Русская беседа
 
23 Мая 2024, 23:05:37  
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
 
Новости: ВНИМАНИЕ! Во избежание проблем с переадресацией на недостоверные ресурсы рекомендуем входить на форум "Русская беседа" по адресу  http://www.rusbeseda.org
 
   Начало   Помощь Правила Архивы Поиск Календарь Войти Регистрация  
Страниц: [1] 2
  Печать  
Автор Тема: Православие в Монголии  (Прочитано 4714 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 104109

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« : 23 Июня 2009, 16:31:04 »

В Улан-Баторе освящен единственный в Монголии храм Московского Патриархата

Москва, 23 июня 2009 г.


Свято Троицкий храм Улан Батор

21 июня, в Неделю всех святых, в земле Российской просиявших, в городе Улан-Батор (Монголия) был освящен православный храм в честь Святой Троицы. По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла освящение совершил секретарь Московской Патриархии по зарубежным учреждениям епископ Егорьевский Марк.

Накануне в храме было совершено Всенощное бдение, после которого состоялась трапеза и беседа епископа Марка с прихожанами, сообщает Служба коммуникации ОВЦС.

В воскресенье епископ Марк в сослужении настоятеля храма священника Алексия Трубача и клирика московского храма Живоначальной Троицы в Хорошеве диакона Константина Степанова совершил Великое освящение храма и Божественную литургию. На богослужении присутствовал Посол Российской Федерации в Монголии Б.А.Говорин с супругой, а также сотрудники дипломатических учреждений России и других государств. За богослужением пел приходской хор. После Божественной литургии состоялся торжественный прием.

http://www.pravoslavie.ru/news/30896.htm
« Последнее редактирование: 24 Января 2024, 10:40:52 от Александр Васильевич » Записан
протоиерей Георгий Завгородний
Администратор
Ветеран
*****
Сообщений: 1142


Русь Святая! Храни Веру Православную!


Просмотр профиля
Православный священник
« Ответ #1 : 27 Ноября 2010, 11:29:00 »

Впервые на монгольском телеканале "Эх Орон" ("Родина") прошла неделя Православия



В цикл передач вошли интервью и беседы настоятеля Свято-Троицкого прихода города Улан-Батора священника Алексея Трубача, показ фильма об истории Православия в Монголии "Миссия выполнима", а также отрывков из сериала "Земное и Небесное" о Православии в России. Телеканал "Эх Орон" планирует каждую неделю рассказывать о религиях, представленных на территории государства. По данным на 2010 год, христиан в Монголии всего 4 процента: 90% из них протестанты, 9% мормоны (в опросах их причисляют к христианам) и лишь 1% составляют католики и православные.

Патриархия.Ru

http://www.patriarchia.ru/db/text/1321500.html
« Последнее редактирование: 20 Декабря 2022, 14:02:12 от Александр Васильевич » Записан

С ув. прот. Георгий
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 13500


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #2 : 30 Мая 2022, 01:13:36 »


Как монгольский бизнесмен показал пример православным

О жизни единственного православного храма Монголии

Степан Игнашев





Отец Антоний сидел в задумчивости:

– Да, жалко людей, конечно. Да и помочь как-то беднягам надо. Ведь каждый человек – Божий. По крайней мере, я стараюсь так смотреть на людей. И пока жив человек, у него есть возможность спастись. Привел Господь человека в храм, к священнику, к любому другому православному христианину, значит, нам нужно послужить инструментом в руках Божиих для спасения таких людей. Грех осуждаю, ересь осуждаю, человека стараюсь не осуждать. Не всегда получается: грешен.

В православной общине Улан-Батора не соскучишься: и так-то не сильно скучали, а сейчас, с открытием границы после «ковида», в Монголию вновь хлынули туристы, путешественники. Многих из них храм, как и христианство, интересует мало. До определенного испытания.

Приехали мама с сыном из России: кто-то им брякнул, что в Монголии за копейки можно купить жилье, спокойно пожить здесь, пережидая тревожные времена, а потом вернуться или вообще уехать в какую-нибудь другую страну. Продали машину, дом – пока нет, к счастью, приехали в Улан-Батор, поселились в гостинице, начали искать подходящее жилье. А здесь за последнее время цены подскочили процентов на 70. Худеющую пачку денег зачем-то возили с собой. Это в троллейбусе-то улан-баторском. Недолго возили, понятно: вор, видимо, сам ошалел от такой добычи. Паника, слезы, ужас. Как часто бывает, когда деваться некуда, Господь напоминает о Себе – порой Он ставит человека в такое положение, откуда выйти можно только при Его очевидной помощи. Мама с сыном пришли в Троицкий храм и рассказали отцу Антонию о своем горе. «Что делать, батюшка?»

Чаще всего о Христе вспоминают тогда, когда становится действительно грустно. А жаль – многих бед избежали бы

– Общими фразами тут не отделаешься, да и нечестно это: действительно требуется помощь, – говорит священник. – Слава Богу, у меня есть знакомые предприниматели, русские и монголы. Позвонил, описал положение, спросил, могут ли помочь парню с работой. Ну, чтоб денег хватило на еду, жилье и прочее. Говорят, хорошо, поможем чем сможем – пусть парень зайдет туда-то, там все и обсудим. Только, – предупреждают, – вкалывать действительно надо. Хорошо, что от работы не отказывается: хоть и занятость не регулярная и не ахти зарплата, но хоть что-то есть на первое время – голодать не будут. Еще раз убеждаюсь: дорога к Богу у каждого своя. Маме с сыном, возможно, нужно было приехать в буддийскую, языческую страну и претерпеть скорби – кто знает, может, это начало пути ко Христу? Да так и есть, я думаю. Был бы повод у них обратиться в храм в России? – Не знаю. А вот сейчас позвонили мне и попросили расписание служб, говорят, будут приходить. Ну, дай то Бог. У каждого своя история. Чаще всего – да: о Христе вспоминают тогда, когда становится действительно грустно. А жаль – многих бед избежали бы.

– Иногда монголы подают удивительные примеры «православным по рождению», – говорит священник. – Взять саму историю возрождения Свято-Троицкого прихода в Монголии хотя бы. Во многом, оказывается, появиться такому красивому храму и приходскому дому в Улан-Баторе помогли именно монголы. Проект строительства церкви пробуксовывал из-за недостатка средств, и тут случилась довольно большая и очень неожиданная прибыль у одной монголо-российской компании. И во время одного из заседаний, посвященных этой самой прибыли, вдруг встает монгол и говорит: «Это все хорошо: мы богатые, кто-то и очень богатый, но, может, хватит все время только о деньгах думать? Давайте Бога поблагодарим, а? Церковь построим – я в этом смысле». Некоторые русские собеседники аж присели. А кто и покраснел. Вот примерно так и появился Свято-Троицкий храм в Улан-Баторе, он был освящен в 2007 году. Конечно, была помощь и от властей Монголии, и Россия очень помогла, но вот этот маленький эпизод о многом, на мой взгляд, говорит: не спеши считать себя таким уж «супер-пупер» православным, когда монгольский бизнесмен показывает тебе пример христианства. Были случаи в истории, кстати. Кто-то крошки хлеба под столом был готов есть, кто-то слугу послать навстречу Христу, потому что не считал себя достойным. Вот и Монголия отметилась. Что радует, согласитесь.

Кто составляет сегодня общину Свято-Троицкого храма? Самые разные люди: есть монголы, русские, сербы, украинцы, американцы, поляки, швейцарцы. Кто-то живет «в Урге» давно, кто-то приехал несколько лет назад, все больше по работе. Насчет того, что «Урга – территория любви», мало кто спорит: примеров действительно христианского отношения друг к другу, слава Богу, хватает. Помогают ближним и дальним – едой, одеждой, советом, сейчас вот собирают вовсю помощь для Донбасса и Украины. Одно из главных правил в общении – без истерической политики, без цитат и новостей из ТВ и интернета, разрушающих доброе отношение в общине. Действует, кстати.

Монголы иногда впечатляют. Приходит однажды в церковь молодой человек: «Хочу быть с вами. Всё». Ходил на службы, беседовал со священником, с другими. До того добеседовал, что стал Серафимом, а потом привел в храм отца – тот тоже принял крещение. Сейчас Серафим учится читать Апостол и Евангелие на литургии на родном языке. Тут сначала идет чтение на церковнославянском (отец Антоний), затем на английском (алтарник Курт из Швейцарии), потом на монгольском (Владислав-монголовед). Но дело не только, да и не столько в чтении: главное, что благодаря вот этому «Хочу быть с вами. Всё» другие монголы открывают для себя Православие. Кто-то всерьез, кто-то просто с интересом. По крайней мере, Христос для них – уже не чужая история: начинают строиться собственные взаимоотношения с Ним. Как будет дальше, к чему приведет это знакомство, как мы, казалось бы, давно все из себя православные можем помочь этому знакомству перейти в дружбу – вот вопрос. Такие, как Серафим, очень помогают в его решении.

По словам единственного православного священника в Монголии, сейчас здесь какое-то засилье сект

Прочем, далеко не все так безоблачно: по словам единственного православного священника в Монголии, сейчас здесь какое-то засилье сект. Мормоны, иеговисты, пятидесятники – этого навалом. После пандемии особенно заметны, конечно: идут упитанные красивые мальчики в белых рубашечках, сверкая белыми зубами, сверлят тебя пристальным взглядом, ведут «анкетирование», приглашают на встречи, очень в себе уверенные. Как реагируют на это монголы? Хм, примерно так же, как в свое время бывшие советские граждане: потребительски. Такие приходят к православным, например, для того чтобы поесть и накормить детей, погулять по небольшому парку у церкви, поиграть. К католикам – за образованием (у них школы хорошие). А к сектантам – прямой выход на вожделенную визу куда-нибудь в США или Канаду. В Россию едут учиться или работать, а в «великие просвещенные страны Запада» – жить. Все как у нас во время оно, пока не дошло, что жить лучше у себя, своим же трудом делая страну красивей.

Сказать, что православная община Монголии небогата, – ничего не сказать. Если бы не помощь благотворителей, то жили бы совсем туго. Пока же основная статья дохода общины – это рента за наем помещения спортзала, где юные монгольские борцы вовсю качают мускулы и благодарят «этих русских». Спорт в общине тоже популярен: один из постоянных и искренних прихожан – призер чемпионатов мира и олимпийских игр боксер Уранчимэг Монхэрдэнэ, в крещении Андрей. Скромный, улыбчивый, с юмором, с мускулами. Поневоле зауважаешь.

Приходской хор состоит по большей части из девушек-монголок. Есть православные, иногда приходят помогать даже не крещеные, а «интересующиеся» – так пусть приходят, тоже миссия. С хором бывает весело: священник обратится с пасхальным приветствием на монгольском – «Христос амилав!», а те глазами хлопают, молчат, озадаченные. Как по-монгольски «Воистину воскресе», не знают, да и сложно это понять: как это Он взял и воскрес! На русском, греческом, латыни, английском – без проблем ответят, но на родном, когда вдумываешься в слова, возникают сложности. «И хорошо, что возникают, – считает отец Антоний. – Значит, задумывается человек. А думать вообще полезно».

Для многих монголов православный священник – хамбо-лама

Для многих монголов православный священник – хамбо-лама. Главный лама то есть. Долго отец Антоний привыкал к тому, что он «лама», да еще и «хамба».

– Но вы, – говорит, – не расстраивайтесь: пишущий человек на местном наречии «бичгийн-хун», с чем вас и поздравляю. А есть у нас и усны-хун («водяной человек», он же водопроводчик); цахиалганы-хун («электрический человек»). Я пока, к сожалению, монгольский не очень хорошо освоил, но тружусь над ним, дело нужное и интересное. А названия всякие бывают. От некоторых даже русский глагол изнемогает. Мы с матушкой особенно в кафе поначалу стеснялись, заказывая еду: на картинке все красиво, а как название прочтешь – вздрогнешь. Хорошее национальное блюдо «хей-цай»! Ну, почти что так произносится. Я заказываю, а матушка, вся бледная, под стол прячется – стесняется. Вам вот смешно, а как есть захочется, и не такое выговорите!

Матушка Анастасия, по словам священника, – настоящая героиня.

– Без ее помощи я бы вообще сдулся здесь, – говорит. – Вот так спокойно оставить Россию, работу (она у меня – хороший дизайнер), привычные занятия, друзей, природу, в конце концов, и с бухты-барахты явиться в неизвестную Монголию с ее особенностями, далеко не всегда приятными, – тут требуется мужество. И любовь! Это у нас взаимно. Надеюсь, и дети научатся. А то, бывает, приходишь домой: «А-а-а! У-у-у! Дыщ-дыщ! А он первый начал! А она сама виновата!» – ну, вы знаете. Старшая, Аня, в юность ударилась: подавай ей современную музыку, а не тот каменный век, которым вы с мамой в далекой молодости увлекались. Ничего, что нам сорока нет?! Чувствуешь себя динозавром каким-то. Двое младших пока держатся, но уже на той поре, скоро переходный возраст. Так что у нас весело. Но любим друг друга, любим – куда ж без любви.

Те же чувства, мне показалось, господствуют и в общине Свято-Троицкого храма в столице Монголии. Думаю, они много сильнее действуют на человека, пожелавшего узнать о Христе, нежели высокопарные разговоры «о духовном» или сухие правила «как надо».


25 мая 2022 г.


Дорогие братья и сестры, вы можете помочь общине Свято-Троицкого храма в Улан-Баторе, перечислив любую сумму на карту Сбербанка:

6390 0246 9005 2363 85 (получатель: Антон Сергеевич Г.)

Просьба в комментарии к переводу написать имена тех, за кого помолиться.



https://pravoslavie.ru/146321.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 104109

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #3 : 20 Декабря 2022, 13:48:23 »

Митрополит Волоколамский Антоний освятил икону для Свято-Троицкого храма в Монголии





19 декабря 2022 года, в день памяти святителя Николая Чудотворца, архиепископа Мир Ликийских, председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополит Волоколамский Антоний совершил Божественную литургию в московском храме Рождества Иоанна Предтечи на Пресне.

Архипастырю сослужили настоятель Свято-Троицкого ставропигиального храма в Улан-Баторе (Монголия) иерей Антоний Гусев, клирики Иоанно-Предтеченского прихода протоиерей Дионисий Лобов, иерей Алексий Воронцов, диаконы Евгений Кузнецов, Сергий Бобров и Николай Васин.

Богослужебные песнопения исполнил праздничный хор под управлением Т.М. Воронцовой, сообщает сайт храма.

На сугубой ектении митрополит Антоний вознес молитву о восстановлении мира и о пребывающих в местах лишения свободы.

По запричастном стихе иерей Алексий огласил послание Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла по случаю Дня милосердия и сострадания ко всем во узах темничных находящимся.

По отпусте Литургии было совершено славление святителю Николаю Чудотворцу, после чего митрополит Антоний совершил освящение списка иконы Божией Матери «Самонаписавшаяся».

В XIX столетии копия чтимой иконы была написана на Святой Горе Афон в благословение православным верующим, пребывающим в Монголии. На обратной стороне образа была помещена надпись: «В безвозмездный дар ... всем русским и православным ... или будущему благолепному храму в Урге" (историческое название Улан-Батора). В настоящее время святыня находится в Национальном музее Бурятии.

Тщанием заместителя председателя Государственной Думы Российской Федерации А.В. Гордеева и священника Антония Гусева с иконы был изготовлен новый список. После состоявшегося освящения образ будет доставлен в Иркутск, а далее через Бурятию прибудет в Улан-Батор.

По окончании богослужения митрополит Антоний тепло приветствовал иерея Антония и поздравил его со значимым событием в жизни единственного прихода Московского Патриархата в Монголии. Иерарх также выразил благодарность благотворителям и иконописцам, трудами которых был изготовлен образ. Особые слова признательности архипастырь адресовал молившемуся за богослужением А.В. Гордееву.

Митрополит Антоний также поздравил диакона Николая Васина с днем тезоименитства.

