Русская беседа
 
26 Июня 2022, 05:43:46  
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
 
Новости: ВНИМАНИЕ! Во избежание проблем с переадресацией на недостоверные ресурсы рекомендуем входить на форум "Русская беседа" по адресу  http://www.rusbeseda.org
 
   Начало   Помощь Правила Архивы Поиск Календарь Войти Регистрация  
Страниц: [1] 2 3 ... 5
  Печать  
Автор Тема: 22 июня - День памяти и скорби  (Прочитано 10320 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Сельский пастырь
Старожил
****
Сообщений: 478


За Новую Россию по старому, Царскому образцу


Просмотр профиля
православный
« : 22 Июня 2007, 13:44:48 »

Царство Небесное и вечный покой всем воинам, всем убиенным, всем пострадавшим от войны русским людям.



На возложении венка к могиле неизвестного солдата Святейшего Патриарха не было. Возглавлял Митрополит Ювеналий.

Жаль, если болеет Предстоятель нашей Церкви.
Враги будут рады, если это так... Начнут в СМИ вроде "Эха Москвы" или RTVI смаковать...
« Последнее редактирование: 19 Июня 2021, 23:12:07 от Александр Васильевич » Записан

Господи, спаси Россию и многострадальный русский народ.
Господи, помилуй мя многогрешного.
Шилов
Старожил
****
Сообщений: 330


За Веру, Царя и Отечество!


Просмотр профиля
Православный. РПЦ МП
« Ответ #1 : 22 Июня 2007, 14:06:18 »

Увидел где-то данные статистического опроса, оказалось, каждый 10 россиянин не знает даты начала Великой Отечественной войны Неужели такое, действительно, возможно в нашей стране?
Записан

Казакъ Сибирскаго Казачьяго Войска, Шилов Олег.
Андрей Толкачёв
Пользователь
**
Сообщений: 79


Просмотр профиля
Православный
« Ответ #2 : 25 Июня 2007, 10:31:46 »

добрый час!
сначала не поверил данным опроса. Почти сразу спросил у своего напарника дату начала Великой Отечественной Войны. Он ответил: ".. в прошлую пятницу",а затем стал смотреть по календарю дату. Так что статистика вполне может быть реальной (к сожалению)...
Записан

р.Б. Андрей
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 94987

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #3 : 21 Июня 2013, 17:36:56 »

Юрий Емельянов

22 июня 1941: мифы старые и новые



Фальсификаторы истории – от Резуна до наших дней

Как известно, день 22 июня 1941 года в Москве был ясным и солнечным. Я это прекрасно запомнил, хотя тогда мне было 4 года. Дело в том, что утром того дня я вместе со всей своей семьей отправлялся в первую в своей жизни дальнюю поездку – к Черному морю. Потом я узнал, что незадолго до отъезда мой отец Василий Семенович, металлург, тогда заместитель председателя Комитета стандартов, позвонил своему другу по студенческой жизни наркому металлургической промышленности И.Т. Тевосяну и спросил его, стоит ли ему уходить в отпуск.

"Конечно, бери отпуск, – сказал Тевосян. – "Но ведь война идет, ­– заметил отец. "Война у них идет. Нас это не касается. А ты поезжай с семьей в Сочи и отдыхай!"

Мама уже закрыла входную дверь, когда мы услышали, что внутри квартиры раздался телефонный звонок. Однако возвращаться назад не стали, чтобы не задерживаться. Мы спускались по лестнице, а звонок продолжал настойчиво звонить. Потом мама узнала, что звонила ее подруга Нина Петрова, которая работала корректором в газете "Известия". Работников газеты собрали и сказали, что скоро по радио будет передано сообщение чрезвычайной важности. Петрова решила предупредить свою подругу и остановить наш отъезд...

29 июня я со всей семьей вернулся в Москву. Узнав о начале войны уже в пути, отец попытался тут же купить билет в Москву, но это оказалось невозможным. Пришлось добраться до конца нашего пути в Сочи и там с помощью брони дома отдыха достать билеты в столицу. Перед отъездом мы видели, как наши зенитки палили по немецким самолетам, летевшим бомбить нефтеперерабатывающие заводы Туапсе. В Москву мы ехали в переполненном вагоне: на нашу семью из четырех человек был один билет на одну нижнюю полку.

Яркие воспоминания о дне 22 июня 1941 года сохранились у каждого, кто жил в Советской стране.

Теперь каждый год 22 июня, в день великой скорби по погибшим, люди снова и снова размышляют: можно ли было остановить вражеское нападение, все ли было сделано для подготовки страны к тяжелому испытанию, как вели себя политические и военные руководители страны в первые дни после начала войны. За 72 года было высказано немало суждений на этот счет, написано множество статей и книг, на телеэкране появилось несметное количество передач и фильмов, рождено и разоблачено немало мифов. На некоторых из этих мифов, которые до сих пор имеют хождение, стоит остановиться.

Миф о беспечности руководства СССР

Выступая с докладом на закрытом заседании ХХ съезда КПСС, Н. С. Хрущев уверял собравшихся в том, что по вине Сталина страна не была готова к войне. Одновременно Хрущев обвинил Сталина в том, что тот игнорировал "все предупреждения некоторых военачальников, сообщения перебежчиков из вражеской армии и даже открытые враждебные действия противника".

Через несколько десятилетий появилось прямо противоположное обвинение Виктора Резуна, который в своей книге "Ледокол" утверждал, будто Сталин готовил удар против Германии и завоевательный поход в Западную Европу. А Гитлер, якобы защищаясь от вероломного нападения СССР, нанес по нашей стране упреждающий удар.

Однако факты опровергают как ложь Хрущева, так и ложь Резуна. На самом деле Советское руководство исходило из возможности нападения Германии на СССР. Уже в октябре 1940 года был утвержден план обороны страны в документе "Соображения об основах стратегического развертывания Вооруженных Сил Советского Союза на Западе и Востоке" В нем совместное нападение Германии и ее союзников – Италии, Венгрии, Румынии и Финляндии, считалось наиболее вероятным. Как подчеркивал в своих воспоминаниях Маршал Советского Союза А.М. Василевский, "Генштаб в целом и наше Оперативное управление вносили коррективы в разработанный в течение осени и зимы 1940 года оперативный план сосредоточения и развертывания Вооруженных сил для отражения нападения врага с запада".

Выступая 5 мая 1941 года перед выпускниками военных академий, Сталин заявил:

"У нас с Германией не сложились дружеские отношения. Война с Германией неизбежна, и (повернувшись к Молотову) если товарищ Молотов и аппарат Наркоминдела сумеют оттянуть начало войны, это наше счастье. А вы, – сказал Сталин, обращаясь к военным, – поезжайте и принимайте меры на местах по поднятию боеготовности войск".

Кроме того, Сталин тогда сказал: "Германия хочет уничтожить нашу великую Родину, Родину Ленина, завоевания Октября, истребить миллионы советских людей, а оставшихся в живых превратить в рабов. Спасти нашу Родину может только война с фашистской Германией и победа в этой войне. Я предлагаю выпить за войну, за наступление в войне, за нашу победу в этой войне".

Г. К. Жуков сказал военному историку Виктору Анфилову в 1965 году: "Идея предупредить нападение Гитлера появилась у нас с Тимошенко в связи с речью Сталина 5 мая 1941 года перед выпускниками военных академий, в которой он говорил о возможности действовать наступательным образом. Конкретная задача была поставлена А.М. Василевскому. 15 мая он доложил проект директивы наркому и мне". Однако план остался не подписанным ни начальником Генштаба Г.К. Жуковым, ни наркомом обороны С.К. Тимошенко, так как И.В. Сталин отверг его на предварительной стадии рассмотрения. По словам Жукова он сказал: "Вы что, с ума сошли, немцев хотите спровоцировать?"

С одной стороны, принимались меры по усилению обороноспособности Красной Армии на западных рубежах страны. 13 мая Генеральный штаб дал директиву округам выдвигать войска на запад из внутренних округов. 12 -- 15 июня всем приграничным округам было приказано вывести дивизии, расположенные в глубине округа, ближе к государственной границе. 19 июня эти округа получили приказ маскировать аэродромы, воинские части, парки, склады и базы и рассредоточить самолеты на аэродромах".

С другой стороны, Советское правительство прилагало усилия для того, чтобы добиться нормализации советско-германских отношений. 22 мая 1941 года посол Германии в СССР Курт фон Шуленбург сообщал в Берлин о том, что советская "внешняя политика прежде всего направлена на предотвращение столкновения с Германией" и это он видел в позиции, "занятой советским правительством в последние недели, тоне советской прессы, которая рассматривает все события, касающиеся Германии, в не вызывающей возражений форме, и, соблюдении экономических соглашений, заключенных с Германией".

13 июня 1941 года Молотов вручил Шуленбургу текст сообщения ТАСС, которое было опубликовано на следующий день в советской печати. В сообщении опровергались слухи о "близости войны между СССР и Германией", источником которых объявлялся посол Великобритании в СССР Криппс. Сообщение отвергало предположение о территориальных и экономических претензиях, якобы предъявленных Германией Советскому Союзу, и утверждения о концентрации советских и германских войск на границе. В сообщении подчеркивалось, что "СССР... соблюдал и намерен соблюдать условия советско-германского пакта о ненападении", а "проводимые сейчас летние сборы запасных Красной Армии и предстоящие маневры имеют своей целью не что иное, как обучение запасных и проверку работы железнодорожного аппарата, осуществляемые каждый год, ввиду чего изображать эти мероприятия Красной Армии как враждебные Германии, по крайней мере, нелепо". Шуленбург позитивно оценивал значение этого сообщения ТАСС, которое снимало все возможные претензии германской стороны, даже если бы они были предъявлены в виде официального заявления.

Это заявление ТАСС, которое имело целью прозондировать намерения Гитлера, Хрущев расценил как документ, который посеял ложные иллюзии в стране относительно возможности сохранения мира с Германией. Одновременно он уверял, будто Сталин игнорировал враждебные действия Германии.

Между тем 21 июня 1941 года советский посол в Берлине В.Г. Деканозов собирался вручить министру иностранных дел Германии Иоахиму фон Риббентропу ноту протеста в связи со 180 нарушениями границы СССР немецкими самолетами с 19 апреля по 19 июня.

В ноте напоминалось, что Советское правительство уже протестовало 21 апреля по поводу 80 подобных нарушений с 27 марта по 18 апреля. Советское правительство требовало от правительства Германии "принятия мер к прекращению нарушений советской границы германскими самолетами". Но в течение всего дня в министерстве иностранных дел упорно отвечали, что Риббентропа нет на месте.

Вечером 21 июня Молотов вызвал к себе Шуленбурга и сообщил ему о ноте, которую должен был вручить Деканозов в Берлине. В беседе с Шуленбургом Молотов допытывался у него, нет ли у Германии каких-либо претензий к СССР. Молотов сказал послу: "Есть ряд указаний на то, что германское правительство недовольно советским правительством. Даже циркулируют слухи, что близится война между Германией и Советским Союзом. Они основаны на том факте, что до сих пор со стороны Германии еще не было реакции на сообщение ТАСС от 14 июня, что оно даже не было опубликовано в Германии. Советское правительство не в состоянии понять причин недовольства Германии.... Он, Молотов, был бы признателен, если бы Шуленбург смог объяснить ему, что привело к настоящему положению дел в германо-советских отношениях". Шуленбург сообщал в Берлин: "Я ответил, что не могу дать ответа на этот вопрос, поскольку я не располагаю относящейся к делу информацией; я, однако, передам его сообщение в Берлин".

В тот же день Сталин позвонил командующему Московским военным округом И.В. Тюленеву. В своих воспоминаниях генерал армии писал: "В трубке слышу глуховатый голос: "Товарищ Тюленев, как обстоит дело с противовоздушной обороной Москвы?" По его словам, Тюленев "коротко доложил главе правительства о мерах противовоздушной обороны, принятых на сегодня, 21 июня. В ответ услышал: "Учтите, положение неспокойное, и вам следует привести боевую готовность войск противовоздушной обороны Москвы до семидесяти пяти процентов". В результате этого короткого разговора у меня сложилось впечатление, что Сталин получил новые сведения о немецких военных планах. Я тут же отдал распоряжение своему помощнику по ПВО генерал-майору М.С. Громадину: в лагерь зенитную артиллерию не отправлять, привести ее в полную боевую готовность".

Ложь Хрущева о беспечности Сталина была разоблачена его собственными словами, которые привел в своих воспоминаниях видный деятель югославской компартии Милован Джилас в своей книге "Беседы со Сталиным". Говоря о своем пребывании в Киеве весной 1945 года, Джилас писал, что Хрущев, который в 1941 году был Первым секретарем ЦК Компартии Украины, "вспомнил, как накануне нападения Германии Сталин позвонил ему из Москвы и предупредил о том, что надо быть начеку. Сталин получил информацию о том, что немцы могут начать операцию на следующий день – 22 июня".

Можно предположить, что 21 июня 1941 года Сталин не ограничился предупреждениями Тюленева и Хрущева. Просто другие военные и партийные руководители не оставили соответствующих воспоминаний.

Лживым было и утверждение Хрущева об игнорировании Сталиным предупреждений о возможности германского нападения, которые исходили от перебежчиков, Вечером 21 июня, как писал Г.К. Жуков, ему сообщили, что "к пограничникам явился перебежчик – немецкий фельдфебель, утверждающий, что немецкие войска выходят в исходные районы для наступления, которое начнется утром 22 июня". Он тотчас же доложил об этом "наркому и И.В. Сталину. И.В. Сталин сказал: "Приезжайте с наркомом в Кремль". По словам Жукова, Сталин предложил направить "короткую директиву, в которой указать, что нападение может начаться с провокационных действий немецких частей.

Из этих свидетельств совершенно очевидно, что Советское правительство, с одной стороны, внимательным образом прислушивалось ко всем сообщениям о подготовке Германии нападения и принимало соответствующие оборонительные меры. С другой стороны, Советское правительство делало все возможное, чтобы остановить войну дипломатическими действиями.

Новые мифы о военном превосходстве СССР накануне войны

Однако версия Резуна оказалась живучей. Например, в романе-эпопее А. Караулова "Русский ад", изданном в 2012 году, один из героев, носящий фамилию известного государственного деятеля России, произносит такой монолог: "22 июня 41-го года... у Гитлера и его союзников было 7 тысяч танков... У нас, у Сталина, – 26 тысяч, Почти вчетверо больше, слушайте! Самолеты: у Сталина – 60 тысяч, у Гитлера – 40! И вообще по количеству техники Гитлер уступал Сталину по всем позициям. Но 12 июня 41-го Сталин сам хотел напасть на немцев. Архивы-то сейчас рассекретили, тайны теперь нет. А потом перенес срок на июль".

Эти вздорные данные о танках и самолетах и преимуществах Красной Армии по количеству техники, а также о мнимых архивных данных, якобы подтверждающих эту чушь, не выдерживают критики. Как же обстояло дело на самом деле? Несмотря на постоянное внимание руководства страны в предвоенные годы к укреплению военного потенциала, несмотря на чрезвычайно напряженный темп работы ученых и конструкторов, инженеров и рабочих оборонной промышленности, многого не удалось сделать к началу войны.

(Окончание следует)
« Последнее редактирование: 19 Июня 2021, 23:19:38 от Александр Васильевич » Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 94987

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #4 : 21 Июня 2013, 17:37:26 »

(Окончание)

Огневая мощь Красной Армии была слабее, чем у германской армии. Общая насыщенность советских войск автоматическим оружием значительно уступала немецкой армии из-за отставания в производстве пистолетов-пулеметов.

Большинство выпускавшихся минометов были 50-мм калибра с небольшим радиусом поражения. Более эффективные 82-мм и 120-мм минометы стали поступать в армию лишь перед самой войной. Отсутствовали самоходно-артиллерийские установки. Артиллерийские орудия не были достаточно обеспечены механизированной тягой, что снижало их маневренность.

Танки КВ и Т-34, превосходившие по боевым качествам германские, составляли еще меньшую часть бронетанкового вооружения страны. Основную часть танковых частей составляли устаревшие БТ. При этом 29% из них нуждались в капитальном ремонте, 44% – в среднем ремонте.

