Русская беседа
 
25 Апреля 2024, 11:48:54  
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
 
Новости: ВНИМАНИЕ! Во избежание проблем с переадресацией на недостоверные ресурсы рекомендуем входить на форум "Русская беседа" по адресу  http://www.rusbeseda.org
 
   Начало   Помощь Правила Архивы Поиск Календарь Войти Регистрация  
Страниц: [1]
  Печать  
Автор Тема: Зачатие праведной Анною Пресвятой Богородицы  (Прочитано 3112 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Владимир К.
Администрация форума
Ветеран
*****
Сообщений: 3940


Просмотр профиля
Православный, Русская Православная Церковь
« : 22 Декабря 2008, 20:03:53 »

Зачатие праведной Анною Пресвятой Богородицы



22 декабря

Святая праведная Анна была младшей дочерью священника Матфана, происходившего из колена Левина из рода Ааронова.

Муж ее, святой праведный Иоаким, был родом из колена Иудина, из дома царя Давида. По древнему обетованию из рода Давидова должен был произойти Мессия.

Супруги жили в Назарете Галилейском. Ежегодно они отдавали две трети своих доходов в Иерусалимский храм и бедным. По особому Промыслу Божию святая чета до глубокой старости не имела детей. Супруги сильно скорбели об этом, так как бесчадие у евреев считалось тяжким несчастьем и наказанием Божиим. Святые горячо молились о даровании им потомства.

В один из праздников, когда израильтяне приносили в Иерусалимский храм дары Богу, первосвященник, полагая, что бездетный Иоаким не имел благословения Божия, отказался принять от него дары. Святой Иоаким был глубоко огорчен. Он обратился к родословной двенадцати колен израильских и удостоверился, что все праведные мужи имели потомство, включая столетнего Авраама. Не возвращаясь домой, святой Иоаким ушел в пустыню и провел там сорок дней в строгом посте и молитве, призывая на себя милосердие Божие и омывая горькими слезами свое бесчестие.

Супруга его, святая Анна считала себя главною виновницею постигшего их горя.

Однажды, увидев среди ветвей лаврового дерева гнездо с едва оперившимися птенцами, она слезно молилась о даровании ей младенца, обещая принести в дар Богу рожденное дитя. Как только святая Анна произнесла слова обета, Ангел Божий возвестил ей об исполнении молитвы и открыл, что у нее родится дочь по имени Мария, через Которую благословятся все племена мира. Обрадовавшись, святая Анна поспешила в Иерусалимский храм, чтобы возблагодарить Бога и повторить обет о посвящении Ему ожидаемого младенца.

С тем же благовестием явился Ангел и святому Иоакиму в пустыне и повелел ему идти в Иерусалим. В Иерусалиме святая праведная Анна зачала Благословенное Чадо и родила Пресвятую Деву Марию.

До трехлетнего возраста Пресвятая Мария жила в доме своих родителей, а затем торжественно была приведена святыми Иоакимом и Анной в храм Господень, где воспитывалась до совершеннолетия.

Вскоре после введения во храм Пресвятой Богородицы восьмидесятилетний старец Иоаким скончался. Святая Анна пережила его на два года и отошла ко Господу семидесяти девяти лет. Преклонный возраст праведных супругов показывает, что рождение у них Дочери было действием особого Промысла Божия.

Церковь называет Иоакима и Анну Богоотцами, ибо они были предками Иисуса Христа по плоти, и ежедневно на отпусте Божественной службы просит их молитв о исходящих из храма верующих.
« Последнее редактирование: 22 Декабря 2023, 07:57:10 от Александр Васильевич » Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 103702

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #1 : 22 Декабря 2015, 11:54:42 »

Чудо человеческой любви

Слово протоиерея Александра Шаргунова в день Зачатия прав. Анною Пресвятой Богородицы



Мы можем понять тайну зачатия Божией Матери и почитание Церковью Ее святых родителей, исходя из того, что представляет собой христианский брак. Из того благословения, которое от имени Церкви священник дает вступающим в него. Человеческая любовь для Церкви — живое знамение любви Пребожественной Троицы, Отца и Сына и Святого Духа. Это значит, что она будет бесплодной, если смысл ее не будет в том, чтобы жить для другого.

Это зачатие являет нам, какое чудо — человеческая любовь. Вне сомнения, она принадлежит всем людям, не только христианам. Однако чем отличается соединение двух жизней в одну, которое совершается в Церкви, от того, что происходит при гражданской регистрации брака? Что сказали бы мы неверующему человеку, который спросит о смысле нашего присутствия здесь и наших благословений? В этом заключается весь вопрос. Если наши благословения и наши слова не имеют значения для внешних, значит ли это, что и для нас они не имеют значения?

Бог восхотел, чтобы от человеческой любви рождался ребенок, к которому обращен взор обоих супругов. И это значит, что их взаимная любовь никогда не может ограничиться ими двумя. Закон любви, открываемый им Богом, не касается только их одних. Он — внутри их любви, желанной и принятой ими. В древние времена на бесплодие смотрели как на Божие проклятие и знак бесчестия, в то время как чадородие было знамением благословения. Это было потому, что бесплодие и чадородие рассматривались не только физически, но прежде всего духовно. Бесплодна жизнь, когда она замкнута на себе. И плодоносна, когда сознает ответственность за других и отдает себя всецело другим. Жизнь супругов становится плодоносной от их истинного отношения к тем, кто их окружает. И Богом данный младенец является первым видимым знаком этого духовного плодоношения, первым человеческим существом, которому супруги вместе отдают себя. Но та же любовь будет вести их к тем, кого Господь поставит на их пути, доверяя этих людей им. И подобно тому как ребенок соединяет по-новому родителей, отдающих себя ему, они становятся более едиными, когда вместе проявляют заботу о других.

Один человек рассказывал, как в час, когда казалось, что все погибло, и он был близок к отчаянию, он взмолился Божией Матери. Она пришла на помощь — и сердца его коснулась благодать. Он понял, что не должен больше испытывать любовь, но быть любовью. И не только по отношению к тому человеку, которого он предал, но ко всем без исключения. Его духовник, узнав об этом, сказал: «Любовь, когда в ней отказывают одним, рано или поздно перестанет существовать по отношению ко всем другим. Даже по отношению к тем, кого больше всего на свете любим». «Но почему Вы не объяснили мне это раньше?», — спросил он священника. «Потому что такое не объясняется, — ответил тот. — Это надо пережить».

Да будет дано нам это пережить, узнать благодать сегодняшнего праздника. Ее святое зачатие для рождения — ради всего рода человеческого. Но таким должно быть зачатие и рождение всякого ребенка. Каждый новорожденный младенец — чудо чудес, тайна тайн. Потому что Бог станет через Божию Матерь Младенцем. Человечество было близко к отчаянию, но вот родилась надежда.

С Рождеством Божией Матери миру будет дарован океан любви. Нельзя довольствоваться одним своим личным счастьем. Надо однажды открыться тому, чем живут другие люди, все человечество, вся Церковь. Мы живем, разделяя жизнь других. Если бы это было не так — мы не могли бы жить. Мы можем жить потому, что нам дано разделить жизнь Того, Кто пришел разделить нашу жизнь. Обрести нашу жизнь в Его жизни, разделить Его жизнь с нашей — вот что значит быть христианином. Вот что обещает праздник, который мы совершаем сегодня. Господь и Божия Матерь несут наши бремена, но кто из нас может с Ними их разделить? Это бремена всех. Когда мы несем бремена друг друга, мы узнаем, что Господь и Божия Матерь несут их с нами.

Протоиерей Александр Шаргунов, настоятель храма свт. Николая в Пыжах, член Союза писателей России

http://ruskline.ru/news_rl/2015/12/22/chudo_chelovecheskoj_lyubvi/
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 13500


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #2 : 22 Декабря 2018, 16:26:17 »


Поэма в честь праздника беременности

Материнские заметки

Анна Сапрыкина




Святые Иоаким и Анна

22 декабря – 9 декабря по старому стилю – Церковь вспоминает Зачатие праведной Анной Пресвятой Богородицы. День радости всей Вселенной – день, в который началась жизнь Матери Божией, предначинание спасения мира. Праздник, в который чтится беременность. Праздник, в который чтится еще нерожденный, только что зачатый малыш, который пока только скопление стремительно делящихся клеток. И сегодня же, здесь же – память другой Анны, матери пророка Самуила. Две Анны, два образа – два праздника в один день, один праздник двух беременных женщин. Об этом празднике я хотела написать давно, наверное, не с первой беременности, но со второй – точно. Хотела бы написать поэму, а лучше бы песню. Получилась проза, причем местами бытовая, но, по-моему, элементы поэмы остались.


Откуда берутся дети?

Этот праздник – о том, откуда берутся дети. Много лет жили в любви и согласии благочестивые супруги Иоаким и Анна, и не было у них детей. Почему же на старости лет у них родился Малыш? Потому, что они просили малыша у Бога. Об этом же и вся история Анны-пророчицы, матери Самуила. Детей дает Бог.

    Детей дает Бог: зачатие и рождение человека – в руках Божиих

Зачатие и рождение человека – в руках Божиих. И это касается отнюдь не только великих, особенных, святых родителей и святых детей. Это касается каждого из нас. Великий вселенский учитель и святитель Иоанн Златоуст говорит о том, что зачатие ребенка – «таинство любви», соединяющее двоих в единое целое[1]. Ребенок зачинается единством, которое «соединяет и смешивает тела обоих»[2]. Но этого – недостаточно, утверждает святитель довольно категорично: «способность рождать имеет начало свыше – от Божия Промысла, и… для этого ни природа женщины, ни сожитие (с мужем), и ничто другое само по себе недостаточно»[3]. В другом месте святитель показывает, как «система работает» на примере Лии, у которой Бог – именно Бог – «возбудил способность к чадородию», и ее сестры Рахили, у которой Господь эту способность удержал: «Творец всего есть и правитель всего, и естество возбуждает Он к чадорождению, и… сожитие остается бесплодным, как скоро нет помощи свыше»[4].


Беременность как праздник



Этот праздник – о том, что беременность… – это праздник. Это о реакции на известие о беременности. В каноне Зачатию праведной Анной Богородицы говорится: «во чреве приемши, Анна радостно вопияше: колена вся Израилева, срадуйтеся мне, се бо и аз зачах» (песнь 1). Удивительный канон, удивительная служба в этот день – служба, величающая беременность, величающая рождение. Наверное, для многих беременных мам, да и для пап, наверняка, тоже, эта служба – помощь, поддержка, наставление, почти что большая-большая такая «молитва беременности».

