Русская беседа
 
26 Июня 2022, 09:49:41  
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
 
Новости: ВНИМАНИЕ! Во избежание проблем с переадресацией на недостоверные ресурсы рекомендуем входить на форум "Русская беседа" по адресу  http://www.rusbeseda.org
 
   Начало   Помощь Правила Архивы Поиск Календарь Войти Регистрация  
Страниц: 1 2 [3] 4 5
  Печать  
Автор Тема: 22 июня - День памяти и скорби  (Прочитано 10337 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 94987

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #30 : 24 Июня 2016, 19:02:22 »

«Без помощи Богородицы не одолели бы мы немцев в 1941»

Художник Василий Нестеренко отметил, что Владимир Путин признает ключевую роль Православия в истории нашей России



Как сообщалось, 22 июня Президент России Владимир Путин провёл в Кремле встречу с участниками Общероссийского исторического собрания, организованного Российским военно-историческим обществом и Российским историческим обществом.

На заседании, в частности, выступил народный художник России Василий Нестеренко.

«Я счастлив, что состою в военно-историческом обществе, - признался он. - Сегодня говорилось несколько раз о выставке "Помни… Мир спас русский солдат". Я эту выставку делал вместе с очень талантливым скульптором современным Салаватом Щербаковым. Тут сейчас прошлись, Андрей Сергеевич, по скульпторам. Я не очень согласен, у нас есть замечательные именно произведения, которые за душу берут. А поспорить можно и с Опекушиным, и с Аникушиным, и с Вучетичем. Он про художников не говорил ничего, слава Богу».

«Эта выставка "Помни…", она для меня и для Салавата была неким факультативом, поскольку там не было ни живописи, ни скульптур. Но едва ли не в первый раз в нашей стране так явно и чётко мы говорили про концлагеря, про страшные вещи, про зверства. Я вспоминаю реакцию Никиты Сергеевича Михалкова, который на открытии выставки сказал: я много где был, но такого не видел. Эти слова тоже дорогого стоят, - отметил Василий Нестеренко. - У нас были места, где висели, ближе к полу, высказывания лидеров Третьего рейха о том, что они приготовили для России, – Бормана, Геббельса и Гитлера. Было одно любопытное высказывание. На фоне виселиц, там стояла живая виселица… страшные совершенно вещи о том, что везде, куда приходит Третий рейх, он приносит процветание, благоденствие – на фоне того, что там можно было увидеть».

«Большая часть выставки посвящена была тому, какие жертвы понесла Россия, Советский Союз в Европе, - уточнил он. - Например, среднесуточные потери во время битвы за Берлин – 15 тысяч человек в день. Сколько народу погибло при освобождении Австрии, Югославии, Польши. Это полезно знать, это всё было написано. А заканчивалась выставка, хочу напомнить, Казанской иконой Божьей Матери. Мне бы хотелось сегодня, когда вспоминали все про сотрудничество Русского географического общества, Исторического общества, Военно-исторического, добавить ещё один аспект, на мой взгляд, крайне важный – духовную составляющую. Ведь весь народ увидел, как Вы приехали на 700‑летие Сергия Радонежского, как сейчас были на Афоне, где мы расписали храм в Старом Русике».

«Здорово так сделали. Потрясающее впечатление», - похвалил Президент.

«Без помощи свыше, без помощи Божьей, без помощи Богородицы не одолели бы мы ни немцев в 1941‑м, иначе была бы и Первая мировая война, - убежден В.Нестеренко. - Возвращаясь к тому, что надо всё‑таки, вспоминая о прошлом, жить сегодняшним днём, 1000‑летие русского монашества, это всё связано и с войной, и с военной историей, и с географией. Это один из тех опорных пунктов в нашей истории, в нашей современной жизни. Этот храм символизирует собой некую цепь, которая замкнулась, 800 лет назад он был заложен, в XIX веке началось масштабное строительство, в ХХ его закончили, а через 100 лет, в XXI, расписали. Вот и так бывает. Но одно, я убежден и, думаю, все присутствующие в этом зале, что пока наша страна богохранимая, и мы достойны этого, причём, конечно, это не только о православных, это о всех людях, о всех конфессиях. Пока с нами Бог, всё будет хорошо».

«Разрешите мне передать Вам напоминание о Старом Русике, о росписях. Конечно, все благодарят Вас как руководителя, как у Вас хватает времени на всех. А мне хочется ещё и как художнику тоже сказать Вам, что, конечно, мы видим, как Вы относитесь к нашей истории, к творчеству людей, в том числе скульпторов, и как всем хочется работать. Потому что мы видим, что есть люди, которые могут оценить», - заключил народный художник.

http://ruskline.ru/news_rl/2016/06/24/bez_pomowi_bogorodicy_ne_odoleli_by_my_nemcev_v_1941/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 94987

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #31 : 26 Июня 2016, 21:25:39 »

Эти милые, храбрые, несчастные немцы… Юрий Селиванов





Издание «Коммерсант» опубликовало, а прочие, с ним идейно аффилированные, массово растиражировали, «идеологически выдержанный» материал, приуроченнный к 75-й годовщине начала Великой Отечественной войны. Само собой разумеется автором материала явлется немец. Научный сотрудник Германского исторического института в Москве Маттиас Уль отобрал в Центральном архиве министерства обороны РФ и прокомментировал 12 документов, которые, как он считает, будут особенно интересны российским читателям.



Итак, что же такого «интересного для российских читателей» он там обнаружил?
 

    «Памятка об обращении с советским населением – 1944 год. «Русские, особенно белоруссы, украинцы и северные великоруссы, принадлежат к семье арийских народов. В их жилах течет много крови викингов, чем они очень гордятся», – говорится в документе».
 

Немецкий историк трактует эту «памятку» весьма своеобразно. По его словам «В начале Восточной кампании считалось, что русские вообще не нужны – и поэтому отношение было соответствующим». А потом оно, мол, изменилось в лучшую сторону, потому что немцам понадобилась русская рабочая сила.

Читаешь такое и думаешь – бедные новые поколения россиян, которые о той войне и об отношении фашистов к русским будут узнавать из таких вот «источников».

По-немецки аккуратно и где-то даже правдоподобно, настоящая правда о том страшном для нашего народа времени фактически выведена «за кадр». Про зверское убийство голодом, жаждой и отказом в медицинской помощи сотен тысяч наших военнопленных, про гитлеровский официальный приказ расстреливать без суда и следствия всех коммунистов, комиссаров и евреев, про зверства нацистских зондеркоманд, уничтожавших порой население целых городов и сел, немецкий историк скромно умалчивает. Советских военнопленных, по его версии, немцы, разве что, иногда избивали, а гражданских грабили. Но ведь на войне такое случается со всеми, не так ли – как будто нашептывает нам на ушко этот «историк». Так что, в общем и целом – немцы ничем таким особенным не выделялись, подталкивает он нас к нужному выводу.

Исчерпав, таким образом, эту скользкую тему, г-н Уль переходит к главному вопросу повестки дня – о страданиях самих немцев. И действительно, ну что еще может быть интересно российским читателям в день памяти – 22 июня?
 

    «Фото неопознанного убитого немецкого генерал-лейтенанта 1944 года и сопроводительная записка ГРУ. «Представляю два мундира и одни брюки немецких генералов», – говорится в записке.»
 

Ну, разве не звери эти русские!? Нашли невинно убиенного немецкого генерала и отпускают по его поводу циничные шуточки насчет штанов и мундиров! А что кто-то еще сомневался, что так могут поступать только дикие азиаты?

Примечательно, что обсасыванию темы этого немецкого жмурика в генеральских лампасах, в материале, предназначенном для российской аудитории, отведено примерно в три раза больше места, чем всем нацистским злодеяниям на территории СССР за все годы войны. Что поделаешь, такие документы сей исследователь счет для нас интересными! Но пойдем дальше.
 

    «Протокол допроса адмирала Вернера Тиллессена об организационной структуре военно-морского флота Германии – 1944 год. Опрашиваемому рассказывают о лагере смерти в Люблине. Эти данные производят на него большое впечатление, но он этому не верит».
 

Если вы думаете, что далее автор материала делает хоть что-нибудь чтобы доказательно опровергнуть это неверие немецкого вояки в существование нацистских лагерей смерти, то вы сильно ошибаетесь. Ни полслова об этом! Таким ненавязчивым, вкрадчивым способом в сознание аудитории закладывается мысль о сомнительности самого исторического факта как такового. Целый адмирал не верит, никто его не опровергает, стало быть действительно что-то тут явно нечисто. Остается напомнить, что бремя тяжелейших обвинений в массовом убийстве заключенных концлагерей для нынешней Германии одно из самых невыносимых, избавиться от которого она настойчиво стремится.
 

    «Насколько я знаю, Вернер Тиллессен был первым немецким адмиралом, который попал в советский плен. На родину он уже не вернулся – его отправили в лагерь, в 1953 году он умер».
 

Еще одна нарочитая грубая смысловая связка. Раз был в советском плену, значит умер. Без вариантов. Ну что с них возьмешь с этих зверских азиатов, как бы намекает нам «объективный историк». Которому явно недосуг упоминать, что из советского плен, худо бедно, но вернулись в Германию живыми и здоровыми большинство немецких солдат и офицеров. Чего никак не скажешь о судьбе красноармейцев, которые миллионами без вести сгинули в бесчеловечном нацистском плену.
 

    «Сводка военной разведки о 12-й танковой дивизии вермахта – декабрь 1942 года. «Жалобы на холод, обморожение, плохое обмундирование, что не влечет, однако, к критике правительства Гитлера», – говорится в документе. «Эта сводка показывает, под каким давлением была немецкая армия. Мы видим, что немецкие дивизии сильно истощены, что они уже не такие, как в 1941 году», – комментирует Маттиас Уль.
 

В этом отрывке российскому читателю опять же ненавязчиво, излагается расхожая и очень удобная для побитых немцев версия о том, что на самом деле их победили не «отсталые русские унтерменши», что крайне обидно для чистокровных арийцев, а ужасные погодные условия и, особенно, трескучий «генерал Мороз». Попутно мы узнаём, что верность немецких солдат своему фюреру, нисколько не пострадала даже в таких экстремальных условиях. Слеза умиления уже катится по щеке!
 

    «Этот набор документов показывает большие потери немецких дивизий, причем на довольно спокойном участке фронта. Я думаю, это говорит об особой жестокости войны на Восточном фронте – все бьются до последнего, никто не хочет в плен. Также мы видим, что Красная армия в 1944 году была уже прекрасно обученной, дисциплинированной, была в состоянии делать такие сложные операции, как окружение», – комментирует Маттиас Уль.
 

Стоит заметить что «довольно спокойным участком фронта» немецкий «эксперт» называет район Корсунь-Шевченковского котла, который в это время буквально «кипел» от огня советских орудий, уничтожавших окруженную группировку врага. Особенно умиляет фраза про то, что «все бьются до последнего – никто не хочет в плен». Вообще говоря, на войне никто в плен не хочет и в этом нет никакой сенсации. А в том, что «все бьются до последнего» заставляет усомниться вот этот снимок, где изображены немецкие пленные из общего числа в 19 тысяч, сдавшихся советским войскам.
 



И уж совсем диким выглядит утверждение немецкого историка о том, что Красная Армия в 1944 году «была в состоянии делать такие сложные операции, как окружение»? Господин Уль! Вы где купили свой «исторический диплом», если вы даже не знаете, что стратегическое окружение немецкой армии под Сталинградом состоялось еще в ноябре 1942 года?!
 