Хотя по производству самолетов СССР опережал Германию, большинство выпускавшихся самолетов было старых конструкций. Более 80% советских самолетов уступали германским по дальности, скорости, высоте полета и бомбовой нагрузке. Не было организовано серийное производство авиационных пушек.

Средства связи были устаревшими и не приспособлены к работе в условиях маневренных боевых действий. Проводные средства связи были уязвимыми. В своих воспоминаниях Г. К. Жуков сообщал, что с утра 22 июня немцы "разрушали проволочную связь" и этим препятствовали передачи команд.

Историк А. Орлов замечает: "На всю Красную Армию приходилось всего 37 тысяч радиостанций". В оснащении самолетов радиостанциями советская авиация существенно отставала от германской.

Отсутствие радиосвязи создавало огромные трудности для нашей авиации. Наши летчики не имели возможности обратиться за поддержкой, а немецкие самолеты могли в считанные минуты сообщать о необходимости собраться вместе и обеспечить себе численное превосходство.

Сказывался и недостаток транспортных средств. А. Орлов пишет: "Красная Армия значительно уступала вермахту в подвижности, имея 272 тысяч автомобилей против 600 тысяч у немцев".

В отличие от водителей германских танков, приобретших опыт управления своими машинами в боевых условиях, среди советских танкистов преобладали новички, едва освоившие управление танками. Подавляющее большинство советских механиков-водителей к началу войны имели всего лишь 1,5 – 2-часовую практику вождения танков.

Существенный ущерб наносила и техническая малограмотность, которая проявлялась в небрежном отношении к технике, неумении и нежелании соблюдать технические нормативы, следить за техническим состоянием машин. 12 апреля 1941 года нарком обороны С.К. Тимошенко и начальник генштаба Г.К. Жуков докладывали Сталину: "Из-за расхлябанности ежедневно гибнут 2 – 3 самолета... Только за неполный 1-й квартал 1941 года произошли 71 катастрофа и 156 аварий, при этом убит 141 человек и разбито 138 самолетов".

Суммируя эти и другие проблемы наших вооруженных сил, историк А. Филиппов в своей статье "О готовности Красной Армии к войне в июне 1941 года" писал:

"Войска были плохо обучены методам современной войны, недостаточно организованы. На низком уровне находилась радиосвязь, управление, взаимодействие, разведка, тактика".

Эти и другие недостатки Красной Армии усугублялись тем, что период мирной передышки для СССР после подписания советско-германского договора о ненападении 23 августа 1939 г. стал также временем наращивания военной мощи гитлеровской Германии. Германские победы привели к тому, что под властью Гитлера оказались многие европейские страны с высокоразвитой экономикой, наукой и техникой, мощной оборонной промышленностью. Выплавка стали в Германии в 1939 году составляла 22,5 миллионов тонн, а в 1941 году общее производство стали в Германии и оккупированных ею странах достигло 31,8 миллионов тонн. (СССР в 1940 году выплавлял лишь 18 миллионов тонн.) По сравнению с советским производством 1939 г. Германия вместе с оккупированными странами добывала в 2,4 раза больше угля. На заводах "германского жизненного пространства" в июне 1941 году трудилось в 3 раза больше высококвалифицированных рабочих, чем в Германии в 1939 году. Армия же Германии, ее солдаты, офицеры и генералы приобрели опыт ведения современной войны. Эти преимущества Германии способствовали ее успехам в первые месяцы войны.

Через неделю войны

Ныне широко распространено представление о том, что после 22 июня наша армия была разбита в первые же дни войны и ее жалкие остатки беспомощно отступали под натиском врага, что повсеместно царили паника и отчаяние. К тому же Хрущев придумал байку о том, что после начала войны Сталин растерялся, покинул свой кремлевский кабинет и заперся на даче. Ныне эта ложь опровергнута благодаря тому, что была рассекречена тетрадь записей лиц, принятых Сталиным в его кремлевском кабинете.

Оказалось, что с 22 по 28 июня И.В. Сталин каждый день подолгу трудился на своем рабочем месте. Лишь 29 и 30 июня его не было в Кремле, в те дни Сталин работал на своей даче.

29 июня он был занят подготовкой ряда важнейших документов, в том числе "Директивы Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) партийным и советским организациям прифронтовых областей". Также известно, что в этот день Сталин дважды приезжал в Наркомат обороны, где он остро критиковал руководство наркомата за плохую информированность и утрату контроля над ходом боевых действий. Хотя критика была чрезмерно резкой, для гневных заявлений Сталина были известные основания. 27 июня Красная Армия оставила Минск.

Вести об успехах вермахта позволили Гитлер заявить 29 июня своим приближенным. "Через четыре недели мы будем в Москве, и она будет перепахана".

Тогда никто не знал, что 29 июня, когда Гитлер был в эйфории, предвкушая скорую победу, а Сталин сурово отчитывал Тимошенко и Жукова за поражения Красной Армии, в Токио германский посол в Японии генерал Юген Отт изучал телеграмму, полученную от Риббентропа. Рейхсминистр приказывал, чтобы посол сделал всё возможное для того, чтобы Япония разорвала советско-японский договор о нейтралитете, подписанный всего два с половиной месяца назад и напала на СССР.

А ведь еще в марте-апреле 1941 г. Гитлер и Риббентроп уговаривали в Берлине министра иностранных дел Японии Мацуоку, чтобы тот подписал договор о нейтралитете с Советским Союзом. Тогда лидеры третьего рейха были уверены в том, что они легко одержат победу над СССР и хотели направить вооруженные силы Японии против азиатских владений Англии и США.

29 марта Риббентроп заявил Мацуоке, что, если Германии придется ударить по СССР, то лучше будет, если "японская армия воздержится от нападения на Россию". Почему же Риббентроп поменял свои взгляды?

Дело в том, что для ряда видных военачальников Германии, с которыми рейхсминистр поддерживал постоянный контакт стало ясно: война в России пошла совсем не так, как она развивалась в других странах Европы. Позже генерал Бутлар писал: "Хотя группа армий "Центр" в результате двух сражений за Белосток и Минск добились решающей победы, приведшей к уничтожению основной массы противника, однако две другие группы армий попросту гнали противника перед собой, не имея возможности навязать ему решающее сражение. Ведя тяжелые кровопролитные бои, войска группы армий "Юг" могли наносить противнику лишь фронтальные удары и теснить его на восток. Моторизованным немецким соединениям ни разу не удалось выйти на оперативный простор или обойти противника, не говоря уже об окружении сколько-нибудь значительных сил русских... Группе "Север" нигде не удалось окружить и уничтожить какие-либо крупные силы противника".

Продвижение немцев вперед было достигнуто ими немалой ценой. Бутлар писал: "В результате упорного сопротивления русских уже в первые дни боев немецкие войска понесли такие потери в людях и технике, которые были значительно выше потерь, известных им по опыту кампаний в Польше и на Западе".

Первые дни войны дали примеры героизма многих советских людей. Начальник генерального штаба Франц Гальдер писал: "Следует отметить упорство отдельных русских соединений в бою. Имели случаи, когда гарнизоны дотов взрывали себя вместе с дотами, не желая сдаваться в плен". Мужественно сражались защитники Брестской крепости, Перемышля, Лиепаи. Хотя советская военно-морская база Лиепая (Либава) пала 28 июня, немецкий историк Пауль Карелл писал:

"Оборона была организована блестяще. Солдаты хорошо вооружены и фанатически храбры... Они показали в Либаве наилучшие элементы советского военного искусства… В Либаве впервые выяснилось, на что способен красноармеец при обороне укрепленного пункта, когда им руководят решительно и хладнокровно".

А ведь год назад германские войска в считанные дни разгромили английские и французские войска, промчались по Бельгии, Голландии и Люксембургу. Рано утром 15 мая 1940 г. У. Черчилля разбудил телефонный звонок французского премьер-министра Поля Рейно из Парижа. Волнуясь, он сообщил: "Мы побеждены! Мы разбиты!" Черчилль не верил своим ушам. "Не может быть, чтобы великая французская армия исчезла за неделю, – говорил он.

Теперь же, несмотря на взятие Минска, большей части Белоруссии и Литвы, немецкие войска были еще далеки от того успеха, который они пожинали в мае 1940 года. Первым, кто осознал последствия этого в гитлеровском руководстве был Риббентроп. Он понял, что без внешней помощи Германии не победить Советский Союз.

9 июля Риббентроп принял японского посла в Берлине Осиму и настаивал на объявлении Японией войны СССР. Потом он продолжил бомбардировать Отта новыми телеграммами с теми же требованиями - 10 июля, 14 июля и так далее. Но японское правительство также реалистично оценило развитие военных действий на советско-германском фронте. Из Токио отвечали, что вопрос о денонсации советско-японского договора сложный и нуждается в тщательной проработке.

К сожалению, то, что было ясно Риббентропу и руководителям Японии в те дни, не замечают некоторые авторы, которые пишут о разгроме советских сил в первые же дни войны.

http://www.stoletie.ru/territoriya_istorii/22_ijuna_1941_mify_staryje_i_novyje_800.htm
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 94987

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #5 : 22 Июня 2013, 07:23:32 »

«Когда придет Иван, всё будет пусто...»

Согласно директивам руководства Германии, немецкие войска должны были оставить после себя выжженную землю



Тяжелейшая картина представала перед глазами советских воинов, когда они вступали в города, сёла и другие населенные пункты Ленинградской области. Фашисты отступая, перед ударами наших войск, оставляли после себя «зону пустыни», взрывая и сжигая всё, что могли и успевали совершить. Они руководствовались при этом директивами, приказами, указаниями военно-политического руководства Германии, согласно которых на оставляемой ими территории нельзя оставлять «ни одного человека, ни одной головы скота, ни одного центнера зерна, ни одной железнодорожной линии, ни один дом не должен остаться целым, не должно быть ни одной шахты, которую можно было бы эксплуатировать в течение ближайших лет, не должно быть ни одного неотравленного колодца. Враг должен найти страну полностью выжженной и разрушенной».[1]

Включавшая до июля-августа 1944 г. в свои границы и большую часть нынешних Новгородской и Псковской областей, Ленинградская область относится к числу наиболее пострадавших. Особо большому разгрому подверглись города.

В руинах лежал город Псков. В городе были уничтожены все промышленные предприятия, электростанция, водопровод, трамвайный парк, 45 медицинских и лечебно-профилактических учреждений, 15 образовательных и специальных школ, 199 магазинов.[2] Оккупанты разрушили в Пскове более 3 тысяч домов, что составляло 93 процента его жилой площади.[3] Огромный ущерб был нанесен историческим памятникам города.

Аналогичную картину можно было наблюдать и в Новгороде. Захватчики разрушили и сожгли все 14 электростанций города, литейно-механический, судоремонтный, лесопильный завод имени Халтурина, кирпичный, черепичный заводы, судоверфь и другие предприятия.[4] Огромный урон понесло жилищно-коммунальное хозяйство. Из 2346 жилых домов в Новгороде после освобождения осталось 40 небольших домиков, которые могли быть после капитального ремонта использованы под жильё.[5]

Немецко-фашистские захватчики разрушили и уничтожили в Новгороде величайшие памятники древнего русского искусства. В.Ю. Щеглова, участница освобождения Новгорода вспоминала «Тягостное зрелище! Купола Софийского собора ободраны, внутреннее убранство разграблено. Стены звонницы растрескались, а примыкающие к ней изящные палаты XVII века разрушены. Все замело снегом. Колоколов нет... Полуразрушена башня Евфимьевской часовни. В верхнем ярусе Кукуй-башни зияет огромный пролом. Другие здания Кремля сожжены и разрушены. А в центре его высится огромный шар на ободранном постаменте - оголенная основа памятника «Тысячелетие России», вокруг, словно солдаты, павшие в битве, лежат полузанесенные снегом статуи прославленных деятелей Русского государства. Фрагменты бронзового скульптурного пояса аккуратно сложены в штабеля. Как хорошо, что не успели вывезти мародеры...»[6]

Отступая из Тихвина, фашисты поджигали все, что могли: сожгли и уничтожили около 400 домов, 36 служебных зданий, все промышленные предприятия, кинотеатр, библиотеку, почту, разграбили музей Н.А. Римского-Корсакова, разорили краеведческий музей. Тихвинский монастырь они превратили в застенок. После изгнания нацистов в Тихвине оставалось 30-40 жителей (ранее было 18 тысяч).[7]

Так было почти повсеместно. Захватчики разрушали крупные города Ленинградской области, среди них Гатчина, Кингисепп, Пушкин, Петродворец, Шлиссельбург и многие другие. В Гатчине оккупанты уничтожили 741 дом, в Кингисеппе из 462 жилых домов - 309 были разрушены полностью, 144 частично. В Шлиссельбурге из 1915 домов и служебных построек уцелело лишь 215, требовавших капитального ремонта.[8]

Сильно пострадали все оккупированные районы Ленинградской области. За 33 месяца хозяйничанья в Ленинградской области (включая Выборгский, Кексгольмский и Яссонский районы) оккупанты полностью или частично разрушили 16 городов, 2032 села, деревни и другие населённые пункты. Оккупантами было сожжено, разрушено и повреждено 81843 дома общественного и частновладельческого фонда.[9] В Сланцевском районе, например, было уничтожено 103 населённых пункта, 1766 домов, в Осьминском - 2606, в Лужском из 2028 домов было взорвано 1130. В Ломоносовском районе было разрушено 343 из 400 жилых домов. Оккупанты сравняли с землёй районные центры Залучье, Молвотицы, Лючково, Пола.[10] В Тосненском районе полностью было разрушено 35 промышленных предприятия, 114 колхозов и 6 совхозов. Уничтожено 7 домов отдыха, 10 клубов, 80 школ и 9 больниц. 17 населённых пунктов навсегда исчезли с Тосненской земли.[11] В городах и посёлках оккупанты полностью уничтожили 2,7 млн. кв.м жилой площади и свыше полумиллиона сильно повредили.[12] Многие тысячи людей были вынуждены ютиться в землянках.

Огромный ущерб был нанесён промышленности Ленинградской области. За время оккупации фашисты разрушили 3000 промышленных предприятий, в общей сложности 90% всех промышленных предприятий области. Годовой выпуск промышленной продукции составлял лишь 16% довоенного уровня.[13]

По существу в области не работало ни одно промышленное предприятие. В груду развалин были превращены крупнейшие предприятия области: ситценабивная фабрика имени Петра Алексеева, завод пишущих машин в гор. Урицке, стекольный завод им. Бакиева, два завода автоприцепов в Мгинском и Лодейнопольском районах, судоремонтный завод в г. Петрокрепость, Киришский, Волховский, Лодейнопольский и Дубровский деревоотделочные комбинаты, Гатчинский механический завод, стекольные заводы «Торковичи» и «Дружная горка». Существенный ущерб был нанесён Павловскому заводу силикатного кирпича. В Мгинском районе были разрушены Назиевские, Синявинские торфоразработки, Войбакальские плиторазработки, Лавровский лесопильный завод, завод автоприцепов, артели Промкооперации «Обувщик»: «Швейник», Ленпроизводмебель и другие.[14]

Масштабы ущерба, причинённого промышленным предприятиям, видны из сводных данных о состоянии промышленности до и после оккупации. В Красносельском районе было уничтожено 172 предприятия из 174, в Кингисеппском - 231 из 239, в Гатчинском - 277 из 280, в Гатчине - 49 из 55, в посёлке Волосово - 328 из 335. Эти цифры убедительно свидетельствуют о том, что политика оккупационных властей была направлена на разграбление и уничтожение промышленности оккупированных территорий.[15]

Оккупанты, по существу, уничтожили энергетическую промышленность. Были полностью разрушены самая мощная в системе Ленэнерго Дубровская ГЭС имени С.М. Кирова, а также Раухиальская, Энсовская ГЭС, уничтожены все мелкие электростанции. В начале 1944 г. выработка электроэнергии сельскими ГЭС в области, включая и не оккупированные районы, составляла всего 16% довоенного уровня.[16]

На оккупированной территории гитлеровцами были практически уничтожены не только промышленность, но также транспорт и связь. Отступая, оккупанты полностью разрушили верхнее строение пути, земляное полотно, искусственные сооружения: мосты, трубы, путепроводы, телефонную и телеграфную связь и т.д.[17]

Колоссальный ущерб был нанесён сельскому хозяйству Ленинградской области. Оккупанты разграбили имущество 1900 колхозов, уничтожили или повредили 60% всех хозяйственных построек, 70% всего стада.[18]

Такая картина наблюдалась почти во всех районах области. Так, в Гатчинском районе были уничтожены все совхозы, 136 колхозов из 159, в Кингисеппском - все совхозы, 108 колхозов из 159, в Оредежском районе - все совхозы, 44 колхоза из 95.[19] То же было и в других районах. В Осьминском районе был уничтожен весь скот, находившийся в личном пользовании колхозников, в Тосненском районе из 205 голов крупного рогатого скота не осталось ни одной, в посёлке Волосово из 21153 осталось 1293, в Гатчинском районе из 1156 коров осталось 472.[20]

Совхозные и колхозные поля были изрыты окопами, воронками, рвами, опутаны проволочными заграждениями, остатками разрушенных завалов и дзотов. В земле на территории Ленинградской области к началу 1945 г. было обнаружено около 300 минных полей общей площадью 17,5 тысячи квадратных километров.[21] Площадь используемых земельных угодий после оккупации по районам области сократилась в несколько раз. Всего в Ленинградской, Новгородской и Псковской областях оккупанты уничтожили 6534 колхоза и все совхозы.[22]

Большой ущерб причинили оккупанты культурно-просветительским и медицинским учреждениям области.