    Радость праведных Иоакима и Анны – пример отношения к зачатию вообще, каковы бы ни были наши обстоятельства

Анна беременна – «горы и холми, поля и море, ангельское множество и все естество человеческое да веселятся». Конечно, это радость мира, в который пришла долгожданная Владычица и Мать Избавителя. Легко понять и объяснить просто человеческую реакцию пожилых Иоакима и Анны: они многие годы ждали, вымаливали малыша – и вот это фантастическое чудо накрыло их. Но мне кажется, это еще и образ, образец отношения к зачатию вообще.

Тест на беременность, который можно купить в аптеке или супермаркете на кассе. И вот на нем – две полоски. Конечно, бесплодные люди от радости не поверят этому. А когда эти полоски совсем нежданные? Никак не долгожданные? Когда эти две полоски – маме, еще кормящей предыдущего малыша и жаждущей хоть бы немного передохнуть после предыдущих родов? Когда эти две полоски мы видим уже который год подряд? Когда эти две полоски – родителям, которые живут в маленькой съемной квартире с пятью детьми? Когда эти две полоски перечеркивают все планы и надежды на ближайшие годы?.. Ведь такое еще как бывает. Бывает не только у людей, далеких от Бога, для которых беременность – повод выпить таблетки, сходить к врачу, быстро и легко «избавиться от внезапной проблемы». Бывает и у тех, кто теоретически, идеологически и уже не первый раз практически принимает беременность как зарождение жизни, как жизнь, которую никто не вправе прерывать. Не всегда и не у всех, даже очень «правильных», умных и правда верующих людей, пятая-седьмая-десятая беременность вызывает ликование духа и сердца. Смирение перед Богом, посылающим тяжелый крест, – это да. А радость, ожидание чуда рождения-рождества – это не всегда само собой приходит.

Но если мы верим, знаем, откуда берутся дети, то, увидев две полоски теста на беременность, мы получаем сигнал: Бог послал малыша в нашу семью. Это – не ошибка, не чья-то вина, не безответственность, это – воля Того, Кто сотворил небо и землю, Того, Кто управляет нашей жизнью и все на благо устраивает. А значит, есть место ответственности за этого малыша, есть готовность заботиться о нем, об условиях жизни для него, о самих себе – но нет места страхам. Малыш не сам собой завелся, не от сожития с мужем – малыша дал Бог. Господь рядом и Он контролирует ситуацию.

Когда умные дяди, у которых у самих нет детей или по одному-два ребенка, учат родителей, как это здорово, как это правильно, какое это счастье – родить каждого малыша, которого пошлет Господь, – это… не знаю, помогает ли кому-то с радостью принимать новых малышей. А вот почему-то служба Зачатию Пресвятой Богородицы в этом случае работает. Настолько много здесь ликования матери, у которой в утробе – живой малыш!

Немного прикосновения к этой радости Анны – и эта радость приходит к нам, в наш дом, в нашу жизнь. Радость надежды, радость чуда жизни, радость чуда рождения. Тем более что вся служба еще и в детских, рождественских и рожденческих тонах – «Христос рождается, славите! Христос с небес, срящите!» И эта ликующая радость беременной Анны, эта сияющая елочными огнями радость Рождества Христова – все это – на помощь беременной маме и не менее беременному папе в главный день всех беременных людей. Все это о том, что известие о беременности – праздник и радость. Даже когда радость – совсем нечаянная.


Скопление клеток или человек?



Всего несколько клеток, меньше миллиметра величиной, – но это уже человек. Эти несколько клеток в утробе Анны, которые сейчас ученые называют зиготой, – Та, Кого когда-то Моисей видел в образе Неопалимой Купины на горе Синай (песнь 7 Канона празднику). Эта буквально «капля» во чреве Анны источает воду Жизни (та же песнь). Этот еще даже не эмбрион – уже будущая Богородица.

Об этом зародыше Господь знал еще во время творения мира. Вся мировая история выстроена вокруг Человека, пока похожего на маленькую ежевику. Даже если бы во времена Иоакима и Анны было УЗИ – и на нем не заметен был бы этот комок клеток. Но это уже – «Престол огнеобразный Божий» у Анны «в ложеснах водрузися» (песнь 4 Канона). Это о том, что с первых секунд зачатия невнятные клетки – это уже человек, и у Бога уже есть – и давно был – Промысл о нем.

Конечно, мы не дерзаем сравнивать себя с Анной, которая носит во чреве «избавление мира». Но все же наши дети, как и все мы, призваны стать наследниками Царства Небесного. Мы носим малыша – и надеемся, что, может быть (Господи, дай!!!), виновник двух полосок теста на беременность – наследник Царства Небесного, сонаследник Христов. Это – великая, бесценная драгоценность.

Кем бы он ни вырос, кем бы ни стал, сколько бы лет ему ни отмеряно жить на земле – но Господь уже видит каждый день, который этот человек проживет на свете. По словам Златоуста, Бог «Сам образует и животворит плод во чреве матери»[5]. Царь Давид говорит, воспевает невероятные вещи: «Ты устроил внутренности мои и соткал меня во чреве матери моей… Не сокрыты были от Тебя кости мои, когда я созидаем был в тайне, образуем был во глубине утробы. Зародыш мой видели очи Твои; в Твоей книге записаны все дни, для меня назначенные, когда ни одного из них еще не было» (Пс. 138: 13–16).

Никакая наука еще не может сказать, мальчик будет или девочка, – а каждый день этого человека уже известен Богу! Загружает мама стиральную машину, объясняет старшему ребенку, что такое однородные члены предложения, – а внутри нее Бог устраивает живого человека. Его рождение уже вплетено в историю мира.

Какой будет эта роль? Может быть – эта будет роль невероятно тихая. Но это будет капелька, которую Господь благословил зачем-то быть в океане человеческой жизни. Мы не знаем зачем, не знаем как – но Он-то знает. Мы точно знаем, что Он – знает.


Посвящение детей Богу как принцип воспитания

Не только удивительно, но может показаться даже странным, даже безумным: так долго, так горячо молиться о даровании ребенка, а потом – отдать его, пусть даже и в храм. А ведь обе Анны не только отдали своих детей, они и просили-то о зачатии, сразу «вступая в договор с Богом»[6] о том, что, родив, они посвятят малыша Ему.

Они обе с самого начала приняли малыша, вынашивали его, рожали – не как своего, а как Божиего. И Богоотцы Иоаким и Анна, и пророчица Анна не для своего удовольствия, не для своей обеспеченной старости просили малышей, вынашивали малышей. Эти святые воспринимали себя всего лишь Божиими служителями. Они не считали ребенка, ими вымоленного, ими зачатого, в муках рожденного, молоком выкормленного, своей собственностью.

А мы так часто хотим сами определять каждый шаг наших детей, и каждую мелочь, и весь их жизненный путь… Не уступаем ребенка ни ему самому, его способностям и особенностям, ни его долгу перед другими людьми, не уступаем даже Богу, готовые лишь предъявить набор требований и претензий и к самому дару, и к Даровавшему дар…

Образ Анны, матери пророка Самуила, святитель Иоанн Златоуст показывает как образ христианского родительства, вообще олицетворение христианского воспитания детей: «Ей поревнуем, мужи, ей будем подражать, жены; она – учительница того и другого пола… Все будем подражать любомудрию этой жены до рождения, вере при рождении, усердию после рождения»[7].

Подражать Анне – молиться, как она, «во всяком несчастии прибегать к Богу»[8]. Молитва у Анны неустанная, непрестанная, молитва, как у евангельской вдовы – неотступная (Лк. 18: 3), молитва, которая – вопль перед Богом[9].

Подражать Анне – значит, посвятить своих детей Богу. Не первого, не только вымоленного – а всех. У Златоуста это вообще оказывается основной задачей родителей. Что же это значит?

Святитель Иоанн Златоуст объясняет, в чем должно выражаться это подражание Анне: «Ей подражайте, жены, ей будем подражать, мужья, и такое же будем иметь попечение о детях, будем так же воспитывать их, как во всем прочем, так и в отношении целомудрия…»[10]. И чуть дальше, коротко и ясно: «все родители должны воспитывать ребенка для Бога»[11]. Посвящение Богу – это цель и вектор родительского воспитания. Посвятить ребенка Богу – воспитывать ребенка как христианина, воспитывать детей не во имя свое, не для себя, а для Бога. И заниматься этим должны родители – именно родители.

    Посвятить ребенка Богу – поставить в воспитании приоритет духовного перед мирским, материальным

Об этом святитель говорит снова и снова. Так, в более позднем произведении: «Родилось у тебя дитя – подражай Анне. Послушай, как поступила она: она тотчас привела его в храм»[12]. В чем именно подражать Анне? Подражать ее любомудрию, говорит Златоуст. И конкретизирует, в чем заключается здесь любомудрие: «принесши первый плод <Богу, она этим показала, что> искала прежде всего духовного»[13]. Значит, посвятить ребенка Богу – поставить в воспитании приоритет духовного перед мирским, материальным.

Говоря о необходимости посвятить детей Богу, Златоуст всегда соединяет эти слова с призывом к родителям тщательно и неустанно учить и воспитывать своих детей. В Толковании на послание к Ефесянам святитель просит нас подражать Анне – и тут же объясняет, образно и как всегда горячо: «с детства воспитывай его <сына>», «сделай его христианином», «<добродетель> внушай сыну твоему, этому учи его», «научи его любомудрствовать»[14]. Может быть, по возможности нужно ребенка куда-то отдавать на такое хорошее и правильное воспитание? В храм, в монастырский приют? Нет, Златоуст не просто призывает именно родителей, посвящая ребенка Богу, заниматься самолично их воспитанием. Святитель даже фактически угрожает тем родителям, которые не занимаются «упорядочиванием и образованием» своей жены и своих детей, тем, что будут лишены Царства Небесного[15]. Отец семейства должен неустанно и прежде всех других своих дел заниматься этим самым упорядочиванием и образованием и направлять при этом «всех своих» – к Богу. Все и есть – посвящение детей Богу.


Введение во Храм Пресвятой Богородицы

И это еще не все: есть еще один интересный подход к вопросу о посвящении детей Богу. Больше похожий на тот самый жанр поэмы, в котором я мечтала написать статью в похвалу празднику беременности. Еще один поворот в эту сторону от святителя Иоанна Златоуста, все в том же трактате «Об Анне»: «Когда же сделаешься матерью, посвяти и ты своего сына Богу. Она ввела в храм, а ты саму себя сделай царским храмом. Члены ваши, сказано, суть тело Христово и храм живущего в вас Святого Духа»[16]. А чуть ниже на этой же странице еще один поворот: «Поэтому каждодневно будем заботиться об этом <о том, чтобы душа ребенка была домом Божиим>»[17]. Посвятить ребенка Богу – построить храм, даже три храма: один храм – самого себя; другой храм – своего ребенка; третий храм, такой большой собор для всех этих храмов, – свою семью выстроить как малую Церковь.