Кроме того, иерарх напутствовал диакона Макария Петухова, ранее совершавшего служение в Иоанно-Предтеченском храме, на предстоящую командировку во Святую Землю. Определением Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла клирик будет нести послушание в Русской духовной миссии в Иерусалиме.

Служба коммуникации ОВЦС/Патриархия.ru

http://www.patriarchia.ru/db/text/5985516.html
« Последнее редактирование: 24 Января 2024, 10:42:59 от Александр Васильевич » Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 104109

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #4 : 24 Января 2024, 10:58:08 »

КАК В МОНГОЛИИ МАРГАД-ИЗУМРУД ОТ МОРМОНОВ ОТДЕЛАЛСЯ

Недавно община Свято-Троицкого храма в Улан-Баторе немного увеличилась – Крещение принял юный Маргад, ни слова не говорящий по-русски, но не очень по этому поводу переживающий: «Здесь, – говорит, – к Христу ближе. Я у вас тогда останусь. Не возражаете?» Никто, разумеется, не возражает. А отец Антоний Гусев, настоятель храма, обрадовал парня: во-первых, в общине большинство говорит на монгольском, во-вторых, Христос пришел для всех – и для монголов в том числе. В-третьих, и для тебя лично.

Время от времени они беседуют с Маргадом. Кстати, крещен парень с именем Петр, здесь своя символика: «Петр» – «камень», «Маргад» – «изумруд». Кроме того, преподобный ордынский Царевич Петр, внук Чингисхана, – прекрасный пример для подражания своим землякам. Кто знает, может, появятся у него последователи и на родной земле. Дай Бог.



Отец Антоний Гусев с молодыми прихожанами Свято-Троицкого храма в Улан-Баторе. В центре рядом со священником – Петр-Маргад

Библия дедушки, миллион тугриков и мормоны

Вот что рассказал Маргад священнику о своем начавшемся пути ко Христу.

– В прошлом году, в июле, я начал интересоваться религией. Мой дед в прошлом году умер, и перед смертью он подарил мне Библию, которая передавалась в семье уже три поколения, и сказал: «Прочитай эту книгу, и найдешь истину». Я до конца не знаю, был ли он христианином, что он исповедовал, мы с дедом не жили. После смерти деда я очень пожалел, что не мог проводить больше времени с ним, не уделял ему внимания. После похорон начал читать Библию, подаренную дедушкой, залез в Интернет и начал изучать христианство, что это такое, откуда появилось. А летом, после надома ( монг. «наадам» – государственный праздник-состязания, посвященный монгольской борьбе, скачкам, стрельбе из лука, проводится в середине лета) стал ходить в разные христианские общины. Ну, или заявляющие о себе, что они – христианские.

Первая была община, которая называется «Божья овечка», это мормоны. Слушал, что они проповедуют. Есть Бог-Отец, бог-мать, и они дают душу человека. И в то время я пошел туда после секции дзюдо, и меня там очень долго держали. Кто-то что-то объяснял, хватали за руки: «Подожди-подожди, я тебе еще объясню, еще 10 минут». Буквально удерживали, не хотели отпускать, рассказывали про свою веру. Мне еще показывали всякие обучающие ролики. Мне поднадоело, походил по другим церквям, а потом пришел к вам, к православным, посмотрел расписание богослужений и озадачился, могу ли ходить к вам, или это Православие только для русских. Оказалось, для всех, что не может не радовать.


Монголия

Что же касается моего общения с мормонами, то получилось так. У меня есть близкий и хороший друг, с которым я советуюсь по разным вопросам. Я ему сказал, что у меня есть таинственная книга – Библия, спросил, что мне с ней делать, а он мне сказал: «Приходи к нам, может, эта Библия подойдет к нашему формату». Мой друг ходит в мормонскую церковь – его туда привели родители. Я там был три недели. Недолго, но хватило. Я попал на первую так называемую службу к иностранному проповеднику, у него еще бейджик на груди есть. Этот проповедник начал рассказывать о шести днях творения, и в память об этих днях они поставили три емкости с водой и поставили три хлеба, и этим они вспоминают дни творения, эти хлебы благословляет главный их священник. У них есть деление: с 12–18 лет – младший священник, и с 18-ти – какой-то старший. В чине диакона с 12 лет он раздает благословенную воду. Старший священник – «учитель», он может все освящать, и плюс когда кто-то приходит, он сопровождает вновь пришедших. После службы мы делились на две группы: старшие и молодёжь, и к каждой группе приставлялся свой священник – проповедник. По субботам, это у них главный праздник, устраивали торжественные обеды, ходили на прогулки, беседовали друг с другом. Мормоны говорили, что их очень поддерживает государство: говорят, многие монгольские политики им отчисляют какие-то пожертвования. А чтобы стать членом общины, нужно внести первоначальный взнос: миллион тугриков. Ну, это ладно. А затем, во время одного из таких походов на природу, мне пришлось немного ужаснуться: была очередная «братская трапеза», и там «братья» буквально вырывали еду друг у друга из рук – «Дай мне!» – «Нет, я буду!» – настолько это дико было, что мне стало и противно, и страшно. Интересная какая «братская любовь», – думаю, – не пора ли мне подальше отсюда. С одной женщиной потом разговорился – она сказала, что среди начальников этой мормонской общины процветает коррупция, что далеко не все так прекрасно на самом деле, как выглядит на буклетах и в обучающих фильмах. Я спрашиваю, зачем же она продолжает ходить на их сборища. Женщина заплакала и говорит: «Бог всё видит. Он есть только у мормонов. Когда будет конец света, Он всем раздаст по их делам».

Когда я стал ходить в Православную Церковь, она меня чуть не убила, грозит пришибить-придушить безбожника

А когда я стал ходить в Православную Церковь, она меня чуть не убила, да и сейчас при случайных встречах грозит пришибить-придушить безбожника – такое вот человеколюбие. Я много могу рассказать из своего опыта общения с мормонами, что-то про их взгляды на Христа, Который для них не Бог, про их отношение к своему гуру-«учителю» Джозефу Смиту, но, знаете, хватит уже: не хочу. Да и голова у меня начала здорово болеть после знакомства с мормонским, простите, «учением». А когда сравнил «библию» мормонов с Библией, которую мне оставил для прочтения покойный дедушка, увидел, что разнятся не только тексты, но и дух какой-то другой.

Как Изумруд «слился» в степь

Очень много монгольских ребят и девушек моего возраста у мормонов. Как я понял, это организация с довольно жестким контролем своих членов – что идеологическим, если можно так выразиться, что финансовым. В общем, за твоим «моральным обликом» будут следить, за твоим кошельком тоже. За «членство в клубе» обещают участие в разных мероприятиях, курсы английского, поездки за границу и прочие удовольствия – только заполни анкету, согласись стать одним из нас. Насчет того, что молодежь ходит к мормонам именно в поисках Бога, отнюдь не уверен. Главная причина, по моему мнению, – земные блага, возможность быстрее решить именно земные трудности всякого рода. То еще удовольствие, скажу честно. Мне свобода дороже – хорошо, что не потерял голову. Хотя, это я только сейчас понимаю, это меня Бог отвел: ведь у многих сверстников сил уйти из западни не хватает. Попробуй уйди, если тебя заманивают такими благами! Плюс жесткий контроль, давление…

Пришел в себя, поразмыслил как следует, отдохнул и пришел к выводу: не, ребята, не тот у вас дух

…После восьми занятий, посвященных знакомству с мормонским учением, мне назначили дату «крещения», но я вовремя, кажется, «слился»: уехал к родственникам в степь – ищи меня свищи. Мне потом звонили, всё спрашивали, когда же я, наконец, приду к ним. В степи я худо-бедно пришел в себя, поразмыслил как следует, отдохнул и пришел к выводу: не, ребята, не тот у вас дух. А те не отстают: «иди к нам», и всё тут. Я – к папе: «Папа, выручай дурака!» Тот взял трубку, сказал этим приставучим, что если меня, несовершеннолетнего, без разрешения родителей будут пытаться вовлечь в свою организацию, то устроит им радостную жизнь с прокуратурой, полицией, родственниками и всем прочим. Отстали.

Радостный страх


Свято-Троицкое подворье, Улан-Батор

А потом я пришел в православный храм и остался в нем. Почувствовал, что это мое – родное.

Потом я пришел в православный храм и остался в нем. Почувствовал, что это мое – родное

Понимаете, здесь я не увидел, что задача Бога – решать наши приземленные «хотелки», здесь главное что-то другое. Мне трудно сформулировать, что именно, но в храме ты смотришь вверх, стремишься в Небо. Помню, когда в первый раз пришел сюда, никак не мог открыть дверь в церковь – заходил с северного входа, а он ведь закрыт на зиму. Думаю: не так-то просто попасть в эту Церковь. Потом смотрю – бабушки идут, в храм заходят с запада, – я за ними. На службе испугался, да: так и не понял, где я – дома, в Монголии, или вообще на Небе. Такой, знаете, радостный страх был. Увидел, как священник выходил из алтаря с большой золотой книгой, потом входит с ней в алтарь – оказалось, что это та же Книга, что у нас в семье хранилась три поколения, что мне дед завещал прочитать. Ну, и куда мне, спрашивается, уходить?

Записал Петр Давыдов

10 января 2024 г.

https://pravoslavie.ru/158130.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 104109

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #5 : 24 Января 2024, 11:24:08 »

Через Монголию с Крестом

Интервью с настоятелем Свято-Одигитриевского Собора г.Улан-Удэ священником Евгением Старцевым

Летом 1939 г. в Монголии на реке Халхин-Гол погибли многие тысячи советских солдат в боях с японскими захватчиками. Спустя 66 лет — в августе 2005 г. на месте боёв впервые была отслужена панихида и установлен памятный православный крест. Об этом событии и о современной Монголии рассказывает организатор Крестного хода по Монголии священник Евгений Старцев.

— Отец Евгений, расскажите, как родилась идея установки православных крестов в Монголии?


Священник Евгений Старцев

— Мы заинтересовались тем, что произошло в Монголии в 1939 г. Японцы имели перед собой чёткую цель: пройти через всю Монголию и выйти на территорию Советского Союза в районе пограничной станции Наушки. Цель японцев была пресечена гениальной мыслью наших полководцев. В ожесточённых боях на реке Халхин-Гол, которые длились в течение нескольких месяцев, погибли тысячи советских солдат. Они погребены там. И нам неизвестно, чтобы кто-нибудь помолился или тем более отпел их. И мы решили сделать это, получив благословение Епископа Читинского и Забайкальского Евстафия.

Нас поддержали кадеты 5-ой школы посёлка Сосновый бор, а также наши собратья во Христе — сотрудники Фонда Андрея Первозванного, которые уже не первый раз совершали подобного рода рейды. Мы были в Монголии с 12 по 21 августа 2005 г., проехав 1700 км на машине и отчасти — на лошадях через Улан-Батор и Чойболсан на Халхин-Гол. Помимо кадетов и сотрудников Фонда Андрея Первозванного, в состав экспедиции вошли воспитатели, водители, полковник и священник.

В то время в Монголии свирепствовал ящур, и через кордоны никого не пропускали, но в отношении нас сделали исключение, пропустив 6 человек на Халхин-Гол, в том числе 1 кадета. В Улан-Баторе уже на обратном пути мы соединились и вернулись домой все вместе.

— Сколько Вами было установлено крестов? Как местное население реагировало на их установку?


— Мы установили два 5-метровых креста из лиственницы. Один — на месте захоронения советских солдат у реки Халхин-Гол, другой — на старом русском кладбище Урги (так раньше назывался Улан-Батор)[1]. Мы везли кресты на крыше автомобиля через всю Монголию на самую границу с Китаем. Многие недоумевали, для чего они. В конце концов мы доставили их до места, преодолев все кордоны. Кроме того, мы отслужили панихиду в Чойболсане (в 500 км от места боёв), где самураи вырезали целый полк наших лётчиков[2].

У монголов свидетельством особого почитания какого-то места или предмета являются повязанные на них шарфы, ленты. На одном из захоронений мы увидели наш танк, к стволу которого, как к большой святыне, была привязана лента. Такое, хоть и языческое, отношение свидетельствует о глубоком почитании того, что сделали наши предки.

Сначала монголы с недоумением смотрели на нас, готовящих, собирающих, а потом несущих на себе несколько километров крест[3]. Они не брались его нести, потому что мы им это не предлагали, но они были в совершенном восторге от того, что происходило. С какой радостью они бегали вокруг нас, подходили к кресту, фотогафировались около него, с каким особым благоговением брали в руки старинные иконы!

Глава администрации, который вырос там, при прощании прослезился и сказал: «Я от имени тех солдат, которые убиты и похоронены здесь, выношу Вам великую благодарность за то, что Вы для них сделали». Нас благодарили монголы(!) за то, что мы сделали для русских солдат. Эти солдаты являются для них, быть может, единственным образцом жертвенности и святости. Это тронуло нас, потому что мы увидели абсолютную открытость и полудетский восторг от того, что сделали.

— Есть ли какие-то памятники на Халхин-Голе?


Карта восточной Монголии.

— Там степь и мемориал советских времён. Среди стелл выделяется одна, на которой высечены мужественные лица воинов, как бы устремлённых на врага. Нельзя было выиграть войну у японцев только одним полководческим гением Жукова. Нужно было иметь воинов, способных реализовать его блестящие тактические замыслы.
Ставка Жукова располагалась на холме, и с него было видно непосредственно всё. Мы поднялись туда, и я представил, как страшно было ему видеть многие-многие тысячи соотечественников, им посланных на смерть. Это такой момент, который я раньше не понимал.

Перед возвращением на Родину мы заехали на этот мемориал и увидели там молодых людей, приехавших на каникулы из учебных заведений Монголии, России и Европы. Нас очень порадовало, что собрались они именно на этом месте.

— Мы почти ничего не знаем о современной Монголии. Что Вам особенно запомнилось?

— Монголия — удивительная страна. То, что мы видели, произвело на нас сильное впечатление. Мы проехали через пустыню и степь в пору цветения её трав.

Мы останавливались у монголов в юртах. Они делились с нами кровом, пищей и были крайне приветливы. Наши опасения в части установки крестов быстро рассеялись, потому что монголы были очень рады долгожданному факту нашего прибытия туда. Люди, которые живут в районе тех событий, воспитаны на памяти того, что произошло в 1939 г. Для них очень важно, что советские воины вместе с их отцами сложили свои головы за независимость Монголии.

К своему удивлению, в Монголии я испытал чувство спокойствия. В России вот беспокойно.

— Каково духовное состояние современных монголов?


Памятный крест на месте захоронения советских воинов у реки Халхин-Гол

— Монголы находятся в уязвимом состоянии, поскольку не имеют серьёзных духовных корней и потому очень сильно подвержены внешним влияниям.

Едешь по степи и видишь: юрта, около неё ветряки, генераторы, солнечные батареи и огромная спутниковая тарелка. Мне было горько и обидно за тех, кто с таким удовольствием погружается в эту смрадную линию глобализации, не понимая, какой опасностью это может обернуться для них в ближайшем будущем. Очевидно, что не имея опеки со стороны духовно зрелых руководителей, эти люди в ближайшее время могут просто погибнуть.

— Что Вы можете сказать о Православии в Монголии? Сколько русских живёт там?

— В Монголии проживает 3200 русских, 1200 — постоянно, в основном, в Улан-Баторе. Есть приход, который окормляет о. Алексий Трубач, сотрудник ОВЦС. Батюшка трудится совершенно самоотверженно на этом поприще в окружении, с одной стороны, языческого мира, а с другой,— русских людей, не до конца понимающих нашу Веру. Храм о. Алексия домовый. Ревностен батюшка своим радением. В храме он служит один: сам кадило подаёт, сам читает и поёт. Планы у о. Алексия большие. Я думаю, что в большей части им суждено сбыться, т.к. он священник серьёзный. Уверен, что и хор у него появится и пономари. Благодетель уже есть.