Нацисты на оккупированной территории области разрушали и уничтожали школы, библиотеки, клубы, детские дома. Отступая, они сжигали школьные здания, уничтожали школьное имущество. Из культурно-просветительских учреждений во время оккупации области было уничтожено 1340 клубов и изб-читален, 597 библиотек, 53 дома культуры, 21 музей.[23]

В Полавском районе из 37 школ были сожжены 24. В Сланцевском районе были уничтожены 23 школы, 24 клуба и избы-читальни, в Кировском - 41 школа, в Оредежском - 47 школ, 21 изба-читальня, в Красносельском районе были разрушены 56 из 60 школ, 17 из 20 библиотек, 16 из 19 клубов. Всего, как отмечали в 1944 г. на областном совещании актива работников народного образования, нацисты разрушили в Ленинградской области 1980 школ.[24]

Тяжёлый урон нанесли оккупанты медицинским учреждениям Ленинградской области, которые были почти полностью разрушены. Только в новых границах области оккупанты уничтожили 83 больниц, 70 поликлиник и амбулаторий, многие дома отдыха и санатории.

В Павловске и Оредежском районе здравоохранение было разрушено полностью. В Красносельском районе осталась одна больница из четырёх, в Гатчине из 7 больниц осталась одна, в Кингисеппском районе - 2 из 6.[25]

Хорошо известно, что на территории Ленинградской области были сосредоточены уникальные художественно-исторические и архитектурные памятники. Грубо нарушая Гаагскую конвенцию, фашисты разрушили дворцы и исторические культурные ценности в Петергофе, Пушкине, Павловске, Гатчине, Новгороде и Пскове, почти полностью разграбили все музеи, галереи и исторические архивы.[26] Документы свидетельствуют, что эти злодеяния фашистов в отношении памятников культуры были заранее спланированы.

С февраля 1944 г. в пригородах Ленинграда начала свои подсчёты ущерба, нанесённого оккупантами, специально созданная комиссия по определению ущерба, нанесённого немецкими войсками. В Гатчине, Павловске, Пушкине и Петергофе не было ни одного здания, не пострадавшего от оккупантов. Летом 1944 г. в основном был подсчитан размер ущерба, нанесённого войной пригородным дворцам. Работа по уточнению количества спасённых произведений искусства потребовала большего времени. Только в 1950 г. при проведении проверки наличия музейных ценностей пригородных дворцов-музеев выявилась следующая картина: в Павловском дворце-музее утрачено в войну 8715 предметов, в Гатчинском дворце - 38152 музейных предмета, в Петергофском дворце было утрачено полностью 167000 предметов, в Екатерининском дворце утрачена 30151 вещь, в Александровском дворце-музее утрачено 22628.[27] Совершенно справедливая констатация, что в 1944 г. «поражённое человечество осознало, что оно навсегда потеряло целый комплекс крупнейший художественно-исторических музеев». На стене парадной лестницы Гатчинского дворца была обнаружена сделанная химическим карандашом по-немецки надпись: «Здесь мы были, сюда мы больше не вернёмся, когда придёт Иван, всё будет пусто». Сохранилась подпись автора - Рихард Вулф, Штяттин, Уландштрассе, 2.[28]

Предсказание фашистского оккупанта не подтвердилось, но тогда далеко не все верили в возрождение этих шедевров мировой культуры, взятых вместе с дворцово-парковыми ансамблями пригородов Ленинграда в 1990 г. под защиту ЮНЕСКО.

Оккупантами было вывезено всё ценное из Александровского и Екатерининского дворцов. Они сожгли в 1942 г. значительную часть последнего. Огромные разрушения были произведены в дворцах и парках Павловска, особенно был разрушен Большой дворец: его немцы подожгли, оставляя Павловск. Фашисты уничтожили памятники в Старом Петергофе. В груду развалин был превращён знаменитый Английский дворец.

Данные по ущербу, причинённому памятникам архитектуры, встречающиеся в публикациях, иных источниках, нередко отличаются. Это часто зависит от того, когда был подсчитан ущерб и по каким показателям считался. В любом случае, цифра общего ущерба, причинённого разрушением художественно-архитектурных памятников дворцов и парков только Пушкина, Павловска, Петродворца и Гатчины, превысила 16,5 миллиардов рублей по ценам 1944 г.[29]

Подчеркнём, что уничтожению и разрушению подвергся и ряд архитектурных памятников на территории Ленинградской области: значительно повреждены Александро-Свирский монастырь в Лодейнопольском районе, Тихвинский Богородицкий монастырь. Фашисты похитили икону Тихвинской Богоматери. В посёлке Грузино Чудовского района нацисты разрушили собор, дворец-музей графа Аракчеева, разрушили Ропшинский дворец Петра III и др.[30]

Как бы в цифрах ни подсчитывался ущерб, причинённый памятникам искусства и архитектуры, он не может отражать потери нашей страны в области культурного наследия, духовной культуры русской нации, ибо они не имеют цены.

До настоящего времени идут дискуссии о главных потерях оккупации - демографических потерях, которые иначе как катастрофическими назвать нельзя: было уничтожено, или угнано в Германию более 70% населения области. Некоторые историки полагают, что число жертв нацистской оккупации на территории Ленинградской области в её границах 1944 г. составило почти 1 млн. 196 тыс. человек.[31] В январе 1945 г. в районах области насчитывалось только 483 тыс. человек (перед войной на той же территории проживало 1 млн. 250 тыс. человек).[32] Во многих районах вследствие малочисленности населения трудно было приступить к восстановлению народного хозяйства: не хватало рабочих рук. Даже в 7 северо-восточных районах Ленинградской области, лишь частично и относительно на короткий срок подвергшихся оккупации, к октябрю 1943 г. проживало 156 тысяч человек, или 46% населения, имевшегося к началу войны. А трудоспособное население в Ленинградской области составляло только 47% по отношению к 1940 г.[33]

«Велики и болезненны раны, нанесённые немецко-фашистскими захватчиками хозяйству нашей области, - писала «Ленинградская правда» 30 июля 1944 г. - Многие районы отброшены гитлеровцами на столетия назад. Одичала в них земля. Опустели сотни деревень. От иных остались только названия. Но нет большей радости, чем возвращать к жизни, к цветению свои колхозы, свои деревни, свои города, окроплённые священной кровью воинов Красной Армии. Эта кровь зовёт живых к трудовым подвигам... пока не возникнет из праха последняя сожжённая деревушка, пока не станет ещё более богатой и прекрасной наша родная Ленинградская область».

Трудящимся Ленинграда и Ленинградской области в суровых послевоенных условиях самоотверженным трудом предстояло восстановить хозяйство и социально-культурную сферу области.

И русские люди, отказывая себе нередко в самом необходимом, беззаветно трудились, возрождая свою землю и совершили чудо - Ленинградская земля восстала из руин и пепла. Нижайший поклон поколению тружеников сороковых - начала пятидесятых годов. Да воздастся им их патриотический труд, их любовь к своей земле, к своему Отечеству.

Михаил Иванович Фролов, участник Великой Отечественной войны, доктор исторических наук, профессор, академик РАЕН

______________________________

[1] Нюрнбергский процесс над главными немецкими военными преступниками. Сб. материалов в семи томах. Т.6.-М., 1960. С.710.

[2] Псков в годы Великой Отечественной войны. Очерки./составитель Я.Н. Альмухамедов. - Л.,1981. С.108

[3] Псков в годы Великой Отечественной войны. С.108.

[4] Майер Н.Ю. Последствия оккупации немецкими и финскими войсками территорий Северо-запада страны в период Великой Отечественной войны. 1941-1944 гг. - СПб., 2012, С.181.

[5] Майер Н.Ю. Указ. соч. С.200

[6] Кардашов В.И. Указ. соч. С. 131

[7] Кардашов В.И. Указ. соч. С. 33-34

[8] Майер Н.Ю. Указ. соч. С.200

[9] Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). ФР.-7021, Оп.30. Д.1611. Л.3. По данным В.А. Кутузова всего на ленинградской земле нацисты полностью или частично уничтожили 20 городов, 3123 сел, деревень и других населённых пунктов (Кутузов В.А. Указ.соч. С.6). В.И. Карташов приводит такие данные: всего в области гитлеровцы разрушили, сожгли более 4 тыс. городов, сёл и других населённых пунктов, дома жилой площадью более 2,5 млн. кв. метров (Карташов В.И. Указ.соч. С.131-132).

[10] Майер Н.Ю. Указ.соч. С.199.

[11] Ленинградская область в Великой Отечественной войне по документам муниципальных архивов и музеев. С.105.

[12] Кутузов В.А. Указ.соч. С.6.

[13] Иванченко Н.Ю. Указ.соч. С.132. В.А. Кутузов называет 3783 промышленных предприятий, которые сожгли, разрушили и повредили в области оккупанты. (Кутузов В.А. Указ.соч. С.127)

[14] Майер Н.Ю. Указ.соч. С.180.

[15] Иванченко Н.Ю. Указ.соч. С.134..

[16] Гутман А.И. Борьба Ленинградской партийной организации за восстановление и развитие топливно-энергетической промышленности 1944-1950 гг. - Л., 1969. С.11.

[17] Кутузов В.А. Указ.соч. С.172.

[18]  Ежов В.А. Указ.соч.С.265; Иванченко Н.Ю. Указ.соч. С.125

[19] Иванченко Н.Ю. Указ.соч. С.127.

[20] Иванченко Н.Ю. Указ.соч. С.126.

[21] Ежов В.А. Указ.соч. С.265.

[22] Абрамова М.А. На освобождённой земле. - Л., 1981. С.14.

[23] Кондакова Н.И. Идейно-политическая работа Коммунистической партии в освобождённых районах РСФСР 1941-1945. Воронеж, 1981. С.257.

[24] Иващенко Н.Ю. Указ.соч. С.142.; Кутузов В.А. Указ.соч. С.110.

[25] Иващенко Н.Ю. Указ.соч. С.139.

[26] Мюллер Н. Вермахт и оккупация. - М., 1974. С.305.

[27] Цитадель под Ленинградом. Гатчина в годы Великой Отечественной войны. - Лениздат, 1992. С.151.

[28] Цитадель под Ленинградом. С.152.

[29] Майер Н.Ю. Указ.соч. С.219.

[30] См.: Майер Н.Ю. Указ.соч. С.219-220.

[31] Иванченко Н.Ю. Указ.соч. С.145.

[32] Ежов В.А. Указ.соч. С.270.

[33] Кардашов В.И. Указ.соч. С.111, 118.

______________________________

http://ruskline.ru/analitika/2013/06/22/kogda_pridet_ivan_vsyo_budet_pusto/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 94987

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #6 : 22 Июня 2013, 22:04:23 »

«Нет ни одного документа о том, что мы готовились напасть на Германию»

Историк и ветеран Михаил Фролов о начале Великой Отечественной войны и о политических спекуляциях фальсификаторов истории



Ровно 72 года назад, 22 июня 1941 года, нацистская Германия без объявления войны напала на Советский Союз. Так началась Великая Отечественная война, закончившаяся 9 мая 1945 года победой СССР. Фальсификаторы истории утверждают, что война Германии против СССР носила превентивный характер. По мнению этих «историков», в 1941 году якобы готовилось вторжение Красной Армии в Европу, что представляло «смертельную угрозу» Германии, которая в целях «защиты себя и других западных стран» вынуждена была начать превентивную войну против Советского Союза. О несостоятельности этой концепции рассуждает в интервью «Русской народной линии» ветеран Великой Отечественной войны, доктор исторических наук, вице-президент Академии военно-исторических наук, профессор Михаил Иванович Фролов.

Эти суждения некоторые горе-историки пытаются обосновать, но они противоречат реальной, объективной, исторической действительности. Идея превентивной, то есть предупредительной войны, нападения на другую страну, чтобы предотвратить  её якобы нападение выдвинул еще Гитлер. В ночь нападения на Советский Союз он выступал  перед генералами и там он как раз высказал идею, что он вынужден начать войну против Советского Союза, так как Советский Союз якобы готовит ему удар в спину. Затем эту же ложь он продолжил, выступая перед солдатами Восточного фронта. 22-го числа Геббельс зачитал его обращение с этой идеей превентивной войны.

Самое характерное заключается в том, что эту идею опроверг никто иной, как сам Гитлер. Еще до войны, в январе 1940 года, выступая перед высокопоставленными чинами Третьего Рейха, он сказал, что Сталин достаточно умный человек, чтобы не развязать против Германии войну, дословно: «Сталин на нас не нападет». Один из немецкий историков Трауберг приводит два очень характерных высказывания Гитлера, которые намертво опровергают этот пасквиль о превентивной войне. 15 июля 1941 года, когда уже совершилось нападение на Советский Союз, Гитлер беседовал с Геббельсом. В этой беседе Гитлер ничего умного не сказал, он сказал, что он напал на Советский Союз только для того, чтобы побудить Японию к войне против Соединенных Штатов Америки. Во вторых, чтобы лишить Англию последней возможности получить континентального союзника. Эту же мысль в самом конце войны в феврале 1945 года Гитлер передал своим приближенным. Он сказал, что это было самое трудное решение, и мотивировал его тем же самым - что время поджимало, необходимо было победить Англию, а он не видел возможности победы, кроме как ликвидировать Россию, будущего ее союзника, и высвободить свои силы. Он сказал тогда: 150 тысяч для того, чтобы бросить их на работу в оборонную промышленность, с тем, чтобы иметь возможность противостоять по технике Соединенным Штатам Америки, если они вздумают вступить в войну. То есть никаких речей об ударе в спину, о предательстве и так далее не было.

В  дневнике Геббельса есть целый ряд записей, касающихся причин нападения. Там он пишет, что «превентивная война – это самый лучший способ войны, если уже мы решили напасть на противника», далее идут слова Гитлера: «Правы мы или не правы, будут судить по тому, одержим мы победу или нет».

На Нюрнбергском процессе начальник пропаганды Третьего Рейха Фриче сказал, что он действительно занимался пропагандой идеи превентивного удара, хотя у нас для этого не было ни каких оснований. Выступающие на Нюрнбергском процессе генералы Третьего Рейха придерживались той же самой точки зрения, на что у них не было никаких оснований. Приведу еще наши аргументы. Волкогонова никак нельзя обвинить в симпатии к Сталину. В своей книжке о Сталине он пишет:  будучи в комиссии, созданной для проверки архивов, они вскрыли все архивы, все секретные дела, личные партии Сталина. И, как он пишет о Катынском деле, нашли его секретное приложение к протоколу, но никаких намеков на возможность начала войны или нападения на Германию не обнаружили. Немецкие историки из ФРГ в 1986 -1987 годах провели так называемый исторический спор. В основе его лежала не превентивная война. В одной из статей говорилось о том, что преступление Гитлера – это вторичное преступление Сталина. Как раз в 1985 году в ФРГ был опубликован «Ледокол» Резуна (Суворова). Даже консервативные историки, я уж не говорю о социал-демократических или историков марксистского направления, значительная часть право-консервативных историков не поддержала Резуна, назвав его писанину не иначе как неофашистской пропагандой, стремлением обелить Гитлера.