    «Пытки при таких допросах, возможно, не использовались. Но в любом случае на Лубянке умели создать такую атмосферу, что было понятно – если не сотрудничать, станет гораздо хуже», – добавил он.
 

Вы будете нервно смеяться, но про пытки в гестапо, чьим именем пугали детей и взрослых во всех оккупированных нацистами странах, здесь нет даже упоминания. Видать «интересных документов» на эту тему немецкий следопыт не нашел. Не вижу ничего необычного в допросах с пристрастием в военное время (американцы и в мирное время пытают так, что мама не горюй). Но тот факт, что автором выпячиваются именно «пытки на Лубянке», реальность которых он даже доказать не может, говорит сам за себя. Разжижение мозгов заказывали? Исполняем.
 

И дальше всё в том же духе. Ну чем еще, спрашивается, могут заниматься в немецком тылу советские разведчики, кроме как гадить немцам в суп?

 
    «Инструкция отдела контрразведки 2-й немецкой амии (AOK 2) о попытках советского шпионажа и работе советской разведки – 1944 год. Женщинам-агентам дают задание подыскать место в совхозе или молочной ферме для того, чтобы отравить там мясо или молоко».
 

Между прочим, на войне – это вполне возможное дело. Врага надо истреблять всеми способами, даже такими экзотическими. Но убейте меня – не поверю, что советские спецслужбы в тылу врага только тем и были заняты, что травили немецкое молоко. Наверное, были у них и другие дела. Но немецкий историк не был бы немецким историком, если бы не обнародовал самое дурнопахнущее из всего необозримого арсенала средств и методов агентурной работы. Это же всего лишь «подлые русские», а не благородные немецкие «юберменши». Какие могут быть церемонии?
 

    «А вот обратная история – уже о немецких агентах. Довольно любопытная ситуация – допрос советского гражданина, который находился в подчинении Абвера. Это дает нам некоторое представление о существовании в СССР коллаборационистов, которые работали на немцев. Эта тема до сих пор не очень изучена в российской исторической науке, тем ценнее такой документ».
 

Не знаю, в чем особая ценность данного документа, поскольку о существовании предателей советские люди были наслышаны еще во время войны. Видимо, в данном случае г-н Маттиас Уль допустил «оговорку по Фрейду», невольно озвучив то, что для него действительно представляет ценность – тема предателей России. Потому что именно на такую цель и работают подобные публикации. После прочтения которых в иных некрепких головах наверняка начнут роиться мысли о том, что немцы были, в общем- то, не такие уж и плохие ребята и может не стоит нам так гордиться своей победой над ними? На то и расчет. А тот, кто думает, что настоящий идеологический враг этот тот, кто малюет на заборах что-нибудь, вроде ублюдочного «ПТН ПНХ», тот очень сильно заблуждается.
 


Юрий Селиванов, специально для News Front

http://news-front.info/2016/06/22/eti-milye-xrabrye-neschastnye-nemcy-yurij-selivanov/
« Последнее редактирование: 19 Июня 2021, 23:28:06 от Александр Васильевич » Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 94987

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #32 : 27 Июня 2016, 21:50:38 »

Тайна 22 июня: второй эшелон заговора Тухачевского?

22 июня – дата начала Великой Отечественной войны. И вокруг этой даты есть много мифов. Самый распространенный – что Сталин не был готов к войне!



Сегодня, когда в России отмечается День Памяти и Скорби, стоит задуматься о том, какой ценой далась не только Победа, но и что скрывало за собой ее начало.

Действительно ли Сталин до самого конца был уверен, что Гитлер не нарушит пакт о ненападении и потому «беззаботно не готовился к войне»? Или шла подготовка по подмене военных планов?

Известный историк, литератор, полковник КГБ в отставке Арсен Мартиросян, один из крупнейших исследователей сталинской эпохи, в интервью рассказал о своем видении событий 22 июня 1941 г., которые он изложил подробно в своей последней книге «Тайна 22 июня. Итоги исторического расследования». Также он проводит аналогии с днем сегодняшним и с сожалением констатирует: события последнего года – такие, как открытие »Ельцин-центра», памятная доска Маннергейму, – легко могут трактоваться как предательство собственного народа властью.

http://www.media.nakanune.ru/images/pictures/image_big_77280.jpg

Вопрос: 22 июня – дата начала Великой Отечественной войны. И вокруг этой даты есть много мифов. Самый распространенный – что Сталин не был готов к войне?

Арсен Мартиросян: Что касается готовности Сталина. Он начал подготовку к будущей войне с 1925 г. Потому что в октябре 1925 г. состоялись пресловутые Локарнские соглашения, предтеча Мюнхенского сговора, они, по сути, были одинаковые – гарантии западных границ Германии и никаких гарантий по восточным границам. То есть – нападай на СССР, иди на восток.

Как только Сталин об этом узнал, он сказал: «Локарн выпустил дух войны на свободу». С этого момента его давняя идея о том, что надо строить социализм в отдельно взятой стране, приобрела конкретные черты. После этого были разработаны планы индустриализации, подъема экономики. К концу 20-х гг. стало ясно, что и Запад тоже начал готовиться к войне. Франция с 1926 г. начала строительство линии Мажино, это тоже был своеобразный сигнал, Англия ввела запрет на продажу Советскому Союзу оборудования, машин, это была так называемая «золотая блокада» – то есть продавали либо за золото, либо за зерно. Ни золота, ни зерна не было.

Вопрос: Золота не было?

Арсен Мартиросян: Золото откуда? Его разворовали во время Гражданской войны и революции, причем разворовали здорово. Кое-что удалось Сталину вернуть для нужд индустриализации,отсюда, собственно говоря, пошла непосредственно сама индустриализация, коллективизация и культурная революция. А если бы не было этих трех столпов советского социализма, не было бы и нашей Великой Победы в 1945 г.

В ходе первой же пятилетки был создан фундамент военно-промышленного комплекса Советского Союза, запущены первые 900 предприятий – и тракторные заводы, и танковые заводы, и ряд других производств. Темпы строительства, темпы экономического развития были чрезвычайно высокие, в первую пятилетку каждые 29 часов в строй входило предприятие, во второй пятилетке каждые десять часов – рост в три раза, в третьей, не законченной из-за войны, в строй входило предприятие каждые семь часов (по сравнению с первой пятилеткой в четыре с половиной раза увеличивались темпы).

К началу войны мы имели вполне развитый, вполне приличный военно-промышленный комплекс, который был в состоянии обеспечить вооруженные силы современным на тот период времени оружием.



Вопрос: И действительно оно у нас было?

Арсен Мартиросян: У нас были хорошие танки, знаменитые Т-34, КВ и так далее. Да, было немалое количество и предыдущих поколений танков, старые БТ-7, БТ-5. Все это было. Были и старые истребители, и знаменитые «Ишачки» И-16, и «Чайка» И-153. Но были и новейшие Як-1, ЛаГГ-1, МиГ-1, МиГ-3. Скажу даже больше – у нас перед войной уже в 1938 г. был разработан истребитель И-180 Поликарпова, который по своим показателям был, в общем-то, истребителем конца Второй мировой войны – это только впоследствии оценили. А на его базе к 1941 г. был разработан истребитель И-185 – тот вообще превосходил всех и вся по всем показателям. Всех и вся – подчеркиваю – во всем мире. И был истребителем-вершиной Второй мировой войны. К сожалению, из-за того, что при первом испытательном полете погиб Чкалов, истребитель этот был отставлен в сторону. Но все без исключения авиаконструкторы создали свои истребители, которые я перечислил, Як-1, ЛаГГ-1, МиГ-1, МиГ-3, все они выросли из шинели И-180 и И-185.

Мы обладали хорошим оружием, обладали в достаточном количестве, были десятки миллионов снарядов, миллиарды запасов различных патронов, огромное количество ГСМ, фуража для лошадей, огромное количество танков, огромное количество самолетов.



Вопрос: То есть полная глупость, что не были готовы? К войне готовились задолго?

Арсен Мартиросян: Армия была достаточно прилично (не скажу, что супер, это было бы нечестно и необъективно) оснащена и могла дать очень хороший, зубодробительный ответ. В отдельных случаях она и дала его.

Почему в начале войны произошла такая трагедия? Не от того, что Сталин был не готов или что-то запрещал – нет. К сожалению, наши генералы, особенно «верхние», что называется, в частности речь идет о Тимошенко как наркоме обороны и Жукове как начальнике Генерального штаба – они избрали катастрофически опасную стратегию вступления вооруженных сил в неизбежную войну. По основному плану, который был доложен руководству страны, предусматривалось активной обороной и активными действиями по сковыванию сил противника принять и отразить первый удар гитлеровской военной машины.

Вопрос: Почему мы не могли объявлять открытую мобилизацию?

Арсен Мартиросян: Под прикрытием этих действий должна была состояться мобилизация основных войск, потому что мы не могли объявлять открытую мобилизацию – это означало бы войну, и сосредоточение основных сил на нужных нам направлениях. И только после этого, и только при наличии благоприятной обстановки планировался переход в решительное контрнаступление с переходом на территорию противника, где его и разгромили бы. Нормальная, абсолютно естественная логика любого нормального генерального штаба. Вопреки этой логике, особенно с приходом Жукова на должность начальника Генерального штаба, все стало подменяться – в результате получилось, что они избрали метод контрнаступления главным методом. То, что должно было стать следствием, стало главным методом. В результате войска начали готовиться к немедленному встречно-лобовому ответному удару по факту нападения. Формально, вроде бы, ничего плохого – в лоб врезать с ходу. Но что за этим стоит? Для того, чтобы войска подготовить по такой схеме, нужно сосредотачивать основные силы на каком-то отдельном направлении. Они сосредотачивали на юго-западном направлении, то есть на плацдарме Киевского округа. Но мало того, что надо сосредоточить основные силы – последствия этого сосредоточения таковы: основная часть линии границы прикрывается узенькой, тоненькой, «жиденькой», как пишут сами генералы впоследствии, цепочкой дивизий.

Вопрос: Что получилось?

Арсен Мартиросян: На каждую дивизию приходится от 40 до 60 км линии обороны. А по уставу полагалось 8-10 км максимум. Дивизия – это основная единица, которая должна была охранять границу и оборонять ее, некоторые дивизии не были укомплектованы полностью личным составом (по уставу апреля 1941 г. дивизия наша должна была иметь 14 тыс. 483 человека личного состава, а подавляющее большинство имело 8-10 тыс., до норматива не доходило). В результате получилось что – мало того, что им «влупили» по 40-60 км, в зависимости от округа, так на метр обороны вместо положенных около 2 бойцов оказалось 0,1 бойца, 0,16 бойца и так далее. Извините, такую оборону не то, что ребенок – комар проломит. Ну что может 0,1 бойца, если против него прет почти 5 здоровенных мужиков? Ничего.

Вопрос: У немцев на некоторых отрезках было численное превосходство?

Арсен Мартиросян: В пересчете на одного пехотинца из плоти и крови получалось превосходство в момент нападения от 300 раз до 64 тыс. раз в ряде случаев. Можете себе представить, чтобы человек нормальный выдержал такое превосходство? С пограничниками, например, в 64 тыс. раз было. Кто это выдержит? Это еще, слава Богу, они держались как-то, ни одна из пограничных застав не отошла без приказа – держали, погибали все, либо отходили только по приказу. Еще какой урон наносили немцы, мы сразу поняли, что не туда ввязались, что называется. Но в любом случае – как живой человек может выдержать такую мощь? Понимаете, что получилось – формально у немцев не было такого количественного превосходства, но в результате этого идиотизма в арифметике, который я сейчас привел, получилось, что одну нашу дивизию «лупят» как будто 10-20-40 дивизий противника. Хотя на самом деле на поле боя этого не было.