Мы встречались с эмигрантами. Отрадно, что для встречи с нами они пришли именно в церковь. Я даже встретил там своих родственников по материнской линии. Очень тепло встретил нас Временный Поверенный в делах России в Монголии Иван Сергеевич Мостыка. Мы наметили планы и проекты, которые могут быть реализованы общими усилиями.

Я считаю, что мы не должны потерять Монголию — доступное нам духовное пространство. Для этого на самом деле не требуется много сил. Для этого требуется наше точное представление, что мы хотим. В частности, поддержать этот приход и провести другие серьёзные мероприятия. Мы хотели бы, чтобы государственные структуры проявили большую заинтересованность в Монголии. Мы рады, что представительство Бурятии в Монголии во главе с Николаем Атановым восприняло наши идеи и поддержало нас.



Участник Крестного хода благословляет Иверской иконой Богородицы монгольскую землю.

— Собираетесь ли Вы ещё поехать в Монголию?

— На следующий год, даст Бог.

Со священником Евгением Старцевым
беседовал Антон Поспелов



[1] Недавно русские кладбища были осквернены вандалами, похитившими металлические надгробия для продажи в Китай.

[2] В воздухе наши лётчики преобладали, т.к. Жуков испросил у Сталина лётчиков, воевавших в Испании. Японцы узнали об этом и в один день вырезали всех.

[3] Перед установкой крест надо нести на себе, отслужить молебен.


https://pravoslavie.ru/4650.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 104109

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #6 : 24 Января 2024, 12:00:55 »

"Думали уже служить в пещере": Как выживает единственный русский приход в Монголии



Ровно 27 лет назад постановлением Священного Синода от 28 декабря 1996 года под юрисдикцию Московского Патриархата была принята Свято-Троицкая община Улан-Батора. Так в Монголии после более чем 70-летнего перерыва снова начала действовать Русская Православная Церковь. Как единственный на всю страну приход пережил кризисы последних лет, и в каком положении пребывает сейчас, рассказал настоятель Свято-Троицкого храма в Улан-Баторе иерей Антоний Гусев.

"Здесь совсем другие люди"

Царьград: Отец Антоний, из кого состоит приход? Это преимущественно местные жители или представители русской эмиграции?

Иерей Антоний Гусев: Русская община Улан-Батора малорелигиозна. Православных христиан в ней меньшинство, даже среди русских потомков белоэмигрантов или тех, кто приехал после распада СССР. Они ассимилировались: кто-то буддизм принял, кто-то шаманизмом занимается, ко Христу не сильно стремятся. Когда в 1996 году открывали наш приход, писалось прошение к Патриарху Алексию II. Так вот, удивительно, но из тех людей, которые тогда поставили под документом свою подпись, в храм никто не ходит, хотя все, слава Богу, живы.

Приход у нас многонациональный. В основном, как и в большинстве зарубежных приходов Русской Православной Церкви, прихожане — это, конечно, русскоязычные люди. Но есть также монголы, белорусы, поляки, сербы, грузины... Недавно даже американцы ходили, сейчас, правда, уже уехали из страны. Здесь всё время текучка — люди приезжают, работают, уезжают, постоянных прихожан не очень-то и много. Существует, конечно, некий костяк из постоянно проживающих в Улан-Баторе, но большая часть прихожан — это те, кто приехал сюда работать, в командировки.


НАСТОЯТЕЛЬ СВЯТО-ТРОИЦКОГО ХРАМА В УЛАН-БАТОРЕ ИЕРЕЙ АНТОНИЙ ГУСЕВ. ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО ЦАРЬГРАДУ АВТОРОМ

— Вы ранее служили в России — в Оренбургской епархии. Если сравнивать с отечественной практикой, какие можете выделить особенности служения в Монголии?

— Здесь совсем другие люди. В плане священнической деятельности и духовного окормления в Монголии гораздо сложнее, чем в России. Этнические, социальные, ментальные факторы делают сплочение прихода более сложной задачей. В России на приходах всё-таки более-менее одинаковый уровень образования, единая ментальность, а в Монголии все абсолютно разные. Даже местные русские по своему менталитету сильно отличаются от соотечественников, живущих в России, к этому приходится привыкать. Очень велико социальное расслоение — от супернищих до супербогатых людей.

"Призывать монголов к Православию — тяжкий труд"

— Как в Монголии поставлена миссионерская работа с населением?

— По большому счёту, нельзя сказать, что мы активно занимаемся прозелитизмом в смысле каких-то выездных миссий или поквартирных обходов. Тем не менее каждый из нас — миссионер. Мы живём в этой среде, общаемся с местными и через это общение проповедуем. Призывать монголов к православию на самом деле — тяжкий труд. Даже тех монголов, которых крестим, мы к этому готовим продолжительное время — от полугода и дольше. И то, я думаю, этого не вполне достаточно, потому что какие-то национальные установки глубоко въедаются и формируют некое двоеверие.


ХРАМ ПРИВЕТСТВУЕТ ПРИХОЖАН НА ТРЁХ ЯЗЫКАХ - МОНГОЛЬСКОМ, АНГЛИЙСКОМ И РУССКОМ. ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО ЦАРЬГРАДУ АВТОРОМ

— Духовную литературу на монгольский переводите?

— Делались переводы на монгольский некоторых брошюр Святителя Николая Сербского, а также брошюр отца Георгия Максимова по буддизму и Православию, переведены утренние и вечерние молитвенные правила. Что касается Священного Писания, то мы пользуемся переводом местного библейского общества. Это протестанты, но старые переводы у них вполне пригодны к употреблению, мы их используем в богослужениях. Масштабной же переводной работы не ведётся. Предыдущий настоятель первое время занимался этим, но без регулярного финансирования такое не осилить.

— А другие конфессии насколько активно миссионерствуют?

— Здесь сейчас распространилось много протестантских деноминаций и других сект. Протестантизм проникает в Монголию из Южной Кореи, которая, в свою очередь, перенимает его с Запада. Адвентисты седьмого дня здесь активно работают. Совершенно невероятную активность развили мормоны — вливают массу сил и средств. В каждом аймаке (районе) расположено по несколько их храмов.

— Как относится к церкви местное население? Не проявляет ли враждебности?

— Прямой агрессии со стороны монголов в отношении церкви не наблюдается — они достаточно терпимы. О чём болит душа, так это о том, что монголы не воспринимают храм как святое место. Для них это в лучшем случае красивое здание. Совершенно спокойно могут прийти, сесть на лавочку и начать распивать спиртные напитки или иными непотребствами заниматься — территория же открыта. Особенно дети шалят. Нас-то с детства воспитывали, что нет разницы, какой храм — ко всем местам поклонения Богу надо относиться с уважением. Здесь такого нет, поэтому иногда возникает недопонимание и конфликты.


ОСОБЕННОСТЬ МОНГОЛОВ ЗАКЛЮЧАЕТСЯ В ТОМ, ЧТО ОНИ НЕ ВОСПРИНИМАЮТ ХРАМ КАК СВЯТОЕ МЕСТО. ИЗ-ЗА ЭТОГО ИНОГДА ВОЗНИКАЕТ НЕДОПОНИМАНИЕ И КОНФЛИКТЫ. ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО ЦАРЬГРАДУ АВТОРОМ

"Поступлений от богослужебной деятельности едва хватает"

— Вы упомянули сложности с финансированием. На что живёт храм? Наверняка ведь пожертвований на приходе гораздо меньше, чем было бы в России?

— Прихожан немного, поэтому сам себя приход, разумеется, не способен содержать. Поступлений от богослужебной деятельности едва хватает на то, чтобы рассчитаться с хором. У нас здесь есть спортзал, мы его сдаём в аренду. Это позволяет закрывать самые насущные потребности — осуществлять, в первую очередь, коммунальные платежи, которые занимают львиную долю наших расходов. Для детей есть бесплатные секции дзюдо и самбо. В основном из русской общины ребята ходят заниматься.

"Причащаться приходилось за пределами храма"

— Как отразились на приходе кризисы последних лет — коронавирус, конфликт на Украине?

— Я приехал в мае 2019 года, в должность настоятеля вступил в июле, а уже в феврале 2020-го всё было наглухо закрыто из-за ковида — перекрывали даже дороги. Я толком и освоиться-то не успел. Коронавируса монголы очень сильно испугались. Два года храм был просто закрыт, вплоть до того, что рядом выставлялись полицейские посты перед православными праздниками. Причащаться приходилось за пределами храма.

Первое время мы проводили службы на территории посольства РФ, но, конечно, посольство — это особый объект, туда не всегда и не всех пускали. Мы там в кинозале поставили переносной престол, который по моей просьбе сделал один серб из наших прихожан, повесили икону на место, откуда бьёт проектор — оно как раз на восток обращено. И служили так. Потом собирались в помещении одного из российских предприятий.


КОРОНАВИРУС СИЛЬНО УДАРИЛ ПО ПРИХОДУ, МНОГИЕ МОНГОЛЬСКИЕ ПРИХОЖАНЕ НА ДВА ГОДА ПРОПАЛИ СОВСЕМ. ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО ЦАРЬГРАДУ АВТОРОМ

"Думали уже служить в пещере"

Однажды мы даже рассматривали вариант провести службу в пещере в нацпарке "Горхи-Тэрэлж", если бы нам не разрешили служить в храме. Там буддийские монахи прятались во времена гонений. Но вскоре появилась возможность пробираться в храм. Начали потихоньку персонально приглашать прихожан. Ковид сильно ударил по приходу, многие монгольские прихожане на два года пропали совсем — настолько сильно опасались вируса.

Даже после того, как храм вновь открылся для посещения, они в него не ходили. Местные власти в те дни записывали всех приходивших, даже номера телефонов собирали. Над территорией храма запускали коптеры — проверяли, чтобы много народу здесь не собиралось. Закончилось это только 1 апреля 2022 года.


КОВИДНЫЕ ОГРАНИЧЕНИЯ МЕСТНЫЕ ВЛАСТИ СНЯЛИ ТОЛЬКО 1 АПРЕЛЯ 2022 ГОДА. А ДО ЭТОГО ЗАПИСЫВАЛИ ВСЕХ ПРИХОДИВШИХ В ХРАМ, ДАЖЕ НОМЕРА ТЕЛЕФОНОВ СОБИРАЛИ. ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО ЦАРЬГРАДУ АВТОРОМ

"Мы принимаем всех"

— А в это время уже разгорался новый кризис...

— Да. СВО отразилась на приходе весьма болезненно — начался разлад между теми, кто "за", и теми, кто "против". В том числе даже внутри семей. Часть украинских прихожан отпали, перестали ходить в храм. Кто-то после весьма и весьма продолжительных бесед остался. А осенью в храм начали приходить те, кто уехал от мобилизации.

Был, например, фотограф (сейчас уехал в Аргентину). Мы его пустили к нам жить — у него непростая ситуация была с деньгами. Он потом сказал: "Батюшка, у меня мама верующая, и я никогда раньше не понимал, зачем она кому-то ходит помогает, за кем-то ухаживает… для чего это нужно. Осуждал её за это. А теперь оказался сам в нужде, и когда мне нужна была помощь, я обратился в церковь — и мне помогли". Он тоже стал ходить в храм, молиться, обрёл Бога.


МОЩИ СВЯТЫХ, ХРАНЯЩИЕСЯ В СВЯТО-ТРОИЦКОМ ХРАМЕ В УЛАН-БАТОРЕ. ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО ЦАРЬГРАДУ АВТОРОМ

Приехал также один бурят — помогал делать ремонт в баптистерии. В группах в соцсетях увидел призыв помочь. Пришёл, взялся участвовать, стал расспрашивать о нашей вере. В итоге его покрестили. Разными путями к Богу приходят. Поэтому мы стараемся никого не осуждать, принимаем всех.

Люди и так чувствуют себя брошенными. Если они увидят поддержку от православных, то могут составить положительное мнение о церкви в целом или изменить его в лучшую сторону. Многие ведь просто в плену мифов пребывают о "попах на мерседесах" и прочем. А здесь они сталкиваются с реальной Церковью и меняются.

СТРЕЛКОВСКИЙ МАКСИМ

https://dzen.ru/a/ZaK2Nq0GP0idxciY
« Последнее редактирование: 24 Января 2024, 12:23:48 от Александр Васильевич » Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 104109

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #7 : 25 Января 2024, 08:56:21 »

Православие в Монголии



ИСТОРИЯ ПРАВОСЛАВИЯ В МОНГОЛИИ

Свято-Троицкий приход в Улан - Баторе

1. Историческая справка

     Испокон века сложилось, что русских людей всегда мог собрать только храм. И куда бы ни приезжали русские купцы и ремесленники, где бы ни обосновывались, всегда приглашали православного священника и строили храм, который и становился центром их жизни, объединял русское общество за границей, давал духовные силы, сохранял связь с Родиной, не позволял опуститься.


Российское консульство и примыкающий к нему Троицкий храм, фотография начала XX века   

    Так случилось и в Монголии, когда здесь в связи с подписанием российско-китайского Пекинского договора (1860 г.) и "Правил сухопутной торговли"(1862 г.) были разрешены торговля русских купцов в Монголии и открытие Русского консульства в Урге. Первыми в Ургу прибыли в 1861 г. члены российского консульства, состав которого был небольшим: консул, секретарь, переводчик, фельдшер. Плохое знание страны и условий, в которых придется работать, привело к тому, что членов консульства сопровождали 20 казаков под командованием конвойного казачьего офицера, вооруженных хорошими ружьями. Однако, увидев доброе расположение со стороны простых монголов, поняли, что защита оказалась не нужна, и казаки, превратившись в строителей, стали возводить консульский дом. Казаки как народ набожный не могли обойти вопрос о построении пусть и небольшой православной церкви в честь Святой Троицы, непосредственно примыкавшей к зданию российского консульства. Вот сохранившаяся фотография прошлого века, на которой и изображены российское консульство и примыкающий к нему Троицкий храм.

     И уже 22 марта 1864 года здесь была отслужена первая божественная литургия священником из Забайкалья Иоанном Никольским. Этот день, по новому стилю 4 апреля, можно считать днем рождения Троицкого прихода в Урге. Долгое время в храме не было своего постоянного священника, и богослужения совершали приезжие священники из Забайкальской и Китайской Духовных Миссий, Иркутской епархии.

    1893 год ознаменовался началом постоянных богослужений в Урге: 4 сентября решением Священного Синода в консульскую церковь Живоначальной Троицы был назначен настоятелем священник Николай Шастин, бывший миссионер Цакирского стана Забайкальской Духовной Миссии. Он служил настоятелем прихода до 1914 года.

    Вторым настоятелем Ургинского прихода был назначен иркутский священник отец Феодор Парняков. Сохранился его рапорт иркутскому епископу в газете "Забайкальские Ведомости" за август 1914 года, то есть сразу же по его прибытии на Троицкий приход. Прослеживается удивительная схожесть положения русской колонии и ее проблем сейчас и почти сто лет назад. Вот, что, в частности, пишет отец Феодор:

"Худшая часть (русского) населения, находясь в близком соприкосновении с приезжими, шатка в нравственном отношении. Пьянство, картежная игра, половая распущенность, сквернословие, сплетни ― все это сделалось обычным явлением жизни среди этой части ургинского населения. В Урге нет общественной библиотеки, читальни, чтений, собраний, которые бы объединяли русское население на почве религиозно-нравственной и культурной. Единственным развлечением является грязный иллюзион и кафештатный ресторан, которые оказывают вредное влияние на нравы жителей. Вообще русская колония в Урге есть случайное собрание разного рода люда, преимущественно коммерческого, проникнутого эгоистическими стремлениями к обогащению за счет доверчивых монголов.... Общим вопросом, объединяющим до некоторой степени прихожан Ургинской церкви, является вопрос о постройке нового храма. В последнее время этот вопрос был предметом усиленных суждений и разговоров. Сделана закладка храма с водружением креста. Собирались кой - какия средства. На этом дело постройки храма и остановилось.

Наступившие грозные политические события отвлекли внимание (русских) ургинцев в другую сторону. …."