Если посмотреть все наши документы о подготовке к войне, то в них очень четко прослеживается, прежде всего, оборонительный характер, а затем переход в наступление, что дает повод для некоторых историков, а, к сожалению, у нас есть такие историки и особенно журналисты в средствах массовой информации, для разного рода спекуляций. Мы считали и, вероятно, правильно считали, что главным видом боевых действий, которые могут принести победу, является наступление, и поэтому наша Красная Армия готовилась к наступательным действиям. Вот, кстати, как Резун квалифицировал в «Ледоколе» это дело. Он ссылался на то, что даже в полевом уставе написано, что Красная Армия будет самой наступательной армией в мире. Он точно процитировал, кроме одного. В начале документа написано: если на нас нападут, то Красная Армия будет самой наступательной армией в мире. Более того, все директивы западным военным округам в мае 1941 года, непосредственно перед войной, нацеливали военные округа на усиление обороны.

В Германии была создана особая команда  по поиску документов, которая должна была бы подтвердить идею превентивной войны, но кроме показаний военнопленных (но на них нельзя  ссылаться, в том числе даже на достаточно высоких  чинов), они не нашли. Нет ни одного документа, на который можно было сослаться, как на документ, о том, что мы готовились напасть на Германию. Сталин прекрасно понимал, что мы не можем напасть, что Вермахт сильнее Красной Армии был весной-летом 1941 года. Сталину это прекрасно показала война в Финляндии, он прекрасно все это знал, и он стремился оттянуть войну до 1942 года в любом случае. К такому времени он планировал закончить реорганизацию Красной Армии, оснащение её всем необходимым вооружением и поднятие её боевой готовности.

В 1995 году, уже после ликвидации Советского Союза, в Москве проходила мощнейшая международная конференция, на которой были представители Соединенных Штатов Америки, Германии, Франции, Англии и так далее. Один из выступающих поднял вопрос о превентивной войне, ни один из участников конференции, в том числе иностранных, его не поддержал. Есть такая книга - «Сто сорок бесед с Молотовым» Феликса Чуева. Он Молотову задал конкретно вопрос: «Правда ли, Вячеслав Михайлович, что мы готовились напасть?» Молотов сказал: «Такая идея обсуждалась, известный документ - «Соображения»  Г.К.Жукова от 15 мая, но она была отклонена в том числе и по соображениям международного порядка. Нам было известно, что идут переговоры между Германией и Англией, обсуждалась возможность заключения между ними мира, и если бы мы развязали войну против Германии, они бы подписали мирный договор, и мы бы оказались одни против всей капиталистической Европы. С ним можно согласиться или не согласиться, но нельзя сбрасывать со счета это очень важное положение. Помните полет Гесса в Англию, и возможности Гитлера с ней договориться, конечно, сбрасывать нельзя. Потихоньку эта дискуссия о превентивной войне утихает, но, тем не менее, ее рецидивы еще проскальзывают у нас, особенно в либеральных средствах массовой информации. 

http://ruskline.ru/news_rl/2013/06/22/net_ni_odnogo_dokumenta_o_tom_chto_my_gotovilis_napast_na_germaniyu/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 94987

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #7 : 23 Июня 2013, 17:41:54 »

Николай МАЛИШЕВСКИЙ

Они сражались за Родину



 Представления фашистов о народе советской России, на территорию которой они вторглись 22 июня 1941 года, определялось идеологией, изображавшей славян «недочеловеками». Однако уже первые бои заставили захватчиков многое поменять в этих взглядах. Мы приводим документальные свидетельства солдат, офицеров и генералов германского вермахта о том, какими с первых дней войны предстали перед ними советские воины, не пожелавшие отступить или сдаться…

«Мой командир был в два раза старше меня, и ему уже приходилось сражаться с русскими под Нарвой в 1917 году, когда он был в звании лейтенанта. "Здесь, на этих бескрайних просторах, мы найдем свою смерть, как Наполеон", - не скрывал он пессимизма... — Менде, запомните этот час, он знаменует конец прежней Германии"» (Эрих Менде обер-лейтенант 8-й силезской пехотной дивизии о разговоре, состоявшемся в последние мирные минуты 22 июня 1941 года).

«Когда мы вступили в первый бой с русскими, они нас явно не ожидали, но и неподготовленными их никак нельзя было назвать. Энтузиазма [у нас] не было и в помине! Скорее всеми овладело чувство грандиозности предстоящей кампании. И тут же возник вопрос: где, у какого населенного пункта эта кампания завершится?» (Альфред Дюрвангер, лейтенант, командир противотанковой роты 28-й пехотной дивизии, наступавшей из Восточной Пруссии через Сувалки)

«В самый первый день, едва только мы пошли в атаку, как один из наших застрелился из своего же оружия. Зажав винтовку между колен, он вставил ствол в рот и надавил на спуск. Так для него окончилась война и все связанные с ней ужасы» (артиллерист противотанкового орудия Иоганн Данцер, Брест, 22 июня 1941 года).

«Поведение русских даже в первом бою разительно отличалось от поведения поляков и союзников, потерпевших поражение на Западном фронте. Даже оказавшись в кольце окружения, русские стойко оборонялись» (генерал Гюнтер Блюментритт, начальник штаба 4-й армии).

«Бой за овладение крепостью ожесточенный - многочисленные потери… Там, где русских удалось выбить или выкурить, вскоре появлялись новые силы. Они вылезали из подвалов, домов, из канализационных труб и других временных укрытий, вели прицельный огонь, и наши потери непрерывно росли»» (из боевых донесений 45-й пехотной дивизии вермахта, которой был поручен захват Брестской крепости; дивизия насчитывала 17 тысяч человек личного состава против захваченного врасплох 8-тысячного гарнизона крепости; только за первые сутки боев в России дивизия потеряла почти столько же солдат и офицеров, сколько за все 6 недель кампании во Франции). «Эти метры превратились для нас в сплошной ожесточенный бой, не стихавший с первого дня. Все кругом уже было разрушено почти до основания, камня на камне не оставалось от зданий… Саперы штурмовой группы забрались на крышу здания как раз напротив нас. У них на длинных шестах были заряды взрывчатки, они совали их в окна верхнего этажа — подавляли пулеметные гнезда врага. Но почти безрезультатно — русские не сдавались. Большинство их засело в крепких подвалах, и огонь нашей артиллерии не причинял им вреда. Смотришь, взрыв, еще один, с минуту все тихо, а потом они вновь открывают огонь» (Шнайдербауэр, лейтенант, командир взвода 50-мм противотанковых орудий 45-й пехотной дивизии о боях на Южном острове Брестской крепости).

«Можно почти с уверенностью сказать, что ни один культурный житель Запада никогда не поймет характера и души русских. Знание русского характера может послужить ключом к пониманию боевых качеств русского солдата, его преимуществ и методов его борьбы на поле боя. Стойкость и душевный склад бойца всегда были первостепенными факторами в войне и нередко по своему значению оказывались важнее, чем численность и вооружение войск... Никогда нельзя заранее сказать, что предпримет русский: как правило, он мечется из одной крайности в другую. Его натура так же необычна и сложна, как и сама эта огромная и непонятная страна... Иногда пехотные батальоны русских приходили в замешательство после первых же выстрелов, а на другой день те же подразделения дрались с фанатичной стойкостью… Русский в целом, безусловно, отличный солдат и при искусном руководстве является опасным противником» (Меллентин Фридрих фон Вильгельм, генерал-майор танковых войск, начальник штаба 48-го танкового корпуса, впоследствии начальник штаба 4-й танковой армии).

«На Восточном фронте мне повстречались люди, которых можно назвать особой расой. Уже первая атака обернулась сражением не на жизнь, а на смерть» (Ганс Беккер, танкист 12-й танковой дивизии).

«Во время атаки мы наткнулись на легкий русский танк Т-26, мы тут же его щелкнули прямо из 37-миллиметровки. Когда мы стали приближаться, из люка башни высунулся по пояс русский и открыл по нам стрельбу из пистолета. Вскоре выяснилось, что он был без ног, их ему оторвало, когда танк был подбит. И, невзирая на это, он палил по нам из пистолета!» (из воспоминаний артиллериста противотанкового орудия о первых часах войны).

«Качественный уровень советских летчиков куда выше ожидаемого… Ожесточенное сопротивление, его массовый характер не соответствуют нашим первоначальным предположениям» (Гофман фон Вальдау, генерал-майор, начальник штаба командования Люфтваффе, запись в дневнике от 31 июня 1941 года).

«Мы почти не брали пленных, потому что русские всегда дрались до последнего солдата. Они не сдавались. Их закалку с нашей не сравнить…» (из интервью военному корреспонденту Курицио Малапарте (Зуккерту) офицера танкового подразделения группы армий «Центр»).

«…Внутри танка лежали тела отважного экипажа, которые до этого получили лишь ранения. Глубоко потрясенные этим героизмом, мы похоронили их со всеми воинскими почестями. Они сражались до последнего дыхания, но это была лишь одна маленькая драма великой войны. После того, как единственный тяжелый танк в течение 2 дней блокировал дорогу, она начала-таки действовать…» (Эрхард Раус, полковник, командир кампфгруппы «Раус» о танке КВ-1, расстрелявшем и раздавившем колонну грузовиков и танков и артиллерийскую батарею немцев; в общей сложности экипаж танка (4 советских воина) сдерживал продвижение боевой группы «Раус» (примерно полдивизии) двое суток, 24 и 25 июня).

«17 июля 1941 года. Сокольничи, близ Кричева. Вечером хоронили неизвестного русского солдата [речь идет о 19-летнем старшем сержанте-артиллеристе Николае СИРОТИНИНЕ. – Н.М.]. Он один стоял у пушки, долго расстреливал колонну танков и пехоту, так и погиб. Все удивлялись его храбрости... Оберст перед могилой говорил, что если бы все солдаты фюрера дрались, как этот русский, мы завоевали бы весь мир. Три раза стреляли залпами из винтовок. Все-таки он русский, нужно ли такое преклонение?» (из дневника обер-лейтенанта 4-й танковой дивизии Хенфельда)

«Потери жуткие, не сравнить с теми, что были во Франции… Сегодня дорога наша, завтра ее забирают русские, потом снова мы и так далее… Никого еще не видел злее этих русских. Настоящие цепные псы! Никогда не знаешь, что от них ожидать. И откуда у них только берутся танки и всё остальное?!» (из дневника солдата группы армий «Центр», 20 августа 1941 года; после такого опыта в немецких войсках быстро вошла в обиход поговорка «Лучше три французских кампании, чем одна русская».).

«Я не ожидал ничего подобного. Это же чистейшее самоубийство атаковать силы батальона пятеркой бойцов» (из признания батальонному врачу майора Нойхофа, командира 3-го батальона 18-го пехотного полка группы армий «Центр»; успешно прорвавший приграничную оборону батальон, насчитывавший 800 человек, был атакован подразделением из 5 советских бойцов).

«В такое просто не поверишь, пока своими глазами не увидишь. Солдаты Красной армии, даже заживо сгорая, продолжали стрелять из полыхавших домов» (из письма пехотного офицера 7-й танковой дивизии о боях в деревне у реки Лама, середина ноября 1941-го года).

«Русские всегда славились своим презрением к смерти; коммунистический режим еще больше развил это качество, и сейчас массированные атаки русских эффективнее, чем когда-либо раньше. Дважды предпринятая атака будет повторена в третий и четвёртый раз, невзирая на понесенные потери, причем и третья, и четвертая атаки будут проведены с прежним упрямством и хладнокровием... Они не отступали, а неудержимо устремлялись вперед. Отражение такого рода атаки зависит не столько от наличия техники, сколько от того, выдержат ли нервы. Лишь закаленные в боях солдаты были в состоянии преодолеть страх, который охватывал каждого» (Меллентин Фридрих фон Вильгельм, генерал-майор танковых войск, начальник штаба 48-го танкового корпуса, впоследствии начальник штаба 4-й танковой армии, участник Сталинградской и Курской битв).

«Боже мой, что же эти русские задумали сделать с нами? Хорошо бы, если бы там наверху хотя бы прислушались к нам, иначе всем нам здесь придется подохнуть» (Фриц Зигель, ефрейтор, из письма домой от 6 декабря 1941 года).

Из дневника немецкого солдата:

«1 октября. Наш штурмовой батальон вышел к Волге. Точнее, до Волги еще метров 500. Завтра мы будем на том берегу и война закончена.

3 октября. Очень сильное огневое сопротивление, не можем преодолеть эти 500 метров. Стоим на границе какого-то хлебного элеватора.

6 октября. Чертов элеватор. К нему невозможно подойти. Наши потери превысили 30%.

10 октября. Откуда берутся эти русские? Элеватора уже нет, но каждый раз, когда мы к нему приближаемся, оттуда раздается огонь из-под земли.

15 октября. Ура, мы преодолели элеватор. От нашего батальона осталось 100 человек. Оказалось, что элеватор обороняли 18 русских, мы нашли 18 трупов»
(штурмовавший этих героев 2 недели батальон гитлеровцев насчитывал около 800 человек).

«Храбрость — это мужество, вдохновленное духовностью. Упорство же, с которым большевики защищались в своих дотах в Севастополе, сродни некоему животному инстинкту, и было бы глубокой ошибкой считать его результатом большевистских убеждений или воспитания. Русские были такими всегда и, скорее всего, всегда такими останутся» (Йозеф Геббельс)

«Они сражались до последнего, даже раненые и те не подпускали нас к себе. Один русский сержант, безоружный, со страшной раной в плече, бросился на наших с саперной лопаткой, но его тут же пристрелили. Безумие, самое настоящее безумие. Они дрались, как звери, — и погибали десятками» (Губерт Коралла, ефрейтор санитарного подразделения 17-й танковой дивизии, о боях вдоль шоссе Минск-Москва).

Из письма матери солдату вермахта: «Мой дорогой сынок! Может, ты все же отыщешь клочок бумаги, чтобы дать о себе знать. Вчера пришло письмо от Йоза. У него все хорошо. Он пишет: «Раньше мне ужасно хотелось поучаствовать в наступлении на Москву, но теперь я был бы рад выбраться изо всего этого ада».

http://www.fondsk.ru/news/2013/06/22/oni-srazhalis-za-rodinu-21190.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 94987

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #8 : 23 Июня 2013, 17:53:07 »

22 июня 1941 года началась Священная война



22 июня 1941 года началась Священная война. Путем длительного «мягкого воздействия» и тайной подрывной работы англо-американская часть западной цивилизации смогла вторично стравить между собой два великих народа – русских и немцев. Третий Рейх совершил трагическую ошибку и был обречен на поражение, его час пробил. Однако трагическая ошибка германского военно-политического руководства, которое забыло слова великого Бисмарка - «Никогда не воюйте с русскими …», не избавляет его от полной ответственности за свершенные злодеяния. В то же время советская армия наказала Германию за нападение. Сталинский СССР в значительной мере возместил убытки, забрав в качестве компенсации Кенигсберг, отдав славянские земле Польше и установив свой военный и политический контроль за Восточной и значительной частью Центральной и Юго-Восточной Европы. Восточная Германия, которую населяли потомки ассимилированных, онемеченных славян, стала социалистической и при мудрой стратегии Москвы могла через несколько десятилетий стать частью Великой России.