Посвятить ребенка Богу – это задача родительского, именно родительского воспитания, задача, показывающая ради Кого и к Кому должен воспитываться ребенок.

    А начать надо – с себя. И продолжать и никогда не прекращать воспитывать саму себя, самого себя

И начать – с себя. И продолжать, и никогда не прекращать воспитывать саму себя. Самого себя. «От калинки не родятся апельсинки», как любила говорить моя бабушка.

Посвятить ребенка Богу – это соединить свои собственные старания с молитвой к Богу. И стараться, и молиться. Как говорил все тот же Златоуст: «Когда же начнем приводить в порядок себя и их <своих детей, жен и домашних>, то станем молить Бога, чтобы Он помог нам в трудах наших. И Он поможет, когда увидит, что мы об этом стараемся, к этому прилагаем свои заботы; если же мы не заняты, то Он и не подаст нам Своей помощи. Ведь не тогда Бог дарует нам помощь, когда мы спим, но когда и сами мы трудимся. Помощник помогает не праздному, а тому, кто сам работает. Впрочем, благий Бог силен Сам Собою совершить дело, чтобы все мы сподобились наследовать обетованные блага»[18]. Одно без другого невозможно, труд без молитвы, молитва без труда – «не работает». Молитвой и своим родительским ежедневным старанием мы посвящаем детей Богу.

Снова и снова – это знак, это утешение все об одном и том же. Ответственность огромна, работы много – но нет места унынию, тревогам и страхам. Пусть я не могу («плохая мать», «детей воспитывать не умею»), но ведь Он – может, всё может. Господь исправит дела рук наших, Господь Сам воспитает. Наши дети – в руках Божиих. Только бы отдать их Богу, а не сжимать в своих собственных руках.


(Окончание следует)
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 13500


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #3 : 22 Декабря 2018, 16:26:49 »

(Окончание)



Пресвятая Богородица со Своими родителями: Анной и Иоакимом. Иконописная мастерская во имя преподобного Алипия Печерского

В нашей Церкви есть особенные дни памяти супружества, родительства – это память Иоакима и Анны, их обоих, память Петра и Февронии Муромских, память Царской Семьи, родителей Сергия Радонежского, Василия Великого. Очень важно помнить и чтить такие святые семьи и следовать их примеру: быть супругам одним целым, воспитывать детей вместе, в единодушии и единомыслии. И всегда, еще до беременности, и потом, всю жизнь – посвящать своих детей – Тому, Кто их даровал. И вот это, конечно, – вместе. Но этот день – день памяти праведной Анны и пророчицы Анны – не просто память об «образцовых семьях» или «о задачах воспитания», а праздник именно беременности.

И праздник не общественный, а сокровенный. Буквально внутренний. Это праздник зарождающейся жизни. Это праздник чуда – чуда увидеть две полоски теста на беременность. Почувствовать внутри себя эту тайну – жизнь нового человека, Божия человека. И потом – носить. И потом – родить. И потом – кормить. И потом, и всегда – знать, что твой ребенок – Божий.

Это все было с ними, с матерью пророка Самуила и с матерью Пресвятой Богородицы. Память об этих Аннах, свет их жизни, их веры, их благодарности Богу, их готовности служить Ему – для каждой из нас. Надежда для той, что стремится стать матерью. Радость для беременной. Утешение ожидающей приближения родов. Наставление для всех, кто чувствует свою неспособность вырастить и воспитать человека. Впрочем, этот чудесный зимний день рождественского поста, этот день самой длинной ночи в году, таинственно-рождественско-беременной ночи – праздник для каждого, кто служит – хотел бы послужить – Богу своими детьми.


21 декабря 2018 г.
 

[1] Иоанн Златоуст, святитель. К Колосянам. XII // Иоанн Златоуст, святитель. Полное собрание творений. Т. 11. Кн. 1. С. 464 (далее – ПСТ с указанием цифрами тома, книги и страницы).

[2] Там же. С. 466. Это вообще текст о любви мужа и жены, о браке и зачатии.

[3] Иоанн Златоуст, святитель. De Anna. I // PG. 54. 639; ПСТ. 4. 2. 785.

[4] Иоанн Златоуст, святитель. In Genesim. LVI; ПСТ. 4. 2. 600.

[5] Там же.

[6] «Еще не получила дитя, и уже образует пророка, говорит о его воспитании и входит в договор с Богом». – Иоанн Златоуст, святитель. De Anna. I // PG. 54. 641; ПСТ. 4. 2. 787.

[7] Иоанн Златоуст, святитель. De Anna. II; ПСТ. 4. 2. 790.

[8] Там же; ПСТ. 4. 2. 800.

[9] См.: Там же; ПСТ. 4. 2. 793–794.

[10] Иоанн Златоуст, святитель. De Anna. I // PG. 54. 642; ПСТ. 4. 2. 788.

[11] Там же // PG. 54. 653; ПСТ. 4. 2. 802.

[12] Иоанн Златоуст, святитель. In epistulam ad Ephesios. XXI // PG. 62. 151; ПСТ. 11. 1. 185.

[13] Там же // PG. 62. 152; ПСТ. 11. 1. С. 186.

[14] Там же // PG. 62. 151–152; ПСТ. 11. 1. 185–186.

[15] Там же // PG. 62. 154; ПСТ. 11. 1. 190.

[16] Иоанн Златоуст, святитель. De Anna. I // PG. 54; ПСТ. 4. 2. 808.

[17] Там же.

[18] Иоанн Златоуст, святитель. In epistulam ad Ephesios. XXI // PG. 62. 154–156; ПСТ. 11. 1. 190–191.



http://pravoslavie.ru/118056.html
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 13500


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #4 : 23 Декабря 2022, 00:31:25 »


Чем отличается регистрация брака от венчания

22 декабря — зачатие праведной Анной Пресвятой Богородицы

Протоиерей Александр Шаргунов
 




Мы можем понять тайну зачатия Божией Матери и почитание Церковью Ее святых родителей, исходя из того, что представляет собой христианский брак. Из того благословения, которое от имени Церкви священник дает вступающим в него. Человеческая любовь для Церкви — живое знамение любви Пребожественной Троицы, Отца и Сына и Святого Духа. Это значит, что она будет бесплодной, если смысл ее не будет в том, чтобы жить для другого.

Это зачатие являет нам, какое чудо — человеческая любовь. Вне сомнения, она принадлежит всем людям, не только христианам. Однако чем отличается соединение двух жизней в одну, которое совершается в Церкви, от того, что происходит при гражданской регистрации брака? Что сказали бы мы неверующему человеку, который спросит о смысле нашего присутствия здесь и наших благословений? В этом заключается весь вопрос. Если наши благословения и наши слова не имеют значения для внешних, значит ли это, что и для нас они не имеют значения?

Бог восхотел, чтобы от человеческой любви рождался ребенок, к которому обращен взор обоих супругов. И это значит, что их взаимная любовь никогда не может ограничиться ими двумя. Закон любви, открываемый им Богом, не касается только их одних. Он — внутри их любви, желанной и принятой ими. В ветхозаветные времена на бесплодие смотрели как на Божие проклятие и знак бесчестия, в то время как чадородие было знамением благословения. Это было потому, что бесплодие и чадородие рассматривались не только физически, но прежде всего духовно. Бесплодна жизнь, когда она замкнута на себе. И плодоносна, когда сознает ответственность за других и отдает себя всецело другим. Жизнь супругов становится плодоносной от их истинного отношения к тем, кто их окружает. И Богом данный младенец является первым видимым знаком этого духовного плодоношения, первым человеческим существом, которому супруги вместе отдают себя. Но та же любовь будет вести их к тем, кого Господь поставит на их пути, доверяя этих людей им. И подобно тому как ребенок соединяет по-новому родителей, отдающих себя ему, они становятся более едиными, когда вместе проявляют заботу о других.

Один человек рассказывал, как в час, когда казалось, что все погибло, и он был близок к отчаянию, он взмолился Божией Матери. Она пришла на помощь — и сердца его коснулась благодать. Он понял, что не должен больше испытывать любовь, но быть любовью. И не только по отношению к тому человеку, которого он предал, но ко всем без исключения. Его духовник, узнав об этом, сказал: «Любовь, когда в ней отказывают одним, рано или поздно перестанет существовать по отношению ко всем другим. Даже по отношению к тем, кого больше всего на свете любим». «Но почему Вы не объяснили мне это раньше?», — спросил он священника. «Потому что такое не объясняется, — ответил тот. — Это надо пережить».

Да будет дано нам это пережить, узнать благодать сегодняшнего праздника. Ее святое зачатие для рождения — ради всего рода человеческого. Но таким должно быть зачатие и рождение всякого ребенка. Каждый новорожденный младенец — чудо чудес, тайна тайн. Потому что Бог станет через Божию Матерь Младенцем. Человечество было близко к отчаянию, но вот родилась надежда.

С Рождеством Божией Матери миру будет дарован океан любви. Нельзя довольствоваться одним своим личным счастьем. Надо однажды открыться тому, чем живут другие люди, все человечество, вся Церковь. Мы живем, разделяя жизнь других. Если бы это было не так — мы не могли бы жить. Мы можем жить потому, что нам дано разделить жизнь Того, Кто пришел разделить нашу жизнь. Обрести нашу жизнь в Его жизни, разделить Его жизнь с нашей — вот что значит быть христианином. Вот что обещает праздник, который мы совершаем сегодня. Господь и Божия Матерь несут наши бремена, но кто из нас может с Ними их разделить? Это бремена всех. Когда мы несем бремена друг друга, мы узнаем, что Господь и Божия Матерь несут их с нами.


Протоиерей Александр Шаргунов, настоятель храма свт. Николая в Пыжах, член Союза писателей России

22.12.2022


Источник
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 103702

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #5 : 22 Декабря 2023, 08:04:07 »

Зачатие прав. Анною Пресвятой Богородицы



Празднование - 22 декабря (9 декабря по ст.ст.)

22 декабря Русская Православная Церковь вспоминает день чудесного зачатия Пресвятой Девы Марии праведной Анной.

Святая праведная Анна была младшей дочерью священника Матфана, происходившего из колена Левина из рода Ааронова.

Муж ее, святой праведный Иоаким, был родом из колена Иудина, из дома царя Давида. По древнему обетованию из рода Давидова должен был произойти Мессия.

Супруги жили в Назарете Галилейском. Ежегодно они отдавали две трети своих доходов в Иерусалимский храм и бедным. По особому Промыслу Божию святая чета до глубокой старости не имела детей. Супруги сильно скорбели об этом, так как бесчадие у евреев считалось тяжким несчастьем и наказанием Божиим. Святые горячо молились о даровании им потомства.