    Отцу Феодору так и не удалось осуществить свою мечту - революция 1917 года, внесшая неопределенность и сумятицу во внутреннюю жизнь России, способствовала росту нестабильности в жизни русской колонии в Монголии. Сам священник Феодор Парняков 28 января 1921 года после трех дней зверских пыток был убит белым бароном Унгерном фон Штенбергом, захватившим тогда Монголию.


Сохранившаяся часть консульского храма - в левой нижней части фотографии   

    Со смертью настоятеля жизнь на Троицком приходе постепенно затухает. Если до 1927 года в храм еще периодически приезжают православные священники, служат службы, совершают требы, то в 1927 храм закрывается для религиозного пользования и используется для иных назначений. Однако по воспоминаниям старожилов до 1970 – х годов он сохранял вид православного храма, хотя и без креста. В эти годы сносится колокольня, зияющую дыру от которой мы и сейчас можем видеть на постройке, прилегающей слева к нынешнему магазину "24 часа" на ул.Жукова, и уже ничем не напоминающей былой Троицкийн Сум.

       Но по Промыслу Божию Троице в Урге суждено было возродиться, пусть и не в том же месте, но рядом, прямо напротив, через дорогу ул. Жукова, у нынешнего Российского Торгового Представительства.

       Многие "местнорусские" в Улан - Баторе после семидесяти лет без пастырского окормления все же сохранили не только русский язык, но и православную веру, и при первой возможности обратились за духовным окормлением в Россию.

     В 1997 возрождающаяся православная община окормлялась клириками Бурятского благочиния Читинской епархии. 19 января 1998 года в Улан-Батор прибыл новоназначенный настоятель Свято-Троицкого прихода в Улан-Баторе протоирей Анатолий Фесечко, который и возглавил приход вплоть до июня 2005 года. Накануне его приезда 29 декабря 1997 года российская компания ОАО "Внешинторг" передает здание на территории Торгпредства в пользование Русской Православной Церкви.

Так Троицкий приход в Урге обретает второе рождение. Обычное жилое здание постепенно преображается в приходской комплекс. И на нынешний день здесь идет масштабная реконструкция.

    Но уже сейчас небольшой Троицкий храм ― сердце здания. Оно не должно прекращать биться даже во время строительных работ. Храм всегда открыт для страждущих душ, чтобы получить утешение, помолиться, поставить свечу за здравие и об упокоении родных и близких.

    С июня 2005 года настоятелем прихода является священник Алексей Трубач.

2. Современное положение и перспективы Троицкого прихода

    На данное время в течение года на приходе постоянно окормляются более 100 православных, проживающих или работающих в Монголии, русских, украинцев, сербов, белорусов, грузин, монгол и других национальностей.


Приходской надомный храм с колокольней
   
    А в целом, православный приход, единственный в стране, предоставляет возможность духовной поддержки в тех или иных трудных обстоятельствах более чем для 5 тыс. россиян, а также православных граждан иных государств, что, безусловно, служит стабильности во взаимоотношениях между различными народностями в стране.
   
    В приходском здании находится Русский Детский Культурный Центр, включающий классы рисования, керамики, секции бокса, айкидо, русского хоккея.

21 июня 2009 года был освящен храм в честь Святой Троицы. По архитектурному замыслу этот небольшой храм общей площадью 165 кв.м по типу русских храмов 15-го века призван свидетельствовать о тесных связях русского и монгольских народов. За всю историю русского православия в Монголии с 19 века, хотя и строились православные храмы, но подобные культовые постройки никогда не создавались, а в современном Улан-Баторе храм, безусловно, один из лучших архитектурных сооружений.

   По идее развития приход должен стать центром духовной и культурной жизни православных различных национальностей и представителей других религий, сочувствующих России и православию.

https://web.archive.org/web/20151222103530/http://www.pravoslavie.mn/istorprav.html?did=80
« Последнее редактирование: 25 Января 2024, 08:58:24 от Александр Васильевич » Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 104109

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #8 : 25 Января 2024, 09:06:47 »

Русская Православная церковь в Монголии

(справочная информация)


История проникновения православия в Монголию берет свое начало в XIII веке, и связывается, главным образом, с пленением нескольких тысяч русичей (историк С.М.Соловьев считает, что монголы совершили 48 набегов на Русь). В 1330 году из русских пленников был образован особый отряд Пекинской гвардии. Есть сведения о том, что в 1685 году маньчжуры пленили в районе Амура и передали на службу Богдыхану несколько сотен русских землепроходцев. Вместе с ними был насильно препровожден в чужие края иерей Максим, с которого, как считается, начинается история православной миссии в Монголии.

18 июня 1700 года Петр I издал Указ об учреждении специальной восточной религиозной миссии с заманчивой целью вовлечь в христианство китайского хана и его народ. Русским православным миссионерам, которые имели грамоты тобольских архипастырей, синодальные инструкции, а также указания министерства иностранных дел, делегировались значительные представительские дипломатические полномочия. Судя по архивным источникам, русские дипломаты ХУП века исходили из того, что "каждому государству суждено играть в мировой жизни ту или иную культурную роль, сообразно с его географическими условиями, поэтому Россия, как страна, лежащая между Европой и Азией, должна разыграться не на западноевропейских границах, а на Азиатском Востоке, где она может проявить и применить свои силы в распространении европейской цивилизации".

Следует заметить, что в отличие от других религий христианство проникло в Китайскую империю не насильственным путем, а как органичная часть русских дипломатических и культурных миссий. Формы и методы политического и коммерческого внедрения европейских и других конфессии, особенно различных сект, как в бывший Китай, так и нынешнюю Монголию нередко встречали и сейчас встречают не просто сопротивление, но и отторжение.

Современная история Русской Православной Церкви в Монголии начинается с 1860 года, когда в структуре МИД была образована консульская служба, ставшая своего рода каналом проникновения христианства за рубеж. Уже на следующий год консул Шишмарев направил просьбу прислать в тогдашнюю монгольскую столицу Ургу православного священника, поскольку здесь было немало верующих русских казаков, купцов, ремесленников. Первый священник иеромонах отец Сергий был прислан не из России, а из Пекина. Спустя 30 лет здесь был построен христианский храм, в последствии переподчиненный Свято-Троицкому монастырю, находившемуся вблизи Улан-Удэ. Миссия занималась проповедованием также среди тувинцев, бурятов, монголов, маньчжуров. В Казанской Духовной Академии на монгольский язык было переведено Евангелие.

После восстановления суверенитета и независимости Монголии в 1911 году с правительством Богдо-Гэгэна был заключен договор о деятельности христианских православных миссий на Хубсугуле, в Алтап-Булаке и Кобдо. При каждом приходе были открыты светские школы, в которых кроме Закона Божьего изучались основные учебные дисциплины, в том числе математика и языки, а преподавание вели выпускники Петербургского и Казанского университетов.

После победы народной революции 1921 года русские православные миссии в Монголии были закрыты, но, как свидетельствуют очевидцы, до начала 30-х годов многие наши соотечественники были крещены в церкви, находившейся на территории нынешнего российского торгпредства, где также располагалось церковная земля и русское кладбище.

После более чем полувекового перерыва в ответ на настоятельные просьбы представителей российской диаспоры в Монголии, прежде всего постоянно проживающих здесь россиян, в Улан-Батор в 1996 году прибыли представители Отдела внешних сношений Священного синода и Читинско-Забайкальской епархии, с участием которых состоялось учредительное собрание русской православной общины, а 27 ноября того же года Министерство юстиции Монголии официально зарегистрировало здесь православный Свято-Троицкий приход Московской патриархии. Так началась современная история Русской Православной Церкви в этой буддийской стране. Были избраны органы самоуправления прихода, утвержден Устав, получено регистрационное свидетельство, общее руководство возлагалось на настоятеля храма Успения Божьей Матери г.Кяхта иерея Олега Матвеева.

25 декабря 1997 года Московская Патриархия назначила первым постоянно действующим настоятелем (Свято-Троицкого прихода в Монголии протоиерея А.А.Фесечко (отца Анатолия), который уполномочен представлять Патриарха перед всеми государственными, религиозными и общественными организациями.

Учитывая традиционно дружественные добрососедские отношения между нашими странами, гуманный просветительский характер Русской Православной Церкви, монгольские власти, руководство буддийских организаций, общественность, средства массовой информации страны с пониманием восприняли просьбу о возобновлении здесь деятельности православного христианского прихода. Он прошел перерегистрацию в Минюсте, правительственном агентстве по делам иностранцев, президиуме хурала представителей граждан Улан-Батора. Образован попечительский совет, который возглавил Чрезвычайный и Полномочный Посол Российской Федерации в Монголии.

Воссоздание Свято-Троицкого православного прихода приветствовал глава буддистов Монголии Хамбо-Лама Чойжамц, выразивший удовлетворение тем, что "многочисленная местная русская община обрела своих духовных пастырей".

Возобновление деятельности в Монголии Свято-Троицкого прихода с огромным удовлетворением восприняли не только православные христиане, но все представители российских организаций и учреждений, а также находящиеся здесь граждане других славянских государств.

В условиях проникновения в Монголию иностранных религиозных сект сомнительного толка гуманная просветительская деятельность русского православного прихода приобретает чрезвычайно важное значение не только для 1,5 тысяч т.н. местных русских и 7 тысяч командированных специалистов и членов их семей из России и государств СНГ, но и для представителей других наций и народностей. Уже первые богослужения, обряды, церемонии, осуществленные здесь отцом Анатолием, вызвали огромный интерес наших соотечественников. Формируется своего рода актив прихожан.

В ходе своего пребывания в Монголии Митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла в Улан-Баторе 8 июля 2001 года был заложен первый камень в основание православного храма, который будет построен в монгольской столице.

Первый департамент Азии
МИД Российской Федерации


https://web.archive.org/web/20070530111216/http://www.mid.ru/ns-rasia.nsf/1083b7937ae580ae432569e7004199c2/aa39314fd0ce19b343256b4b0032d285?OpenDocument
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 104109

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #9 : 25 Января 2024, 09:37:12 »

Священник Антоний Гусев

КУДЕЯР ИЗ УЛАН-БАТОРА

Монгольские истории

Свято-Троицкий храм в Улан-Баторе построен недавно, в 2007-м году, а община возрождена в 1996-м. Но община большая, крепкая и гостеприимная. Приходский дом – место встреч, бесед, помощи. Добрые встречи всегда полезны, много хорошего можно узнать. Например, о том, что благоразумные разбойники всё еще встречаются.


Троицкий храм в Улан-Баторе

Разговоров «о духовности вообще» отец Антоний не любит. Морщится:

– Разная она, эта духовность, бывает. В наших местах один такой «духовный» человек убил священника, чтобы стать еще духовней, для достижения просветления. Я о бароне Унгерне говорю. Да-да, том самом, который «воплощение Махакалы – черный демон войны, защитник буддизма и воплощение Чингисхана», как его называли здесь, в Монголии, во время его кровавых походов. Священника Феодора Парнякова, последнего настоятеля православного храма в тогдашней Урге, который проповедовал монголам Православие, рассказывал им о Христе, Унгерн убил в 1921-м году. Такая вот духовность.

Расскажу лучше о плодах христианства в Монголии. Я сам-то здесь недавно, всего 3 года, но уже успел увидеть тот свет Христов, который просвещает всех – просвещает, несмотря на всякие пандемии, кризисы, неустройства и тревоги. Кому-то может показаться, что христианство и монголы далеко отстоят друг от друга, но вот вам недавний пример. Однажды перед началом литургии я обнаружил на паперти лежащего человека. Думаю, опять какой-нибудь пьяный явился (тут это бывает), собираюсь оттащить за ограду. Наклоняюсь – нет, вроде трезвый, взгляд осмысленный, серьезный и какой-то, знаете, добрый. Я немного оторопел, спрашиваю, в чем дело. Мужик отвечает по-монгольски, что пришел помолиться. В чем дело, – говорю, – пожалуйста, но имеет смысл, наверное, встать, в храм зайти, и там молись себе на здоровье. Встал, зашел в храм и снова лег – головой к алтарю. Кое-кто из прихожан начал переглядываться, другие совершенно спокойно смотрят: «А, знаем его. Это наш старый знакомый. Наш дорогой Кудеяр». Я заинтересовался.

У нас ведь как: служба делится на две части – литургию и Исповедь. Это всем приходам знакомо, где один священник, думаю. Приглашаю на Исповедь этого незнакомца. И выясняется, что в храм пришел человек, который был измучен грехами: в 1990-е годы он, оказывается, был бандитом самым настоящим (Монголия мало чем отличалась в этом смысле от России), и на руках его много крови. Вот эта самая кровь и не давала ничего не знавшему о Христе монголу жить. Говорит, однажды иду по Улан-Батору в страшном унынии и отчаянии, мысли о самоубийстве. А тут увидел крест, храм – пришел сюда. Расскажите мне, в чем дело. Тогда настоятелем Свято-Троицкого храма был отец Алексий Трубач, он много говорил с этим человеком, а закончились разговоры принятием Крещения.

Говорит, однажды иду по Улан-Батору в страшном унынии и отчаянии, мысли о самоубийстве. А тут увидел крест, храм – пришел сюда

У нас потом еще было несколько встреч с этим человеком, который вот так узнал о Боге. А на службах этот наш «Кудеяр» так и продолжал лежать головой к алтарю – мы его не трогали: пусть себе молится, как хочет. Он участвовал в таинствах, конечно. Меня, молодого священника, поразило то, как он вошел в храм и как он продолжал раскаиваться в своих старых согрешениях, подобно апостолу Петру и другим настоящим христианам, всё это весьма удивительно. Я после этого случая позвонил отцу Алексию, уточнил, что это за Кудеяр такой, он и рассказал, что это раскаявшийся разбойник, который оставил свои злые дела, а теперь трудится на самой грязной и тяжелой работе, которую любой уважающий себя монгол считает ниже своего достоинства. Вот такой человек, такой христианин.

Потом случилась эта страшная пандемия с ее запретами, изоляцией и всем прочим, и след покаявшегося благоразумного разбойника-монгола затерялся. Знаете, мы с семьей часто путешествуем по Монголии – любим ездить в Гоби, например. Поход с ночевкой в палатке, да еще в пустыне – прекрасная вещь. Вполне допускаю, что найдем где-нибудь в скалах или песках какую-нибудь келлию пустынника. Не уверен «на все сто», конечно, однако это было бы очень логичным продолжением нашего знакомства с тем человеком, который так искренне покаялся, и, я убежден, может быть примером подлинного изменения своей жизни для многих и многих христиан. И не только из Монголии.

Священник Антоний Гусев

Подготовил Степан Игнашев

https://pravoslavie.ru/146195.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 104109

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #10 : 19 Апреля 2024, 23:14:48 »

ПРАВОСЛАВНАЯ МОНГОЛИЯ: ВЧЕРА, СЕГОДНЯ, ЗАВТРА

Часть 1. От первой проповеди до XX века



Иерей Владислав Терентьев

Религия в современной Монголии

Большинство населения Монголии в глубине своего сердца очень религиозно, хотя всячески пытается дистанцироваться от религии как на официальном уровне, так и на бытовом, исповедуя модную сегодня секуляризацию. Удивительно, что в светской Монголии именно интригующая экзотика буддизма и шаманизма привлекает сотни тысяч туристов, приезжающих сюда со всех уголков мира. И если религия привлекает внешних наблюдателей со стороны, то она обязана играть определенную роль и в жизни самих граждан Монголии. Вот только какую?

Большинство населения Монголии в глубине своего сердца очень религиозно, хотя всячески пытается дистанцироваться от религии

Действительно, страна по Конституции 1992 года является светским государством, которое дает своим гражданам право на свободу вероисповедования (ст. 16, п. 15) и не вмешивается в установленную существующим законодательством деятельность религиозных объединений. Последние, в свою очередь, не должны вмешиваться в работу государства (ст. 9). Дискриминация по религиозному признаку запрещена ст. 14, п. 2 Основного закона[1].

Возможность исповедовать религию, открывшаяся с переходом от идеологии государственного атеизма к выстраиванию демократического, либерального общества, привела к следующим данным: если в середине 1980-х годов 80,4% опрошенных считали себя атеистами, то в 1994 году уже 71,1% именовали себя верующими[2]. В 2003 году таковых насчитывалось почти 75%[3].