Но другие зачинщики Второй мировой войны – США и Великобритания, до настоящего времени не понесли кару за свои преступления. Этого нельзя забывать. Англо-американская элита рассчитывала путем стравливания Великой России (СССР) и Германии сначала уничтожить чужими руками Советский Союз, решив «русский вопрос» раз и навсегда путём уничтожения большей части русских и превращения в меньшей части в рабов, лишенных культуры и образования. Затем планировали поставить на колени обессиленную обескровленную в чудовищной бойне Германию, где проект «национал-социализма» проявил невиданную эффективность и начинал выходить из управления. После этого соперников у англо-саксов на планете не оставалось: мусульманский мир был в пассивном, обезвреженном состоянии, на низком интеллектуальном, техническом уровне, в значительной части под прямым управлением Запада; в Китае полыхала гражданская война и китайцы не могли в одиночку противостоять США и Англии; Индия была под прям контролем Великобритании; большая часть планеты была под прямым или косвенным контролем западной цивилизации. «Мировое закулисье», устранив Россию и Германию, могло без помех построить свой Новый мировой порядок, о котором уже столетия мечтали различные тайные общества, масоны и иллюминаты.

Надо сказать, что Адольф Гитлер и его команда довольно честно показали всему миру, каким будет Новый мировой порядок. Их учителями были англичане. Идеи расового превосходства «настоящих арийцев» (и «библейского народа»), тотальное уничтожение целых рас и народов, гигантские концлагеря, полное интеллектуальное и техническое превосходство «избранных» над будущими «говорящими орудиями». Все это ждало в будущем всё человечество. Но Советский Союз (Россия) спас мир от тотального рабства. Соединенным Штатам и Англии пришлось стать союзниками СССР и кислыми минами на лицах разделить Победу с русским народом. Мы должны об этом помнить – 22 июня 1941 года начался путь Союза к Победе.


На пути к войне

Вторая мировая война, как и Первая, не являлась случайной катастрофой в мировой жизни, она возникла в результате столкновения различных проектов будущего человечества. Советский Союз стал флагманом в построении справедливого общества, основанного на вере в торжество человеческого разума, науки и образовании, братстве народов и жизни по средствам, без паразитирования одних над другими. Рывок СССР, который к удивлению Запада быстро преодолел страшные последствия Первой мировой войны, катастрофы развала Российской империи и кровавой Гражданской войны и интервенции, был настолько стремителен и притягателен для других народов планеты, что хозяева Западного проекта засуетились, испугались. Возникла реальная угроза смены господства над народами планеты паразитарной по сути западной цивилизации справедливой социалистической системой.

Кроме того, в самом западном мире существовали сильные противоречия между основными его историческими центрами и элитами: англосаксами и германо-романским миром. Капиталистический мир был в кризисе и реагировал на него появлением диктаторских режимов, нацизма и фашизма. Итальянская фашистская партия пришла к власти и установила диктатуру Бенито Муссолини в 1922 году. Фашизм, где преобладала идея корпоративного государства — государства как власти корпораций, была новым экспериментом «мировой закулисы».

Правящие круги США, Англии и Франции, которая к этому моменту потеряла самостоятельность курса, следуя за Британией, взяли курс на возрождение германской экономики. Германию хотели использовать против СССР. В Союзе этот процесс затем в историографии стали называть «глубоко ошибочным», но это не была ошибка – это была хорошо продуманная долгосрочная стратегия.

Ещё до восстановления Германии и победы национал-социалистической идеологии, на Дальнем Востоке снова инициировали второй очаг войны – милитаристскую Японию. Японскую империю, ориентированную на внешнюю экспансию, англосаксы «запрограммировали» ещё в конце 19 столетия. Япония была ориентирована агрессию против России и Китая. Она с блеском сыграла свою роль в конце 19 – начале 20 столетий, отыграв свою партию строго по сценарию «мировой закулисы». В 1930-е годы США снова разворошили японское «осиное гнездо». В сентябре 1931 года японские войска напали на Китай и оккупировали Маньчжурию. Японское правительство объявило Маньчжурию первой оборонительной линией Японии. Мировое сообщество никак не отреагировало на эту агрессию, так как Маньчжурия была плацдармом для вторжения на Русский Дальний Восток, в союзную Москве Монголию, для удара по Пекину и проникновению в глубь Китая. Только Москва выразила протест против этого захвата. Правящие круги западных держав рассматривали Японию как главную ударную силу для борьбы с Россией на Дальнем Востоке. При этом в национально ориентированной Японии росло стремление к самостоятельным действиям, где ей было выгодно развивать экспансию в южном направлении, где противник имел более слабые силы, а не на север, где надо было бороться с сильной Красной Армией и индустриальным СССР. В дальнейшем, получив «предупреждения» в Хасанском и Халкин-Гольском конфликтах, японская элита выберет южное стратегическое направлении.

В 1933-1935 гг. был создан второй очаг (точнее третий – первым была Италия, но её географическое положение и военный потенциал были недостаточными для большой войны с Россией) мировой войны в самом центре Европы. В Германии был установлен нацистский режим. Необходимо отметить, что англо-американские спецслужбы и различные закулисные структуры «вели» и финансировали Гитлера и его партию почти с самого начала их деятельности. Фактически Гитлера «сделали» вождём германской нации (Как А.Гитлера делали вождём германской нации. Кто привел Гитлера к власти). В этом приняли активное участие англо-американские правительственные и бизнес круги. На своем первом же вступлении Гитлер перед генералитетом 3 февраля 1933 года заявил, что цель его политики состоит в том, чтобы «снова завоевать политическое могущество. На это должно быть нацелено всё государственное руководство». Внутри страны был взят курс на единство идеологии, борьбу с носителями мыслей, которые мешали установлению политического могущества Германии в мире. Главным врагом стал марксизм. Во внешней политике – разрушение Версальской системы. Важнейшей предпосылкой для завоевания политического могущества стало строительство вооруженных сил. Политическое же могущество должно было использовано для захвата нового жизненного пространства на Востоке и его «беспощадная германизация».

Гитлер с самого начала был неистовым антикоммунистом. «14-15 лет тому назад, - говорил фюрер, - я заявил германской нации, что вижу свою историческую задачу в том, чтобы уничтожить марксизм. С тех пор я постоянно повторяю сказанное. Это не пустые слова, а священная клятва, которую я буду выполнять до тех пор, пока не испущу дух». Германское политическое руководство стремилось к установлению европейского и мирового господства в союзе с Англией. Для многих представителей германской элиты исторический опыт Британской империи был очень притягателен, Англия была примером, образцом для подражания. Германская программа включала в себя: ликвидацию последствий Первой мировой войны – Версальской системы; установление германского господства в Европе и уничтожение Советского Союза; распространение политической и экономической власти на обширные области Африки, Азии и Америки; превращение Третьего рейха в мировую империю, «вечный рейх».

В августе 1936 году Гитлер в меморандуме об экономической подготовке к войне поставил задачу за четыре года создать боеспособную армию, а экономику подготовить к войне. Германия взяла стратегический курс на большую войну. Уже в октябре 1933 года представители Германии покинули конференцию по разоружению, и вышли из Лиги Наций. В 1935 году Германия, грубо нарушив статьи Версальского договора, объявила о введении всеобщей воинской повинности и создании военно-воздушных сил. Англия. Франция и Италия, которые были гарантами Версальского соглашения, отнеслись к этому спокойно. Более того Англия заключила с Германией морское соглашение, по которому германские ВМС не должны были превышать 35% тоннажа английского флота (до этого момента германские ВМС были очень небольшими). В отношении тоннажа германского подводного флота устанавливалось ещё более выгодное соотношение. Таким образом, английское правительство само нарушило Версальский договор, по которому Германия не имела права на строительство военного флота. Германии делали уступку за уступкой, фактически проводя курс поощрения агрессора, не пресекая его устремления в зародыше. Попытки СССР создать систему коллективной безопасности в Европе были подорваны политикой Англии, Франции и Польши.

Германия быстрыми темпами проводила милитаризацию экономики, резко увеличила производство боевой техники, наращивала численность вооруженных сил. За Берлином следовал и Рим. Италия мечтала о возрождении «римского могущества» и полном господстве на Средиземном море, в Северной Африке. В 1935 году итальянские войска оккупировали Абиссинию (Эфиопию). В 1936 году Германия ввела войска в Рейнскую демилитаризованную зону, нарушив ещё одну часть Версальского договора. СССР выступил за применение санкций. Но большинство стран-членов Лиги Наций заняли позицию попустительства в отношении стран-агрессоров. В 1936 году началась гражданская война в Испании, демократические государства заняли позицию невмешательства, не поддержав законное левое правительство. Италия и Германия активно поддержали мятеж генерала Франко и при их помощи, в 1939 году в Испании установилась диктатура Франко, которая ориентировалась на Рим и Берлин.

В конце 1936 года была создана «ось Берлин-Рим», а Германия и Япония подписали т. н. «Антикоминтерновский пакт». В 1937 году была создана «ось Рим – Берлин – Токио». Был оформлен блок агрессивных государств, которые планировали насильственный передел мира и уже приступили к нему. В 1937 году Япония снова напала на Китай, началась японо-китайская война, которая закончилась только с капитуляцией Японии в 1945 году. Западные государства, хоть и имели свои стратегические интересы в Китае и не собирались уступать Азиатско-Тихоокеанский регион японцам, не препятствовали японской агрессии, желая снова стравить Россию и Японию. Японская империя дважды – в 1938 и 1939 гг., вступала в конфликт с СССР, но он так и не перерос в полномасштабную войну, как планировали на Западе. Нельзя забывать, что именно Англия и США снабжали Японию стратегическим сырьем, включая авиационный бензин. Советский Союз был единственной страной, который оказал действенную и значительную помощь китайскому народу против японских агрессоров. Китай получил из СССР сотни самолетов, орудий, тысячи пулеметов, другое оружие и военное имущество. За свободу китайского народа сражались сотни советских лётчиков и многие другие военные специалисты.

В марте 1938 года Берлин включил Австрию в состав Германии. Кульминацией политики «умиротворения» агрессора западными странами стало Мюнхенское соглашение сентября 1938 года, когда Англия, Франция и Италия передали Германии Судетскую область Чехословакии. В 1939 году Германия ликвидировала Чехословакию. СССР был готов остановить агрессора, но западные державы продолжали политику попустительства действиям Берлина, не поддержав инициативы Москвы. Война была все ближе, и Москва, видя, что Англия и Франция не собираются останавливать Германию, пошла на заключение пакта о ненападении 23 августа 1939 года. Советский Союз выиграл время для подготовки экономики и вооруженных сил к войне.

1 сентября 1939 года Германия напала на Польшу, которая также была агрессором – захватив часть Чехословакии и лелея планы создания «Великой Польши» за счёт СССР. Польская элита совершила стратегический просчёт, думая, что Германия ударит по СССР, оставив Польшу независимой. Польские вооруженные силы были плохо подготовлены к войне, к тому же военно-политическое руководство предало страну, сбежав из столицы, а затем из Польши. Польское государство прекратило своё существование. Москва улучшила своё военно-стратегическое положение, вернув себе Западную Белоруссию и Западную Украину. Англия и Франция бросили своего союзника на произвол судьбы – т. н. «странная война», хотя в этот период они ещё имели военную возможность наказать агрессора. В военном отношении Франция, Англия, Польша и их союзники – Бельгия и Голландия, обладали значительным превосходством в числе дивизий, танков, самолетов, орудий. Польшу просто отдали Гитлеру, надеясь, что он ударит по СССР.

Но Гитлер уже имел и свои планы. В 1940 году Германия сокрушила союзные войска, и оккупировала Бельгию, Голландию и Северную Францию. Надо сказать, что французская элита имела все ресурсы для затягивания войны, превращения её в тотальную, могла отступить в колонии и продолжить войну, но предпочла капитулировать. К началу нападения на СССР германское руководство контролировало большую часть Западной Европы, получив её демографические, экономические возможности. Однако германское руководство серьёзно просчиталось, оценивая мощь СССР, и не провело тотальную мобилизацию Европы для войны с Союзом. Гитлер планировал провести «молниеносную войну», сокрушив «колосса на глиняных ногах» до начала зимы. СССР не только выдержал удар страшной силы, но и смог нарастить уже в ходе войны свою военную и экономическую мощь, одержав победу в этой самой страшной войне за всю историю человечества.

Кроме того, весьма странным выглядит тот факт, что Гитлер пощадил Англию. Германия могла бросить все ресурсы на развитие подводного и надводного флотов, военно-воздушных сил, бросив их на Англию. Германская армия могла захватить Гибралтар, установить свое господство в Средиземноморье, занять Египет и Суэц, затем нанести удар по Индии. Англия была обречена. Но Гитлер предпочел ударить по СССР. Этот можно объяснить тем, что Берлин надеялся на стратегический союз с Англией (или уже заключил его), после победы над СССР.

Самсонов Александр

См.видео по нижеприведённым ссылкам:

http://www.youtube.com/watch?feature=player_embedded&v=sailmeWkm_A#t=0s

http://www.youtube.com/watch?feature=player_embedded&v=Lflzunf5-Yo#t=37s

http://topwar.ru/29858-22-iyunya-1941-goda-nachalas-svyaschennaya-voyna.html
« Последнее редактирование: 23 Июня 2013, 18:48:20 от Александр Васильевич » Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 94987

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #9 : 23 Июня 2013, 19:01:11 »

Пограничные войска НКВД Советского Союза в начале Великой войны



Наши режиссеры снимают про «Войну» довольно много фильмов, художественных и документальных, но к сожалению почти все из них заражены различными «чёрными мифами». И до сих пор мало киноматериала, который бы оказывал воспитательный эффект на молодёжь, о бессмертном подвиге наших погранвойск в страшный день 22 июня 1941 года. В советское время и то сняли замечательный многосерийный фильм «Государственная граница» (1980-1988 годы). Но время идёт и мало кто из нынешней молодёжи смотрит советские шедевры, пора бы уже снять и новые фильмы о подвигах наших погранцов, ведь материала много. Одно дело если бы пограничники плохо себя показали в первые дни войны, тогда да можно было бы и умолчать об этом, но ведь всё наоборот они дрались героически, часами, сутками, хотя противник отвёл на них не более получаса в своих планах. В итоге в России до сих в полной мере не оценен и не осознан подвиг Пограничных войск НКВД СССР, которые своими действиями положили начало срыву плана «молниеносной войны» Рейха.

Что это были за войска?

В июне 1941 года Пограничные войска Народного комиссариата внутренних дел СССР находились под общим командованием Л. П. Берии. Они состояли из 18 пограничных округов, которые включали в себя 94 пограничных отряда, 8 отдельных отрядов пограничных кораблей, 23 отдельных пограничных комендатуры, 10 отдельных авиационных эскадрилий и 2 кавалерийских полка. Общая их численность составляла 168135 человек, морские части Пограничных войск имели в наличие 11 сторожевых кораблей, 223 сторожевых катера и 180 рейдовых и вспомогательных катеров (всего 414 боевых единиц), авиация Погранвойск имела на своем составе 129 самолетов.

Накануне войны, предпринимая общие меры к отражению возможной агрессии руководство СССР повысило плотность охраны западной части государственной границы государства: от Баренцева до Черного моря. Этот участок тогда охранялся 8-ю пограничными округами, которые включали в себя 49 погранотрядов, 7 отрядов пограничных кораблей, 10 отдельных пограничных комендатур и 3 отдельные авиационные эскадрильи. Их общая численность составляла 87459 человек, из которых 80% личного состава находились непосредственно на госгранице, на советско-германской границе - 40963 человек. Из 1747 погранзастав, охранявших государственную границу Советского Союза, 715 застав были на западной границе страны.

Организационно каждый погранотряд состоял из 4-х пограничных комендатур, в каждой было 4 линейные заставы и 1-на резервная застава, маневренной группы (резерв пограничного отряда из 4-х застав, общей численностью 200 – 250 пограничников), школы младшего начсостава – 100 человек, штаба, разведывательного отделения, политоргана и тыла. Всего в отряде было до 2000 штыков. Каждый погранотряд охранял сухопутный участок границы протяженностью до 180 километров, на морском побережье – до 450 км.