В один из праздников, когда израильтяне приносили в Иерусалимский храм дары Богу, первосвященник, полагая, что бездетный Иоаким не имел благословения Божия, отказался принять от него дары. Святой Иоаким был глубоко огорчен. Он обратился к родословной двенадцати колен израильских и удостоверился, что все праведные мужи имели потомство, включая столетнего Авраама. Не возвращаясь домой, святой Иоаким ушел в пустыню и провел там сорок дней в строгом посте и молитве, призывая на себя милосердие Божие и омывая горькими слезами свое бесчестие.

Супруга его, святая Анна считала себя главною виновницею постигшего их горя.

Однажды, увидев среди ветвей лаврового дерева гнездо с едва оперившимися птенцами, она слезно молилась о даровании ей младенца, обещая принести в дар Богу рожденное дитя. Как только святая Анна произнесла слова обета, Ангел Божий возвестил ей об исполнении молитвы и открыл, что у нее родится дочь по имени Мария, через Которую благословятся все племена мира. Обрадовавшись, святая Анна поспешила в Иерусалимский храм, чтобы возблагодарить Бога и повторить обет о посвящении Ему ожидаемого младенца.

С тем же благовестием явился Ангел и святому Иоакиму в пустыне и повелел ему идти в Иерусалим. В Иерусалиме святая праведная Анна зачала Благословенное Чадо и родила Пресвятую Деву Марию.

До трехлетнего возраста Пресвятая Мария жила в доме своих родителей, а затем торжественно была приведена святыми Иоакимом и Анной в храм Господень, где воспитывалась до совершеннолетия.




Тропарь на зачатие Пресвятой Богородицы, глас 4

Днесь безча́дия у́зы разреша́ются,/ Иоаки́ма бо и А́нну услы́шав Бог,/ па́че наде́жды, роди́ти тем я́ве обещава́ет Богоотрокови́цу,/ из Нея́же Сам роди́ся Неопи́санный, Челове́к быв,/ а́нгелом повеле́в вопи́ти Ей:// ра́дуйся, Благода́тная, Госпо́дь с Тобо́ю.

Кондак на зачатие Пресвятой Богородицы, глас 4

Пра́зднует днесь вселе́нная А́ннино зача́тие,/ бы́вшее от Бо́га:// и́бо та породи́ па́че сло́ва Сло́во ро́ждшую.

https://azbyka.ru/days/prazdnik-zachatie-prav-annoju-presvjatoj-bogorodicy
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 103702

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #6 : 22 Декабря 2023, 08:48:57 »

Святитель Георгий Никомидийский. Слова на Зачатие Пресвятой Богородицы


Святитель Георгий Никомидийский

Слово 1-е на Зачатие Пресвятой Богородицы1



Величественно и блистательно торжество настоящeго праздника; но от ревности собравшихся на нем, оно представляется гораздо величественнейшим. Бесспорно, праздник этот и сам по себе блистательно великолепен; но великолепие свое он обнаруживает по случаю обилия собравшихся. От множества народа он и сам принимает веселый вид, и людей веселит блеском красот. Такое приращение великолепия своего нынешний праздник получает не от того, будто бы мы сообщаем ему что-нибудь. Напротив, обильно изливая и распространяя свет свой на собравшихся, он, с тем вместе, сам распространяется в блеске своего сияния. Видимое нами солнце, когда и сокрыто бывает от взоров, само в себе имеет, чем блистательно освещать; но когда оно восходит и показывается из-за вершин высоких гор, то разливает лучи свои по прелестным созданиям так, что, вследствие озарения их блеском и со всех сторон, величие чудного зрелища возрастает. Так точно и нынешний праздник. Безмерно сияя духовным светом прелести, он в самом себе имеет блеск, всегда светящий; но этот самый блеск он, соразмерно стечению собравшихся и освещаемых, чудным образом увеличивает. Итак, поелику праздник этот сам испускает таинственные лучи Духа, а собирающиеся на него все освещаются.Ничего не остается лучшего, как желать, чтобы каждый поспешал на него с охотою, освещался, просвещался умом и исполнялся тем светом, который не затемняется скорогибнущими облаками. Таков именно блеск, разливающийся в настоящем празднике, и такова именно причина, почему он сообщает собравшимся непрестанный и яркий свет.

Ныне, когда проповедуется распростертие духовного облака, предварительно показываются в мир лучи света незаходящего, а господствовавшие тьмы неверия начинают уменьшаться и рассеиваться. Ныне, когда возвещается устроение божественной скинии, полагаются прочные основания благочестия, а укрепления нечестия потрясаются совершенно. Ныне, когда соплетается царская багряница, предвозвещается пришествие Царя всего, предначертывается примирение людей, бывших врагами, и предвозвещаются трофеи над врагом. Ныне предвозвещается о корне благ, имеющем вырасти в бесплодной внутренности, чтобы иссушенная злом природа наша произрастила прозябения благочестия. Ныне уставляются ни для кого из людей непроходимые (Иез.44:2) врата Царя и предуготовляются к непостижимому проходу Его чрез них, а нам оне предуготовляют проходимые врата небесные. Ныне бесплодные родители, получив весть о рождении виновницы многоплодного обилия благ, предуготовляют всему роду человеческому участие в этом богатстве. Как далеко простирается в века славная память их! Как неотъемлемою пребывает слава их! Сколь блаженно избрание и достоблаженна славная добродетель их, доставившая им избрание! При посредстве ее превзошедши всех единоплеменников своих величием произволения, они превзошли их и величием даров, полученных от Бога вследствие избрания. Они предпочтены всему роду, потому что предпочли Создателя всего существующего. Они признаны лучшими всех, потому что почитали любовь ко Владыке выше собственной жизни. Они предызбраны в служителей таин, потому что во всю жизнь старались исполнять только волю Избравшего их. Они прославлены Им, потому что прославляли Его своими делами. Они возвеличены щедрыми дарами благодати, потому что достойно приготовили себя к принятию их. Вот что поставило их выше всех, прежде бывших, праведников; вот что сподобило их наслаждаться теми тайнами, которых те сильно желали; вот что доставило им начало исполнения предсказанных пророками обетований, с великим нетерпением желанных. Через это они, предпочтенные всем соплеменникам, получили достоинство, ни с чем не сравнимое. Сохранив царский род несмешанным, они сберегли его неповрежденным и неиспорченным по отношению к добродетелям царственным. Они не унизили высокого достоинства своего склонением к раболепному наслаждению удовольствиями. Но, сохраняя величие его не униженным, удостоились получить соответствующее ему прославление и родить Царицу всего, как плод благочестия и превосходства.

Так повествует известная история о них. Она утверждает, что они сохранили как богоподобную красоту и первобытное благообразие, так и чистое благородство рода; пользовались в коленах Израилевых знатнейшими почестями, даже предпочитались всем достопочтенным лицам; преисполнены были добровольной благотворительности; сделали богатство, влекущее других к удовольствиям, средством к прекрасным делам и лестницей ко всходу на верх добродетелей, исполняя не только предписания и постановления закона, в которых означается и богатству благословение, и приносящим дары надлежащий способ раздачи, но и гораздо более этого делая, даже посвящая Богу всякий избыток; и таким образом превзошли величием души, при приношениях всех приносивших. «Приносил Иоаким, – передает история, – дары свои сугубые, говоря: избыток мой пусть будет всему народу, а что в прощение мое, то пусть будет Господу Богу». О благоприятные дары! О приношение, положенное в безопасных сокровищницах! О богатство, собирающее неисчерпаемое обилие благ! О воля, удивляющая щедростию приносимого! «Если справедливо, – говорит Иоаким, – приносить Богу установленное в законе; то справедливо и предлагать всякий избыток народу и нуждающимся; ибо и это чрез принимающих приносится Богу». Но какой закон, праведный муж, повелевает приносить дары и начатки сугубые? Какое постановление требует давать народу всякий избыток? Положим,отвечает он, что нет ни закона такого, ни постановления такого, которые принуждали бы меня поступать так; но я поступаю так потому, что сам сознаю, что это дело доброе и приятное Богу. Он одарил меня богатством: справедливо и возвращать оное Ему же; оно есть благодеяние Его провидения: в виде благодеяния же должно и давать оное единоплеменникам». Дарованное составляет изобилие: пусть же раздастся оно обильному народу. Оно есть дар, а не воздаяние за дела: пусть же на деле оправдается это имя и проповедуется человеколюбие Даровавшего. Пусть заботы о богатстве разделятся между многими, а лучше пусть удалится от нас всякое беспокойство о нем. Пусть устранится от чувств множество имения, чтобы беспрепятственно воспринимать дары божественные. Пусть рассеется помрачающее ум облако забот, чтобы бесстрастно устремляться к одному чистому свету. Пусть полет мысли не спускается с искомого в небесах заботливостью о земном, но пусть свободно парит к предметам духовным. Пусть уши душевные, избавившись раздающагося шума суетных вещей, слушают голос празднующих духовно, внемлют сладкогласным гимнам веселящихся на небесах. Так приношение праведных, произшедшее из столь благомыслящего духа, заслужило у Бога соответственное воздаяние.