Вопрос: Это оплошность генералов?

Арсен Мартиросян: Это уже сознательность, потому что они подменили стратегию. Это уже сознательность и последствия сознательных действий по подмене стратегии.

Дальше. Они ведь прекрасно знали, что на острие германской армии идут танковые механизированные войска. Они не просто знали, они четко это дело проанализировали – если взять доклад Жукова на декабрьском совещании высшего комсостава в 1940 г. – там четко видно, что он прекрасно все знал, хотя, конечно, не сам написал. Написал его помощник, полковник Баграмян. Но все равно – прочитал, значит, уже знал. То же самое Тимошенко показал – да, знает. Спрашивается – какого же лешего, если вы все знаете, вы противотанковую оборону строите из расчета 3-4 ствола на километр фронта? Что будет с этими тремя-четырьмя стволами, если против них в авангарде наступления прет 30 танков? И каждый стреляет. Максимум два залпа – эти три ствола закопаны в землю.

Вопрос: И так – во всем?

Арсен Мартиросян: Авиация передового базирования оказалась в зоне прямой досягаемости вражеской артиллерии. Самолеты наши не заправлены, у самолетов не то вооружение. Кто отдал приказ? До сих пор непонятны конкретные причины, за что расстреляли генералов ВВС. Все их считают невинными жертвами, агнцами божьими, но, извините, ни Смушкевич, ни Рычагов на такую роль не тянут. Потому что приказ о снятии вооружений с самолетов передового базирования пришел от командования ВВС РККА, а это – Смушкевич и Рычагов. С артиллерии тяжелой поснимали прицелы – всю оптику сняли, особенно с гаубичной. Извините, на черт нужна пушка? Понятно любому малышу – не нужна пушка, если на ней нет прицела. Тем более гаубица – она стреляет навесно, как ты будешь стрелять без всяких прицелов? А только с помощью тяжелой артиллерии можно отсечь передовые отряды нападающего противника от основных его сил. Начнешь вот так вот бить, отсекаешь основные силы, а те, кто прорвались, их уже легче будет раздолбать. Были лишены возможности работать, хуже того – в ряде мест подтянули артиллерию со снятыми прицелами прямо к границе якобы для смотра. В первый же день – бабах – все раздолбали либо захватили. Кончилось тем, что мы в течение двух-трех месяцев потеряли практически всю тяжелую артиллерию. Заново пришлось создавать.

Вопрос: Речь о чем – это заговор генералов?

Арсен Мартиросян: Очень даже похоже, я не стесняясь об этом пишу, что это была попытка умышленно устроить военное поражение, на фоне военного поражения осуществить государственный переворот со смещением Сталина. Я считаю, что это фактически второй эшелон заговора Тухачевского – тот провалился, расстреляли, а второй эшелон, к сожалению, остался. Не всех можно было вычислить, потому что в военном деле единственный критерий истины – это война. Самый кровавый критерий истины. Пока не случилось войны, генералы очень хорошо себя показывали, бодро рапортовали – все прекрасно, все отлично, а как только война – бац – и оказалось…

Хотите верьте, хотите нет – командующий Киевским военным округом, который сразу стал Юго-западным фронтом, до обеда 22 июня не разрешал привести войска в боевую готовность. В 4 часа утра по московскому времени немцы начали основные боевые действия, а он до обеда не разрешал приводить войска в боевую готовность.

Вопрос: А когда Сталин сказал, что мобилизация должна быть?

Арсен Мартиросян: Мобилизация была объявлена только 23 июня официально. Потому что если бы раньше объявили, то в суматохе первого дня получилось бы, что мы агрессор. По тем временам объявление всеобщей мобилизации означало объявление войны. Сталин сделал все, чтобы ни у одной сволочи в мире не было шанса обвинить Советский Союза в агрессии. Все сделал вплоть до того, что до 12 часов дня 22 июня мы пытались в эфире открытого радио договориться с японским правительством о том, чтобы они выступили посредником перед Германией, чтобы вернуться обратно в статус-кво довоенный. Японцы формально приняли это, но немцы, естественно, послали их, ничего не удалось. Но до последнего Сталин делал все, чтобы всех лишить возможности обвинить Советский Союз в агрессии.

В отношении приказов. Момент, когда количество сигналов о [начале нападения] 22 июня достигло максимального пика – 47 раз, – было примерно к 18 июня. Нужно было окончательно убедиться, ведь объявление войны, приведение войск в боевую готовность, вывод в пограничную зону – самые опасные шаги.

И 18 июня, когда шквал разведывательной информации достиг апогея, Сталин приказывает ВВС и пограничникам совместно провести воздушную разведку по всей линии границы в пределах компетенции Западного военного округа, то есть Белорусского округа. И ранним утром командир 42-ой истребительной дивизии, генерал-майор Георгий Захаров вместе со своим штурманом садятся в знаменитый «кукурузник» и облетают всю эту границу, каждые 35 км садятся на землю, на крыле пишут донесения, пограничники бесшумно подходят, забирают донесения по своим каналам в округ, и из округа пограничного – в Москву. Пограничники – это же были войска НКВД, а у них своя линия связи была. К вечеру была комплексная картина, что происходит – да, немцы выдвигаются на исходные позиции.

Все, уже лавина пошла, причем такая лавина, что ее не остановить, и обратно она не свернет. 18 июня все было окончательно установлено. Именно 18 июня со стороны Сталина пришел приказ о приведении войск в полную боевую готовность.



Вопрос: Таким образом, получается, у генералов было четыре дня, чтобы привести армию в полную боевую готовность?

Арсен Мартиросян: Да, более того, знали, что главный удар будет по Бресту. В послевоенное время те самые командиры, которые сидели на брестском направлении, чудом выжили в войне, они сами написали, что они знали, и знал, естественно, командующий Западным округом Павлов. Спрашивается – ты почему, мерзавец, тогда не вывел войска из Брестской крепости? С четырех до пяти утра мы потеряли, вы только вдумайтесь – три дивизии с ходу. Прямо в гущу живых тел начали падать снаряды. А ведь его за год до этого предупреждали, что надо убрать оттуда дивизии, бывший командир, командующий четвертой армией Чуйков Василий, впоследствии знаменитый герой Сталинградской битвы и маршал Советского союза, он же требовал, он орал, кулаком стучал – требовал, чтобы убрали эти дивизии. А ему в ответ «молчать», и все. Дошло до того, что его «сослали» во внутренний орловский округ. Поставили другого командира, тот тоже попытался вякнуть, но так и оставили до конца. При том оставили, в том числе и по согласованному с начальником генерального штаба Жуковым специальному разрешению.

Вопрос: Путаница со временем начала войны в мемуарах у Жукова – почему наш военачальник вдруг начал писать время по берлинскому поясу – то есть в «три часа»? О чем это говорит?

Арсен Мартиросян: Да, есть такое. Но вообще непонятно, кто конкретно писал, и что там осталось от Жукова. Потому что ему на 500 страницах главная военная цензура и партийная цензура выдали список замечаний, рекомендаций и пожеланий. Что дописать и переписать. 500 страниц, вы представляете, что это такое? Целый том. Что там после замечаний осталось от Жукова – я уже не знаю. Теперь, что касается этих часов. Он то ли, откровенно говоря, не отдавал себе отчета, что он пишет. То ли, действительно, на старости лет «сбрендил». Потому что действительно, он применил берлинское время. Я в своей фундаментальной работе «22 июня. Блицкриг-предательство» привел полный перечень сообщений с погранзастав – в котором часу начали стрельбу немцы. Причем с переводом на московское время. Пограничники отчитываются по московскому времени. Местное-то местное, но когда идет отчет в Москву, они отчитываются только по московскому времени. У него несуразица получилась и с этим перебежчиком, изъезженным Альфредом Лисковым. Его привели в штаб пограничников, когда уже до начала нападения то ли час оставался, то ли полчаса. Что он мог сообщить еще, тем более, что можно было бы сообщить Сталину? Почему он так написал – я не понимаю. В «03.01 мне звонили с Черноморского флота». Вообще, странное дело, почему он на Черноморский флот ссылается? То ли от того, что вице-адмирал Октябрьский был его «корешем», то ли почему? Ведь куда уместней было бы сослаться на Балтийский флот. А если уж по-честному, так надо было ссылаться на сообщения командующих округами. Ведь основную тяжесть принимают на себя сухопутные войска, а не флот.

Вопрос: Ваша книга – с подзаголовком «Анатомия предательства» в названии, то есть Вы считаете, что вся эта «неготовность» генералов была не всегда просто оплошностью?

Арсен Мартиросян: Я показал, как они шли год к подмене плана обороны, в чем суть этой подмены, уже очень подробно показал по каждому округу, что происходило с применением данных комиссии Покровского, в сопоставлении с конкретными боевыми действиями, и, наконец, в сочетании с данными военной контрразведки. И то, что накануне было и то, что в первые дни – это все позволяет детально показать «анатомию» того, что произошло там и как. Как оценивали те или иные стороны те или иные события.

(Окончание следует)
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 94987

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #33 : 27 Июня 2016, 21:53:07 »

(Окончание)

Вопрос: Как Сталин допустил этот «генеральский заговор», ведь и был 1937 г., когда тоже зачистка шла?

Арсен Мартиросян: Не всех вычислили, кого могли вычислить, пока не начались неуправляемые процессы. И оппозиция, в том числе и военная оппозиция, приняла тогда решение – еще в 1936 г. – о том, что как только их будут арестовывать, каждый из них должен сдавать как можно больше невинных людей. Что называется, «закладывать». И они сдавали. Кто по 100, кто по 150 человек – это будет огромный вал проверок, документов, это будет тормозить систему, вызывать в народе панику, страх и недоверие к власти. Ну, вы представляете, берем логику контрразведки (и вообще любого правоохранительного органа) – вот подследственный, он называет 100 человек своих сообщников. Каждого из них, значит, надо проверить. И вот начинается, две-три бумаги собрали, надо человека задержать, проверять его. А этот, например, еще сто человек сдал. Два-три раза натолкнулись на таких, и от арифметической прогрессии задержанных мы переходим к геометрической. В результате – гигантское количество людей оказались репрессированы. Ни за что, ни про что. Но что это, вина Сталина? Или самой Лубянки? Это вина оппозиционеров, которые сдавали невинных людей, тащили их за собой.

Вопрос: Есть доказательства, примеры?

Арсен Мартиросян: Например, Михаил Кольцов (настоящее имя — Мойсей Фридлянд, псевдоним в Испании — Мигель Мартинес, журналист – прим. ред) старший брат Бориса Ефимова художника- карикатуриста. Борис Ефимов до конца своей жизни на телевидении фиглярничал, что, мол, не знает, за что братика арестовали. Братика арестовали за дело. Ну, во-первых, этот журналист не за что носил звание комкора, то есть генерал-лейтенанта ему присвоили по дружбе, хорошие деньги ему платили, 3 тыс. руб. доход, собственный выезд, санатории и льготы. Так вот этот «милый» журналист помимо того, что он занимался очень неблаговидными делами, из-за чего руководство испанской компартии написало даже Сталину, он, как только попал на Лубянку, тут же «сдал» свыше 100 человек. Вот что делать с этой сотней человек? Или Мейерхольд. За что взяли – одно дело, но зачем ты сразу на 100 с лишним человек написал доносы? Зачем? Эти люди потом долго «отмывались». А кто-то не «отмылся». В целом, в 1937-1938 гг. было около 4 млн доносов. Вот что произошло. В принципе справедливо начатая операция по очищению армии и общества и на самом первом этапе очень даже обоснованная, аргументированная операция, в итоге превратилась в кровавую вакханалию.