К 2010 году 61,4% из всего населения страны старше 15 лет были верующими. Из них 86,5% – буддисты, т.е. это 53% населения страны указанной возрастной группы. Оставшиеся 38,6% называли себя «неверующими»[4].

По последней переписи населения страны в 2020 году только 59,4% монголов старше 15 лет считали себя верующими, 87,1% из них определяли себя буддистами[5].

Принятый в 1993 году Закон Монголии «Об отношении государства и религиозных организаций» регламентирует контроль государства за «преобладающим положением буддизма», который тем не менее в законе не обозначен в качестве государственной религии. По ст. 4 этого Закона, Монголия «уважает доминирующее положение буддизма с целью поддержания единства народа и исторических, культурных и цивилизационных традиций»[6]. Интересно, что и значительная часть граждан (от 40% до 75%), по материалам этносоциологических опросов разных лет и личным наблюдениям, поддерживают указанную установку государства[7].

История Православия в Монголии официально насчитывает 160 лет

Сегодня практически невозможно сказать, что Монголия – страна буддистов, как это нередко презентуется в массовой печати и СМИ. Стремящееся к равноправному и паритетному диалогу со всеми странами и культурами мира руководство страны после отхода от социалистической модели развития открывает двери для всего многообразия религиозных учений. И вольно (или невольно) руководство Монголии в плане религиозной политики выходит на уровень Монгольской империи XIII века, образы и символы которого активного используются в национальных практиках государства и риторике. Уникальное разнообразие верований в стране, их мирное сосуществование как друг с другом, так и с традиционными религиями (буддизмом, шаманизмом и исламом), а также уникальными местными культами (например, почитание священных вершин[8]), продолжающими играть важную роль в жизни общества, – характерная черта современной Монголии, доступная сегодня не каждому государству.

Безусловно, что душа, искренне стремящаяся к Истине и одновременно блуждающая по лабиринтам различных религий и верований, всегда найдет выход к Свету. Это и объясняет медленное (с точки зрения количественных показателей), но устойчивое пробуждение в монгольском народе интереса и любви к Православию, история которого в Монголии официально насчитывает 160 лет, но своими корнями уходит в глубь имперского прошлого Страны Вечного Синего Неба.

Экскурс в прошлое


Царевич Петр охотится в окрестностях Ростова. Клеймо иконы «Петр, царевич Ордынский»

Знакомство монголов с Православием началось в эпоху Монгольской империи при Чингисхане и первых Чингизидах – наследниках великого хана. Широко известно, что монгольские ханы оказывали особое покровительство Православной Церкви на Руси. В институциональном плане это привело к созданию в столице Золотой Орды в 1261 году митрополитом Киевским и всея Руси Кириллом II (ум. в 1280 г.) отдельной Сарайской епархии для окормления православных жителей, проживающих в Орде. Священноначалие епархии изначально стало выполнять две функции: богослужебную и дипломатическую («представление политических интересов Византии при дворе ордынских ханов»[9]).

Из средневековых исторических сюжетов, связанных с Православием в Монголии, внимание привлекает обращение в Православие ордынского царевича Даира Кайдагула, племянника хана Берке (правил Улусом Джучи, т.е. Золотой Ордой в 1257–1266 гг.) и правнука Чингисхана. Царевич Даир заинтересовался Православием во время визита в Сарай святителя Кирилла, епископа Ростовского и Ярославского (ум. в 1262 г.), который проповедовал в ордынской столице в 1253 году. Даир уговорил святителя Кирилла, приехавшего через несколько лет в Орду, забрать себя в Ростов. Здесь он был крещен с именем Петр и, согласно житию, после явления ему святых первоверховных апостолов Петра и Павла выстроил на озере Неро монастырь в их честь. После смерти супруги принял постриг и скончался в основанной им обители в 1290 году. Причислен к лику святых в 1547 году в чине преподобных при святителе Макарии (ок. 1482–1563 гг.), митрополите Московском и всея Руси.

Несмотря на имеющуюся в историографии скептическую точку зрения о некоем «вынужденном» характере крещения преподобного Петра Ордынского (как способа бегства на Русь от возможного убийства во время династических распрей), его обращение в Православие стоит особняком в череде принятия Православия ордынской знатью, неоднократно имевшей место во 2-й половине XIII – начале XIV века. С этим соглашаются светские историки, отмечая, что преподобный Петр был единственным, кто принял Святое Крещение исключительно в результате проповеди (в данном случае святителя Кирилла), и кто не руководствовался политическими, династическими или иными мирскими обстоятельствами[10].

Другими крупными историческими фигурами средневековой Руси, связанными с Монголией, были святой благоверный князь Александр Невский (1221–1263 гг.), чье активное взаимодействие с Ордой широко известно, и святитель Алексий (ок. 1292–1305 – 1378 гг.), митрополит Киевский и всея Руси, исцеливший глазную болезнь у Тайдулы – жены ордынского хана Узбека.


Митрополит Алексий исцеляет жену хана Золотой Орды Тайдулу

В полной же мере появление Православия в Монголии относится к XIX веку, когда в Российской империи оно являлось государственной религией, выполняя определенные идеологические функции. По этой причине в те страны, с которыми только устанавливались отношения, вместе с дипломатической миссией нередко на новые ранее неизвестные территории православные священнослужители шли вслед за дипломатами. Так случилось и в Цинской империи, в состав которой входили просторы и современной Монголии. Подписание Тяньцзинского (1858 г.) и в большей степени Пекинского (1860 г.) договоров не только сняло ограничения в сфере российско-монгольской торговли, но и стали «прологом»[11] для открытия в 1861 году на территории Монголии первого российского консульства в Урге (ныне – г. Улан-Батор), а вслед за ним и строительства первого православного храма – во имя Пресвятой Троицы. Это было, по словам специалиста по истории российской консульской службы в Монголии А.А. Сизовой, «одним из первых культурных начинаний консульства»[12]. Средства на церковь собирались с 1863 года. Инициатором сборов и самой идеи строительства храма был консул Я.П. Шишмарев (1833–1915 гг.), прослуживший в Монголии с 1864 года практически полвека в должности российского консула. Православный храм был возведен в 1872–1875 годах, освящен 30 августа 1894 года.

До сооружения православного храма богослужения совершались в здании консульства

До сооружения православного храма богослужения совершались в здании консульства, где 22 марта (по новому стилю – 3 апреля) 1864 года была совершена первая Божественная литургия[13]. Богослужение совершил священник (протоиерей с 1876 г.) Иоанн Никольский (1831–1893 гг.) – на тот момент верхнеудинский благочинный, клирик Свято-Одигитриевского собора г. Верхнеудинск (ныне – г. Улан-Удэ). Отец Иоанн, совершив несколько богослужений, в т.ч. и пасхальную литургию, отбыл из Урги 26 апреля (по новому стилю – 8 мая) 1864 года. В дальнейшем отец Иоанн с 1866-го по 1892 год являлся настоятелем кяхтинской Воскресенского церкви, что располагается на границе с Монголией.

После отца Иоанна Никольского по ходатайству Пекинской духовной миссии (далее – ПДМ) перед Святейшим Синодом в Ургу в годичную командировку в 1865 году был направлен иеромонах Сергий (Артамонов). Еще до окончания срока своей командировки отец Сергий рапортовал в Пекин начальнику ПДМ о своем желании служить в Урге до конца своих дней, но через некоторое время по определенным причинам личного характера был переведен в число братии Посольского Спасо-Преображенского монастыря[14].

Следующим командированным священником был член ПДМ иеромонах Геронтий (Левицкий), служивший в Урге в 1866–1868 годах. Недолго (с октября 1872 г. вплоть до своей кончины 27 декабря того же года) в Урге прослужил участник ПДМ иеромонах Корнилий (Паликин), который был похоронен на русском кладбище в Урге[15].


Свято-Троицкий храм в Улан-Баторе

Постоянный священник в Ургу назначается указом иркутского архиерея в мае 1893 года. Первым настоятелем ургинского Свято-Троицкого храма стал миссионер Цакирского стана Забайкальской духовной миссии (сегодня – территория Закаменского района Республики Бурятия) священник Николай Петрович Шастин (1862–?), который служил в Урге до 1895 года, именно он и совершил освящение консульского храма. В Монголию новоназначенный настоятель прибыл вместе с псаломщиком Иосифом Корнаковым, выпускником Иркутской духовной семинарии. В ноябре 1895 года отец Николай, хорошо владевший разговорным китайским языком, назначается членом ПДМ и переводится в Александро-Невский храм г. Ханькоу (ныне – часть г. Ухань провинции Хубэй КНР), откуда примерно через год его назначают в Пекин, после чего служит несколько лет в Цицикаре. Затем слагает с себя священный сан и возвращается в Ханькоу с новой семьей уже после революционных событий 1917 года «в качестве эмигранта-беженца»[16]. Таким образом, несмотря на отдельные утверждения[17], сведения о жизни отца Николая прослеживаются и после 1897 года вплоть до крушения Российской империи, дальнейшая судьба его неизвестна.


Павел Николаевич Шастин, врач

Стоит сказать, что в литературе в связи с описанием биографии известного в Монголии российского и советского врача Павла Николаевича Шастина (1872–1953 гг.) нередко путают двух священников: Николая Павловича Шастина, настоятеля ургинского храма, и Николая Иакинфовича Шастина (1851–1909 гг.), служившего в иркутских храмах. Именно последний является отцом создателя современной медицины в Монголии П.Н. Шастина и, соответственно, дедушкой известного монголоведа Нины Павловны Шастиной (1898–1980 гг.)[18].

Весной 1895 года в Урге совершал положенные уставные богослужения Страстной седмицы, Пасхи и Светлой седмицы священник Алексий Ушмарский (?), миссионер Усть-Киранского стана[19]. В 1897–1899 годах должность настоятеля Свято-Троицкого храма занимал выпускник Санкт-Петербургской духовной академии священник Всеволод Иванов.

С 1901-го по 1913 год настоятелем православного храма в Урге был протоиерей Милий Чефранов (1855 г. – не ранее 1913 г.). За время сравнительно продолжительного служения в Урге отец Милий занимался изучением истории Православия в Монголии и проявил большое усердие в деле миссии, оставив яркое описание своей деятельности[20].


Священномученик Амфилохий (Скворцов)

В 1912–1914 годах в монгольской командировке с целью изучения тибетского языка, тибетской литературы и буддизма пребывал иеромонах Амфилохий (Скворцов), приват-доцент Казанской духовной академии[21]. В 1925–1926 годах – епископ Красноярский и Енисейский, в 1928 году – епископ Мелекесский, викарий Самарской епархии, расстрелян в 1937 году, в 2000 году причислен к лику святых новомучеников и исповедников Российских для общецерковного почитания.

Последним настоятелем консульского храма в 1914–1921 годах в Урге стал священник Феодор Александрович Парняков (1870–1921 гг.), клирик Иркутской епархии, назначенный в Монголию по его собственному желанию[22]. Отец Феодор к этому времени успел проявить себя активным организатором приходских школ, с 1913 года состоял членом Восточно-Сибирского отделения Императорского Русского географического общества. Любопытно, что венчался со своей супругой Марией Михайловной Решиковой, дочерью священника М. Решикова (Рещикова?) из села Кудара (ныне – с. Кудара Кабанского района Республики Бурятия), 20 сентября 1891 года недалеко от Монголии, в Тихвинской церкви села Усть-Кяхта[23].

В Монголии, помимо совершения богослужений и пастырского окормления православных людей, отец Феодор энергично занялся внебогослужебной деятельностью, создав при содействии генконсула А.Я. Миллера приходское попечительство. В сферу ответственности попечительства, помимо конкретных приходских дел, входили организация школ и коммерческого училища (открыто в 1916 г.), библиотек, просветительских лекций, концертов (был организован струнный оркестр из 20–22 инструментов), решение вопроса о строительстве нового храма. Также отец Феодор редактировал газету «Ургинское общество потребителей в Монголии»[24] и совершил в 1914–1917 годах несколько поездок по стране, впервые из православных священников посетив отдаленные русские колонии от Урги вплоть до Улиастая, Ховда и Улаангома.

(Окончание следует)
« Последнее редактирование: 19 Апреля 2024, 23:19:07 от Александр Васильевич » Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 104109

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #11 : 19 Апреля 2024, 23:17:25 »

(Окончание)

Кроме храма в Урге, благодаря усердию российских дипломатов, в приграничном Маймачене (сегодня – г. Алтанбулаг Селенгинского аймака) и в Улиастае были построены часовни. В последнем городе планировалось строительство храма, в 1916 году был начат сбор средств. Революционные события внесли свои коррективы в эти планы. Также была оборудована молельная комната в месте компактного проживания русского населения – в центре города Урга, в 4 км к западу от консульского храма. По некоторым сведениям, миссионерский стан был организован на озере Хубсугул, вероятнее всего на севере, поскольку стан имел связи с Ниловой пустынью, устроенной в Тункинской долине (сегодня на его месте расположен п. Ниловка Тункинского района Республики Бурятия, известный своей водолечебницей, которая носит имя ранее существовавшего здесь монастыря)[25].


Протоиерей Иоанн Восторгов, синодальный миссионер

В июле 1916 года[26] на предмет изучения перспектив миссионерской работы и с целью пропаганды трезвости Монголию посетил синодальный миссионер протоиерей Иоанн Восторгов и начальник Забайкальской духовной миссии архимандрит Ефрем (Кузнецов; с ноября 2016 г. – епископ Селенгинский, викарий Забайкальской епархии). Имеются данные, согласно которым два священнослужителя познакомились именно в Монголии во время своей первой поездки летом 1913 года, когда изучались условия «предполагаемого открытия православной миссии»[27]. Планам не суждено было сбыться из-за наступивших в стране катастрофических изменений. 5 сентября 1918 года епископ Ефрем и протоиерей Иоанн были расстреляны в Москве, в 2000 году оба причислены к лику святых новомучеников и исповедников Российских.

После заключения под стражу и пыток о. Феодор Парняков был зарублен шашкой в феврале 1921 года

Мученическая кончина постигла и отца Феодора Парнякова, который после заключения под стражу и пыток был зарублен шашкой в феврале 1921 года. Тело убиенного священника было брошено на берег реки Туул гол.

Последним из документально подтвержденных священников, служивших в Урге, был Николай Михайлович Федотов (1879–?), выпускник Оренбургской духовной семинарии. Во время Гражданской войны летом 1918 года он покинул малую родину и через казахстанские степи попал к осени 1920 года в крупную русскую факторию Цзаин-Шаби (совр. г. Цэцэрлэг Архангайского аймака). В Цзаин-Шаби действовало отделение Монгольского национального банка, почта, телеграф. Вероятнее всего, после разгрома фактории войсками барона Р.Ф. Унгерна в начале 1921 года[28] отец Николай вместе с унгерновской армией перешел в Ургу, где стал совершать богослужения в консульском храме до мая 1923 года, когда храм и все церковное имущество были экспроприированы государством, после чего служил в частном доме. Сам Н.М. Федотов пишет о себе: был «вытребован в Ургу на должность священника приходского»[29]. Учитывая обстановку кровавого лихолетья Гражданской войны в Монголии и атмосферу, царившую в окружении барона Р.Ф. Унгерна, сложно принять слова о «вытребовании».

На основании его рапортов 1924 года в Бурятию в обновленческие структуры «живоцерковников», в т.ч. и по поводу празднования церковных праздников по новому стилю, можно сделать вывод о том, что Николай Федотов не был священником Русской Православной Церкви и состоял в раскольнической организации или, предположительно, не имел возможности связаться с официальной Церковью в период лихолетья. Вероятнее всего, в детали обновленческого раскола не вдавался Р.Ф. Унгерн[30], при котором происходит казнь отца Феодора Парнякова и относительное покровительство, оказанное Николаю Федотову.