Пограничные заставы входили в состав пограничных комендатур - по 4 погранзаставы. Пограничная комендатура, как часть погранотряда, обеспечивала защиту границы на участке до 50 км и занималась непосредственным руководством погранзаставами. У коменданта пограничной комендатуры был боевой резерв - резервная застава численностью 42 пограничника, на её вооружении было 2 станковыми пулеметами, 4 ручных пулемета, 34 винтовки. Резервная застава имела увеличенный боезапас, грузовой автотранспорт или 2 – 3 пароконные повозки.

Штатная численность погранзастав в июне 1941 года была от 42 до 64 человека, в зависимости от конкретных условий территории и других условий обстановки. Состав заставы численностью в 42 пограничника: начальник погранзаставы и его заместитель, старшина и 4 командира отделений, остальные рядовые пограничники. На её вооружение был: 1-н станковый пулемет Максим, 3-ри ручных пулемета Дегтярева и 37-мь пятизарядных винтовок образца 1891/30 года; боезапас погранзаставы составлял: патронов калибра 7,62 мм – по 200 штук на каждую винтовку и по 1600 штук на каждый ручной пулемет Дегтярёва, 2400 штук на станковый пулемет, ручных гранат РГД – по 4 единицы на каждого бойца и 10 противотанковых гранат на всю погранзаставу.

Состав пограничной заставе численностью 64 пограничника: начальник заставы и два заместителя, 1-н старшина и 7 командиров отделений. На вооружение заставы: 2-ва станковых пулемета Максим, 4-ре ручных пулемета Дегтярёва и 56 винтовок. Соответственно, количество боеприпасов было больше, чем в заставе с 42 бойцами. По указанию начальника погранотряда на погранзаставы, где складывалась наиболее угрожаемая обстановка, количество боеприпасов было увеличивали в полтора раза, но последующее развитие событий показало, что и этого боезапаса хватало всего на 1 – 2 дня обороны. Техническим средством связи погранзаставы был телефон. Транспортным средством застав были 2-ве пароконные повозки.

В апреле 1941 года в пограничные округа на западной границе Советского Союза стали поступать ротные минометы и пистолеты-пулеметы: поступило 50 мм минометов – 357 единиц, 3517 единиц пистолетов-пулеметов Дегтярева и 18 первых противотанковых ружей.

Каждая погранзастава круглосуточно охраняла постоянный участок госграницы протяженностью в 6 – 8 км, в зависимости от конкретных условий обстановки, местности. В итоге понятно, что состав и вооружение погранзаставы позволял ей успешно вести борьбу с одиночными нарушителями границы, диверсионно - разведывательными группами и небольшими отрядами врага (от отделения до 2-х взводов пехотной роты). И тем не менее погранвойска смогли достойно противостоять намного их превышавшим по численности и вооружению войскам вермахта, внеся ещё одну героическую страницу в историю нашей Родины.

Ещё надо отметить, что пограничные войска были приведены в полную боевую готовность 21 июня. Они отличались высокой боеспособностью в силу своей службы – опасность могла грозить каждый день, фактически были элитной частью Вооруженных сил СССР.


Дозор советских пограничников. Последние мирные дни, июнь 1941 г.

Начало войны

Первыми, кто обнаружил врага и вступил в бой, были пограничные наряды находившиеся на службе. Используя заранее подготовленные огневые позиции, а так же природные укрытия, наряды вступили в бой с врагом и тем самым дали сигнал об опасности на заставы. Многие из бойцов погибли в первом же бою, а оставшиеся в живых отошли к укреплениям застав и включились в оборонительные действия. В полосе, где наступали главные ударные группировки вермахта, их передовые подразделения противника в основном представляли танковые и моторизованные части, которые в силу своего полного превосходства по численности и вооружению, могли одолеть сопротивление застав сравнительно быстро – 1-2 часа. К тому же обычно главные части не останавливались, а шли дальше, заставу, если не удавалось взять её сходу, блокировали небольшими силами, затем подавляли огнем сопротивление, и добивали выживших. Иногда приходилось добивать последних бойцов, засевших в подвалах, с помощью сапёров, подрывая фугасы.

Заставы, которые не были на острие главных ударом, продержались дольше, отбивая огнём пулеметов и винтовок атаки пехоты противника, выдерживая артобстрелы и авианалёты. Резервы комендатур и погранотрядов, в боях застав почти не участвуя, они обычно дрались уже в рядах подразделений Красной Армии, участвовали в уничтожении вражеских десантов, диверсионно-разведывательных отрядов врага, или гибли в схватке с ними. Некоторые были разбиты во время движения к заставам, натолкнувшись на наступающие колонны вермахта. Но не надо думать, что все пограничники полегли в жестоких боях, некоторые заставы получили приказ отойти, пограничники вместе с частями Красной Армии, продолжали воевать и участвовали в победе над врагом, в восстановлении границ СССР.

Среди безвозвратных потерь пограничников в боях в июне 1941 года, более 90% составили категорию т. н. “пропавших без вести”. Их гибель не была напрасной, она была оправдана тем, что, погибая целыми заставами, они выигрывали время для выхода на оборонительные позиции частей прикрытия границы РККА, а части прикрытия в свою очередь, обеспечивали развертывание основных сил армий и фронтов для их дальнейших действий. Уже в начале войны «блицкриг» «споткнулся» о Пограничные войска НКВД СССР.

Примеры боёв пограничников

- 12-й погранотряд войск НКВД, на начало войны, насчитывал 1190 человек личного состава, и оборонял границу на участке побережья Балтийского моря от мыса Колка до Паланги. В 6.25 утра 22 июня 25-я погранзастава была атакована передовыми подразделениями 291-й пехотной дивизии вермахта. Погранзаставы были отведены со своих позиций и в Руцаву, там находился штаб 5-й комендатуры и 5-я резервная застава. В Руцаве из них были сформированы взводы и роты. К 13.30 22 июня сводная погранчасть заняла оборонительные позиции в районе Руцавы. В 15.30 перед районом обороны пограничников появилась разведка дивизии противника из 14 мотоциклистов, её пропустили в расположение и уничтожили. В 16.20 появилась 2-я разведывательная группа противника, которая насчитывала уже 30 мотоциклистов, её также уничтожили. В 17.30 колонна врага силой до 1-го пехотного батальона подошла к району обороны погранцов. Пограничникам удалось её также взять врасплох – под огнём пограничников, противник даже не стал разворачиваться в боевой порядок и сразу побежал. С тыла ударил резервный взвод пограничников, итоге в жестоком бою, который перерос в рукопашную схватку, силы противника были уничтожены. Потери немцев составили более 250 человек, было захвачено - 45 мотоциклов, 6 станковых и 12 ручных пулемётов, много другого оружия. В 20.30 вермахт учёл ошибки и бросил в бой пехотный батальон, усиленный ротой бронетранспортёров и оборону пограничников была прорвана, они отступили в район железнодорожной станции Папе, А затем, после 2-х часов боя, в район местечка Ница. В 14.30 23 июня остатки отряда были вновь атакованы и окружёны в районе Бернаши, где все и легли в последнем бою.

Другая, большая часть отряда, включая его штаб, была окружена, вместе с частью 67-й стрелковой дивизии, в Либаве. 25-го июня пограничники вместе с 114-м стрелковым полком пытались прорваться из окружения, но неудачно. В итоге из Либавского окружения смоги прорваться лишь 165 пограничников.

- 22 июня 1941 года, после нанесения артиллерийских ударов, противник попытался организовать многочисленные переправы с территории Румынии через пограничные реки, с целью захвата мостов и плацдармов, для развития дальнейшего наступления. Но враг везде был встречен хорошо организованным огнем пограничников. Погранзаставы везде были поддержаны огнем артиллерии и помощью личного состава рот и батальонов войск прикрытия РККА. Наступающим передовым частям немецких, румынских и венгерских войск были нанесены тяжёлые потери в живой силе и они отошли на исходные позиции. Основные бои шли возле железнодорожных и шоссейных мостов через реку Прут, в итоге, с целью недопущения их попадания в руки врага они были уничтожены.

Интересной особенностью обстановки на этом участке фронта начавшейся Великой Отечественной войны, было проведение не только оборонительных, но и успешных наступательных операций советских войск с высадкой десантов на территорию Румынии. 23-25 июня бойцы-пограничники Измаильского отряда вместе с отрядом пограничных кораблей, которые охраняли государственную границу Советского Союза по реке Дунай, провели удачные десанты на румынскую территорию. Их поддерживали подразделения 51-й стрелковой дивизии. После первых успешных действий, Военный Совет и Командующий 9-й армии Черевиченко решили осуществить крупную десантную операцию с захватом румынского города Килия-Веке. Там располагались артиллерийские батареи, которые препятствовали действиям советских кораблей на Дунае. Командование десантом возглавил моряк-пограничник капитан-лейтенанту Кубышкину И. К.

В ночь на 26 июня 1941 года пограничные корабли Черноморского отряда высадили десант из подразделений погранотряда, вместе с подразделениями 23 стрелкового полка 51 стрелковой дивизии, они с ходу атаковали позиции румынской армии. Румыны ожесточённо сопротивлялся, но к 10 часам утра десант захватил плацдарм шириною до 4 км и глубиной до 3 км, разгромив румынский пехотный батальон, пограничную заставу и ликвидировав артиллерийский дивизион. В течение 27 июня враг почти беспрерывно атаковал наш десант, но советские бойцы, поддерживаемые артиллерией пограничных кораблей, успешно отражал эти атаки. Это позволило командованию вывести советские военные, транспортные и пассажирские корабли и суда, находившиеся на Дунае, из под вражеского огня, была исключена возможность захвата их врагом. В ночь на 28 июня по приказу командования армией, советский десант успешно был возвращён на свой берег.

25 июня 1941 года было издано специальное постановление Совета Народных Комиссаров (СНК) Советского Союза, по нему войска НКВД поучили задачу охраны тыла действующей армии. 2 июля 1941 года все пограничные части, подразделения, которые находились в оперативном подчинении общевойскового командования на всём протяжении советско-германского фронта, переключились на выполнение новых боевых задач. Влившись в ряды Красной Армии, вместе с ней пограничники вынесли всю тяжесть борьбы с немецкими захватчиками, их главными задачами стали: борьба с агентурой разведки противника, охрана тыла фронтов и армий от диверсантов, уничтожение прорвавшихся групп, остатков окруженных групп противника. Пограничники повсеместно проявляли героизм, смекалку, стойкость, мужество и беззаветную преданность своёй Советской Родине. Честь им и хвала!


На фото сидит слева от пулемета «Максим» в пилотке Иван Александрович Кичигин. Прошел всю войну.

Источники

http://www.pogranec.ru/showthread.php?t=1906
http://www.pogranichnik.ru/2010-03-28-15-39-40/121-moryaki-i-voina.html
http://ru.wikipedia.org/wiki/12-й_пограничный_отряд_войск_НКВД
http://waralbum.ru/

Самсонов Александр

http://topwar.ru/5206-nkvd-sovetskogo-soyuza-v-nachale-velikoy-voyny.html

« Последнее редактирование: 19 Июня 2021, 23:16:55 от Александр Васильевич » Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 12741


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #10 : 20 Июня 2014, 15:07:42 »

Сила десятины

Галина Демьяновна Деменчук


Воспоминания Галины Демьяновны Деменчук, солистки украинского хора Тюмени, которая маленькой девочкой застала самое начало Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.


Строй немецких пикирующих бомбардировщиков Юнкерс Ю-87      

Моя мама Ксения родила меня, последнего ребенка, в 38 лет осенью 1938 года на Украине. Родители очень ждали мальчика. Папе тогда исполнилось 53. А через месяц родила моя старшая сестра Мария. Тоже девочку. Назвали Людмилой.

Мария с мужем жила в Одессе. Мои родители с остальными детьми в Москве. Папа строил метро. В ноябре разъехались, но теперь мама волновалась о судьбе старшей дочери. К тому же она была великой труженицей, всё время ее тянуло к земле, к хозяйству. Так мои родители приняли решение – переехать на Украину. Здесь сразу же у нас появился огород, виноградник, 20 курей, поросенок. Папа устроился на станцию Слободка слесарем.

Лето 1941 года стояло жаркое-прежаркое. Мама сшила мне и Люде красные платьица из флагового ситца. Это было в воскресенье, мы нарядились и выбежали на бугор хвастаться. Мне и Люде было по 2 года 8 месяцев, Люда почти на месяц младше меня. Две рано заговорившие болтушки знали уже по нескольку стишков. И вдруг послышался странный гул. Почти сразу же мы увидели со стороны, куда заходит солнце, как на нас движется огромная черная туча. Туча страшно ревела. Мы впервые увидели так много самолетов и в своем неведении подняли руки и закричали в два голоса: «Елоплан! Елоплан! Посади нас в калман!» А дикий гул уже прямо над нами. Самолетная туча всё ниже и ниже. Я случайно оглянулась назад и увидела бегущую к нам с перекошенным от страха лицом маму, она закричала изо всех сил: «Тикайтэ!»

Я схватила Люду за руку, и мы спрятались в кустах люции. К нам подбежала мама, прижала к себе.

Самолеты пролетели куда-то дальше, и вскоре раздался страшный грохот. Это бомбили узловую железнодорожную станцию Слободка нашего района. Так началась для меня война.

Отец Люды, молодой агроном Игнат Бурлака, сразу же ушел на фронт. Мария с дочкой переехала к нам. Эвакуироваться мы не успели.

…Начались тяжелые годы оккупации. Прошла полуголодная армия румын, сразу заставили всех молиться и говорить по-румынски. Мы от них прятались, как мухи, в щелки. Со дворов брали всё: свиней, курей, гусей. Не трогали только коров. Наша Лялька осталась, она нас и спасла в голодный 1947 год. Потом в нашем селе появились немцы. Вычищенные, вышколенные. Всю молодежь угоняли в Германию, но в нашем селе никого не взяли. Не оказалось подонков, которые бы предали своих. А, может, к нам просто Бог был милостив? У нас ведь с каждого двора десятину на церковь платили. А некоторые даже больше, почитали за честь, вот так! И нарядные войска СС, не видя нас – как будто пелена на глазах у них была, – прошли через Балту, Котовск.

Пока стояли немцы в селе, я старших сестер не видела в доме, они прятались

Бомбили часто. По малости лет я запомнила только эпизоды. Вот нас всех детей затащили в огромный погреб. Повесили гамак, мне прищемили тело и я плакала. То волокли нас под утро в глубокий овраг за огородом, где большие кусты терна. Все спрятались под кусты, нас, детей, сверху еще прикрыли подушками. А кругом выстрели, взрывы. Помню, как горела церковь в Бруштенах. Это уже молдавское село – от нас через долину. Было очень светло. Слышала пулеметные очереди в вербах в долине. Всё это лишь отрывки, но на всю жизнь…

…Дом у нас был большой, под железной крышей. Сени, комната, кухня и холодная половина. Поселили к нам немца, мы всей семьей жили на кухне девять квадратных метров, а он один в комнате. Это был какой-то особенный немец, он уходил рано, приходил поздно. На столе держал фотографию: мужчина, белокурая женщина и две девочки. Я запомнила только красивые локоны и огромные белые банты. Эти банты стояли перед глазами всё мое детство. Мне же носить бантов не довелось никогда… нет, не плачу, а так… О себе немец гордо сказал: «Я – зольдат!»

Он часто не приходил на ночевку. Вместо него немец-денщик приводил двух девушек. (Я тогда впервые плохое слово о девушках услышала.) Они были очень красивые, особенно черненькая. Взрослые относились к ним очень настороженно, а мы с Людой – нормально. От них-то мы и услышали впервые русские народные песни. Особенно страстно они пели на два голоса «Раскинулось море широко» и плакали, плакали. Такие грудные голоса, казалось, это мать земля через них поет, нас утешает. Только намного позже я поняла, почему они плачут. Я не помню время по месяцам, постояли у нас немцы и ушли на восток. Не грохотало, не стреляли – и слава Богу!

А осенью у нас уродилось очень много картошки – понятно, к нежданным едокам. Потом снова прошли какие-то военные части, но у нас они даже не останавливались. Нас тогда мама не пускала даже за ворота.