Вопрос: Может, их заставляли писать эту сотню доносов на Лубянке? Применяли к ним силу?

Арсен Мартиросян: Да кто может заставить на невинного человека писать донос? Ну, вот,Рокоссовский – выбили зубы. Никого не оговорил. Генерал Горбатов тоже. Будущая жена маршала Катукова в 1937 г. тоже попала «под раздачу» – ни на кого не написала доносов. Зато те, кто доносов не писали, оставили очень интересные свидетельства – они пишут, что сидели с такими-то, такими людьми и что эти люди, когда возвращались с очередного допроса, приходили и так удовлетворенно сообщали всей камере: »Вот, сегодня заложил еще 17 человек!», «А вот я сегодня еще 50 заложил». И радостно хихикал на всю камеру, пока морду не разбивали.

Вопрос: А почему оппозиция пошла на такой шаг?

Арсен Мартиросян: Дело в том, что Сталин, будучи откровенно принципиальным партийным деятелем, в 1935 г. открыто их предупредил – кончайте вашу возню подпольную, не до этого сейчас. Кончайте, иначе будет произведена чистка. 15 мая 1935 г. открытым текстом предупредил, что создается специальная комиссия по проверке членов партии. Более того, он открыто генералам 4 мая 1935 г. сказал – кончайте строить заговоры, я знаю, что вы собираетесь кое-кого из нас убить. В открытую сказал. Нет, чтоб прекратить, пока вас не перестреляли. Нет, они до конца все вели, и в итоге и армия пострадала – конечно, когда высший командный состав попадает в такую ситуацию, моральный дух армии падает. Все эти факты архивными документами подтверждаются. В том, что я рассказал, нет ни одного слова выдумки или предположения. Все четко подтверждается архивными документами. Как после этого оценивать действия оппозиции? Как оценивать все эти вопли в отношении репрессий?



Вопрос: Сейчас 1937 г. сделали символом всего периода правления Сталина.

Арсен Мартиросян: В отношении гражданских лиц спихивать просто все на Сталина, вообще задумку репрессий – преступление. Ведь не он инициатор. Что произошло? 5 декабря 1936 г. приняли Конституцию, самая демократичная конституция того времени во всем мире. Впервые в истории России должны были состояться тайные альтернативные выборы. При тайном голосовании. Мало того, что оппозиция пыталась палки ставить в колеса еще в период, когда создавался проект конституции. Так или иначе, Сталину удалось довести дело до конца. Но дело в том, что оппозиция прекрасно поняла – с помощью этих новых выборов в новый Верховный совет, Сталин планирует произвести мирную ротацию всего правящего элемента. А их примерно 250 тыс. Кстати, НКВД примерно на такое количество расследований и рассчитывал. Понять-то они поняли, а вот что делать? Расставаться со своими креслами не хочется. А они же прекрасно в то время понимали одно обстоятельство – за предыдущий период они такого натворили, особенно в период индустриализации и коллективизации, что народ с большим удовольствием не только их не выбрал бы, но еще и башку бы им разбил. Многие секретари были по локоть в крови.

Вопрос: Тот же Хрущев?

Арсен Мартиросян: Да, Хрущев один чего натворил. Так вот, для того, чтобы как-то принизить роль этих новых выборов накануне введения в действие инструкции об этих выборах, был пленум ЦК ВКП(б), после этого пленума группа первых секретарей во главе с Хрущевым и первый секретарь Западно-Сибирского Крайкома ВКП(б) Роберт Эйхе, самая жесточайшая фигура среди кровожадных вампиров – эти два мерзавца начали давить на Сталина, что надо сначала почистить ряды граждан от всякого контрреволюционного элемента, кулаков и прочих и остатков буржуазных партий, царских элементов. И только потом проводить выборы.

А почему они на кулаков вообще насели? А дело в том, что в 1934-1935 гг. генеральный прокурор СССР Вышинский провел массовую реабилитацию и возвращение обратно так называемых «выселенных» крестьян по делам коллективизации и «О трех колосках». Он провел реабилитацию. Они вернулись озлобленные. С одной стороны, были благодарны советской власти, молились на Сталина, но, с другой стороны, были злы на этих первых секретарей лично, которые их упекли. Там было полное самоуправство – в одной из областей Хатаевич, этот милый человек, понимаете, объявил фактически гражданскую войну в ходе коллективизации в своем отдельно взятом регионе. В результате чего Сталин вынужден был ему пригрозить, что расстреляет сходу, если не прекратишь издеваться над людьми. Конечно, народ это все помнил в 1937 г., они бы просто галочки на выборах поставили – и эти кровопийцы пошли бы куда подальше.

Сталин действительно планировал такую операцию по мирной ротации, он открыто об этом сказал американскому корреспонденту в марте 1936 г. Говарду Рою. Он заявил, что эти выборы будут хорошим хлыстом в руках народа по смене руководящих кадров, прямо так и сказал – «хлыстом». Разве вчерашние «боги» своих уездов потерпят хлыст? Они требовали санкции на чистки. Сталин был вынужден дать им разрешение, но он поступил очень хитро – он дал им короткий срок, пять дней. Из этих пяти дней один день – это воскресенье. Он рассчитывал, что они не уложатся. А оказывается, эти мерзавцы уже имели списки. Буквально на второй же день пошли телеграммы с мест – первые Хрущев и Эйхе. Потом своего дружка Эйхе, которого в 1939 г. расстреляли по справедливости за все его жестокости, Хрущев реабилитировал первым в 1954 г.

Вопрос: Вы исследовали феномен предательства некоторых представителей высшего военного руководства СССР. Предательство имело место не только до войны, но и после смерти Сталина? Кстати, вы неоднократно говорили – убийства Сталина?

Арсен Мартиросян: Точно убежден, что было убийство. Количество фактов свидетельствует о том, что его убили. Ну, самый простой пример, который знает любой – когда умирает человек, по старинной традиции ему кладут на глаза пятаки, чтобы веки закрылись. Если в полевых где-то условиях – просто проводят рукой, закрывают. Врач высшей категории Чеснакова, которая была приглашена к умирающему Сталину, положила пятаки. Так веки не закрывались под тяжестью пятаков. Это означает, что он был отравлен. Потому что веки застывают в том положении, в котором организм был отравлен. Вот в этом положении они застывают. Потом приходится силой закрывать.

Вопрос: Как Вы удачно сказали в одной из своих книг: история – это разведка, разведующая назади, возможно, о сегодняшних реалиях мы сможем узнать только в будущем. Но все же, на каком историческом пути Россия сегодня, по-Вашему? Есть аналогия с «предательством элиты» в 1937 г., когда чиновники у кормушки не хотели оставлять свои теплые места, но и работать тоже не могли, их бы просто не выбрали?

Арсен Мартиросян: Вы абсолютно правы, ситуации очень похожи. Очень похожи, потому что у Путина, судя по всему, не хватает сил либо решимости – при всем том, что он достаточно решительный человек – справиться со всеми этими негодяями. Но меня что поражает. Во многих печатных изданиях разве что только матом не кроют, остальное все пишут – критикуют Правительство и министров – особенно транспорта, экономики, Набиуллину ту же самую – так критикуют, ну вы меня извините, легче расстрелять уже, чем дальше критиковать. Ну, спрашивается почему же ты, мил человек, не видишь?

Ладно, все считают, пытаются насаждать мнение, что он «своих» не сдает. Хорошо, допустим, это так. Допустим, что это очень благородная черта. Он, значит, считает себя ответственным за них. А почему эти мерзавцы не считают себя ответственными перед тем, кто им дал такую власть, такие блага и такие возможности? Почему они не считают себя ответственными за то, что он фактических сохраняет им жизнь? Ведь если их снять – их разорвут.

Это хорошо, что мы слабенького Башара Асада поддерживаем, хорошо, что Крым вернули, но сколько не кричи «халва-халва» – во рту слаще не будет. Работать надо, надо, чтоб эти черти работали. Тот же самый Мантуров или Улюкаев, который кличку получил «водолаз» – он каждый раз дно измеряет. Изучает «дно падения», в интернете стихи сыну пишет, они есть, почитайте – «в этой стране жить нельзя, это поганая страна, уезжай, сыночек туда». Или тот же самый Кудрин. За то, что этот «специалист» провозглашает, его бы в свое время, как его предыдущего коллегу Бриллианта-Сокольникова, наркома финансов – расстреляли. Абсолютно за те же самые мысли, которые проповедует Кудрин. Я обалдел, когда увидел даже одну и ту же цифру – Сокольников в начале 30-х гг. пропагандировал необходимость развития не более, чем на 7% в год. И Кудрин – то же самое ляпал.

Вопрос: Это когда нам надо было выйти на уровень – каждые семь часов по предприятию?

Арсен Мартиросян: Да, Сталину надо было темп накопления резко увеличить, а для этого 16-25% нужно было, так и давали в предвоенные годы. Это вообще фантастика, ни одно государство в мире не могло себе такого позволить, и до сих пор никто не может перекрыть этот рекорд. Вот, что делалось.

Вопрос: А ведь были и «авторитарные режимы» (в чем обвиняют Сталина), были и «либеральные свободные», вот, хоть сейчас у нас – «свобода рынка и демократия» – а темпов таких нет. Почему? Какая-то суть была другая, идея созидательная?



Арсен Мартиросян: Да, созидательная идея, у нынешней власти нет идеи. Когда я услышал, что Путин поехал открывать «Ельцин-центр», я сказал – все, конец твоему авторитету, товарищ полковник. До этого он умудрился достаточно серьезно дистанцироваться и фактически «очиститься» от ельцинского прошлого. Ведь он уже третий раз президент. Сто раз повторили его слова, что развал Советского Союза – это великая геополитическая катастрофа, он много критиковал порядки 90-х. Никто не собирался уже и колоть его этим ельцинским прошлым. И вот- 7 млрд еще туда вбухали.

Вопрос: Ну, вкладывают во что? В идеологию?

Арсен Мартиросян: А какая идеология «ельцинизма»? Это идеология разрушения. Разрушения личности, разрушения общества, государства, Родины. Путин пытается восстановить то, что было разрушено при Ельцине. Но таких темпов, как при Сталине, они уже достигнуть не могут. При Ельцине разрушали с такой же скоростью, как при Сталине – строили. Очень быстро. На одной внешней политике патриотизм не работает. Люди это чувствуют, вот скоро выборы в Госдуму, и будет большой перекос, будет много скандалов, и «бриллиантовые» чиновники будут вынуждены пойти на фальсификации. Потому что многие не пройдут, народ устал от этих лощеных попугаев.



Вопрос: Накануне Дня Памяти и Скорби установили табличку маршала Маннергейма в бывшем Ленинграде – это тоже своего рода предательство?

Арсен Мартиросян: Нельзя было такому человеку ставить памятную доску в городе, жители которого до сих пор остро хранят память о тех невинных жертвах блокады, которая была устроена в том числе и при помощи финских войск. Как можно было это сделать? Попытки Мединского как бы оправдаться перед населением Петербурга, которое возмущенно кричало – не надо этого устанавливать – попытки его заявить, что «не надо быть святее Папы Римского», Сталина в этом вопросе, который взял под защиту Маннергейма, несостоятельны.