Насчет того, как и когда в Монголии замирает православная церковная жизнь, существует две основных точки зрения. Согласно первой, организованная церковная жизнь в Монголии закончилась после мученической кончины протоиерея Феодора Парнякова в 1921 году.

Организованная церковная жизнь в Монголии закончилась после мученической кончины прот. Феодора в 1921 году

Священник Николай Корниенко, один из современных специалистов по истории Православия в Монголии, выдвигает другую точку зрения, по которой «минимум до 1928 года в Урге был православный священник»[31]. В своих выводах он основывается на факте одного из последних крещений, совершенных в Улан-Баторе над Николаем Александровичем Брилевым, родившимся в указанный год. Хотя, по словам отца Николая, «нет информации о назначении на служение в Монголию других священнослужителей в последующее время»[32], т.е., исходя из контекста описываемых событий, после 1924 года.

Как бы то ни было, завершение революционного кровопролития в монгольских степях и провозглашение Монгольской Народной Республики 26 ноября 1924 году выводит Православие и другие религии из общественной жизни в сферу семейной обрядности населения страны.

Итак, после отдельных эпизодов знакомства монголов с Православием, относящихся преимущественно к XIII–XIV векам, основная история появления и распространения Православия в Монголии начинается в 1864 году, когда была отслужена первая Божественная литургия в консульском храме в честь Пресвятой Троицы. В дальнейшем богослужения совершали временно командированные священники из ПДМ. Первый постоянный настоятель назначается в Ургу в 1893 году, им стал священник Николай Шастин, прослуживший в Монголии два года.

С гибелью последнего настоятеля ургинского храма отца Феодора Парнякова и постепенным прекращением богослужебной деятельности священника Николая Федотова, вероятно, не состоявшего в общении с Русской Православной Церковью Московского Патриархата, православная жизнь в Монголии замирает до 1990-х гг.

(Продолжение следует.)

Иерей Владислав Терентьев

5 апреля 2024 г.



[1] Монгол Улсын Үндсэн хууль. 1992 оны 1 дүгээр сарын 13-ны өдөр [Конституция Монголии. 13 января 1992 г.] // Эрх зүйн мэдээллийн нэгдсэн систем. Улаанбаатар, 1992. URL: https://www.legalinfo.mn/law/details/367 (дата обращения: 25.06.2021).

[2] Бүрэн-Өлзий И. Некоторые результаты исследования по религиозным вопросам, проведенного в Ховдском аймаке / И. Бүрэн-Өлзий, Н. Цэдэв, Г. Баяртунгалаг // Мировоззрение населения Южной Сибири и Центральной Азии в исторической ретроспективе: сб. ст. Барнаул: Изд-во АлтГУ, 2013. Вып. VI. С. 192–203.

[3] Цэдэв Н.Х. Некоторые проблемы изучения этноконфессиональной ситуации в Монголии // Народы и религии Евразии. 2017. № 3–4 (12–13). С. 130.

[4] Там же.

[5] Хүн ам, орон сууцны 2020 оны улсын ээлжит тооллогын нэгдсэн дүн (Хураангуй). Улаанбаатар хот: Үндэсний статистикийн хороо, 2020. Х. 5.

[6] Төр, сүм хийдийн харилцааны тухай Монгол Улсын хууль. 1993 оны 11 дүгээр сарын 11-ний өдөр [Закон Монголии «Об отношении государства и религиозных организаций»] // Эрх зүйн мэдээллийн нэгдсэн систем. URL: https://www.legalinfo.mn/law/details/485 (дата обращения: 06.07.2021).

[7] Дашковский П.К. Влияние государственной политики на этнорелигиозные процессы в Монголии (по результатам социологических исследований) / П.К. Дашковский, Е.А. Шершнева, Ц. Наваанзоч // Мир Большого Алтая. 2017. № 3 (3). С. 425; Цэдэндамба С. К вопросу изучения религиозности монгольских буддистов // Социальные и политические вызовы модернизации в XXI в.: материалы Междунар. науч.-практ. конф. Улан-Удэ, 6-11 авг. 2018 г. Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 2018. С. 253.

[8] На сегодняшний день в Монголии через издание ряда указов последовательно всеми президентами страны сформирован список из «12 гор государственного поклонения» [См.: Төрийн тахилгат уулс // Монголын түүхийн тайлбар толь. URL: https://mongoltoli.mn/history/h/44 (дата обращения: 07.07.2021)].

[9] Галимов Т.Р. Еще раз к вопросу о христианской миссии Сарайской епископии (XIII – начало XIV вв.) // Древняя Русь: во времени, в личностях, в идеях. Вып. 4. 2015. С. 139.

[10] Там же. С. 147.

[11] Сизова А.А. Консульская служба России в Монголии (1861–1917). М.: Ин-т Дальнего Востока РАН, 2015. С. 58.

[12] Там же. С. 213.

[13] Ринчинова Б. П.-Д. Русская Православная Церковь в Монголии: основные вехи // Вестник Бурятского университета. 2012. № 14. С. 167; Трубач А., прот. История и современное положение Православия в Монголии // Православие и дипломатия в странах азиатско-тихоокеанского региона: материалы межд. науч.-прак. конф. (Улан-Удэ, 29-30 января 2015 г.). Улан-Удэ: Изд-во БГУ, 2015. С. 8–9; Цыбикова А.Т.-Ж. Буддийские и христианские религиозные практики в современной России и Монголии // Россия и Монголия: историческая и социокультурная динамика: материалы международной научно-практической конференции (Улан-Удэ, 30 сентября 2016 г.) / науч. ред. Д.В. Дашибалова. Улан-Удэ: Издательство Бурятского госуниверситета, 2016. С. 213–220.

[14] Корниенко Н.Н., Плеханова А.М. Русская Православная Церковь в Монголии: история и современность / отв. ред. Ц.П. Ванчикова. Иркутск: Изд-во «Оттиск», 2020. С. 81.

[15] Там же. С. 81, 84.

[16] Шаронова В.Г. Православная община в Ханькоу (1860–1910) // Вестник исторического общества Санкт-Петербургской духовной академии. 2020. № 2 (5). С. 165.

[17] Крючкова Т.А. Шастин Николай Петрович // Православные духовные писатели Восточной Сибири XVIII – начала XX века: биобиблиографический словарь / гл. ред. С.В. Мельникова, науч. ред. Д.Н. Шилов; сост.: С.В. Мельникова [и др.]; Иркутская областная государственная универсальная научная библиотека им. И. И. Молчанова-Сибирского. Иркутск: ИОГУНБ, 2022. С. 397.

[18] Кузьмин Ю.В. Российский врач Н.П. Шастин в Монголии (1923–1937 гг.) // Приграничный регион в историческом развитии: партнерство и сотрудничество (материалы межд. науч.-практ. конф. Чита, 17 сент. 2021 г.). Чита: ЗабГУ, 2021. С. 43–44.

[19] Корниенко Н.Н., Плеханова А.М. Указ. соч. С. 88.

[20] Корниенко Н.Н. Проповедь Православия в Монголии: история одной заметки // Иркутский Историко-экономический ежегодник. 2020. Иркутск: Изд-во БГУ, 2020. С. 381; Крючкова Т.А., Мельникова С.В. Чефранов Милий Александрович // Православные духовные писатели Восточной Сибири XVIII – начала XX века… С. 384.

[21] Успенский В.Л. Поездка иеромонаха Амфилохия в Монголию в 1912–1914 гг. // Письменные памятники Востока. 2006. № 1 (4). С. 137.

[22] Гавриков А.А. Федор Александрович Парняков и его путевые записки о русских в Монголии // Монголия ХХ века и российско-монгольские отношения: история и экономика: материалы Междунар. науч. конф., посвящ. 100-летию установления рос.-монгол. дипломат. отношений (Иркутск, 28 мая 2021 г.). Иркутск: Изд. дом БГУ, 2021. С. 247.

[23] Михайлова М.В. Федор Александрович Парняков – священник и гражданин (по документам государственного архива Иркутской области) // Наследие святителя Иннокентия (Вениаминова) и православная миссионерская деятельность в Сибири, на Дальнем Востоке и сопредельных территориях: материалы II науч.-практ. конф. (Иркутск, 15 мая 2015 г.) / отв. ред. С. Г. Ступин; науч. ред. С. В. Мельникова. – Иркутск: изд. Иркут. обл. гос. универс. науч. б-ки им. И.И. Молчанова-Сибирского, 2015. С. 107.

[24] Корниенко Н.Н., Плеханова А.М. Указ соч. С. 94.

[25] Там же. С. 112, 115.

[26] Там же.

[27] Косых В.И. Ургинское церковно-приходское попечительство и пропаганда трезвости среди русских колонистов // Регион в приграничном пространстве (межд. науч. конф., посвященная 165-летию образования Забайкальской области, 165-летию Забайкальского казачьего войска и 95-летию установления дипломатических отношений между Россией и Монголией. Чита, 9 сент. 2016 г.). Ч. 1. Чита: Изд-во ЗабГУ, 2016. С. 37.

[28] Михалев А.В. Русская фактория в Цзаин-Шаби: опорный пункт империи в условиях политических катаклизмов в Азии первой четверти ХХ века // Труды Института истории, археологии и этнографии ДВО РАН. Серия «Востоковедение. Международные отношения». 2021, Т. 34. С. 80.

[29] Митыпова Г.С. Политические предпосылки сохранение православных традиций в современной Монголии // Вестник Бурятского университета. 2012. Спецвыпуск В. С. 60.

[30] Корниенко Н.Н., Плеханова А.М. Указ соч. С. 97.

[31] Корниенко Н.Н., Плеханова А.М. Указ соч. С. 145.

[32] Там же. С. 97.


https://pravoslavie.ru/159468.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 104109

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #12 : 19 Апреля 2024, 23:39:30 »

Православная Монголия: Вчера, сегодня, завтра (часть 2)

Часть 2. От 1990-х гг. до нашего времени

Иерей Владислав Терентьев

Духовенство и прихожане Свято-Троицкого храма в г. Улан-Батор, Монголия. Фото: vk.com/pravoslavie_mn

Возрождение приходской жизни в 1990-е гг.

Возрождая свою деятельность в Монголии в 1990-е гг., Русская Православная Церковь, по словам священника Николая Корниенко, «не ставила своей задачей обращение монгольского населения»[1]. Для начала действительно необходимо было зарегистрировать приход и возобновить после долголетнего перерыва приходскую жизнь. Дальнейшая цель Церкви состояла в окормлении российских жителей (вернее – всех русскоязычных) Монголии. К этой группе населения относятся как российские специалисты, прибывшие сюда в командировку, так и условно называемые местнорусские – потомки переселенцев из России конца XIX – начала XX века и обосновавшихся на новой родине на постоянной основе. Юридически в документах эта категория российских граждан, постоянно проживающих в Монголии, именуется «российские соотечественники», которые объединены в некоммерческую общественную организацию «Координационный совет организации российских соотечественников в Монголии» (КСОРС).

В 1990-е гг. был зарегистрирован приход, и после долголетнего перерыва приходская жизнь стала возобновляться

Именно активные представители местнорусской общины Улан-Батора в 1995 году обратились сначала к В.А. Дунаеву – председателю «Общества российских граждан, проживающих в Монголии» и А.В. Федулову – советнику Посольства РФ в Улан-Баторе. В результате предварительных переговоров соотечественниками было принято решение об обращении лично к Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Алексию II с просьбой восстановить деятельность православного прихода в стране. После чего в феврале 1996 года окормление воссозданной православной общины Улан-Батора через специальное письмо от руководителя Отдела внешних церковных сношений Московского Патриархата митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла (Гундяева; сегодня – Святейший Патриарх Московский и всея Руси) на имя епископа Читинского и Забайкальского Палладия было возложено на священника Олега Матвеева, настоятеля ближайшего к Улан-Батору действующего православного храма – во имя Успения Божией Матери в г. Кяхта Республики Бурятия[2].


Протоиерей Олег Матвеев

В результате этого обращения для первоначальной организации жизни православной общины и проведения подготовительной работы по регистрации прихода 1 апреля 1996 года на территорию Монголии выехала делегация мирян и священнослужителей, в состав которой вошли благочинный Бурятского округа Читинской и Забайкальской епархии протоиерей Игорь Арзуманов, настоятель Успенского храма г. Кяхта священник Олег Матвеев и историки О.В. Бычков (кандидат исторических наук, ученый секретарь Бурятского благочиния) и А.Д. Жалсараев (кандидат исторических наук, референт Бурятского благочиния). Именно отец Олег Матвеев будет окормлять монгольскую паству до официальной регистрации ставропигиального прихода (в штате ОВЦС МП) и назначения сюда на должность постоянного настоятеля отца Анатолия Фесечко (25 декабря 1997 г.), совершив в Улан-Батор за примерно 1,5 года 9 поездок[3].

Символично, что первая организационная встреча бурятского духовенства и ученых с православными Монголии состоялась 3 апреля 1996 года, т.е. за день до знаменитой даты, в которую совершалась первая Божественная литургия в консульском храме Урги.

Отмечая задачи воссоздаваемого прихода, протоиерей Игорь Арзуманов в рапорте на имя председателя ОВЦС МП митрополита Кирилла указывал, что необходимо «сохранение православной веры среди русской эмиграции» и «организация миссионерской деятельности самих российских граждан среди автохтонного населения»[4].

Первые молебны и крещения отец Олег Матвеев совершал на частных квартирах, в гостиницах, поскольку у зарождающегося православного прихода не было ни помещения, ни отведенного земельного участка. Эти насущные вопросы были решены исключительно благодаря тесному взаимодействию ОВЦС, Читинской и Забайкальской епархии, Посольства России в Монголии, Торгового представительства России в Монголии, монгольского руководства и неравнодушных верующих страны.

27 ноября 1996 года в результате стараний церковных иерархов, светских властей России и Монголии Министерство юстиции Монголии зарегистрировало православный приход, который был принят в юрисдикцию Русской Православной Церкви Московского Патриархата. Через некоторое время 16 марта 1997 года в Улан-Баторе священниками Игорем Арзумановым и Олегом Матвеевым была отслужена первая, спустя многие годы, Божественная литургия, а 22 декабря 1997 года ОВЦС утверждает Устав Свято-Троицкого прихода г. Улан-Батор[5].

Решением Священного Синода РПЦ 25 декабря 1997 года настоятелем Свято-Троицкого прихода в г. Улан-Батор был назначен протоиерей Анатолий Фесечко, клирик Владимирской и Суздальской епархии. Назначение отца Анатолия на должность в Монголию неслучайно: он обучался в аспирантуре при ОВЦС, где готовили священников для служения за рубежом. По окончании аспирантуры отцу Анатолию было предложено выехать на служение в Улан-Батор[6].

За первые 8 месяцев было крещено 10 человек из числа местных русских и командированных из России сотрудников

В пользование Свято-Троицкого приходу ОАО «Внешинторг» передало двухэтажное жилое здание на 8 квартир площадью более 450 м2, располагавшееся на территории Торгового представительства России в Монголии. После соответствующей перестройки и ремонта здания был оборудован домовый храм, помещения для церковных нужд и квартира семьи настоятеля. На крыше над домовым храмом была выстроена колокольня.

В августе 1998 года отец Анатолий рапортовал в ОВЦС, что численность прихожан насчитывает 40 человек, а по воскресным дням в храме молятся 8–15 православных. На Пасху молилось около 100 человек. За первые восемь месяцев было крещено 10 человек из числа местных русских и командированных из России сотрудников. Постепенно к 2003 году общее количество прихожан Улан-Баторского храма составило 25–30 человек[7].

Кроме столицы Монголии православная община была сформирована в г. Эрдэнэт на севере страны, где проживала большая русскоязычная община, сформированная в т.ч. и из работников горно-обогатительного комбината «Эрдэнэт» и членов их семей. Здесь вплоть до конца 2010-х годов на регулярной основе совершались выездные богослужения и требы. По мере сокращения в городе православного населения поездки священника в Эрдэнэт прекратились. Оставшиеся жители города, исповедовавшие Православие, стали сами выезжать в Улан-Батор на большие праздники, такие как Пасха и Рождество Христово. Кроме того, планировалось создание прихода в г. Дархан, в котором также имеется российское Генконсульство, это так и не было осуществлено по естественным причинам малочисленности православных в данном населенном пункте.