Между тем родственники, делавшие приношения вместе с праведником в торжественные праздники, движимые не удивлением к его боголюбивому величию души, но завистью к его превосходству в нем, представляют ему некоторые узаконения, не позволающие, чтобы делал приношения человек бесплодный, бездетный, не имеющий преемства рода. «Непозволительно, – говорили они, – чтобы ты принес дары; потому что ты не произвел племени в сынах Израиля». В некоторых списках читается это так: «Непозволительно, чтобы ты первый принес...» Говорившие так хотели совершенно запретить праведнику делать приношения. Как бы ни читать то, запрещение есть дело людей завистливых. Надлежало бы удивляться великим дарам праведника, должно бы рукоплескать обилию приношений его и сочувствовать величию доброхотства его. Между тем люди те не только не хотят удостоить принять приношения его, как требовала справедливость, но еще стараются устранить их. Но почему ты, желающий устранить приношения, опорочиваешь их, запрещаешь делать их? Какую нечисть находишь ты в даре, посвящаемом Богу? Что недобровольного приметил ты в принесенном? Разве оно не совершенно? Разве оно не удивительно не только по совершенству, но и по обилию? Разве оно не по доброй воле и выбрано, и принесено? Ты говоришь: «обычай, имеющий силу закона, запрещает бездетным делать приношения Богу наравне с имеющими детей и разделять с ними одинаковые почести». Но я хорошо знаю, что относительно этого не издано никакого закона, а если что новое введено обычаем, то с полной уверенностью утверждаю, что то прибавка твоего тупого и глупого ума. Богу приятны жертвы и приношения не потому, что приносящие их рождают или много имеют детей, но потому, что изобилуют добродетелями; потому, что имеют добрые нравы и высокий дух; потому, что щедры не столько на приношения, сколько на жертвы внутреннего расположения; потому, что имеют смиренную душу и целомудренный ум, не почитающий никакого приношения достойным Бога. «Жертва Богу, – говорит Писание, – сокрушенный дух» (Пс.50:19). Пусть сам Бог, принимающий приношения, засвидетельствует, какие приношения приятны Ему; пусть исповедают это также и те, которые делали приношения с наилучшим расположением. Божественное Писание сообщает, что Бог похвалил и принял много жертв святых и праведных. Достаточно свидетельствует об этом и слава приносивших оные. Так, дары Авеля праведного, первого мученика, были похвалены и приняты не потому что бы он рождал детей, но потому, что он имел плодоносную волю, принес Богу самое лучшее, принес чистую жертву без низкого образа мыслей. Жертва, принесенная бездетным Каином, напротив, не была одобрена не потому, что бы он не имел детей, но потому, что он имел бесплодную волю, потому что был низкого образа мыслей, потому что любил Бога менее, нежели себя, потому что разделил не право, даже несправедливо и далеко иначе, нежели как говорит закон о приношениях Богу. Итак, справедливо Владыка призрел на дары, принесенные праведником, и ниспослал свыше, как очевиднейший знак того, что они приятны Ему, огонь, который и принесенное истребил совершенно, и блистательно возвестил о праведности приносившего, а кто показал себя несправедливым в разделении даров Божиих, тот справедливо лишился того, чтобы они были приняты. Последний не только не видит, что бы правосуднейший Бог призрел на них, но и слышит, что Он порицает и явно обличает гнусный поступок его. Он говорит ему: "еси ты принес право, но не право разделил» (Быт.4:7). Ты, Каин, говорит Бог, почитая приношение свое достойным приятия, негодуешь, что на него не призрели и отвергли его; но ты и разделил его неправильно и принес его неправильно. «Если ты принес право, но не право разделил». Некоторые считают, что это сказано о жертвах, подлежавших всесожжению; ибо у древних был обычай разсекать назначенное в жертву и разделять оное на части пополам, между тем Каин разделил приношение неправильно и таким образом погрешил в своей жертве. Но такое объяснение далеко не согласно с истиной Писания, которое говорит, что Каин принес жертву не из животных, но начатки от плодов рук своих. «Авель был пастырь овец, а Каин был земледелец... И принес Каин от плодов земли жертву Богу; и Авель также принес от первородных овец своих и от тука их» (Быт.4:2–4). Что же значит: «если ты принес право, но не право разделил»? Вот что: ты мог бы принести право, если бы наперед разделил право. А что значит «разделять право»? Значит разделять по справедливости, т. е. во время раздела и выбора приношений Богу не оставлять на свою часть самое лучшее, а на часть Бога самое худшее. Ибо если и люди при разделе какого-нибудь имения предпочитают и выбирают в посредники того, кто умеет делить равномерно, а того, кто не соблюдает равномерности в дележе, оставляют и удаляют; то возможно ли, чтобы Бог всего, без всякой укоризны, принял негодного и неправедного разделителя Его собственных даров, Каина, или призрел на его дары? «Мое, Каин, – говорит Он, – все; все – дары Моего промышления, благотворения Моих щедрот. Я сделал тебя общником их не в награду за дела, но по одному человеколюбию. Я принимаю начатки не потому, что нуждаюсь в них, но потому, что желаю твоего спасения; принимаю не приказывая разделять дарованное тебе на равные части, но ища в приношении начатков боголюбия твоей души. Предоставив тебе пользоваться благами Моими и поставив тебя господином при разделе приношений Мне, Я нашел тебя злым в отношении к благодетелю, неблагодарным за обилие благ, лукавым в разделе начатков. Ибо, производя раздел, ты поступил в отношении к Подаятелю даров недостойно; ты отделил себе и наибольшую и наилучшую часть даров, а Меня оскорбил низостию души в приношении». Говорим это не напрасно, но для того, чтобы показать, что Бог лучше желает и принимает приношения боголюбивой воли, изобилующей плодоприношениями добродетелей, нежели доказательства способности к деторождению.

Не обойдем молчанием, из-за желания не быть многоречивыми, и того, как патриарх Авраам, еще не родив детей, в отношении к которым должны были исполниться нелживые обетования Божии (Быт.12:7), построил жертвенник и потом получил повеление принести славную оную жертву: «возми Мне трилетнюю телицу... и трилетнего барана» и приготовить прочее подобное к всесожжению (Быт.15:9). Не умолчим и о приношениях других праведников, не имевших детей. Такова жертва, принесенная на камне, по повелению Божию, Маноем, который вместе с женою бесплодною получил при этом радостную весть о разрешении бесплодия и, в доказательство верности обетования, увидел ангела, выходящего из пламени и отлетающего на небо (Суд.13:19–21). Кто ты, спорящий и отвергающий приношения, сделанные Анной пророчицей и делом и словом, и принятые (1Цар.1:9–19)? А можешь ли ты доказать, что выходило семя из чресл Илии и Елиссея? Однако эти праведники постоянно приносили Богу приятные Ему разумные жертвы, а когда требовало время, то и кровавые. Почему бы тебе не удалять тех, у кого нет детей, и от молитв, и от песнопений, и от постоянных славословий Бога? Ведь Бог гораздо больше призирает на жертвы, приносимые сокрушенным сердцем, нежели на жертвы из животных. Но ты, смежив очи ума, добровольно поставил себя в положение не видеть добра, и, пылая завистью к праведнику, сам изрыгаешь яд свой, прикрываясь установлениями закона. «Непозволительно, – говоришь, – чтобы ты принес дары». Почему непозволительно? Потому ли, что он горит боголюбием? Или потому, что он щедр на приношения? Или потому, что он приносит более, нежели узаконено Богом, и великодушно благодетельствует тебе? «Избыток мой, – говорит он, – пусть будет всему народу». Будет, значит, и на твою долю; ибо ты часть одноплеменного народа. Не должен ли ты воздать честь преизобильной любви праведника к Создателю и охотно принять дар, иждиваемый им для народа? Не должен ли ты преследовать великодушие его удивлением и похвалами, и воздавать ему приличные благодарения?

Но ты, находясь под бременем множества превосходных стяжаний его, а более под бременем происходящей по поводу их зависти, влачишься по земле и, наклонившись вниз, не можешь воззреть на свет столь славных его деяний. Напротив он, стоя выше твоих поруганий и как бы летая в воздушном пространстве, не склоняется тем к низким земным помышлениям, не низвергается с высоты великого духа своего в бездну уныния. Он не восстает против поношений, не вооружается против порицания, не опровергает здравыми доводами неразумное обвинение злой души твоей; но тесным общением своим с Богом показывает как то, что приносимое им благоприятно, так и то, что порицания твои несправедливы. Он молитвами испрашивает себе разрешение от неплодия и превращает поношения твои в прославление свое. Ты скоро увидишь, что он красуется великим даром благочадия; увидишь его великую славу между отцами, плодородие естества, плод молитв, благословение человеческого рода, преизобильное богатство, непрерывную радость и вину истинного веселья.

(Продолжение следует)
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 103702

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #7 : 22 Декабря 2023, 08:50:50 »

(Продолжение)

Относясь с таким величием и благородством к поносителям, праведник, оставив все настоящее, приготовляется к необыкновенным подвигам и многотрудному уединению, не заботясь ни о возвращении домой, ни о совещании с кем-либо из домашних о своем намерении, дабы кто-нибудь, обсуждая оное, не пришел к мысли и не нашел, что оно и странно, и превышает природу человеческую, и, удивляясь его боголюбию и отчуждению от забот о прочем, не стал состязаться с ним. Чего же ты, пречудный и высший прежних праведников, хочешь? Какое предприятие намереваешься осуществить? Зачем удаляешься от домашнего очага? Зачем прерываешь супружескую и общежительную связь? Не Бог ли соединил тебя с житием в обществе в один совет и разум, как соединил тебя в одну плоть? Не должен ли ты заботиться о сохранении этого единого совета и разума неразрывным точно так же, как обязан ты сохранять союз общения с женою нерасторжимым? Не справедливо ли, чтобы ты и жену присоединил к таким трудам и сделал ее общницей как в плоде, так и в подвигах? Но если ты и ради этого не хочешь возвратиться домой; то надлежало бы тебе не ввергать жену в бо́льшую печаль, не заставлять ее своим тайным уходом скорбеть, не причинять ей своей безвестной отлучкой пытку бесчисленными томительными помыслами. Поистине следовало, чтобы ты сначала устроил домашние дела свои, а потом уже отправился туда, куда стремился дух твой. Или ты не заботишься уже о обильном богатстве, не обращаешь внимания на имущество, будто не имеющий никакого отношения к видимым благам и так высокий духом, что можешь обойтись без всякого необходимого удовольствия? «Действительно так, – отвечает праведник. – Ничто таковое не может удалить меня от общения с Богом; ни единство естества, ни связь с домашними, ни избыток богатства, ни сотоварищество друзей, – никакое видимое благо не в состоянии отклонить меня от желания благ невидимых. Я решился на подвиг трудных молитв, требующий от меня наготы для борьбы. Прочь же все, что могло бы задержать мое стремление. Ничего мирского да не будет предо мною; ничто мирское пусть не препятствует моему ревностному желанию. Дары, данные Богом, Ему принадлежат; Ему же предоставляю попечение о них. Я знаю, что жена моя Анна, и не находясь со мной, пребудет одинаковых со мной качеств и одинакового образа мыслей. Я знаю и сильную любовь ее ко Владыке, вследствие которой она и промыслу Его покоряется, и мне содействует в подвигах соответствующими им трудами. Она не допустит расторгнуться ни единению нашему в образе жизни, ни привязанности, связующей нас. Она сохранит и единомыслие супружеское, и боголюбивое настроение неразделенными. Не находясь со мной, она более поможет мне молитвами, нежели как помогла бы, когда бы была при мне. Ее молитвы будут действенны; она вознесет их с самою пламенной верой, чтобы оные были услышаны: ибо вознесет их из души сокрушенной. Она устремит их к единому вышнему и превосходящему всякий ум Благодетелю с непритворным смирением, а Он преблаг и внемлет призывающим Его в истине».

Таковы превосходные преимущества праведников; таково обильное богатство их добродетелей; таково пламя их веры; таково ближайшее отношение их к Богу. Вот почему получили они сверх того, чего искали. Вот почему возвещает им небесный голос, что они родят собственное благословение и веселье мира. Им ангелы предсказали, что рожденное от них дитя доставит радость и веселье всему миру.