Мединскому стыдно, как доктору исторических наук, такие вещи говорить, он прекрасно ведь знал, что Сталин не тронул Маннергейма только по одной причине – потому что это была согласованная позиция с Западом, коли он выводит Финляндию из войны, то его не будут преследовать, как военного преступника. Вот и все. Вот почему Сталин не тронул Маннергейма. Брать его под защиту – он не брал. Это был преступник. И Сталин прекрасно знал, но он ради того, чтобы уменьшить жертвы советского народа, чтобы поскорей избавиться от этого фронта с Финляндией, пошел на такой шаг.

Кто надоумил Мединского? Что такое из себя Финляндия представляет, что вы так кланяетесь перед ней перед 22 июня? Маннергейм своим преступным поведением 1920-1922 гг. до войны доказывал, что он враг Советского Союза. Почему вы не вспомнили, что 11 июня 1941 г. Финляндия подписала официальный договор с гитлеровской Германией о совместном нападении на Советский Союз? Почему никто не вспомнил, что Финляндия объявила нам войну раньше, чем Гитлер на нас напал? Потому что 17 июня в Финляндии была объявлена всеобщая мобилизация, по тем временам – это автоматически означает войну. Почему вы не посмотрели в сторону Пискаревского кладбища, где сотни тысяч невинных жертв лежит? Почему вы ставите памятник такому негодяю, как Маннергейм? Он перечеркнул все свои заслуги перед Российской Империей, перед Россией – я их не отрицаю, но он их перечеркнул, потому что участвовал в таких преступлениях, на его совести такое количество жертв. Почему нельзя было прислушаться к голосу питерцев?

Идите, поклонитесь могиле Гесса, езжайте в город, где родился Гитлер, и там походите, поставьте венки – то же самое будет. Как можно не учитывать мнение всего народа, да даже конкретных жителей конкретного города, так жестоко пострадавшего в годы войны – на тебе, ставят памятную доску человеку, который участвовал в организации этой блокады?!

В России происходит предательство народа, и это страшно и опасно.



Елена Кирякова

http://krasvremya.ru/tajna-22-iyunya-vtoroj-eshelon-zagovora-tuxachevskogo/

http://www.nakanune.ru/articles/111817/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 94987

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #34 : 27 Июня 2016, 22:02:41 »

Война, начало заговор генералов против Сталина



См.видео по нижеприведённой ссылке:

https://www.youtube.com/watch?v=H0nwvio7-3s
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 94987

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #35 : 22 Июня 2017, 17:29:13 »

22 июня – День памяти и скорби

По всей стране проходят памятные мероприятия



 Сегодня один из самых трагических дней в истории России: 76 лет назад началась Великая Отечественная война. Четыре года унесли жизни более 20 миллионов советских людей. Эта дата не была официально отмечена в календаре до 1992 г., когда 22 июня объявили Днем памяти защитников Отечества, а с 1996 г. – Днем памяти и скорби.

По всей стране приспущены государственные флаги. К ежегодной традиционной акции «Свеча памяти» присоединятся все регионы России. Президент Владимир Путин возложил венок к Могиле Неизвестного Солдата в Александровском саду. Цветы к мемориалу также возложили премьер-министр Дмитрий Медведев, руководство администрации Кремля и кабинета министров, а также представители Совета Федерации и Госдумы.

В столице поминальный огонь зажгли в Елоховском соборе. На Крымской набережной – 1418 свечей. Ровно столько дней длилась Великая Отечественная война. Всю ночь за лампадками следили волонтеры. Так называемые «хранителями огня» были облачены в военную форму тех времен. Они рассказывали всем присутствующим о трагических событиях, которые происходили в дни Великой Отечественной войны.

В Петербурге лампады загорелись в виде надписи «Помним». Жители Северной столицы возложили венки к монументу Героическим защитникам Ленинграда.

В Волгограде, который стал одним из символов героизма советских воинов, участники акции и ветераны Великой Отечественной собрались у подножия Мамаева Кургана. Знаменитую статую «Родина-мать зовет» специально подсветили так, что казалось, будто она движется. Собравшиеся исполнили песню, с которой красноармейцы уходили на фронт.

В центре Екатеринбурга тысячи человек накануне вечером прошли с зажженными свечами по центру города, а затем выложили из них слово «помним».

В Севастополе сотни горожан пришли почтить память героев в 3 часа 13 минут – именно в это время 76 лет назад на город упали первые бомбы. Акция продолжилась на Графской пристани – там на воду опустили бумажные кораблики.

Память погибших в Великой Отечественной войне почтили в Приморье. Во Владивостоке прошла акция «Свеча памяти». Колонна во главе с губернатором прошла по Корабельной набережной до мемориала «Боевая слава ТОФ», где собравшиеся возложили цветы и венки к Вечному огню.

На официальном сайте Минобороны России появился специальный раздел, посвященный событиям 22 июня 1941 г. Всего цикл содержит более 100 страниц рассекреченных воспоминаний советских военачальников, среди которых маршал Советского Союза Иван Баграмян.

В Минобороны рассказали, что обнародованные документы содержат ответы командующих округами, армиями, командиров корпусов и дивизий, осуществлявших управление в первые дни войны, на пять ключевых вопросов, подготовленных Военно-историческим управлением Генерального штаба Советской армии.

В этих ответах содержится исчерпывающая информация о ходе развертывания войск Прибалтийского, Киевского и Белорусского особых военных округов по «Плану обороны государственной границы 1941 г.» и степени готовности оборонительного рубежа по линии государственной границы к началу войны.

Данные опроса, опубликованного на сайте «Левада-Центра», свидетельствуют, что две трети россиян уверены, что войска Советского Союза смогли бы победить в войне против фашистской Германии без помощи союзников. При этом 28% респондентов уверены, что СССР не смог бы одержать победу в одиночку, а 9% затруднились ответить.

Многомиллионные потери со стороны СССР в Великой Отечественной войне 36% опрошенных объясняют внезапностью нападения Германии, а 24% считают, что противник имел более мощное вооружение.

Отмечается, что в опросе, который проводился 19-22 мая, приняли участие 1,6 тыс. человек из 137 населенных пунктов.

По материалам НТВ, ТРК «Звезда», «Вестей», «Ведомостей», РИА Новости, издания Lenta.ru.


Материал подготовлен в рамках социально значимого проекта «Россия и Революция. 1917 – 2017» с использованием средств государственной поддержки, выделенных в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 08.12.2016 № 96/68-3 и на основании конкурса, проведённого Общероссийской общественной организацией «Российский союз ректоров».


http://www.stoletie.ru/na_pervuiu_polosu/22_ijuna__den_pamati_i_skorbi_920.htm
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 94987

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #36 : 23 Июня 2017, 08:07:17 »

 Валерий  Габрусенко, Русская народная линия

Кто толкал Гитлера на Восток

К годовщине начала Великой Отечественной войны



Россия торжественно, в едином народном порыве отметила очередной День Победы. Отдала дань памяти защитникам Отечества. Вспомнила, какими жертвами, какими страданиями, каким мужеством достался этот День. Вспомнила, что наш народ освободил не только свою страну, но и весь мир от нацизма.  Вспомнила даже о помощи союзников. К большому удивлению, в эти праздничные дни никто - ни политики, ни политологи, ни даже журналисты - не вспоминал, что предшествовало нападению Гитлера на СССР. Постараемся кратко восполнить этот пробел.

Самый ключевой вопрос: кто привёл к власти Гитлера - человека, ещё в 1923 г. («Майн кампф») объявившего себя расистом, ненавистником евреев, цыган и славян, открыто заявившего о необходимости завоевания на востоке «жизненного пространства для германской нации»?

Во время Нюрнбергского процесса бывший президент Имперского банка Ялмар Шахт в беседе с американским адвокатом заявил: «Если вы хотите предъявить обвинение промышленникам, которые помогли перевооружить Германию, то вы должны предъявить обвинение самим себе. Вы обязаны будете предъявить обвинение американцам. Автозавод «Опель», например, ничего не производил, кроме военной продукции. Владела же этим заводом ваша «Дженерал моторс».

Харизматичность Гитлера, его ораторский дар, политическая воля даже на фоне тяжёлой экономической ситуации в Германии были всё же сопутствующими, но не главными факторами прихода его к власти. Главным были деньги, и главными спонсорами были финансисты Англии, США и Франции, наши будущие «союзники». Энергичный Гитлер был нужен им, во-первых, для объединения Европы против Советского Союза и, во-вторых, для отработки модели «Нового мирового порядка».

«...фактически Гитлера и его партию финансировали и подготовили почву для захвата нацистами власти в Германии те же силы, что готовили революции 1905, 1917 годов в России, спонсировали партию большевиков, эсеров, меньшевиков, вели плотную работу со всеми российскими революционными силами. Это - так называемый «финансовый интернационал», хозяева банков США, Британии, Франции и других западных стран, американской Федеральной резервной системы», - пишет историк А.Самсонов.

В этом свете становятся понятной и объяснимой политика «умиротворения» Гитлера. 1936 год - ввод немецких войск в Рейнскую демилитаризованную зону. Франция ограничилась словесным протестом, а премьер Великобритании заявил, что сей факт «не содержит угрозы военного конфликта». Гитлер позднее скажет: «48 часов после марша в Рейнскую область были самыми изматывающими в моей жизни. Если бы французы вошли в Рейнскую область, нам пришлось бы ретироваться с поджатыми хвостами. Военные ресурсы, находившиеся в нашем распоряжении, были неадекватны даже для оказания умеренного сопротивления».

Март 1938 года - аншлюс (присоединение) Австрии. Ещё в ноябре 1937 года английский министр иностранных дел Галифакс дал от имени своего правительства согласие Гитлеру на «приобретение» Австрии Германией. Чуть позднее британский премьер Чемберлен заявил в парламенте, что Австрия не может рассчитывать на защиту Лиги Наций. А 12.02.1938 г.  канцлер Австрии Шушниг был вызван в гитлеровскую резиденцию, где под угрозой немедленного военного вторжения был вынужден подписать предъявленный ему ультиматум, фактически превращавший Австрию в провинцию Третьего рейха.

30 сентября 1938 года - подписание Великобританией, Францией, Италией и Германией Мюнхенского соглашения об аннексии Германией Судетской области Чехословакии. До этого советское правительство предлагало оказать военную помощь Чехословакии при условии согласия её союзника Франции и согласия Польши пропустить советские войска через свою территорию, но получило отказ.

Март 1939 года - превращение остатков Чехии - Богемии и Моравии в протекторат Германии. Запад промолчал - ведь Чехия находилась в восточном направлении!

Март 1939 года - предложение СССР правительствам Англии, Франции, Польши, Румынии и Турции о проведении переговоров с целью предотвращения возможной агрессии Германии. Предложение Англией отвергнуто, взамен она предложила заведомо неприемлемый договор, по которому все военные обязательства возлагались только на Советский Союз.

Июнь-август 1939 года - переговоры в Москве по советской инициативе с Англией и Францией о заключении тройственного военно-политического союза. Англия и Франция послали представителей, которые не имели даже полномочий подписывать документы и которые имели задачу тянуть время. Министр Галифакс на заседании парламента 4 июля сказал: «Наша главная цель в переговорах с СССР заключается в том, чтобы предотвратить установление Россией каких-либо связей с Германией».

И вот здесь произошла осечка. Оставшись в полной изоляции, СССР был вынужден принять предложение Гитлера о заключении Пакта о ненападении (август 1939 г.). Произошла и вторая осечка: Гитлер стал неуправляемым и 1 сентября 1939 года напал на Польшу, союзницу Франции и Англии. Те были вынуждены объявить Германии войну, однако дальше слов союзники не пошли и никаких боевых действий не предпринимали, надеясь, что за Польшей настанет очередь России. Они ошиблись. На очереди у Гитлера был разгром Франции и бомбардировки Англии, оккупация почти всей Западной Европы. На СССР он напал только через два года.