Важно, что отец Анатолий, помимо свободного владения английским языком, за время пребывания в Монголии освоил монгольский язык. Тем не менее среди прочих миссионерских трудностей, с которыми ему пришлось столкнуться в Монголии, отец Анатолий отмечал богослужение на церковнославянском языке, «который иногда и русским был непонятен, а монголам тем более»[8].


Протоиерей Алексий Трубач

Важной вехой в жизни прихода на начальном этапе стал архипастырский визит в Улан-Батор председателя ОВЦС митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла, состоявшийся с 7 по 10 июля 2001 года. Владыка освятил домовой храм и закладной камень отдельного нового православного храма, возведение которого на прилегающей к приходскому корпусу территории активно вместе с прихожанами и представителями российского бизнеса планировал отец Анатолий, осуществив большую подготовительную работу. Но основные труды по возведению храма были возложены Богом на следующего настоятеля прихода протоиерея Алексия Трубача.

По состоянию здоровья и в связи с необходимостью продолжения обучения детей в высших учебных заведениях Российской Федерации отец Анатолий рапортовал священноначалию об освобождении от должности настоятеля. Священный Синод 20 апреля 2005 года принял решение освободить протоиерея Анатолия Фесечко от послушания настоятеля Свято-Троицкого храма в г. Улан-Батор[9].

Со 2-й пол. 1990-х гг. в Монголии начинают совершаться регулярные богослужения

Итак, со 2-й половины 1990-х годов в Монголии начинают совершаться регулярные богослужения: сначала на квартирах, а после – на территории прихода в домовом храме. Вместе с этим возрождается жизнь православной многонациональной общины, решаются ее внутренние проблемы. Все это есть важная часть миссии, что согласуется с принятой Синодом РПЦ 6 октября 1995 года и действовавшей до 2007 года «Концепцией возрождения миссионерской деятельности Русской Православной Церкви», во втором разделе которой, среди прочего, говорится, что «смысл миссии Православной Церкви заключается в том, что она нацелена не только на передачу интеллектуальных убеждений, нравственных идеалов, но на передачу опыта Богообщения, жизни общины, существующей в Боге»[10].


Свято-Троицкий храм, г. Улан-Батор

Из соответствующей главы обширной монографии священника Николая Корниенко, написанной в соавторстве с А.М. Плехановой, можно подчерпнуть немало сведений о накале страстей, сопровождавшем возрождение жизни православной общины в Улан-Баторе, о системных внутрицерковных проблемах, выражавшихся в противостоянии духовенства и отдельных мирян, стоявших у истоков возрождения православного прихода в Монголии. Эти проходные сюжеты поверхностно интересовали журналистов как некая сенсация, но знакомые с не менее «скандальными» обстоятельствами рождения Церкви Христовой, описанной в первых главах книги Деяний святых апостолов (обман Анании и Сапфиры, ропот еллинистов в отношении евреев из-за «раздаяния потребностей», грех Симона-волхва и др.), не будут удивляться этому.

Причины приходских конфликтов в Улан-Баторе в конце 1990-х – начале 2000-х годов имели, в большей степени, духовную составляющую, прикрытую и едва заметную за внешней материальностью. Многолетний отрыв православных жителей Монголии от участия в церковной жизни, продолжительное пребывание их в инославной среде – все это требовало проведения серьезной миссионерской работы по восстановлению приходской жизни в Монголии. Большая часть организационных и юридических вопросов этого процесса была решена клириками Читинской и Забайкальской епархии (священниками Игорем Арзумановым и Олегом Матвеевым) и первым настоятелем возрожденного прихода – отцом Анатолием Фесечко. Начинался новый этап.

Православие в Монголии на современном этапе

В апреле 2005 года на должность настоятеля Свято-Троицкого храма в г. Улан-Батор был назначен отец Алексий Трубач, бывший до этого настоятелем Сергиевского прихода в г. Йоханнесбург (ЮАР) и имевший опыт зарубежных командировок в Индию и Непал. Отец Алексий в совершенстве владел английским языком, а уже в Улан-Баторе в довольно короткие сроки освоил разговорный монгольский язык, читал и переводил (со словарем) с монгольского на русский.

Все служение отца Алексия в Монголии связано с активной миссионерской деятельностью. В первую очередь новый настоятель продолжил переустройство приходского здания, оборудовав на первом этаже помещения для воскресной школы, трапезной и учебные аудитории.

Свято-Троицкий храм по настоящий день продолжает оставаться единственным православным храмом во всей стране

Ключевым событием в жизни прихода стало возведение в Улан-Баторе в 2006–2009 годах Свято-Троицкого храма, который по настоящий день продолжает оставаться единственным православным храмом во всей стране. 21 июня 2009 года архиепископ Марк (Головков), секретарь Московской Патриархии по зарубежным учреждениям, совершил чин Великого освящения храма и возглавил Божественную литургию в нем. В июле 2009 года земельный участок площадью 0,83 га, прилегающий к храму, был передан РПЦ в безвозмездное пользование сроком на 60 лет с правом последующего продления.

Возведение православного храма в Улан-Баторе – определенный рубеж в истории Русской Православной Церкви в Монголии. Вкупе с прилегающей благоустроенной парковой зоной он является одним из наиболее выразительных и ярких в архитектурном плане сооружений города. Это своеобразная проповедь Православия. Проповедь в камне и позолоте.

Наличие всего лишь одного православного священника на всю Монголию в определенной степени ограничивало масштаб миссионерской деятельности. Тем не менее настоятельство отца Алексия Трубача несомненно поспособствовало активизации приходской деятельности во всех ее возможных формах.

Одним из основных методов работы в начале служения в Улан-Баторе священника Алексия Трубача стал инкультурационный (инкультуративный) подход, т.е. «принцип церковной рецепции культуры» – «согласование средств и методов миссионерства со спецификой разных культур, традиций и обычаев»[11], «использование всех форм существующей культуры для выражения основных аспектов библейского миросозерцания»[12]. В условиях православной миссии данный подход раскрылся лишь частично.

Постепенно отец Алексий стал отходить от данного подхода, поскольку в Монголии для проповеди Православия не всегда требовалось обращаться к категориям местной культуры. Отдельные монголы обращались в Православие из-за того, что вера у них ассоциировалась именно с русской культурой, русским языком и российской цивилизацией в целом, к которой они испытывали определенные симпатии:

«Вдохновляющим центром русской культуры является православное древнее христианство, и монголы, принимая русское Православие, опять как показал опыт, постепенно катехизируются уже после крещения. И хотя это долгий, занимающий не один десяток лет процесс, но в итоге он даст не русифицированных монголов, а монголов, которые, сохранив свою собственную идентичность, примут вселенское православное христианство. Западные же миссионеры, напротив, перевоспитывают новообращенных монголов в южнокорейцев, американцев и т.д.»[13].

Практически вся деятельность РПЦ в Монголии среди местного населения может быть обозначена как «внешняя миссия», которая осуществляется среди народа, в традициях и обычаях которого нет христианских основ и сюжетов. На территории Монголии также проживает большое количество представителей народов, которые традиционно (по умолчанию) воспринимаются как православные. Речь идет как о местнорусских, так и о представителях других народов (белорусах, украинцах, сербах, грузинах и т.д.). Именно среди православных «по умолчанию» и проводятся «внутренние» формы миссии, но в условиях зарубежья на практике происходит творческое сочетание всех доступных методов ведения проповеди Евангелия.

(Продолжение следует)
« Последнее редактирование: 19 Апреля 2024, 23:43:40 от Александр Васильевич » Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 104109

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #13 : 19 Апреля 2024, 23:41:22 »

(Продолжение)

Так, например, воспитательная форма миссия, помимо известной подготовки к таинству Крещения через участие в богослужениях, проведение огласительных бесед, катехизации и последующего научения-тайноводства, реализовывалась при отце Алексии благодаря активному социальному служению, «ибо в делах милосердия явно проявляется сила христианской любви»[14].

В 2007 году при содействии Фонда «Русский мир» на территории прихода был открыт детский Русский культурный центр, в котором стали работать классы русского языка, балета, изобразительного искусства, гончарного мастерства и компьютерный класс[15]. Детский культурный центр в полном объеме функционировал до начала 2010-х годов. В 2011 году в стенах приходского здания начала свою деятельность четырехлетняя художественная школа «Анима». Сегодня примерное количество обучающихся составляет 50 человек, преподавателей – 13 человек.

В 2007–2010 годах при храме действовал клуб «Троица» по хоккею с мячом. В команду входили монгольские и местнорусские юноши. За это время было обращено в Православие четыре игрока, двое из которых были благословлены на обучение в Московской духовной семинарии, но не завершили курс обучения и были отчислены.

В 2010 году на приходской территории был возведен спортивный зал площадью 512 кв. м. Для жителей не только района Баянзурх, в котором расположен приход, но и для всего 1,6-миллионного населения столицы это один из немногочисленных благоустроенных и доступных залов с современными тренажерами, спортивным оборудованием, налаженной системой вентиляции и душевыми. Помимо спортивных мероприятий, на первых порах в зале организовывались культурные мероприятия (концерты, показ фильмов, просветительские лекции[16]). В настоящее время здание поделено на две части, в одной из которых проходят тренировки по кроссфиту, во второй – самбо, дзюдо, бокс, монгольская национальная борьба.

Свято-Троицкий храм в Улан-Баторе, приходской корпус, спортзал и парковая зона вокруг храма стали местом, которое часто посещало множество официальных лиц, как российских, так и иностранных, приезжавших в Монголию с визитами разного уровня. Из архиереев Русской Православной Церкви приход посетили 18–19 сентября 2012 года митрополит Волоколамский Иларион (Алфеев; председатель ОВЦС в 2009–2022 гг., ныне – митрополит Будапештский и Венгерский) и 23–24 февраля 2019 года – архиепископ Венский и Будапештский Антоний (Севрюк; руководитель Управления Московской Патриархии по зарубежным учреждениям, сегодня – митрополит Волоколамский, председатель ОВЦС с 2022 г.).

С начала 1990-х гг. ни одна из Поместных Православных Церквей, кроме Русской, ни отправила своих миссионеров в Монголию

В феврале 2016 года Архиерейский Собор Русской Православной Церкви вносит изменения в Устав РПЦ, согласно которым Монголия включается в состав канонической территории Русской Православной Церкви. Это свидетельствует об особом отношении к данной территории со стороны РПЦ. Данное дополнение доказывалось и историческим нахождением Внешней Монголии в сфере влияния Российской империи, и современностью: с начала 1990-х годов ни одна из Поместных Православных Церквей, кроме Русской, ни отправила своих миссионеров в Монголию.

За 14 лет настоятельства отца Алексия Трубача (2005–2019 гг.) в Монголии (преимущественно в городах Улан-Батор и Эрдэнэт) была организована активная миссионерская деятельность по различным направлениям. В результате этого в Монголии сформировалась крепкая многонациональная православная община, состоящая не только из русскоязычных граждан России и Монголии, но и из тех монголов и граждан третьих стран, для кого современный русский язык столь же непонятен и далек, как и богослужебный церковнославянский.

Удивительным образом исполнилось ожидание отца Евгения Старцева (тогда – настоятеля Свято-Одигитриевского храма г. Улан-Удэ, ныне – клирика Иркутской епархии), которое он высказал во время своей поездки на Халхин-гол в августе 2005 года:

«Батюшка трудится совершенно самоотверженно на этом поприще… Ревностен батюшка своим радением. В храме он служит один: сам кадило подает, сам читает и поет. Планы у отца Алексия большие. Я думаю, что в большей части им суждено сбыться, т.к. он священник серьезный. Уверен, что и хор у него появится, и пономари»[17].

Действительно, на том основании, которое было положено клириками Читинской и Забайкальской епархии и первым настоятелем прихода протоиереем Анатолием Фесечко, протоиерей Алексий организовал упорядоченную системную богослужебную и внебогослужебную деятельность: был сформирован церковный хор из профессиональных монгольских певчих – редкое явление для современного зарубежья, в алтаре храма трудилось три пономаря, был начат перевод богослужения на монгольский язык.

Во время Божественной литургии великая ектения и антифоны начали возглашаться и исполняться по-монгольски, чтение Апостола и Евангелия осуществляется на трех языках: церковнославянском, монгольском и английском. Этот принцип обращения к основному населению страны на их родном языке был заложен уже в саму роспись Свято-Троицкого храма, на стенах которого присутствуют начальные слова «Символа веры» на монгольском языке. Третий и шестой час также читаются на монгольском языке.

Помимо совершения всех положенных уставных богослужений на приходе начал стабильно функционировать спортивный и культурно-образовательный центр. С декабря 2008 года[18] по январь 2013-го на русском и монгольском языках выходила приходская газета «Троица». Был осуществлен перевод на монгольский язык катехизической литературы (брошюры свт. Николая Сербского (Велимировича) и современного автора – иерея Георгия Максимова) и молитвословов (утренние и вечерние молитвенные правила). Также с конца 2006 года действовал приходской сайт, находящийся сегодня на модернизации. Кроме сайта уже при следующем настоятеле, священнике Антонии Гусеве, начала активную деятельность страница прихода в социальных сетях.

Протоиерей Алексий Трубач выполнил все возложенные на него обязательства и 30 мая 2019 года в связи с окончанием срока командировки решением Священного Синода был освобожден от послушания настоятеля Свято-Троицкого храма в г. Улан-Батор.


Священник Антоний Гусев с супругой Анастасией и сыном Тимофеем

На освободившееся место Указом Святейшего Патриарха Московского и всея Руси от 5 июля 2019 года был назначен клирик Оренбургской епархии иерей Антоний Гусев. Священноначалием перед новым настоятелем до отправки его в Монголию была поставлена цель, которая может показаться простой: «Сохранить приход». Промыслительно, что это было сказано еще за полгода до того, как человечество познакомилось с новым явлением – пандемией Covid-19.

Имея опыт в организации и проведении проектных и ремонтных работ, отец Антоний в первые же месяцы по прибытии в Улан-Батор провел ремонт приходской квартиры, крыши приходского здания и спортивного зала (вентиляция, освещение), внешнюю побелку корпуса и самого храма. В дальнейшем, по мере аккумулирования средств, была усовершенствована система отопления внутри храма, произведена частичная замена мебели в алтаре.

Задача, которую священноначалие поставило перед отцом Антонием, максимально актуализировалась в период карантинных мероприятий и строгого локдауна, вводимого в Монголии на довольно продолжительное время в ответ на распространение коронавирусной инфекции. С февраля 2020 года по сентябрь 2021-го (с незначительными краткосрочными перерывами) храм был закрыт для общественных богослужений и в целом для посещения. Перемещения по городу в период карантина были ограничены, многие прихожане заболели, а большинство жителей страны попросту боялись покидать свои квартиры. В таких условиях сохранить у людей молитвенное настроение, подкрепить их веру, организовать богослужения и предоставить возможность православным прихожанам посещать их – это абсолютно новый вызов, который встал перед Русской Православной Церковью в Монголии.

В период локдауна появилась возможность совершать литургию в здании Посольства РФ в Монголии

Благодаря личному участию Посла Российской Федерации в Монголии И.К. Азизова и тесным контактам, которые установил в Улан-Баторе отец Антоний Гусев с российским дипломатическим корпусом стало возможно совершать Божественную литургию в период локдауна сначала в кинозале здания Посольства РФ в Монголии, где и прошла встреча Пасхи в 2020 году, а затем во флигеле Торгпредства. Таким образом, активное взаимодействие Церкви и государства позволило православным в Монголии даже во время ограничительных мер участвовать в самом главном церковном Таинстве – Евхаристии.