Быстро прошла зима. У нас на Одесчине весна начинается рано, ночью в долине послышались пулеметные очереди, а потом то немецкая, то русская речь. Вдруг раздался стук в окно. Мы онемели. Папа взял в руки топор, вышел. А это в окно стучал тот немец, который у нас квартировал. Он крикнул: «Гитлер капут!» – и скрылся. До рассвета в доме никто не спал, даже мы, дети. Это была еще не полная Победа. Это просто наши взяли верх.

А утром дикое волнение в селе. Немцев погнали за Днестр. Шли первые наши части, шли штрафники. Начался переполох. Люди забегали-заплакали от радости. Кто-то взял хлеб-соль и вышел навстречу нашим солдатам. Обнимали их, целовали, называли сыночками. Солдаты были уставшие, грязные, не очень сытые. Их тут же расквартировали по домам. Мама варила ведерные кастрюли картошки по три раза в день. И еще их кормила грушами-дичками, они помогают при расстройстве желудка. Первые роты пошли дальше. На смену им приходили другие. И наступила весна 1944-го. Я уже большая! Мне скоро 6 лет.

К сестре вернулся муж. Игната списали из армии по болезни. Они попали в окружение в Белоруссии, прорывались через болота, и он сильно простыл. Его немного подлечили, и он пошел работать агрономом, тогда лекарств-то особо не было. А 3 мая 1946 года он умер от туберкулеза в возрасте 33 лет. Так моя сестра Мария в 27 лет с дочкой на руках стала вдовой.

Наш папа вернулся в свою Слободку, на прежнее место – слесарем. Вышли на работу сестры Феня и Маруся, а мама возилась с нами, детьми, и, конечно же, хлопотала по хозяйству, занималась садом, огородом, виноградником.

В мае, когда яблоня зацвела, у нас на полгода остановились пограничные войска. Полгода счастливейших дней в моей жизни! Никого не надо бояться, можно кричать, бегать! Пограничники спали прямо на улице, ко многим из них приехали их семьи.

В нашем доме поселился одинокий седой полковник – Егоров Анатолий Константинович. Он ленинградец. Вся его семья: жена, родители жены и его – погибла от голода во время Блокады. Остался один сын, его куда-то отправили с пионерским лагерем в тыл. За эти полгода мы увидели очень много, а самое главное – кино.

Представьте огромный луг, заросший мелкой травкой. На этой площади к двум ольхам натянули огромное белое полотнище – экран. И каждый вечер показывали кино. Мы с Людой не пропустили ни одного фильма. Нашим провожатым был Анатолий Константинович. Он нас очень любил. Бывало, возьмет на руки, несет к винограднику и поет «Калинку», а мы весело ему подпеваем. А там мы ему подносили самый вкусный виноград, уж мы-то знали, где какой куст растет.

К осени Анатолий Константинович заболел малярией. Его сильно трясло. За ним приехала машина из госпиталя из Рыбницы. Мама укутала его в одеяло и подушки. Через несколько дней наши вещи привезли обратно. Мама испугалась и стала молиться. А когда вернулся Анатолий Константинович из госпиталя, он низко поклонился моей маме и назвал ее своей мамой. Он еще попросил руки моей сестры Фени, но она носом стала воротить: «Мне двадцать, а ему сорок». Она ждала с фронта своего ухажера, но ему не суждено было вернуться. Война забрала его…

А где-то в сентябре привезли сына Анатолия Константиновича, его звали Алик. Я запомнила очень большие грустные глаза. Пограничники переехали дальше к новым границам. Уехал от нас с сыном и Анатолий Константинович. Наступил сентябрь 1945-го. Мне исполнилось 7 лет.

…А церковь в нашем селе новая, но и старую еще не снесли. Стоят рядышком, как две закадычные подружки. Как в былые времена, и пенсионеры ходят, и молодежь; работы в селе нет, люди ездят по заработкам. И знаете, что я вам скажу: кто платит «десятину», имеет и дело, и постоянный доход. Вот, видите, как Господь заботится. Приезжайте – сами увидите…


Рассказ Галины Демьяновны Деменчук
записала Ольга Иженякова



20 июня 2014 года


http://www.pravoslavie.ru/arhiv/70531.htm

Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 94987

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #11 : 21 Июня 2014, 08:10:21 »

Юрий РУБЦОВ, доктор исторических наук, профессор Военного университета Министерства обороны РФ

22 июня: неугасимая свеча памяти



 Этот день, 22 июня, будет семьдесят третьим после 1941-го. И в шестой раз в России и странах СНГ пройдет международная мемориальная акция «Свеча памяти 22 июня». Торжественно-траурные мероприятия начнутся 21 июня с заупокойного богослужения в Елоховском Богоявленском соборе Москвы. Здесь будет торжественно зажжена общенародная свеча памяти по погибшим в Великой Отечественной войне и по одной свече от каждой страны бывшего СССР в знак общей утраты для всех народов нашего Отечества. В кафедральных соборах и крохотных сельских церквушках на огромных просторах воевавшей страны – от Белоруссии и Молдовы до Казахстана и Киргизии – будут в этот день молитвенно вспоминать павших в годы той войны.

Свеча Елоховского Богоявленского собора отразится сотнями тысяч, миллионами свеч, которые каждый присоединившийся к акции затеплит в своем жилище. По уже укоренившейся традиции отблеск пламени станет виден в окнах домов и квартир ровно в 22 часа по местному времени.

На следующий день мото- и автоколонна клуба «Ночные волки» торжественно сопроводит свечу памяти от Елоховского собора на Поклонную гору. Здесь в Зале памяти и скорби Центрального музея Великой Отечественной войны пройдет главная акция «Свеча памяти 22 июня».

С уходом от нас поколения непосредственных участников войны рождаются новые традиции сохранения памяти о подвигах старших и перенесенных ими испытаниях. Восприятие событий семидесятилетней давности меняется, но не притупляется.

Взять год от года набирающее силу движение «Бессмертный полк». Каждый, независимо от возраста и степени родства, главное, чтобы он помнил и чтил своего родственника – ветерана армии и флота, партизана, подпольщика, труженика тыла, узника концлагеря, может выйти 9 мая на улицы своего города, поселка, села с фотографией солдата, чтобы принять участие в шествии колонны «Бессмертного полка». Зачем? Очень точно ответил на этот вопрос внук фронтовиков из Санкт-Петербурга: «Никакой политики, никакой коммерции. Просто память. Чтобы не стать манкуртами».

Эту гражданскую инициативу поддерживают в России уже сотни тысяч человек. К ним добавляются новые и новые единомышленники. Так, в нынешнем году колонны «Бессмертного полка» впервые прошли на День Победы в Симферополе, Севастополе и других городах воссоединившегося с Россией Крыма.

А движение, связанное с распространением Георгиевской ленточки! Оно сегодня охватило не только страны постсоветского мира, черно-золотистые ленточки раздают уже и в Иерусалиме, и в Нью-Йорке, и в Монреале, и в Праге, и в Белграде.

 Новые формы выражения социальной, гражданской памяти о войне и победителях фашизма – это не только дань нынешних поколений своим предшественникам. Это и их ответ поднимающему голову неонацизму, всем тем, кто тщится перечеркнуть подвиг наших отцов, дедов и прадедов. Сегодня почти зеркально воспроизводится ситуация июня 1941 года, когда в смертельном бою сошлись две противоположные силы – носители фашистского «нового порядка» и те, кто с этим «порядком» не мог смириться ни под каким видом. Не случайно на Донбассе Георгиевская ленточка стала сегодня одним из символов сопротивления неонацизму, а у современных бандеровцев она вызывает бешеную ненависть.

Трагические события в Новороссии приняты к сердцу и участниками мемориальной акции «Свеча памяти 22 июня». Ведь чем нынешние нацгвардейцы, «правосеки» отличаются от немецких фашистов, ворвавшихся на советскую землю семь десятилетий назад? Да ничем: с той же звериной жестокостью жгут и убивают мирных людей в Одессе, Киеве, Мариуполе, Донецке, Луганске, Славянске, Краматорске, других городах и селах Новороссии, радуются мученичеству «колорадов», травят их химическим оружием, поливают напалмом, готовятся обустроить концентрационные лагеря. И как Гитлер 22 июня 1941 года объяснял свою агрессию ответом на наступательные приготовления СССР, так турчиновы, яценюки, порошенки прячутся за «антитеррористическую операцию» как за «вынужденную», направленную «на сохранение целостности украинского государства» против «сепаратистов» и «террористов».

Нынешние события на Украине дают повод для аналогий с июнем 1941 года и в международном плане. На Советский Союз в рядах гитлеровских войск обрушилась тогда по существу вся Европа, сегодня в поход на Россию с пресловутыми санкциями идут те же силы. Мало того, в Вашингтоне и Лондоне, в Париже и Брюсселе к лагерю покровителей неонацистов из Киева присоединяются и те страны, которые в 1941-м воевали против Гитлера.

Сегодняшние симпатии западных лидеров к установившемуся в Киеве режиму и давние «вибрации» западных демократий по поводу того, на чьей стороне воевать в противоборстве СССР и Германии, а после начала войны сомнения, «не слишком ли сильно мы помогаем Советам», имеют одну и ту же природу. Это многовековая враждебность Запада России и русским. Даже в разгар войны, разрабатывая план высадки экспедиционных войск в Нормандии, западные союзники имели «про запас» план «Рэнкин», предусматривавший, в случае если восточный фронт немцев неожиданно рухнет под ударами Красной армии, принять капитуляцию вермахта на западе и с его помощью предотвратить вступление советских войск на территорию Германии.

Не то же ли самое мы видим сегодня на Украине? Многие оценивают события там как гражданскую войну. На наш взгляд, это не совсем так: нарастает прежде ползучий, а ныне окрасившийся кровью процесс вытеснения русских со всех постсоветских территорий, в данном случае из Украины. Может быть, поддерживая полулегальный (учитывая обстановку президентских выборов и явку избирателей) режим Порошенко, западные державы стремятся защитить «молодую демократию»? Ничуть: используя ударные силы укронацизма, Запад не останавливается перед изгнанием, а если потребуется – и перед физическим уничтожением русских на Юго-Востоке Украины. А национально-освободительное движение Новороссии и стремление Москвы прийти на помощь соотечественникам квалифицируются как «сепаратизм» и «путинский империализм».

Чувствуя покровительство Запада, украинские наци в перерывах между исполнением карательных функций цинично вспоминают о праве. Трагикомический фарс: лидер «Свободы» Тягнибок намерен судиться с немецким политиком и депутатом Грегором Гизи, назвавшим представителей этой радикально-националистической партии фашистами. «Фашисты получили важные посты и доминируют, например, в секторе безопасности. И фашисты еще никогда по своему желанию не уходили из власти после того, как они захватили хоть одну часть ее. Как минимум немецкое правительство должно было провести здесь границы, хотя бы на фоне нашей немецкой истории», – жёстко заявил лидер германской Партии левых. Эти-то слова и не понравились Тягнибоку.

А канцлер ФРГ А. Меркель иного мнения о делах «Свободы», «Правого сектора» и в целом о киевском режиме. Иначе она не стала бы одним из самых ретивых сторонников санкций против России, которую, оказывается, надо «наказать» за ее линию по отношению к убийствам мирного населения в Донбассе. И не случайно госпожа Меркель недавно услышала в бундестаге от вице-председателя Партии левых Сары Вагенкнехт: «…сегодня вы поддерживаете то правительство, в котором четыре министра принадлежат националистической партии, открыто выступают против евреев и русских, правительство, которое ведет войну против своего народа».

Исходя из опыта прошлого, возникший сегодня симбиоз лицемерных западных политиков и воинствующих укронацистов вряд ли может удивить, но от этого он не становится менее угрожающим. Теперь уже совершенно ясно, что никаких уроков из Второй мировой войны по-настоящему не вынесли ни заражённые русофобией победители, ни побежденные. И кто знает, чем это еще обернется для мира. Не до всех доходит простая истина, высказанная Сарой Вагенкнехт: «Мир и безопасность Европы невозможны без России и тем более против России».

 …21 июня 2014 г. в 16.00 в Елоховском Богоявленском соборе Москвы во время заупокойного богослужения рядом со свечами в память о павших в годы Великой Отечественной войны затеплятся свечи за погибших в новом сражении с нацизмом – в Одессе и Мариуполе, Донецке и Луганске, Славянске и Краматорске.

http://www.fondsk.ru/news/2014/06/21/22-junya-neugasimaja-svecha-pamjati-28055.html
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 12741


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #12 : 23 Июня 2014, 09:00:36 »

«Послание пастырям и пасомым Христовой Православной Церкви» местоблюстителя Патриаршего престола митрополита Московского и Коломенского Сергия от 22 июня 1941 года



Патриарший местоблюститель митрополит Московский и Коломенский Сергий (Страгородский)

 В последние годы мы, жители России, утешали себя надеждой, что военный пожар, охвативший едва не весь мир, не коснется нашей страны, но фашизм, признающий законом только голую силу и привыкший глумиться над высокими требованиями чести и морали, оказался и на этот раз верным себе. Фашиствующие разбойники напали на нашу родину. Попирая всякие договоры и обещания, они внезапно обрушились на нас, и вот кровь мирных граждан уже орошает родную землю. Повторяются времена Батыя, немецких рыцарей, Карла шведского, Наполеона. Жалкие потомки врагов православного христианства хотят еще раз попытаться поставить народ наш на колени пред неправдой, голым насилием принудить его пожертвовать благом и целостью родины, кровными заветами любви к своему отечеству.

Но не первый раз приходится русскому народу выдерживать такие испытания. С Божиею помощью, и на сей раз он развеет в прах фашистскую вражескую силу. Наши предки не падали духом и при худшем положении потому, что помнили не о личных опасностях и выгодах, а о священном своем долге перед родиной и верой, и выходили победителями. Не посрамим же их славного имени и мы — православные, родные им и по плоти и по вере. Отечество защищается оружием и общим народным подвигом, общей готовностью послужить отечеству в тяжкий час испытания всем, чем каждый может. Тут есть дело рабочим, крестьянам, ученым, женщинам и мужчинам, юношам и старикам. Всякий может и должен внести в общий подвиг свою долю труда, заботы и искусства. Вспомним святых вождей русского народа, например Александра Невского, Димитрия Донского, полагавших свои души за народ и родину. Да и не только вожди это делали. Вспомним неисчислимые тысячи простых православных воинов, безвестные имена которых русский народ увековечил в своей славной легенде о богатырях Илье Муромце, Добрыне Никитиче и Алеше Поповиче, разбивших наголову Соловья Разбойника.

Православная наша Церковь всегда разделяла судьбу народа. Вместе с ним она и испытания несла и утешалась его успехами. Не оставит она народа своего и теперь. Благословляет она небесным благословением и предстоящий всенародный подвиг.

Если кому, то именно нам нужно помнить заповедь Христову: «Больши сея любве никтоже имать, да кто душу свою положит за други своя». Душу свою полагает не только тот, кто будет убит на поле сражения за свой народ и его благо, но и всякий, кто жертвует собой, своим здоровьем или выгодой ради родины. Нам, пастырям Церкви, в такое время, когда отечество призывает всех на подвиг, недостойно будет лишь молчаливо посматривать на то, что кругом делается, малодушного не ободрить, огорченного не утешить, колеблющемуся не напомнить о долге и о воле Божией. А если, сверх того, молчаливость пастыря, его некасательство к переживаемому паствой объяснится еще и лукавыми соображениями насчет возможных выгод на той стороне границы, то это будет прямая измена родине и своему пастырскому долгу, поскольку Церкви нужен пастырь, несущий свою службу истинно «ради Иисуса, а не ради хлеба куса», как выражался святитель Димитрий Ростовский. Положим же души своя вместе с нашей паствой. Путем самоотвержения шли неисчислимые тысячи наших православных воинов, полагавших жизнь свою за родину и веру во все времена нашествий врагов на нашу родину. Они умирали, не думая о славе, они думали только о том, что родине нужна жертва с их стороны, и смиренно жертвовали всем и самой жизнью своей.

Церковь Христова благословляет всех православных на защиту священных границ нашей родины.

Господь нам дарует победу.