Празднуя День Победы, нам нужно помнить не только о героизме наших отцов, дедов и прадедов, но и об истинных поджигателях Второй Мировой войны - наших нынешних «партнёрах». Как они ненавидели Россию в 1905-м, 1917-м и 1939-м, так они ненавидят её и сегодня.

http://ruskline.ru/special_opinion/2017/iyun/kto_tolkal_gitlera_na_vostok/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 94987

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #37 : 23 Июня 2017, 08:56:22 »

Цыганов Александр

День скорби и… победы



День 22 июня доказал: даже самое подлое нападение на Россию неспособно привести к её поражению

Это истина: Россия не всегда выигрывала войны.

Но также истина: Россия всегда выигрывала войны, в которых речь заходила о её существовании. Точнее даже - о её существовании как доме русского народа. И дата 22 июня 1941 года стала, будем надеяться, последним и, снова будем надеяться, вечным напоминанием об этом всем, кто допускает мысль о покорении России.

Вспомним историю

Дата, когда Россия сделала первый шаг к осознанию себя единой страной единого народа, известна доподлинно. Это 8 сентября 1380 года, день победы на Куликовом поле. Правильно было сказано: на это поле пошли воевать люди из разных княжеств, а вышел с него с победою - русский народ.

С тех пор Россия не проиграла ни одной войны.

Смелое заявление?

Давайте посмотрим. Что есть война в представлении русского народа? Это когда кто-то лезет на твой дом, твою семью, твою жизнь. Тут всегда бились смертным боем.

Всё остальное - так, конфликты. Молодецкие драки на выпасе с парнями из соседней деревни. Или кулачный бой на Масленицу. Желательно победить, но - не за жизнь и не за дом дерёмся.

Потому после Куликова поля мог прийти Тохтамыш и сжечь Москву. В какой-то из стычек татары могли взять в плен даже самого царя. Могли быть отступления от Казани и оставление уже взятой Ливонии.

Но сожжённая Москва твёрдо знала, что это - лишь эпизод. На деле - обманом город взяли. Более не повторится. А Русь стоит и стоять будет.

Но за царя Василия заплатили огромный выкуп и твёрдо знали: на самом деле Орда Руси более не угрожает. А через сто лет саму Орду ликвидировали.

Но во время той же внешней Ливонской войны вели войну на втором фронте - против крымских татар. И когда дело дошло до реальной угрозы самому дому русскому - уничтожили в битве при Молодях всё татарское воинство на поколение вперёд.

Но отдали Баторию свежеотнятый у Литвы Полоцк, но отбили его же от домашнего своего Пскова, героически выдержав страшную осаду.

Так было и дальше. Война гражданская времён Смуты резала Россию горьким серпом - но как только поляки, уже сидя в Москве, обозначили намерение подчинить её - откуда ни возьмись появилось ополчение, и бывшие враги объединились, чтобы изгнать их. И закончили поход свой пусть через 200 лет, но в Варшаве, завершив его роспуском самого польского государства. С переменным успехом бились с Наполеоном в Европе - но растерзали его армию, едва он покусился на Россию самоё. Крымскую войну проиграли - но по очкам, а о завоевании сердцевинной России англо-французские интервенты даже не думали. Аналогично и с русско-японской - с точки зрения русского народа это и не война была, а так, конфликт за корейские дрова. И вместо обычной самомобилизации, когда вопрос стоял о жизни России, занялся внутренними бунтами.

Но Гитлер решил, что переиграет историю

Он действительно так решил.

"Я не повторю ошибки Наполеона, - заявил он. - Когда пойду на Москву, я выступлю достаточно рано, чтобы достичь её до зимы".

Собственно, уже в этом он проявил не просто самоуверенность, а самоуверенность глупейшую. Во-первых, по факту он обогнал Наполеона только на два дня: напал 22 июня, в то время как тот - 24-го. Во-вторых, Наполеон достиг Москвы задолго до зимы - 15 сентября. И выгнал его из неё не мороз, который даже 29 ноября ещё не был способен сковать льдом реку Березину, а - безальтернативный для французского полководца стратегический замысел Кутузова. Опирающийся на общий дух народа, твёрдо в лице всех без исключения своих элит решившего покарать захватчика.

Нет, нападение вермахта 22 июня было страшным. Оно было почти безупречным. Оно было предельно эффективным. Оно было ошеломляюще успешным. Оно было профессионально умелым. И оно, казалось, действительно решило судьбу войны…

Но… Но что-то пошло не так с самого начала. Что же?

Гитлеровцы столкнулись всё с тем же духом русского народа, который не допускал проигрыша ни в одной войне за свой дом. Тем более - за существование в своём доме.

Да, если заглянуть в старые наши школы с довоенной историей, на мемориальных досках в них фамилии почти всех мальчишек военных выпусков. Из школы - в бой. И - всё…

Да, русские пехотные части испытали полный разгром. Они в один миг лишились связи, командования, взаимодействия, отработанных планов. Сами боевые уставы Красной армии перестали подходить для сложившейся ситуации!

Да, русские танковые и механизированные корпуса смешались, впали в хаос, тыкались слепыми котятами в разных направлениях, пока не кончалось топливо, и тысячи танков не приходилось попросту оставлять вдоль обочин, в болотах и оврагах.

Да, русская авиация была уничтожена на аэродромах, а та, что вылетела, частью не умела, частью технически не могла противостоять смертоносному опыту германских воздушных волков.

Да, русское командование утеряло контроль над ситуацией, войсками не управляло, частично не управляло даже собою.

Да, всё так, но…

Но! Но разбитые части вновь стягивались в боевые группы и упрямо продолжали сопротивление. И тем самым отвлекали противника от решения основной его задачи, наносили нежданной тяжести потери, наносили фланговые удары - слабые, часто неорганизованные, но ломавшие командованию вермахта замыслы и - главное, главное! - выигрывавшие время. Они жизни обменивали на минуты, десятки и сотни - на часы, тысячи - на дни. Это было страшно, это было немыслимо по количеству жертв - но это было то, что они могли, умели тогда делать. И они это делали.

Но танковые корпуса под бомбёжками и обстрелами всё же с самых первых дней войны прорывали немецкие боевые линии, заставляли их отступать, перегруппировываться, терять темп. Они теряли тысячи танков - но и у немцев выбивали десятки. И к главной фазе кампании 1941 года главная ударная сила вермахта подошла обескровленной. Да, Сталин в ноябре 1941 года самолично распределял танки по дивизиям едва ли не поштучно, - но немцы Москвы не взяли. Им не хватило чуть-чуть сил - но им их не хватило!

Но лётчики, сбитые с неба, собирались снова в тылу, распределялись по новым полкам - и снова вылетали на бой. И снова. И снова. Пока не оставались в том небе навеки. Но за ними уже шли новые лётчики, которым они облегчили трудную военную работу, выиграв время на обучение и - снова главное! - проредив, сколько могли, ряды опытных, умелых волков люфтваффе.

И так было во всём. Разумеется, сильная государственная власть сыграла огромную роль в том, чтобы организовать сопротивление после первого ошеломляющего удара. Но ограниченность её возможностей как раз и показало 22 июня и последовавшие за ним дни. Можно объявить мобилизацию, можно забросать армии приказами - но в те, первые дни войны, скажем прямо, государственной власти на фронте не было. Разве была она в казематах Брестской крепости? А та ведь сражалась, и последнего её защитника немцы смогли взять чуть ли не в октябре!

Нет, те дни, потом недели, месяцы, а в конце концов и войну сумело преодолеть и победить то самое русское, неизбывное - та самомобилизация народа, в каждом его представителе, лично в каждом, которая всегда поднималась на защиту своего дома. И всегда наказывала агрессора.

Потому что против этой силы никакой захватчик ни разу не смог не совершить ошибки. Всегда - фатальной для себя.

Поэтому Победа началась 22 июня. Сквозь весь ужас и всю скорбь этого дня.

https://tsargrad.tv/articles/den-skorbi-i-pobedy_70514


Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 94987

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #38 : 23 Июня 2017, 09:59:50 »

Авантюризм «Барбароссы»

Как «политическая воля» фюрера подавила стратегов германского Генштаба



 План «Барбаросса» ещё долгое время будет привлекать внимание исследователей, которые будут находить в нём массу подробностей, которые помогут сделать важные (даже для настоящего времени) выводы. Роль неофитов, каким и был А. Гитлер, в системе государственного управления ещё ждёт своих исследователей.

Итак, Подписание фюрером плана «Барбаросса» (18.12.1940 г.) послужило началом второго периода подготовки войны против СССР, которая приняла более широкий размах. Теперь она включала в себя детальную разработку планов всех видов вооруженных сил, планов сосредоточения и развертывания воинских частей, подготовку театра военных действий и войск для наступления.

Важно отметить, что план «Барбаросса» — это не только гитлеровская директива № 21, в которой изложены основные политические и стратегические цели войны против СССР. План «Барбаросса» вобрал в себя целый комплекс дополнительных директив и распоряжений главного штаба ОКВ (нем. OKW — Oberkommando der Wehrmacht) и генерального штаба ОКХ (сухопутных сил вермахта, нем. OKH - Oberkommando des Heeres) по планированию и практической подготовке нападения на Советский Союз. Наиболее важными из этих документов являлись: директивы по сосредоточению войск и по дезинформации; инструкция об особых областях к директиве № 21 (плану «Барбаросса»); указания о применении пропаганды по варианту «Барбаросса»; директива главнокомандующему оккупационными войсками в Норвегии о его задачах согласно плану «Барбаросса».

Важным планирующим документом была «Директива по сосредоточению войск», изданная 31 января 1941 г. главным командованием сухопутных войск и разосланная всем командующим группами армий, танковыми группами и командующим армиями. В ней определялись общие цели войны, задачи групп армий и входивших в них полевых армий и танковых групп, устанавливались разграничительные линии между ними, предусматривались способы взаимодействия сухопутных войск с военно-воздушными и военно-морскими силами, определялись общие принципы сотрудничества с румынскими и финскими войсками. Директива имела 12 приложений, содержавших распределение сил, план переброски войск, карту разгрузочных районов, расписание переброски сил из районов размещения и выгрузки их в исходные районы, данные о положении советских войск, карты с объектами для полетов авиации, распоряжения по связи и снабжению.

Ставка главного командования сухопутных войск Германии особенно строго предупреждала о скрытности и строжайшей секретности проведения всех мероприятий, связанных с подготовкой к нападению на СССР.

В директиве указывалось на необходимость ограничить количество офицеров, привлекаемых к разработке планов, причем они должны быть осведомлены лишь настолько, чтобы могли решать поставленную перед ними конкретную задачу. Круг полностью осведомленных лиц ограничивался командующими группами армий, командующими армиями и корпусами, начальниками их штабов, обер-квартирмейстерами и первыми офицерами генерального штаба.

Через два дня после подписания «Директивы по сосредоточению войск», 3 февраля 1941 г., в Берхтесгадене (место резиденции фюрера «Бергхоф») Гитлер в присутствии Кейтеля и Иодля заслушал подробный доклад Браухича и Паулюса (начальник генштаба Гальдер находился в отпуске).

В целом одобрив разработанный Генеральным штабом оперативный план, фюрер заявил: «Когда начнутся операции «Барбаросса», мир затаит дыхание и не сделает никаких комментариев».

