры Дионисий, духовенство с крестным ходом, под колокольный звон, отправилось в Кремль, в Успенский собор, а за ним шествовали русские войска. Навстречу из Кремля вышел архиепископ Арсений, неся на руках икону Владимирской Богоматери. И только войдя в Кремль, увидели, как пострадало сердце Москвы от завоевателей.

СЛАВЬСЯ, СЛАВЬСЯ, РУССКИЙ ЦАРЬ

В начале ноября 1612 года руководители ополчения разослали по всей стране грамоты о созыве Земского собора в Москве для избрания царя. Ради этого судьбоносного дела вновь был наложен трехдневный пост, и служили молебны с просьбой о вразумлении, о том, чтобы Бог явил России Волю Свою. Два месяца Земский собор заседал в Грановитой палате. Именно в ней 21 февраля 1613 года избрали царем Михаила Федоровича Романова, имевшего родственные связи с ушедшей династией Рюриковичей. В тот же день посланцы Земского собора объявили его имя народу с Лобного места. Народ ликовал: «Да будет царь и государь Московскому государству и всей Московской державе!» После этого в Успенском соборе был отслужен молебен под звон Ивана Великого, новому государю провозгласили многолетие и произнесли присягу. Земский собор отправил грамоту польскому королю Сигизмунду с извещением об отказе от кандидатуры Владислава и с предложением обменять пленных — ведь среди них в Польше томился отец нового царя, митрополит Филарет.


Царь Михаил Феодорович Романов

В мае 1613 года москвичи встречали у Сретенских ворот на Святой Троицкой дороге первого Романова — царя Михаила Федоровича и его мать, прибывших из Костромы. Венчался государь летом того же года и вскоре отправил игумена Сретенской обители Ефрема в Польшу за своим отцом, митрополитом Филаретом. Встреча отца с царственным сыном состоялась в 1619 году на Пресне, а духовенство встречало пастыря у Никитских ворот, где в память о той встрече патриарх Филарет построил церковь по своим именинам во имя св. Феодора Студита. Она и сейчас стоит подле Большого Вознесения.

Главное же, в честь победы на Красной площади был построен благодарственный Казанский собор. До его освящения чудотворная икона, спасшая Москву и Россию, пребывала во Введенской церкви у дома Пожарского на Большой Лубянке, и князь принес ее на руках в новоустроенный храм. Казанский собор стал символом Церкви Воинствующей. Русское православное воинство сражалось с врагами России под защитой Божией Матери и готовилось с Ее помощью сражаться с антихристом, а самозванец Лжедмитрий, ставший причиной Смуты, воспринимался в русском религиозном сознании как один из его предтеч. Отречение от своего настоящего имени, данного при крещении, означало отречение от своей личности и замену ее на «личину». Антихрист, лживо выдающий себя за мессию, будет последним Самозванцем на земле, и с Казанской иконой, спасшей Россию от Лжедмитрия, связывали надежду на спасение православной России и всех христиан от лжецаря мира в последние времена.

Другой Казанский храм по обету царя был сооружен в Коломенском — там, где стоял когда-то Лжедмитрий II с гетманом Сапегой. И в середине XVII века Церковь установила праздник Казанской иконе 22 октября (4 ноября) «избавления ради от ляхов», который в наши дни по счастью стал и государственным праздником. Тогда же году мощи святителя Гермогена перенесли из Чудова монастыря в Успенский собор, где они покоятся и ныне, но его канонизация состоялась только в 1914 году. В родовой вотчине князя Пожарского — в Медведкове — была поставлена церковь Покрова Пресвятой Богородицы на том месте, где в 1612 году отслужили войсковой молебен перед битвой за Москву.

А в феврале 1818 года на Красной площади установили памятник Минину и Пожарскому — это был самый первый скульптурный памятник в Москве. Его открытие готовили на 1812 год, к двухсотлетию победы над Смутой, но Отечественная война на несколько лет отодвинула это торжество. Памятник раньше стоял в середине площади, обращенный к Кремлю. По замыслу скульптора И. Мартоса, князь Пожарский изображен поднимающимся с ложа, еще не излеченный от ранений, на призыв Минина, а Минин указывает князю на занятый врагами Кремль. Пьедестал же уподоблен жертвенному алтарю, на который принесли себя народные герои ради спасения Отечества. «Вам монумент — Руси святой существованье» — такая надпись изначально должна была украсить пьедестал. Выбрали другую, краткую и сильную: «Гражданину Минину и князю Пожарскому — Благодарная Россия».

Елена Лебедева

http://www.pravoslavie.ru/arhiv/5307.htm
Записан
Страниц: 1 2 [3] 4 5 ... 10
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Valid XHTML 1.0! Valid CSS!