Таковы твои, Богородица, похвалы и чудеса в начале. О Тебе предвозвещено было, что произрастешь от такого стебля, и Ты явилась в жизнь согласно предвозвещению Божию. И прилично было, чтобы о Тебе предвозвестили такие глаголы; прилично было, чтобы величия Твои предречены были такими словами; нужно было, чтобы Ты предназнаменована была такими символами; нужно было, чтобы такая ветвь произросла от таких плодоносящих родителей; нужно было, чтобы такое растение возникло от такого корня; нужно было, чтобы ты, царский жезл, произошла из царских разсадников; нужно было, чтобы Ты, обильнейшее богатство благ, явилась от избытка добродетелей; нужно было, чтобы Ты была дочерью таких родителей, а они были родителями такой дочери. Ты из всех тварей предызбрана в матерь Бога: так и они из всех родителей сподобились чести быть родителями твоими. Как же выше всякой славы величие такого промышления! Сколько выше всяких хвалений чудеса промысла Владыки всего! Сколь желаннее всего желаемого блага, доставленные через Тебя! Какое блаженное наслаждение получили сподобившиеся наслаждаться этими благами! Ибо наслаждение это одно только и есть истинное наслаждение; оно есть наслаждение неиждиваемое для тех, кого удостоиваешь ты наслаждаться чудными деяниями Твоими. Оно ведет нас к пиршеству нескончаемому; настоящей радостью о Тебе мы предначинаем веселье будущее. Есть у нас залог благ вечных; это дары Твои, доставляемые ныне. В настоящем славословии Тебя слышится голос веселящихся вечно. Ради Тебя похваление наше нелживо, упование безопасно, ожидаемые блага в руках. Посему мы алчем и жаждем как можно чаще и постоянно торжествовать праздники Твои, чтобы всегда получать себе желаемое. И ныне торжественно совершая праздник Твой, славим его не как вновь изобретенный и причисленный к знаменитым дням, но как главный и в порядке, и на деле. Мы услаждаемся проповеданным через него весельем, наслаждаемся его таинственным пиршеством, насыщаемся предвозвещенными в нем дарами; через веселие на нем заготовляем себе благодать вечную; воспеваем на нем согласно с ликом празднующих на небесах. Ты же, Предстательница, сподоби нас молитвами своими быть сопричисленными к лику тому и праздновать вместе с ним, непрестанно совершать славословие во гласе радования, в самом Христе, Сыне твоем и Боге нашем, единой радости и веселии любящих Тебя; ибо Ему принадлежит честь, держава и славословие со Отцем и Святым Духом, и ныне, и всегда, и во веки веков. Аминь.

* * *

1Patrolog. curs. compl. tom. C. pag. 1335–1354. Paris. 1860.

Источник: Сказания о святых христианских, чтимых Православною Кафолическою Церковию. (В русском переводе.) Том первый. - Казань: В Университетской типографии, 1866. - С. 103-119.

https://azbyka.ru/otechnik/Georgij_Nikomidijskij/slovo-pervoe-na-zachatie-presvjatoj-bogoroditsy/




Слово 2-е на Зачатие и Рождество Пресвятой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии1

Ныне земля, освещаемая блеском благодати, сияет паче солнца, светит духовною ясностию лучше неба и украшается небом, превосходнейшим надземного неба. Она принимает на себя Небо рожденное, превосходнейшее, пресветлое, пространнейшее, представляющее миру Солнце не заходящее, но незаходящее, и испещренное не звездами видимыми, но пламенем духовных светильников. Вот что торжествуем мы ныне; вот что предложило нам блистательнейший пир; вот что собрало нас на нынешнее ликование; вот что, побуждая к слову, приглашает всех к наслаждению благами его. Отзовитесь же на голос звучащего с полным послушанием, чтобы никто из приглашаемых не лишился этой сладостной и всемирной радости. Никто пусть не лишает себя удовольствий и славы, общих всей природе. Все вкупе насладимся предложенным пиршеством. Оно равно предложено всем и учреждено для веселия и препрославленной славы.

Многочисленные и великие благодеяния получила уже от Бога природа человеческая. Она сподобилась различных даров, к которым Виновник благодеяний, произведши участников в них, присоединил общую роду человеческому славу. Но она никогда, если пересмотришь все, не была почтена таким великим даром и Божественным отличием, какого сподобилась ныне. Поэтому, предав забвению прошлое и оставив назади древнее, она любуется и вместе превозносится этою величественною славою. В самом деле, какой из даров, сообщенных ей Богом, можно бы отметить, как столь величественный, чтобы пристойно сопоставить его с настоящим? Великое ли дело – извести природу человеческую из ничего в сравнении с тем, чтобы облечься в нее, когда она уже растлилась, и снова преобразовать ее, воссоздав наилучшим образом? Что значит почтение образом в сравнении с усыновлением? Какое земное начальствование и властвование может сравниться с теперешним царствованием на небесах вместе с Владыкою всего? Что такое зрелище, явленное боговидцам в видениях, сониях и представлении гласа хлада тонка, перед тем, что нам явился Сам Созерцаемый и человеколюбиво обитал в нас? Какое, наконец, сравнение между избранием пророков и праведников и прибавившеюся чрез них к роду человеческому славою, и между тем, что от рода этого произошла Матерь Превожделенного Бога, слава естества нашего, и что чрез Нее доставлена нам столь величественная честь? Это-то именно и прославило нас чрезвычайно. Это-то и должны мы ныне все принять, обнять и почтить всевозможными славословиями.

Есть люди, которые говорят, что такое ликование и благодарение принадлежит Богоявлению Владыки, потому что оно сделало все это и стало завершением таинства и дарованных благ. Но выставляющие это на вид пусть знают, что приятность настоящего дня была виною приятности того дня и началом как примирения нашего с Богом, так и той радости, которая воссияла для нас чрез оное. Залоги, полученные по поводу примирения, служат знаком твердого мира и суть начало того удовольствия, которое мир доставляет примиренным благами своими. Женщина, выбираемая и приемлемая в супругу царя из среды подданных, служит для них вернейшим доказательством как родственного единения с царем, так и славы, имеющей произойти от того. Царица, находящаяся в частных имениях, своими новыми распоряжениями подает всем окрестным жителям несомненный знак, что туда прибудет царь, остановится там и дружески обойдется с начальником за его благосклонное и предусмотрительное попечение. Таково точно и относящееся к радости настоящего дня, предвозвестившее нам наступление вышней славы. Ныне представлен залог, избрана Невеста Неневестная, образован и приготовлен чертог царский, действительно даровано нам прочное основание благ, ожидаемых с пришествием и обращением с участвующими в них царя. Таким образом, настоящее торжество есть предтеча неизреченной радости, проистекающей от воплощения Христова, а предтеча оно не в том смысле, будто не соединено с воплощением тем, или отлично от него, но в том, что оно руководило к несомненности всего события и притом свойственным и приличным нам образом, потому что доставило нам совершеннейшую радость чрез Ту, Которая от нашего рода. Поэтому нужно, чтобы торжество это, как предпразднество и основание воплощения Христова, мы увенчали похвалами с веселою наружностию, а еще более с веселым душевным расположением, и во время его составляли радостные ликования, не столько телом, сколько духом прыгали от радости, соревновали в восторге мысленным и Божественным чинам и все возбуждали всю тварь к тому же самому.

Между тем, наше призывное слово предупреждают сонмы ангелов, и восхваляют ныне Ту, чрез Которую узрели исполнение тайны. Предупреждают его небеса, и отдают честь высоте этой новой тверди. Предупреждают и светила, и преславно освещаются лучами, испускаемыми облаком мысленного Солнца. Присутствует незванная земля, и достойно величается и превозносится своим произрастением. Ныне, говорю, все создания осмелились заявить свою смелость. Тем более, поэтому, я могу дружелюбно сзывать благороднейшие создания, громогласно восклицая так: приди ко мне всякий возраст и всякое достоинство, все какие только есть чины в мире и над миром, священники и цари, высшие и низшие, начальники и подчиненные, старые и молодые, девы, матери и неплодные, и младенчествующие незлобием; придите, примем спасительный день сей с Божественным веселием и превознесем его своими благохвалениями. Ныне родился предмет всеобщего похваления. Ныне из бесплодных чресл прозябло украшение священников, могущество царей, совершенство добродетельных, непоколебимое благочиние начальствующих и подчиненных, разумение младенцев, украшение дев, венец матерей, благочадие бездетных, разрешение неплодия. Ныне от бесплодной прозябло обилие благ; ныне от праведных произрос праведнейший плод.

Кто же и каковы эти лица? Да будет мне позволено рассказать о касающемся их, впрочем не с тем, чтобы превознести их похвалами сообразно достоинству их, но с тем, чтобы показать только, как они предпочтены роду человеческому и как, сделавшись причастными отменной благодати, стали виновниками одарения рода нашего блистательными дарами. Превознести их похвалами по-надлежащему есть труд, превышающий, по моему мнению, не только мои силы, но и силы всех. В самом деле, какая изобретательность, даже превосходных ораторов, в состоянии исследовать величие дел, кольми паче покусится изобразить должным образом славу их? Правда, хвалители, взяв во внимание деяния похваляемых и благодать, полученную ими чрез них свыше, усиливаются посредством похвал возбудить к предмету своему удивление или даже доставляют ему надлежащую славу; но где о заслугах праведников трубят щедрые дары, превышающие понятие, там какой можно представить опыт похвал? Какую необычайную оценку можно изобрести для того, что необычайнее всего? Что из всего, бывшего от века, можно избрать такое, что руководило бы похвалою надлежащим образом? Рассуди сам о избрании всех праведников и пророков, равно как и о тесном союзе их с избравшим их Богом, и ты увидишь несравненное превосходство Иоакима и Анны, увидишь, что они и препочтены и препрославлены безмерно. Создатель Бог избрал их для возобновления обветшавшего мира; от них Он приемлет Матерь, чрез Которую соизволил приготовить новую тварь; от кровей этих лиц, превосходивших добродетелями даже царское величие, Он облекся в царскую багряницу человеческого рода. Вот что сделало их высшими всех праведников, вот их право, превосходящее всякую заслугу: они избраны из среды всех, явились в должное время и приняты для осуществления тайны. Обрати же внимание на то, как касающееся их превосходит всякое сравнение. Об этом не слова сообщают, но самые события трубят. Впрочем, как для настояшего торжества, так и для уяснения преимуществ Иоакима и Анны, полезно будет объяснить хотя немногое из верного сказания, начинающегося речью о них: чрез это яснее просияет для нас истина повествуемого. Начнем же слово с начала.