Иодль подытожил «указания» Гитлера для «окончательной версии» следующим образом: «Предстоящая кампания есть нечто большее, чем просто вооруженный конфликт; это столкновение двух различных идеологий. Ввиду масштаба вовлекаемой в эту войну территории она не закончится просто разгромом вооруженных сил противника. Вся территория должна быть разделена на отдельные государства, каждое со своим собственным правительством, с которым мы затем сможем заключить мир. Формирование этих правительств требует большого политического умения и должно основываться на хорошо продуманных принципах».

«Любая широкомасштабная революция влечет за собой события, которые в будущем нельзя просто стереть из памяти. Сегодня социалистическую идею в России уже невозможно истребить. С точки зрения внутренних условий, образование новых государств и правительств неизбежно должно исходить из этого принципа. Большевистско-еврейская интеллигенция должна быть уничтожена, так как до сего дня она является «угнетателем» народа. Прежняя буржуазная и аристократическая интеллигенция, та, что еще жива среди эмигрантов, тоже не должна появиться на сцене. Русский народ отверг бы ее, и она в основном настроена против Германии. Особенно это относится к бывшим Балтийским государствам.

Далее, мы должны при всех обстоятельствах не допустить возможности появления националистической России на месте России большевистской, поскольку история показывает, что она тоже снова станет антигерманской.

Наша цель — построить как можно скорее и используя минимум военной силы социалистические государства, которые будут зависеть от нас. Задача эта настолько трудная, что ее нельзя доверить армии».

Основной стратегический замысел плана «Барбаросса», как известно, сводился к следующему: внезапным мощным ударом уничтожить советские войска, расположенные на западе СССР, с последующим глубоким продвижением германских танковых частей для воспрепятствования отступлению войск Красной Армии вглубь территории.

Конечной целью операции, указывалось в директиве, является создание щита, разделяющего азиатскую и европейскую части России на главной линии Волга- Архангельск. В этом случае объекты последнего промышленного региона, который останется в распоряжении русских, Урала, могут быть в случае необходимости уничтожены Люфтваффе.

Думается, отдельные моменты подготовки к войне с СССР нуждаются в комментариях. В гитлеровских планах даже на бумаге не все было гладко.

1. Термин «создание щита» не расшифрован, поскольку не ясно, сколько дивизий необходимо оставить в России и что они должны делать. Только в июле 1941 г. произошла оценка (56 дивизий) и изменение предполагаемой границы рейха до Урала, а затем до Новосибирска.

Генштаб был обязан настоять на дешифровке критерия конца операции, т.к. от этого зависит её длительность. А длительность стратегической операции – важнейший критерий, по которому судят, стоит или не стоит её начинать.

Генштаб прекрасно видел, что это - длительная война, а фюрер умышленно пытался представить её как скоротечную кампанию. Спрашивается, зачем? Ответ: так ему хотелось. У неофитов в решающий момент принятия решений происходит нарушение логики, которая у профессионалов воспитывается за длительный период обучения.

Неофиты не отличают субъективных желаний от объективных последствий. Научный, по сути, спор был окончен в приказном порядке.

2. У Генштаба отсутствовал анализ эффективности различных стратегий «воздействия» на Англию. Оценка стратегий, сильных и слабых сторон потенциальных противников - служебная обязанность ГШ всех стран мира.

3. У Генштаба не было прогноза развития стратегической авиации Англии и США.

4. Фюрер всё время колебался: стоит или не стоит разрушать колониальную систему Англии, стоит или не стоит высаживаться на острова, что делать с Англией в случае победы, надо ли переселять здоровых мужчин на континент в качестве рабов… И прочий бред.

5. Генштаб не понимал стратегической роли морской блокады Англии (несмотря на докладные записки адмирала Деница) и заранее не развернул подводный флот. Он санкционировал строительство очень дорогих и неэффективных линкоров. Только после «опыта» 1939-1940 гг. произошло понимание важности морской блокады, но только в 1941-1942 гг. начал увеличиваться выпуск подводных лодок. Однако поезд ушёл. Это была профессиональная ошибка.

6. У фюрера не было чёткого разграничения между двумя войнами: текущей с Англией и планируемой с Россией. Иногда война с Россией преподносилась как вспомогательная операция в стратегическом противостоянии с Англией. Иногда – как главная, о которой он давно мечтал.

7. Для Германии урок Первой мировой войны заключался в том, чтобы не воевать на два фронта, и Генштаб сразу понял, что будет война на два фронта, но (после Франции) промолчал.

8. Разговоры о том, что Сталин поверил письму Гитлера – ерунда. Он не верил никому. Сталин верил только собственной логике. А она ему подсказывала, что фюрер не допускает явных логических ошибок, поэтому Сталин тянул с решительными действиями.

Внешне это выглядело так, что он поверил письму Гитлера от 15 мая 1941 г. На самом деле, это был последний тест на вменяемость оппонента. Дальше он уже знал, как себя вести с этим авантюристом.

9. В стратегических играх сражаются только «потенциальные возможности» противников, а затем делается вывод о целесообразности операции. Гитлер не умел оперировать понятиями «потенциальные возможности противника» и «потенциальные возможности рейха». Для этого надо понимать длинные таблицы и графики прогнозов по численности населения, возможностям промышленности и боевой эффективности вооружений. Эту «лошадиную» и утомительную работу могут делать только профессионалы. Фюреру была нужна аргументация, и публике (генералам) преподносились заниженные возможности промышленности СССР и Красной Армии. Кроме того, благодаря английскому агенту Канарису он не знал о существовании «катюши», Ил-2 и Т-34. Это был прокол фюрера как интегратора всех факторов (эту функцию он себе присвоил во время реформ 1937-38 гг.) и триумф английской разведки.

10. В плане «Барбаросса» нет прогноза ресурсов остающихся у «поверженной» России. Это профессиональная ошибка Генштаба. Нет (официально зафиксированного) прогноза поведения руководства России. Это профессиональная ошибка политического руководства в лице Гитлера.

11. В плане «Барбаросса» нет прогноза реакции остального мира (Канады, Австралии и США) на новую войну. Нет оценки их ресурсных возможностей для помощи. Нет оценки их армии, флота и стратегических бомбардировщиков, возможности которых уже были известны.

Было только сказано «Мир затаит дыхание…». Не понять, что Англия приложит все силы для привлечения США на свою сторону, - это профессиональная ошибка политического руководства в лице фюрера и Генштаба.

12. В плане «Барбаросса» нет аргументированного прогноза материальных и людских потерь Германии. Нет прогноза воздействия стратегической авиации на промышленность по выпуску вооружения и боеприпасов и уменьшения численности отраслевых специалистов. Геринг (вероятно, благодаря Канарису) не знал о планах формирования гигантских соединений бомбардировщиков в Англии и США и не запустил в массовое производство практически готовую зенитную ракету «Вассерфаль». Это серьёзная профессиональная ошибка Генштаба.

10. В плане «Барбаросса» не оговорено боевое взаимодействие с Японией и пропорции дележа Сибири. О дележе бегло договорились в июле 1941-го. Следствие – Япония (путём ложной демонстрации, формально не нарушая мирного договора) не притормозила резерв дальневосточных войск СССР, который был использован под Москвой. Это тоже профессиональная ошибка Генштаба.

11. Не учтён нелинейный закон снижения боевой эффективности войск по мере увеличения расстояний от основных баз снабжения, бездорожья и углубления в леса, уменьшения авиационной поддержки. Отсюда переоценка возможностей наступления и ошибка в оценке необходимого количества ресурсов. Не было соответствующего пополнения Центральной группы войск, которая (ещё до контрнаступления Красной Армии под Москвой) понесла большие потери. Это грубая профессиональная ошибка Генштаба, которая в начале 1942 г. привела к первой истерике фюрера. (Неофитам страшно не нравится, когда действительность не соответствует их замыслам.)

12. В Генштабе не обратили внимания на воспоминания Коленкура (генерала Наполеона): взятие Москвы ничего не решило. Генштаб не понял стратегическую роль южного (киевского) направления для захвата Сталинграда и Баку. Это вполне можно было бы сделать в 1941 году, что привело бы к прекращению снабжения топливом центральной части России и в дальнейшем к перекрытию связи с Уралом. Советский Генштаб это понимал и ещё в 1940 г. создал мощную киевскую группировку, которая немцами (с потерей темпа наступления и возросшими потерями войск и техники Центральной группы войск) была уничтожена, но только для того, чтобы снова идти на Москву. Важность Южного направления была понята фюрером только летом 1942 г. Это профессиональная ошибка Генштаба.

На это вполне можно поставить точку и подвести краткий итог.

Главный вывод: решение о начале любой стратегической операции принимается только после оценки всех факторов и последствий. Полноценного анализа в Генштабе (даже «для себя») не было.

С военной точки зрения, план «Барбаросса» – это план (большой и до конца не просчитанной) армейской операции с идеологическими, полицейскими и хозяйственными «прибамбасами». Это - импровизация неофита.

Фюрер ещё до 1939 г. нарушил общую субординацию верховного командования и порядок составления стратегических планов Генштабом. Таким образом, Генштаб (разделяя идеологию и стратегические цели фюрера) был лишён веками накопленной культуры стратегического планирования. А в 1939 г. при планировании французской компании Гитлер проявил поспешность и неосмотрительность, которая была парирована Генштабом. Дата наступления переносилась 26 раз. Только в 1940 г. был выработан оптимальный план. Быстрая победа над Францией с очень маленькими потерями (что является следствием научно-технического прогресса) привела к колоссальному росту авторитета фюрера среди народа, но он так и не понял, что это – не его заслуга.

После побед в 1940 г. (естественным образом) возникла проблема содержания (либо демобилизации) большого количества боеспособных дивизий (около 150), которые ежемесячно требовали огромного количества ресурсов для содержания. Очевидным (для неофита) решением проблемы было – поскорее пустить их в дело. Поэтому для фюрера отсутствие анализа всех аспектов новой войны, все международные договорённости и дипломатические соображения потеряли смысл. Он привычно произвёл элементарную подмену понятий и выступал в Генштабе как в баварской пивной. Демагогические определения вроде «Россия – колосс на глиняных ногах», «последняя надежда Англии», «Россия – наша Африка», «столкновение идеологий», «война неизбежна» были использованы как решающие аргументы.

Генералы Генштаба всё это прекрасно поняли, но промолчали. Второй раз ГШ уже не смог остановить и исправить (явно авантюристический) план фюрера. Молох войны и массовое сознание обладают страшной собственной инерцией.

Запоздалая попытка хирургическим путём исправить ситуацию в 1944 г. не удалась. Кстати, многие соратники фюрера, в том числе и Геринг, были против войны: ещё не готовы. Но остались в рамках общей дисциплины. Самые грамотные генералы из Генштаба были удалены ещё в 1937-1938 гг. Грамотные генералы с собственным мнением – удалены из армии в конце 1941. Генералы - интерпретаторы и хорошие тактики остались. Результат – известен.

P.S. В публикации использованы материалы из книги В.И. Дашичева «Банкротство стратегии германского фашизма. Исторические очерки. Документы и материалы. Том I. Подготовка и развёртывание нацистской агрессии в Европе 1933-1941гг.» М.: издательство «Наука», 1973.

Антипов Валерий Иванович – кандидат физико-математических наук, старший научный сотрудник Института проблем управления им. В.А. Трапезникова РАН.


Статья опубликована в рамках социально значимого проекта «Россия и Революция. 1917 – 2017» с использованием средств государственной поддержки, выделенных в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 08.12.2016 № 96/68-3 и на основании конкурса, проведённого Общероссийской общественной организацией «Российский союз ректоров».

http://www.stoletie.ru/territoriya_istorii/avanturizm_barbarossy_778.htm
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 94987

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #39 : 23 Июня 2017, 15:11:01 »

Валерий Панов

Европа: вместо «здравствуйте» – «хайль»?