При действенной поддержке российских фирм и представительств российских компаний на приходе два раза в год стал организовываться сбор продуктовых наборов с целью поддержки социально незащищенных слоев населения, количество представителей которых заметно увеличилось в связи с потрясениями, вызванными мерами по борьбе с пандемией Covid-19. Кроме того, временно в июле-августе 2021 года в стенах приходского здания была организована группа продленного дня для детей российских соотечественников, которые, опять же в условиях карантинных мер, были вынуждены постоянно находиться дома и не имели возможности посещать дошкольные образовательные учреждения.

Также одним из вариантов социального служения стали неоднократные сборы на территории прихода гуманитарной помощи для жителей зоны проведения СВО, проводимые при активном участии Координационного совета организации российских соотечественников в Монголии.

Стоит отдельно сказать про апологетическую работу, проводимую Русской Православной Церковью в Монголии. Под «апологетикой» в Православии понимается «отстаивание достоинства христианского вероучения как единственно истинного перед отрицающими это достоинство» и «раскрытие и защита христианского вероучения при помощи средств, принимаемых иноверцами и неверующими»[19].

Известно, что в Монголии широко распространено практически все разнообразие протестантских направлений. По отдельным устаревшим данным, наиболее многочисленны евангелисты (ок. 36 тыс. чел., порядка 400 общин, 47 НПО) и члены «Церкви Иисуса Христа Святых последних дней» (ок. 8–10 тыс. членов, 30 отделений, свыше 160 миссионеров)[20].

В Монголии широко распространено практически все разнообразие протестантских направлений

Энциклопедия «Религии мира» американского религиоведа Дж. Г. Мелтона (члена Объединенной методистской церкви) в 2010 году оценивала долю христиан в стране в 1,7% от всего населения (47,1 тыс. чел.)[21]. По данным переписи 2020 года, количество христиан в стране среди граждан старше 15 лет сократилось до 2,2%[22]. По данным опроса, проведенным Институтом философии Академии наук Монголии, среди религиозных граждан страны христианами себя называет 2,4% населения[23].

Кроме того, определенные условия для апологии Православия в Монголии налагают отдельные статьи уже рассмотренного во введении Закона Монголии «Об отношении государства и религиозных организаций», который регулирует порядок миссионерской деятельности для проповедников «нетрадиционных» религий. Так, например, по ст. 3, п. 2 «запрещается принуждать граждан к принятию или не принятию веры», по ст. 4, п. 7 «запрещено проводить организованные мероприятия по распространению религии из-за рубежа», по ст. 4, п. 8 «государство регулирует общее количество священнослужителей и местоположение храмов»[24]. Последнее обстоятельство сводится к ежегодной практике прохождения государственной регистрации религиозной организации, в т.ч. и православного прихода.

Сам процесс ежегодной перерегистрации религиозной организации в некоторой степени непростой, длительный и требующий определенных навыков при прохождении нескольких инстанций. Несмотря на юридические особенности, в последнее время Свято-Троицкому приходу отдельные представители столичной администрации идут навстречу, отходя от пресловутого формализма. Немало этому способствует как дипломатичность настоятелей православного прихода, так и искреннее удивление столичных властей: оказывается, православные в Монголии «просто молятся», не участвуя в иной нерелигиозной деятельности по примеру множества протестантских организаций[25].

Обилие и разнообразие христианских учений в Монголии создает для православных миссионеров насыщенную полемическую среду. Православные священнослужители и миряне регулярно проводят беседы о вере с населением столицы и страны не только на приходе, но и в повседневных жизненных практиках, в результате чего отдельные монголы, россияне и граждане третьих стран, постоянно проживающие в Монголии, обращаются в Православие. Причем многие монголы, живущие в Улан-Баторе не в районе расположения храма, узнают о факте существования Свято-Троицкого прихода и о православном христианстве только из таких бесед.

В целом, население страны довольно мягко и отчасти индифферентно относится к облачению православного священника, поэтому отец Алексий Трубач вполне свободно на протяжении 14 лет своего служения в Монголии в повседневной жизни всегда ходил по городу в подряснике, что, по его собственному высказыванию, также являлось одной из форм миссии. Подобной практики придерживается и отец Антоний.

На протяжении двух современных этапов при настоятельстве священников Алексия и Антония проводятся регулярные беседы с жителями Монголии, пострадавшими в результате общения с шаманами и обращающимися к православным священнослужителям за оказанием духовной помощи и поддержки. Это касается как некрещеных монголов (некоторые из которых впоследствии принимают Святое Крещение, но большая часть остается со своими убеждениями и обращается за дальнейшей «помощью» снова к шаману), так и крещеных, но не воцерковленных местных русских жителей, частично в культурном отношении сливающихся с коренным населением страны, чья религиозная картина преимущественно представляет собой сплав буддийских представлений и верований и шаманистских и иных добуддийских культов.

Еще на этапе настоятельства отца Алексия Трубача Русская Православная Церковь в Монголии установила теплые дружеские отношения как с главой крупнейшей местной буддийской сангхи (Ассоциации буддистов Монголии, настоятелем столичного монастыря Гандантэгченлин) Д. Чойжамцем (в должности настоятеля с 1993 г. по 2023 г.), так и с католическими епископами Венцеслао Падилья (2002–2018 гг.) и сменившим его Джорджо Маренго (кардинал с августа 2022 г.) и другими клириками Римско-католической церкви.

С 2021 года стала регулярной практика организации и проведения межрелигиозных диалогов (православно-католического, православно-буддийского, иных круглых столов), взаимных визитов, организуемых по случаю проведения памятных и торжественных мероприятий.

(Окончание следует)
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 104109

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #14 : 19 Апреля 2024, 23:45:57 »

(Окончание)

За время своего пятилетнего служения отец Антоний, несмотря на вызовы пандемии, не прервал богослужебную деятельность, организовал сбор гуманитарной помощи как для малоимущих жителей Улан-Батора вне зависимости от конфессии (в период карантина), так и для жителей зоны СВО, провел ремонт приходского корпуса, спортивного зала и побелку храма, не проводившуюся с момента его постройки. Он принимает активное участие в официальных мероприятиях Посольства РФ в Монголии и РЦНК («Русский дом»), сотрудничает со множеством российских и монгольских общественных организаций, привлекая всех заинтересованных граждан в дело развития приходской жизни, поддерживает отношения с членами многочисленных инославных конфессий страны. Также с представителями российских поисковых экспедиций совершались выезды на места боев в аймак Дорнод, где были отслужены панихиды по погибшим.

На территории прихода продолжает работать спортивный зал, в котором проводятся тренировки по кроссфиту и единоборствам, открыта художественная школа «Анима», в которой среди обучающихся есть дети с различными врожденными заболеваниями. На приходе действует воскресная школа для детей, в которой преподают прихожане. Отдельные воспитанники воскресной школы родились в Монголии как в русских, так и в смешанных браках, и получили крещение в стенах Свято-Троицкого храма. Регулярно по окончании воскресной Божественной литургии и последующей трапезы организуется чтение и изучение Священного Писания.

Сегодня в единственном в стране православном храме 150–200 прихожан

Число прихожан увеличивается и не ограничивается только русскоязычными гражданами России и Монголии. По словам отца Антония, сегодня в единственном в стране православном храме 150–200 прихожан, за воскресным богослужением молится 30–70 человек – это русские, монголы, украинцы, белорусы, греки, сербы, англичане, американцы, грузины, поляки, канадцы, новозеландцы[26].

Большой заслугой Русской Православной Церкви в Монголии является воцерковление крещеных людей – тех, кого обычно считают православными «по умолчанию». Многие постоянно проживающие в Монголии местнорусские, а также и командированные из России специалисты, не придерживаясь какой-то конкретной религиозной системы, даже будучи крещеными, довольно легко вовлекаются во всевозможные местные буддийские учения, шаманистские и парабуддийские культы[27].

Но не все запланированное удалось к настоящему времени воплотить в жизнь. Например, по-прежнему в статусе проекта остается масштабная реконструкция прихрамовой парковой территории и сооружение в юго-западной части территории прихода часовни-усыпальницы, в которой будут захоронены останки советских солдат, погибших во время боевых действий на реке Халхин-гол в 1939 году.

Таким образом, три настоятеля Свято-Троицкого прихода г. Улан-Батор на современном этапе истории Православия в Монголии успешно решили конкретные объективные задачи, которые были возложены на них Богом. При отце Анатолии Фесечко был оборудован домовой храм, перестроен приходской корпус и заложен фундамент православной общины, которая существует на приходе и поныне. В период настоятельства протоиерея Алексия Трубача был возведен храм, облагорожена прилегающая территория, построен спортзал и организована вся полнота богослужебной и внебогослужебной приходской жизни во всех возможных на данный момент формах. При священнике Антонии Гусеве приход выдержал беспрецедентное испытание пандемией, православные жители столицы получили во время карантина возможность участвовать в соборных богослужениях, была сохранена община, которая сегодня продолжает пополняться новыми прихожанами.

Итоги и перспективы 160-летнего служения

Задача этой статьи заключалась не только в том, чтобы на пороге 160-летнего юбилея продемонстрировать некоторые ключевые сюжеты, связанные с историей Православия в Монголии, но и показать, что на примере Монголии и ее православной общины ярко заметно вненациональное вселенское содержание православной веры, в которой нет ни эллина, ни иудея (Кол. 3:11), ни местнорусского, ни монгола, ни командированного российского дипломата, ни потомка от смешанных русско-монгольских или монголо-британского браков…

Имперское настроение монгольских ханов в XIII–XIV веков позволило им приблизить к себе проповедников Православия, которые комфортно себя чувствовали в столице империи – Хархорине (Карокоруме). Закономерным развитием такого отношения стало создание в Золотой Орде Сарайской епархии, которая связывала Орду и Русь, выполняя определенные дипломатические посреднические функции как для Византии, так и для русских князей.

Клирики Сарайской епархии и других епархий, граничащих с Ордой, несмотря на сравнительно безопасное существование в условиях имперского покровительства религии, в меньшей степени проявили себя в делах миссии. Несмотря на это, редкая (по количеству) проповедь Православия плодотворно отразилась в сердцах отдельных ордынцев. И говоря о некоторых крупных фигурах совместного российско-монгольского прошлого, невозможно не замечать их исповедание православной веры. В первую очередь это трое святых: благоверный князь Александр Невский, преподобный Петр Ордынский и святитель Алексий Московский.

История православной Монголии XIX – начала XX века также знакомит нас с подвижниками веры в лице конкретных священников, связывавших церкви Иркутской епархии, Забайкалья, Монголии, Китая и нередко до смерти остававшихся преданными Богу. И если у читателя возникнет желание помолиться об упокоении православных священнослужителей г. Урга, то это будет лучшим приношением ушедшим в иной мир протоиереям Иоанну, Милию, Феодору, иеромонахам Сергию, Геронтию, Корнилию, священникам Алексию, Всеволоду и двум Николаям.

На сегодняшний день в Монголии на основе единственного православного прихода сложилась крепкая многонациональная община

В феврале 1998 года Председатель Отдела внешних церковных сношений митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл в письме Преосвященнейшему Иннокентию, епископу Читинскому и Забайкальскому, написанном по случаю назначения в Улан-Батор постоянного настоятеля и выражения благодарности священнику Олегу Матвееву, временно окормлявшему православных верующих Монголии, выражал надежду на то, что «в дальнейшем сохранятся духовные узы, традиционно соединяющие православные приходы Забайкалья и Монголии»[28]. Сегодня Свято-Троицкий приход г. Улан-Батор имеет крепкие дружеские связи с православными приходами Бурятской митрополии, священнослужители совершают совместные богослужения, осуществляются взаимные паломнические поездки прихожан.

На сегодняшний день в Монголии на основе единственного православного прихода сложилась крепкая многонациональная и разноязычная община, которая должна стать фундаментом и примером для дальнейшей миссионерской работы в этой стране.

Иерей Владислав Терентьев

5 апреля 2024 г.



[1] Корниенко Н.Н., Плеханова А.М. Русская Православная Церковь в Монголии: история и современность / отв. ред. Ц.П. Ванчикова. Иркутск: Изд-во «Оттиск», 2020. С. 134.

[2] Там же. С. 142.

[3] Там же. С. 143, 159; Михалев А.В. Миграции религий: три сценария христианизации современной Монголии // Евразия: духовные традиции народов. 2012. № 3. С. 107; Михалев А.В. Православие в современной Монголии: риторики и практики культурной экспансии // Ab Imperio. 2008. № 1. С. 235–253.

[4] Корниенко Н.Н., Плеханова А.М. Указ. соч. С. 147.

[5] Там же. С. 153, 156, 158.

[6] Там же. С. 162.

[7] Там же. С. 162.

[8] Там же. С. 171

[9] Там же. С. 175.

[10] Концепция возрождения миссионерской деятельности Русской Православной Церкви. 6 октября 1995 г. // Сайт Синодального миссионерского отдела «Миссионерское обозрение». URL: https://sinmis.ru/koncepciya-vozrozhdeniya-missionerskoj-deyatelnosti-russkoj-pravoslavnoj-cerkvi/ (дата обращения: 12.03.2024).

[11] Концепция миссионерской деятельности Русской Православной Церкви. 27 марта 2007 г. // Официальный сайт Московского Патриархата. URL: http://www.patriarchia.ru/db/text/220922.html (дата обращения: 17.05.2022).

[12] Иоанн Зизиулас, митр. Православная Церковь и третье тысячелетие // Сайт «Азбука Веры». URL: https://azbyka.ru/otechnik/Ioann_Ziziulas/pravoslavnaja-tserkov-i-trete-tysjacheletie/ (дата обращения: 17.05.2022).

[13] Трубач А., прот. Православное миссионерство среди монголов (начало XXI века). Реферат по предполагаемой теме магистерской диссертации. М., 2019. С. 11. (рукопись)

[14] Концепция миссионерской деятельности Русской Православной Церкви. 27 марта 2007 г…

[15] Трубач А., прот. История и современное положение православия в Монголии… С. 11.

[16] Корниенко Н.Н., Плеханова А.М. Указ. соч. С. 187.

[17] Поспелов А. Через Монголию с крестом. 30.12.2005 // Сайт «Православие.Ru». URL: https://pravoslavie.ru/4650.html (дата обращения: 12.03.2024).

[18] Митыпова Г.С. Указ. соч. С. 58.

[19] Апологетика // Сайт «Азбука веры». URL: https://azbyka.ru/apologetika (дата обращения: 12.03.2024).

[20] Сабиров Р.Т. Социокультурные факторы обращения монголов в христианство после 1990 г. // Христианство в Южной и Восточной Азии: история и современность / Гл. ред. И. И. Абылгазиев; отв. ред. О. В. Новакова. М.: Ключ-С, 2016. С. 119.

[21] Melton J.G. Mongolia // Religions of the World: A Comprehensive Encyclopedia of Beliefs and Practices / Ed. J. G. Melton, M. Baumann. Oxford: ABC-CLIO, 2010. P. 1938.

[22] Хүн ам, орон сууцны 2020 оны улсын ээлжит тооллогын нэгдсэн дүн… Х. 5.

[23] Мөнхчимэг Б. С. Янжинсүрэн: Шашны мунхруулгад хэт автаж санхүүгээр хохирсон хүн цөөнгүй // Сайт «Peak.mn». 2021. URL: https://peak.mn/news/s-ynjinsuren-shashinsudlaach (дата обращения: 20.03.2021).

[24] Төр, сүм хийдийн харилцааны тухай…

[25] Басенков В. «Мое служение в Монголии – сплошное яркое событие». 10.03.2023 // Сайт «Дзен». URL: https://dzen.ru/a/ZApLWMkypxn85taw (дата обращения: 13.03.2024)

[26] Там же.

[27] В целом, для русских в Монголии исторически «характерно обращение к шаманизму и буддизму наряду с формально декларируемым Православием» (См.: Михалев А.В. Русская диаспора в Монголии: этапы формирования фронтирной религиозности // Восток (Oriens). 2017. № 2. С. 62–71).

[28] Корниенко Н.Н., Плеханова А.М. Указ. соч. С. 159.


https://pravoslavie.ru/159479.html
Записан
Страниц: [1] 2
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Valid XHTML 1.0! Valid CSS!