В сказании том2 говорится так: «в историях двенадцати колен израильских был некто Иоаким, человек весьма богатый». Что значит «в историях»? Значит: в родословиях двенадцати колен израильских. Чрез это сочинитель показывает, что Иоаким происходил от предков по несмешанной царской линии, и что он, по соблюдению закона как предками, так и им самим, был знаменит и потому стяжал в коленах израильских известность и отличие. Далее, упомянув и о богатстве Иоакима, как о доказательстве его преимущества, писатель извещает об особенной праведности его, которою он отличался от всех единоплеменников своих. «Он, говорит, приносил Господу сугубые дары». Действительно, он славился сугубым богатством. Принося в жертву сугубые дары, он уменьшал настоящие и преходящие блага; но в тоже время умножал сокровища, непреходящие во веки. Впрочем, и оставляя из скоропреходящего богатства необходимое для ежедневного употребления, он не допускал того, чтобы оно скапливалось. Об этом говорит и упомянутая история: «он приносил Господу сугубые дары, говоря про себя: избыток мой пусть будет всему народу, а что в прощение меня, то пусть будет Господу Богу моему». Смотри, какое превосходство праведности в состоянии подзаконном! Приметь, что праведники эти отлично предначертали или, лучше сказать, превзошли образ жизни евангельской, начертанной апостолами. «Избыток мой пусть будет всему народу». Ничего излишнего, говорит, да не будет в том, что необходимо; что не необходимо для меня, то пусть достанется всему народу; что составляет у меня избыток, то пусть обратится в общую пользу всех. О пресправедливое намерение и суждение! О богатство, сокрытое в безопасных от разграбления сокровищницах! Так высока была добродетель Иоакима и Анны с самого начала! А из дальнейшего видно и другое превосходство добродетели их. Оставляя часть богатства для продовольствия своего, они из остального имущества все, предписанное в законе касательно новомесячий, обычных жертв, жертв за грехи и телесных очищений, приносили Богу всего. «А что в прощение меня, то пусть будет Господу Богу моему». Следовательно, они разделяли богатство свое не в такой мере, чтобы его достаточно было у них для себя, но в такой, чтобы самим терпеть нужду. Доказательством отменной добродетели их служат и слова: «говоря про себя»; ибо, кроме мудрого благоразумия, они показывают в говорившем так и превосходство добродетели. Так поступал человек не потому, чтобы обращал взор на других или устремлял мысли на какой-либо пример; но сам собою изобретал добро и исполнял его; не руководится также он в столь отличных деяниях и древними заповедями или законоположениями, но сам полагает начало деланию добра и становится деятельным законодателем для потомков. Заметь, как Иоаким и Анна достойно предпочтены были всем праведникам. Говорю же «достойно» не по отношению к дару, свойственному тайне (ибо благодать выше воздаяния за дела), но по сравнению их с одноплеменниками.

(Окончание следует)
« Последнее редактирование: 22 Декабря 2023, 08:53:26 от Александр Васильевич » Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 103702

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #8 : 22 Декабря 2023, 08:52:18 »

(Окончание)

Полезно проследить и дальнейшее, находящееся в упомянутом сказании. В нем повествуется, что когда Иоаким в какой-то славный праздник приносил, по обычаю, дары, то был укорен одним из соплеменников за бесчадие. «Непозволительно, – сказано, – чтобы ты принес дары свои; потому что ты не произвел племени в Израиле». В некоторых списках читается: «непозволительно, чтобы ты первый принес». Справедливо было, чтобы Иоаким, как муж праведный и отличавшийся сугубым благородством, первенствовал как во всем, так и в принесении даров; но людям завистливым это казалось несносным. Поелику же у них ничего не было такого из его жизни, за что можно было бы опорочить его, ибо он не только был беспорочен, но по превосходству добродетели слыл чуждым всякой опасности подвергнуться обвинению: то в предлог к тому, чтобы он не поступал по предписанному законом, представляют его бесчадие. Но это, именно то, что праведники до настоящего времени оставались без потомства и что они возбуждены были к получению дитяти посредством молитвы, было делом Всевышнего Промысла. Первое обнаружило их надежду на Бога, ибо когда они помолились, то исполнение прошения их не было отложено на время; а последнее показало, что тайна благодати осуществилась в определенное Богом время. Оскорбленный, как-бы прогнанный, праведник предается большой печали, но не потому, чтобы поражен был укоризненными словами или потерпел бесславие, но потому, что пришел в опасение, не навлек ли он на себя это отвержение Богом каким-либо небрежением о заповедях Божиих, пришедшем в известность чрез людей. Так и в то время, когда последовало ему истинное откровение, он, прибегая к загадочным явлениям (Ос.3:4)3, заботился не о чадородии, но о примирении с Богом. До такой степени строг был он в требовании отчета у себя как относительно исполнения закона, так и относитсльно таин совести! Так он во всем, касающемся его, полагался на промысл Божий! Поэтому-то он не вступил в прение, не стал противоречить, не сделал возражения, что доселе никогда не встречал запрещения приносить обычные дары, потому ли, что жил безукоризненно, или же потому, что приносил дары безукоризненные, но перенес оскорбительную укоризну терпеливо и вместе с тем прибегает к Испытателю таин Богу и удаляется в пустыню, как удобнейшее для собеседования с Богом место, не показавшись своей супруге и единомысленной и не поручив попечения о внешних делах домашним. Кто даже в наше время обнаружил столь твердое упование на Бога и презрение к своему имению? Тем более, кто показал это в те времена, когда трудно было исполнять даже умеренные и предписанные законом добродетели?

Представим теперь славные подвиги патриарха Авраама. Некоторые могут подумать, что Авраам, как по древности времени, так и по высоте праведности превосходит не только древних, но и Иоакима. Но если кто захочет сравнить деяния первого с деяниями последнего, то поймет, что деяния, о которых говорим, превосходнее деяний Авраама. В самом деле, Аврааму как о переселении, так и о земле, в которой он имел обитать, было наперед возвещено. Наперед же возвещено было ему и прекращение бесчадия и неплодства Сарры. Конечно, обладая этим по обетованию, он и надежду подкреплял и дух ободрял к получению обещанного молитвою; ибо может ли быть что-нибудь сладостнее обетования Божия? Между тем Иоаким, не получив еще никакого обетования, поверил, что Всемогущий силен совершить даже и невозможное и преобразовать природу, и, утвердив надежду свою на сокровенном Промысле Его, оставляет, таким образом, попечение о домашнем и предается постоянной молитве к Богу. Далее, Авраам, чтобы не сомневаться ему относительно будущего обладания землею и умножения своего потомства, имел нужду в верном знаке и доведывался, каким образом могут исполниться обетования Божии. Между тем, Иоаким как во время молитвы выказал несомнительный дух, так и после, когда был услышан и получил от ангела добрую весть о рождении потомка, не доведывается, каким образом исполнится возвещенное ему, и не требует знамений, которые объяснили бы, как уврачуется немощное естество: почитая самое откровение о обетовании исполнением оного, он, при твердом убеждении в получении потомка, догадывался, что возвещено известное одному Богу и по этому угадывал знамения. Наконец, прилично представить и рассмотреть здесь и чудное жертвоприношение. Именно: Авраам предпринял жертвоприношение по повелению Божию, а Иоаким – по собственному произволению; тот избрал в жертву действительное дитя свое единородное, а этот – то, которое только еще обещано было ему; тот привел жертвенное свое и снова получил оное, а этот действительно принес обреченное на жертву во всесожжение, отдав Богу; наконец, жертвенным у того был патриарх племен и праведных, а у этого – Матерь Божия и Всеправедная Владычица патриархов. Преславное деяние это поистине выше не только настоящего, но и всякого сравнения. Видишь ли, как превосходны преимущества праведного Иоакима?

Рассмотри также и пребывание его в пустыне, и воздержание его, превышающее силы природы (такую жизнь справедливо назвать жизнию ангельскою), и то, как он стал странником и необычайным, – сравнишь ли его дела или слова! Сказание передает, что он провел в посте сорок дней и сорок ночей, питаясь только молитвою и надеждою на Бога. «Иоаким постился сорок дней и сорок ночей, говоря: не сойду отсюда ни есть ни пить». У нас есть особенно спорливые люди, из коих одни почитают это невероятным, а другие даже невозможным. Действительно, подвиг этот превышает силы человеческие; потому что один Творец сохраняет природу достаточною для предопределенной цели. Ее-то и представлял праведник в полное распоряжение Божие и усильным сопротивлением требованиям тела сподобился получить от Бога же как благодать подвигов, превышающих силы природы, так и благодать даров, превышающих ожидание. Так и Моисей изумляет пощением своим в продолжение сорока же дней. Да, и его подвиги изумительны. Но если кто пожелает рассмотреть воздержание Моисея и Иоакима с большим тщанием, то именно найдет, что пощение их отличается одно от другого. Моисей воздерживался и потому, что так определил Бог, и потому, что охранял скрижали, и потому, что дожидался Законодателя: что и доставляло ему наилучшее подкрепление и вместе с тем облегчало как тяготу продолжительного времени, так и требования природы. Между тем Иоаким отдается пустыне, подъемлет на себя подвиги и изливает напряженную молитву не получая ободрения ни от чего, но укрепляясь одною необманчивою надеждою на Бога. Кто не изумится такому обстоятельству и не почтет его превышающим всякое слово, когда оно величием своим поистине превосходит всякое разумение? Подумает иной, что настоящие слова мы говорим преувеличенно. Таковый пусть сам представит себе события в том виде, каковы они есть, и присмотрится, действительно ли они таковы, что никто не в состоянии прославить их, хотя бы он стяжал красноречием своим громкую известность, тем более превознести их гораздо больше, нежели как они заслуживают. Таковы деяния праведного Иоакима!

А как велики и чудны деяния супруги его и одинаковой с ним по качествам Анны! Они не только не меньше даров супруга, но и превосходят их. Ей надлежало выдержать сугубый подвиг терпения. С одной стороны, ей неизвестно было отбытие супруга и место пребывания его, а с другой – ее осаждала обида по поводу неимения детей, причиненная ей с супругом. Анна боролась с обоими этими обстояниями, и при помощи веры и надежды вышла из них победительницею. Притом, укоризну за неимение детей она встречала с двух сторон: во-первых – от своих единоплеменников, во-вторых – от своей служанки; а это делает укоризну действительно несносною: ибо укоризны, причиняемые посторонними, не так поражают, как укоризны, наносимые домашними, особенно когда наносящие их бывают из среды подчиненных или слуг. Как же держит себя благороднейшая женщина? Так, что ничто из сказанного не сокрушает ее долготерпения. Напротив, она отвергает некстати поданное ей украшение, снимает печальные одежды, надевает на себя, вместе с одеянием души, чистую и брачную одежду и, убравшись на молитву по телу и по душе, стоит наряженная в сугубую одежду, как чистая, пред Пречистым. А воссылать молитву свою к Богу всего она идет не во внутренность храма, но избирает для этого спокойное и удаленное от всякого шума место в саду, и здесь-то, как в неподозрительном тайнике, тайно изливает молитву свою с душевною скорбию. Так поступила она потому, что, желая возносить молитву в сердце и долгое время, не хотела показаться на глаза поносителей. Ибо последние непременно почли бы ее, как древнюю Анну (1Цар.1:9–14), или пьяною или пустомелею. В самом деле, кто в прежние времена с издевкою напали на ту, которая молилась Богу в урочное время, те не отпустили ли бы более жестких колкостей той, которая возносила бы продолжительную молитву не в обычное время? Вот почему не она только, но и великий духом Иоаким не пошел в храм возносить молитву свою, относительно которой оба они справедливо заботились, чтобы непременно была приятною, нетревожимою, тихою и безмолвною. Если же высказать причину этого более пристойную и основательную, то она состоит в том, что оба эти праведные и на деле и по имени были предтечами и провозвестниками благодати; ибо Иоаким значит предуготовление, а Анна – благодать: они сами собою представляют неописанную обширность ее тем, что не идут в храм, но молятся Богу всего на всяком месте. Таков смысл сказанного о них!