Патриарший местоблюститель смиренный Сергий, митрополит Московский и Коломенский

Москва, 22 июня 1941 года


http://www.pravoslavie.ru/arhiv/35145.htm
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 12741


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #13 : 22 Июня 2016, 11:35:59 »


«Умираю, но не сдаюсь!»

О героизме советских воинов в первые месяцы Великой Отечественной войны

Диакон Владимир Василик



Подвиг Гастелло

В этом году исполняется 75 лет со дня начала Великой Отечественной войны. 22 июня 1941 года – трагичная и славная дата, значение и величие которой, на мой взгляд, раскрыты не до конца. Многие видят в первом годе войны одни лишь страшные поражения, в то время как на деле 1941-й стал годом срыва блицкрига, годом подвига, героизма и самопожертвования наших предков.

До начала перестройки героизм нашего народа не подвергался сомнению. И действительно, трудно было отрицать очевидные вещи, когда жили Алексей Маресьев, Михаил Девятаев, Иван Кожедуб, когда Великая Победа, достигнутая героизмом советского народа, была столь близка. Но в годы перестройки возник целый ряд ядовитых мифов, в том числе и следующий: настоящее сопротивление немцам началось лишь после Московской битвы, когда наступавшие солдаты РККА увидели свидетельства немецких зверств в Подмосковье и тогда лишь поняли, что дело идет о жизни и смерти. До этого времени, то есть в течение почти всего 1941 года, как считает ряд либеральных авторов, таких как Л. Лопуховский, М. Солонин[1], К. Александров[2], советские солдаты сражались не на уровне своих возможностей.

    Только за первый день войны воздушный таран совершили 7 пилотов, при этом И.И. Иванов совершил свой таран в первые минуты войны – в 4:10

Исторические факты опровергают подобные представления. Рассмотрим хотя бы один вид подвига – таран. Общеизвестно, что воздушный таран является наиболее рискованным видом воздушного боя, требующим как особого искусства, так и высокой готовности к подвигу[3]. Ни в одной армии Второй мировой войны воздушный таран не стал столь массовым явлением, за исключением Советской армии. Только за первый день войны воздушный таран совершили 7 пилотов: старшие лейтенанты И.И. Иванов и А.И. Мокляк, лейтенанты Л.Г. Бутелин, Е.М. Панфилов и П.С. Рябцев, старший политрук А.С. Данилов и младший лейтенант Д.В. Кокорев[4]. При этом И.И. Иванов совершил свой таран в первые минуты войны – в 4:10.

Во время Великой Отечественной войны советские летчики совершили более 600 воздушных таранов (точное количество неизвестно, так как исследования продолжаются и постепенно появляются сведения о все новых случаях). Более 2/3 из них приходится на 1941–1942 годы – самый тяжелый период войны. В то время в части люфтваффе был даже разослан циркуляр, запрещавший приближаться к советским самолетам ближе, чем на 100 м, во избежание тарана.

Советские летчики применяли таран на всех типах самолетов: истребителях, штурмовиках, бомбардировщиках, разведчиках. Тараны совершались в групповых и одиночных боях, днем и ночью, в чистом небе и в облаках, на малых и больших высотах, над своей территорией и территорией противника. Меру героизма советских летчиков можно оценить хотя бы несколькими фактами. 12 сентября 1941 года на Су-2 таран немецкого истребителя Ме-109 осуществила женщина Екатерина Зеленко, уничтожившая немецкий самолет, но и погибшая сама. Это единственный в мире случай тарана женщиной-пилотом[5]. Среди советских летчиков были совершавшие таран несколько раз, например Борис Ковзан, сбивший четыре немецких самолета таким способом.

Уже на четвертый день войны, 26 июня, под Молодечно Николай Францевич Гастелло совершил наземный таран, или т.н. «огненный таран». Во время перестройки была предпринята нечистоплотная попытка приписать подвиг Гастелло его сослуживцу капитану Маслову, которая разбилась о вещественные доказательства и показания очевидцев[6].

Всего за время Великой Отечественной войны было совершено 237 «огненных таранов». При этом, в отличие от японской армии, в Уставе и наставлении РККА о воздушном, а тем более о наземном таране ничего не говорилось. И политработники не занимались пропагандой опыта воздушных таранов и не склоняли своих слушателей к нему.

Помимо воздушных таранов применялись танковые, которые также требует высокого мужества и большого мастерства. Известно 160 случаев советских танковых таранов за всю Великую Отечественную войну, из них несколько случаев тарана бронепоездов и поездов, шедших на полном ходу[7]. И первый таран осуществил экипаж лейтенанта Павла Даниловича Гудзя 22 июня 1941 года. В 8 км от Яворова его танк КВ-1 таранил немецкие Pz Kpfw III и бронетранспортер[8].

Доказательств изначальной готовности к подвигу воинов РККА и их героизма в 1941 году предостаточно, при этом не только на индивидуальном уровне, но и в рамках целых подразделений.

Известно, что немцы отводили по плану «Барбаросса» 20–30 минут на взятие пограничных застав. Государственную границу обороняло 665 застав. 485 из них 22 июня подверглись нападению со стороны войск фашистской Германии, остальные заставы начали боевые действия 29 июня 1941 года. Все пограничные заставы стойко обороняли порученные им участки[9]:

На рассвете 22 июня 1941 года батальон вражеской пехоты при поддержке танков атаковал 3-ю заставу 86-го Августовского пограничного отряда. 32 пограничника за десять часов боя отбили семь атак. Упал, сраженный пулей, начальник заставы лейтенант В.М. Усов, но пограничники не дрогнули. Только после получения приказа об отходе на новый рубеж воины во главе с политруком Ш.Г. Шариповым покинули родную заставу. За героизм и мужество лейтенант В.М. Усов был посмертно удостоен звания Героя Советского Союза, его имя присвоено пограничной заставе.

Под командованием лейтенанта А.В. Лопатина и политрука П.И. Гласова одиннадцать суток вела бой с превосходящими силами противника 13-я застава 90-го Владимир-Волынского пограничного отряда. До 2 июля над развалинами заставы развивался красный флаг. Немецкие саперы взорвали подвал. Под его обломками погибли последние защитники заставы. Лейтенанту А.В. Лопатину было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза, а пограничной заставе – его имя.

22 июня 1941 года заместитель политрука 7-й заставы 90-го Владимир-Волынского отряда В.В. Петров со станковым пулеметом пять часов удерживал переправу через Западный Буг. В критическую минуту боя, когда кончились патроны, а вражеская мина вывела из строя пулемет, В.В. Петров подорвал гранатой себя и окруживших его врагов. Именем Героя Советского Союза В.В. Петрова названа его застава.

14 июля 1941 года на участок обороны 94-го пограничного полка, занимаемый 1-й комендатурой, гитлеровцы ввели в бой 120 танков. Пограничники бросались на танки со связками гранат, встречали противника огнем из пулеметов и винтовок. В этом бою пали смертью храбрых комендант участка капитан И.М. Середа, военком комендатуры П.П. Колесниченко и с ними 152 бесстрашных пограничника.

Путь на Львов противнику преградила 17-я застава Рава-Русского пограничного отряда. Воины стойко обороняли свой участок, и когда на территорию заставы ворвались немецкие танки с пехотой, навстречу им бросились в последнюю штыковую атаку пограничники. Здесь погиб начальник заставы лейтенант Ф.В. Морин. Он посмертно удостоен звания Героя Советского Союза. Пограничной заставе присвоено имя героя.


Надпись на стене Брестской крепости

    Немцы планировали взять Брестскую крепость к 12:00 22 июня, однако и в августе еще продолжалось сопротивление одиночных ее защитников

Неувядаемой славой покрыл себя гарнизон Брестской крепости, которая находилась на основном направлении главного удара немецко-фашистских войск на Москву. Немецкое командование планировало взять крепость к 12:00 22 июня. Но фашистам не удалось осуществить свои планы. В крепости им противостояли около 3 тысяч красноармейцев и 500 пограничников, среди которых был и личный состав 9-й заставы Брестского пограничного отряда во главе с лейтенантом А.М. Кижеватовым. 45-я немецкая пехотная дивизия осаждала крепость до 1 июля, потеряв 1121 солдата и офицера. После этого для блокирования крепости были оставлены два батальона, которым до 20 июля оказывала сопротивление горстка наших бойцов и командиров. Об этом свидетельствует надпись, сделанная 20 июля 1941 года на стене каземата: «Я умираю, но не сдаюсь! Прощай, Родина!» Лейтенант А.М. Кижеватов погиб в крепости в июле месяце, ему посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Последний защитник Брестской крепости, майор Гаврилов, был взят в плен 23 июля 1941 года[10].

1-я артиллерийская противотанковая бригада РГК под командованием Кирилла Семеновича Москаленко, находясь на острие наступления танковых частей Гудериана и Клейста, в течение трех военных месяцев истребила 300 вражеских танков[11].

Героически действовала в районе Лиды 8-я противотанковая бригада полковника Ивана Семеновича Стрельбицкого, которая целую неделю – с 22 по 28 июня – удерживала свою позицию и уничтожила 60 вражеских танков. Позднее подольские курсанты под командованием И.С. Стрельбицкого целых 12 дней удерживали Можайскую линию, хотя их просили продержаться только неделю[12].

Все это показывает: с самого начала войны наши предки были способны и на деле осуществляли героическое сопротивление наступавшим фашистским войскам, выказывая ту силу духа, которая коренилась в тысячелетней истории Православной России.



22 июня 2016 г.


[1] См.: Солонин М., Лопуховский Л. Катастрофа 1941 года. М., 2007.

[2] Александров К.М. Генералитет и офицерские кадры вооруженных формирований Комитета освобождения народов России. Дисс. на степень д. ист. наук. СПб., 2015. С. 184–185.

[3] Волкогонов. Д.А., д. филос. н., доцент, подполковник. Сущность, критерии и формы воинского героизма // Военно-исторический журнал. 1972. № 6. С. 12–19.

[4] Знаете ли вы, что… // Военный вестник. 1967. № 1. С. 18.

[5] Докучаев Анатолий. Далекая планета Екатерины // Патриот Отечества. 2016. № 3. С. 44.

[6] Гастелло Виктор. Оставьте героев в покое // Беларусь сегодня. 2008. 25 июня.

[7] Экипаж лейтенанта Бондаря 15 января 1945 года. См. Лосик О. А. Немного о танковых таранах.

[8] Отметим, что экипаж П.Д. Гудзя в боях под Москвой 10 декабря 1941 г. уничтожил 10 вражеских танков, а в 1943 году, в боях под Запорожьем, он, получив тяжелое ранение, со сломанной ключицей и раздробленной левой рукой смог поразить два немецких танка. П.В. Гудзь выжил и с протезом на левой руке вернулся в строй.

[9] http://rus-istoria.ru/component/k2/item/743-podvig-pogranichnikov.

[10] См.: Смирнов С.С. Брестская крепость. М., 1970.

[11] Василевский А.М., маршал. Более полувека в строю: К 70-летию маршала Советского Союза К.С. Москаленко // Военно-исторический журнал. 1972. № 5. С. 44–48.

[12] См.: Стрельбицкий И.С. Штурм. М., 1965.



http://www.pravoslavie.ru/94535.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 94987

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #14 : 22 Июня 2016, 12:01:09 »

22 июня - День памяти и скорби. 75-я годовщина начала Великой Отечественной войны

В 20-й раз в истории Российской Федерации дата 22 июня отмечается как День памяти и скорби. В календаре траурных дат именно под таким названием 22 июня было отмечено на основании указа №857 президента РФ (на тот момент Бориса Ельцина) от 8 июня 1996 года - как день вторжения немецко-фашистских войск на территорию Советского Союза.

Полный текст упомянутого указа:

Двадцать второе июня 1941 года - одна из самых печальных дат в нашей истории, начало Великой Отечественной войны. Этот день напоминает нам о всех погибших, замученных в фашистской неволе, умерших в тылу от голода и лишений. Мы скорбим по всем, кто ценой своей жизни выполнил святой долг по защите Родины.
Отдавая дань памяти жертвам Великой Отечественной войны 1941-1945 гг., а также жертвам всех войн за свободу и независимость нашего Отечества, постановляю:


1. Установить, что 22 июня - День памяти и скорби.
В День памяти и скорби на территории всей страны:
приспускаются Государственные флаги Российской Федерации; в учреждениях культуры, на телевидении и радио отменяются развлекательные мероприятия и передачи в течение всего дня.




И спустя 75 лет с момента начала Великой Отечественной войны профессиональные военные историки не могут сделать однозначного вывода о потерях, которые понёс Советский Союз в противостоянии с многочисленными захватчиками, переступившие рубежи Отечества. Данные о боевых потерях на фронте часто накладываются на сводки о потерях гражданского населения на оккупированных нацистами территориях. Общее число потерь в самой кровопролитной войне в истории человечества, понесённых Советским Союзом с 22 июня 1941 по 9 мая 1945 годов, более 25 миллионов человек. Это бойцы, павшие на поле боя и умершие от ран в госпиталях, это мирные жители, которые столкнулись с ужасом нацизма от Бреста до Сталинграда, от Мурманска и Ленинграда до Севастополя.

Что такое 25 миллионов потерь? Это ещё десятки миллионов не появившихся на свет новых жизней, это миллионы разрушенных горем и поставленных на грань существования семей, это и колоссальный экономический, гуманитарный, социальный урон, который понесла вся наша огромная страна и все населяющие её народы. Что такое 25 миллионов потерь? Хотя бы частично это значение позволяет проиллюстрировать замечательная акция «Бессмертный полк», которая ежегодно проводится уже не только в России – тысячи и тысячи проплывающих табличек с лицами павших в боях за Отчизну. Причём акция «Бессмертный полк» - это не только память и скорбь, это всё-таки в первую очередь гордость за тот подвиг, который совершили наши предки, и которого все мы должны быть достойны.

Длительное время в советской истории было не принято сообщать о том, что против советского народа вместе с немецкими армиями пришли воевать венгерские, финские, словацкие, французские, болгарские, итальянские, румынские и другие соединения. Теперь россияне знают о реальной цене так называемого «партнёрства», когда называющие себя друзьями сегодня, порой не готовы упускать своего шанса, чтобы вонзить нож в спину уже завтра, рассчитывая оторвать от России лакомый для себя кусок под любым надуманным предлогом. Именно поэтому фраза о том, что у России только два союзника – армия и флот – уже век с лишним является одним из девизов существования суверенного Отечества.

Три года назад – в День памяти и скорби 22 июня 2013 года - в Мытищинском районе Подмосковья открылось Федеральное военное мемориальное кладбище (ФВМК). Одним из тех, кто присутствовал на церемонии открытия объекта, был министр обороны России Сергей Шойгу. Из его тогдашней речи:

Сегодня мы открываем Федеральное военное мемориальное кладбище. Это событие государственного значения приурочено к Дню памяти и скорби. 22 июня 1941 года — одна из самых трагических дат в истории страны. В течение столетий в России увековечивалась память защитников Родины, отдавших жизнь за свободу и независимость государства. Это наша дань уважения павшим героям. «Уникальность ФВМК не столько в его масштабе, сколько в том, что оно призвано стать местом, где будет сохранена память о выдающихся гражданах нашей страны, имеющих особые заслуги перед Отечеством. Уверен, это место станет священным для россиян.


22 июня - День памяти и скорби. 75-я годовщина начала Великой Отечественной войны


У монумента «Скорбь» был зажжён вечный огонь.

Вечный огонь – один из главных символов памяти о том беспримерном подвиге, который был совершён советским народом в годы Великой Отечественной войны. Но ещё более значимым символом для всех нас является собственное осознание того, что мы является потомками великого поколения людей, сумевших своим мужеством и героизмом отстоять страну. Это их кровь течёт в наших жилах, и наша память об их Победе – лучший подарок и всем ныне живущим ветеранам, и тем, кого уже нет с нами.

Будем достойны!

https://topwar.ru/97063-22-iyunya-den-pamyati-i-skorbi-75-ya-godovschina-nachala-velikoy-otechestvennoy-voyny.html
Записан
Страниц: [1] 2 3 ... 5
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Valid XHTML 1.0! Valid CSS!