А какого уважения достойны молитвы, воссылаемые ими обоими! В них они упоминают о всех великих делах Божиих, как произведенных Богом из ничего, так и чудно введенных Им вновь при преобразовании природы вещей. Так они говорят о благодеяниях, оказанных Богом праведным Аврааму и Сарре, Анне и Самуилу, испрашивают себе равную благодать и с ревностию и усилием молятся, чтобы даровано было им приличное их положению. А молитва, которую изливала потом блаженная Анна в саду, с одной стороны, отлична от прочих молитв ее, а с другой – проникнута таким сокрушением сердца, что была услышана. Ибо Анна не удовольствовалась словами и смыслом молитвы, но, проливая слезы, с глубоким смирением исповедывала свое убожество, ставила себя ниже всех тварей и наименовывала те предметы, которые воспользовались благословением Творца. Такими указаниями и речами, и притом более ими, нежели произносимою от себя молитвою, она обрисовывала богатый щедротами Промысл Создателя. «Я, высказывает целомудренная жена, я хуже всех тварей. Они, Владыко, покорны повелению Твоему, а я совершенно лишена благословения и благодати раждать, я не достойна счастливой доли женского пола. Он у Тебя плодороден и самым делом доказывает, как я ниже его. Я не имею способности рождать, общей многоразличным животным, а животные действительно сподобились этого счастия. Плодоносна и земля, согласно повелению Твоему постоянно приносящая обильный плод; приносят плод и луга; приносят благовременный и приятный плод и прекрасные растения, и чрез благодарение пользующихся ими отдают Тебе дань славословия. Я не имею благодати их и сама сознаю, что недостойна быть причисленною к этим произведениям Твоей благости». Не показывают ли слова эти высочайшего смирения? Какое сокрушенное сердце может сравниться с душею, высказывающею такие мысли? Возможно ли же, чтобы любящий добро Бог не одобрил такого благорасположения паче всякого благоухания и приношения? Возможно ли, что бы не внял такой молитве, паче всякого всесожжения, Тот, Кто услаждается особенно такими жертвами? Ведь «жертва Богу – дух сокрушенный» (Пс.50:19).

Таковы преимущества и рассказанные подвиги праведных Иоакима и Анны. Эти яркие отличительные черты добродетелей их осветили благородство и зрелость души их, блистательнейшие тех, которыми славились жившие прежде. Действительно нужно было, чтобы дар, несравнимый ни с чем сотворенным, последовал от наизбраннейших; нужно было, чтобы пресвятое богатство истекло из запаса, обильного добродетелями; нужно было, чтобы таковой плод принесен был таковыми трудами, чтобы благороднейшая отрасль произросла от благородного корня, чтобы отличная лоза виноградная выросла из хороших недр. Высоки долженствовали быть те, от которых надлежало произойти вечно зеленеющему украшению рода нашего, прекраснейшему ростку природы, тому высокому дереву таинства, выходящий из которого цвет бессмертия издал вечное благоухание и плод которого – жизнь, нетление и вечное пребывание для тех, кои приобщаются оного.

Молитва праведных, принесенная с такими трудами и в таких словах, оканчивается Божественным ответом. Являются ангелы и возвещают, что молитвы услышаны и что последует неожиданное рождение. Ангелы благовествуют рождение Той, Которая достоинством Своим превосходит самых ангелов. Ангелы предвозвещают разрешение неплодия и предсказывают разрушение средостения греха чрез оное. Ангелы предрекают неожиданное зачатие Той, Которая нововвела зачатие необыкновенное и неизреченное. Ангелы предупреждают о явлении на свет Той, чрез Которую прекратились скорби прародительницы. Шествие Той, Чье рождение необыкновенно, превышает ожидание. От земледелия, от которого ничего не ожидалось, получается Плод, превосходящий понятие. Неплодие предвозвещает обновление естества, и рождение дитяти, самая необычность рождения его представляет подтверждение самого необыкновенного таинства. Дитя это в себе самом получает самые верные признаки чудного рождения. В чуде родителей оно изучает тайну неизглаголанного чуда. Ибо первое предвозвещает последнее и самым исполнением своим наперед говорит о несомненном сбытии предвозвещаемого. Здесь безплодная, лишенная свойственного природе; там Дева, огражденная неприкосновенною непорочностию. Здесь долговременные узы; там неподдельный бессмертный способ. Здесь плод заслуг и молитвы; там новое неизъяснимое зачатие за несравненную и преимущественнейшую добродетель. Здесь ангел возвещает прекращение невыносимых скорбей; там архангел благовествует сверхъестественное зачатие.

А обещание ныне возвещенного весьма ясно предвозвестило о касающемся Ее. «О рожденном тобою, – сообщает Анне предвестник, – будут говорить всем». Оно будет на устах всех и возвестится всем, не на земле только, но и на небесах; не людям только, но и небесным силам возвестится то, что должно говорить о рожденном тобою. Заметь, что об этом предрек Давид, что он наперед возвестил об имеющем последовать как о настоящем, высказав неотвратимость будущей истины в прошедшем времени. «Преславное, – говорит он, – изрекли о тебе, град Божий»(Пс.86:3). Изреченное славнее всякой славы: оно славно для сил горних, драгоценно и любезно для людей, вожделенно для патриархов, священно для прародителей, наперед описано и исследовано пророками. Ради этого радуется вся тварь; этому сорадуются ангельские воинства; этим величается весь мир; этим восхищаются земнородные: славословя это, они торжествуют предпразднество величайшего спасения, наперед приветствуют то торжество, которое доставило совершеннейшую радость. Ибо этот день рождения предвозвестил возрождение человечества; он предозначил воззвание от заблуждения и возобновление обветшавшаго; он предпоказал превращение бесплодности нашего неведения в плодоприношение Богопознания; он проложил нам путь ко входу к благодати; он наперед отверз двери спасения; он положил основания примирению; он принят в посредничество; чрез него мы, принадлежащие к одному роду, имеем ныне дерзновение; чрез него мы получили приличнейшее состояние; чрез явление чертога на свет мы причислены к царскому браку; чрез произведенное ныне блистательнейшее и вместе обширнейшее солнце мы приписаны к небесной жизни; чрез родственное благословение мы наслаждаемся евангельским удовольствием.

Ты же, Посредница настоящего и будущего веселия, Похваление дерзновения к Тебе и почитания Тебя, за пирование в торжества Твои воздай небесным пиром, и за усердие, с которым совершаем оные, преисполни нас дарами Своими. Укрась настоящее собрание как чувственною, так и духовною радостию; приведи в порядок собравшийся по мановению Божию хор; вдохни в него стройный напев и подай ему песнь празднующих на небесах. Призри на намерение каждаго; испытай пламенное желание и благоприятно покажи оное испытующему тайны совести Владыке; представь расположение наше Тому, Кто ясно видит сокровенное. Несомненно, как знающий все невидимое, Он знает и совершенно видит и расположение к Тебе песнословящих Тебя ради Его; но величайшей благости Его угодно, чтобы песнословия наши приносились и исполнялись при помощи ходатайства Матери Его. В этом Твое похваление к Нему и наше похваление Тобою; в этом доказательство милости, стяжанной у Него чрез Тебя родом человеческим. На это-то опираясь надеждою, мы с презрением смотрим на униженное положение свое и предаем забвению низкий и земляный образ жизни. Вследствие этого-то мы жаждем отрешиться от земного и поспешить к небу. Поэтому-то мы несомненно надеемся на уготованные блага; поэтому-то мы ожидаем вечных благ. Поэтому-то, совершая настояший преславный и Божественный праздник с сердечным расположением, воссылаем благодарение Христу, предуготовившему все для собственной славы, для прославления Матери Своей и для спасительного украшения покорных Ему, Виновнику и Подателю благ; ибо Ему принадлежит честь, поклонение и славословие со Отцем и Святым Духом ныне и всегда и во веки веков. Аминь.


* * *

1 Patrolog. curs. compl. tom. C. pag. 1375–1399. Paris. 1860.

2 Источником, откуда древние почерпали некоторые сведения о святых праведных богоотцах Иоакиме и Анне, служило, между прочими, древнее сочинение, имеющее такое заглавие: Рождение Святой Богородицы и Преславной Матери Иисуса Христа Марии. В конце сочинения этого читается: «Я Иаков, написавший историю сию в Иерусалиме...», и проч. Поэтому, упомянутое сочинение усвоялось в прежние времена св. Иакову, брату Господню, первому епископу Иерусалимскому, под именем которого приводил извлечения из сочинения того и святитель наш Димитрий Ростовский (Четь-Мин. 9 сентября), но в последнее время знатоками древностей христианских признано, что сочинение это написано неизвестным мужем, но имени Иаков, жившим в век апостольский.

3 Указание и на убеждение Иоакима: «дщица священника покажет мне это» и на последствия этого убеждения: «внимательно смотрел на дщицу священника» и проч. (дщица сия имела надпись: «святыня Господу» и возлагавшаяся на переднюю сторону кидара).


Источник: Сказания о святых христианских, чтимых православной кафолической церковью : (В рус. пер.). Т. 1-. – Казань : В Университетской типографии, 1866-. / Т. 1. – 1866. – 489 с. / [Свт. Георгий Никомидийский. Слово 2-е на Зачатие и Рождество Пресвятой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии]. 139-159 с.

https://azbyka.ru/otechnik/Georgij_Nikomidijskij/slovo-vtoroe-na-zachatie-i-rozhdestvo-presvjatoj-vladychitsy-nashej-bogoroditsy-i-prisnodevy-marii/

Записан
Страниц: [1]
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Valid XHTML 1.0! Valid CSS!