Дух Третьего рейха вновь бродит по континенту



 В 4 часа утра 22 июня 1941 г. европейские войска во главе с фюрером «великой Германии» Гитлером всей своей совокупной военно-экономической мощью обрушились на СССР (Россию). Для советских людей именно в тот момент началась война за право быть на этой земле, потому война - священная и Великая Отечественная. Случилось то, к чему коллективный Запад целенаправленно шел после Первой мировой войны, рассматривая ее как предтечу очередной экспансии на Восток.

Запад вообще, а Европа прежде всего, – это территория вечной вражды и межгосударственного раскола. Взаимная нелюбовь европейских стран настолько велика, что только ненависть к России периодически объединяет их, и тогда они всей «просвещенной» ордой выступают в очередной Восточный поход. (Постмайданная Украина в этом смысле хорошо вписывается в «дружную» европейскую «семью».) Именно в таком духе в мае 1941 г. нацистами был составлен секретный документ, который рассматривал Европу как единое целое, а нападение на СССР определял как «старую борьбу германцев... защиту европейцев от московско-азиатского потока». (Парадигма внешней политики ЕС также антироссийская.)

Закончился этот поход традиционно: западноевропейские варвары вначале были крепко биты на русской территории, потом разбиты окончательно на территории агрессора. Берлин был взят уже не первый раз в 1945-м. А до того после революций 1917 г. оккупировавшие Украину немцы тоже были изгнаны из пределов социалистического Отечества. И советский народ долго верил, что «фашистская гадина раздавлена в ее логове» и «фашизм уничтожен» окончательно.

Однако уже через два десятка лет после войны в советском обществе появилось осознание того, что разбиты были войска Германии и ее сателлитов, а нацистская идеология и, самое главное, ее многочисленные адепты не только уцелели, но и активно воспроизводятся.

Тогда, в конце 1960-х гг., пресса СССР начала открыто говорить о появлении в ФРГ неонацистских группировок, а следом – и крайне правых политических (партийных) организаций. В Советском Союзе вполне обоснованно отождествляли возрождение нацизма с угрозой новой войны. Из СССР Европе периодически адресовались соответствующие предостережения. Одно из наиболее запомнившихся советскому обществу прозвучало в многосерийном фильме «Семнадцать мгновений весны», ставшим, что называется, культовым, причем не только в СССР, но и в ГДР. Кино демонстрировалось также в ФРГ, в целом его посмотрело пол-Европы. Там есть эпизод, где группенфюрер СС Мюллер (артист Леонид Броневой) произносит: «Как только где-нибудь вместо слова “здравствуйте” скажут “хайль!” в чей-то персональный адрес, знайте: там нас ждут, оттуда мы начнем свое великое возрождение!». Но ни в Германии, ни в Европе не вняли призывам остановить неонацизм.

…И вот год 35-летия нашей Победы в Великой Отечественной войне. Германия. Готовятся совместные торжества советского командования с руководителями ГДР, партийными функционерами, общественностью. Тогда мне впервые довелось увидеть во многих немецких городах и поселках, как в один из апрельских дней на балконах вполне добропорядочные бюргеры собрались вокруг накрытых столов, зажгли свечи. Удивительное торжество: массовое, но тихое, вроде тайного сигнала друг другу «Я свой». Знакомые немцы объяснили, что был день рождения «фюрера» и свечи в его память… Он, дескать, ликвидировал безработицу, поднял с колен униженную Версалем Германию...

Прошло несколько лет, и уже в Бухенвальде мне довелось наблюдать, как по территории этого, одного из самых страшных, гитлеровских концлагерей немецкие туристы и туристы из других европейских стран разгуливают словно в парке отдыха.

Собственно, о концлагере напоминало лишь несколько «экспонатов» вроде закрытого на замок барака. А перед воротами с циничной надписью «Работа делает свободным», ставшую символом геноцида человечества, в ресторанчике звучала музыка, подавали шнапс, пиво, сосиски с капустой. После такой «напряженной» экскурсии посетителям надо было расслабиться, зато будет что вспомнить… Документальный фильм о творившихся здесь зверствах перестали показывать давно, так как чувствительные европейцы падали в обморок. В других концлагерях кинозалы тоже закрыли. Европа не любит вспоминать свое нацистское прошлое, Германия – в первую очередь.

Немцы, подчеркну, после Второй мировой не брали на себя никакой вины. Опросы общественного мнения показывали, что почти 70% из них отрицали общую ответственность за войну.

Недавно секретарь Совета безопасности РФ Николай Патрушев в интервью «Российской газете» (19.05.2017) заявил: «В Европе возрождаются неонацистские идеи. По имеющимся данным, в Евросоюзе насчитывается более 500 неонацистских и национал-радикальных группировок (зачастую молодежных). В них состоят более 7 миллионов человек».

Далее он отметил: «Националистическими структурами создаются мобильные боевые отряды, которые могут быть использованы для организации акций гражданского неповиновения и массовых беспорядков, как в своих странах, так и за рубежом… Складывается впечатление, что в Европе забыли ужасы Второй мировой войны». По словам Н. Патрушева, «серьезное распространение неонацистских идей наблюдается не только на Украине, но и в Латвии, Литве, Эстонии, Польше, где действия властей способствуют росту русофобии, антисемитизма и неонацизма».

Что касается Украины, то сегодня это страна, где у власти находятся люди, открыто исповедующие нацистскую идеологию. Но Европа не осуждает ни факельных шествий под знаменами со стилизованной свастикой… Ни государственного террора… Ни осквернения могил и памятников… Не требует найти виновных в сожжении людей в одесском Доме профсоюзов… В обстрелах Донбасса… В политических убийствах… А иная реакция разве могла быть? На что мы рассчитывали?

Бандеровцы, ОУН-УПА (запрещены в России) были созданы немцами для войны против СССР (России). Таким инструментом они и остались, даже антураж в черно-красных цветах не изменился. На германские, в том числе, деньги готовились оба киевских «майдана» - и в 2004 г., и в 2014-м, кандидатом в постреволюционные президенты-2014 был также протеже партии канцлерин ФРГ А. Меркель (ХДС) В. Кличко. Американцы, естественно, назначили лидером Украины «своего человечка» - Петра Порошенко.

ФРГ активно участвует в экспансии НАТО на Восток, частью которой является превращение Прибалтики в плацдарм провокационной политики в отношении России, антисоветской истерии и русофобии, зверств карателей АТО на Донбассе и во всей Украине. Такое поощрение, правда, прикрывается идеей мира в рамках Минских соглашений, перехваченной Берлином у Путина, но всем понятно, что это фиговый листок, которым власти ФРГ пытаются прикрыть истинные цели. Практически это «канализация» германского реваншизма на Восток в новых формах. К тому же Фонд Конрада Аденауэра (фрау Меркель) никуда из Украины не уходил… И стоит американцам ослабить свое присутствие на Украине, как их место немедленно займут немцы: они к этому всегда готовы!

Напомню, что после войны фашизм был осужден Международным военным трибуналом в Нюрнберге – в городе, откуда он начал победное шествие по Германии, а потом и Европы. Но большинство из нас вряд ли задумывались над тем, что реальному наказанию подверглись лишь руководители самого высокого уровня, и только те, кто не успел покончить жизнь самоубийством, как это сделали наиболее ярые нацисты. Вместе с тем трибуналом была проведена четкая разграничительная линия между гитлеровской верхушкой и большинством населения страны, которое режим якобы заставил работать на себя. (Откуда же появилось огромное число добровольных убийц, садистов, вообще карателей, наконец, такая преступная организация, как СС?)

После Нюрнберга в мире сложилось мнение, что Германия понесла суровое наказание. На деле со временем многим из тех, кто не был казнен немедленно или не покончил с собой, приговор был смягчен.

Смертная казнь заменена на пожизненное заключение. Пожизненное заключение - на ограниченное лишение свободы. Сокращались и сроки заключения. Главным образом, это происходило на территории оккупированной союзническими войсками, и где позже (23.05.1949 г.) союзниками была образована ФРГ. (В ответ на территории советской оккупационной зоны 07.10.1949 г. была создана Германская Демократическая Республика.) Здесь многие преступники были освобождены досрочно и возвращены к общественной жизни. Так, бывший фельдмаршал Эрих фон Манштейн, военный преступник, осужденный за геноцид и применение тактики выжженной земли (на оккупированной части СССР), стал неофициальным консультантом правительства ФРГ по формированию вооруженных сил (бундесвера).

Хорошо известен также пример освобождения финансового магната Альфреда Круппа, крупного производителя вооружения, занимавшего высокие посты в нацистской партии. Он обвинялся в эксплуатации людей на захваченных территориях и был приговорен к 12 годам лишения свободы с конфискацией имущества, однако был освобожден американцами, не отсидев и четырех лет, ему возвратили все. Группенфюрер СС Карл Оберг, организатор фашистского террора во Франции, приговоренный французским судом к смерти, был вытребован властями ФРГ и тут же амнистирован. Этот список может насчитывать несколько сотен тысяч фамилий. Однако процесс якобы тотальной денацификации Германии и «коллективное раскаяние» немцев, о котором германские политики вспоминают по сей день, но которое в действительности так и не состоялось, породили иллюзию, что с фашизмом в Европе покончено.

Действительно, проблемы ликвидации нацизма, влияния нацистской идеологии, отмены законов Третьего рейха, удаления нацистов с общественных должностей, из школ, университетов и т. д. в первые годы оккупации были самыми актуальными.

В гитлеровской НСДАП (национал-социалистической рабочей партии Германии) к концу войны насчитывалось около 8,5 млн членов, плюс 10 млн немцев, состоявших тогда в 61 дочерней и примыкавшей к ней организации.

Подчеркнем особо, процесс денацификации был инициирован представителями союзнических войск, прежде всего США. В январе 1946 г. Контрольный совет по Германии принял ряд законов. В них был определен круг лиц, подпадающих под денацификацию, и утверждено создание специальных судебных органов для рассмотрения их дел. Законодательно денацификация была оформлена несколько позже в виде «Закона 104 об освобождении от национал-социализма и милитаризма» (05.03.1946 г.). (Концом процесса денацификации можно считать 1 апреля 1951 г. — дату вступления в силу «Закона о регулировании правовых отношений лиц, попадающих под действие 131-й статьи конституции». ФРГ). Мыслимо ли за столь короткий срок, так сказать, привести в чувство целый народ? Вопрос, разумеется, риторический.

Вместе с тем денацификация подразумевала как физическое устранение или изоляцию убежденных носителей национал-социализма, так и замену идеологии национал-социализма либо на так называемую демократическую в трех зонах оккупации (американской, британской, французской), либо на коммунистическую — в советской зоне. На деле все обстояло прямо противоположным образом: в послевоенной Западной Германии органы власти вплоть до самых верхних эшелонов были переполнены бывшими офицерами СС, СД и гестапо, а также нацистскими идеологами, юристами, генералами вермахта. Так, в министерстве внутренних дел служило 54% бывших членов НСДАП. Об этом свидетельствуют результаты предварительного научного исследования, представленные общественности мюнхенским Институтом новейшей истории.

Окончательные итоги исследования будут подведены в 2018 г.  Однако многие факты известны давно. Нацистами была пронизана Федеральная служба по охране конституции, в задачи которой по иронии судьбы входила и входит до сих пор борьба с неонацизмом. Исключительно из нацистов состояло руководство службы внешней разведки ФРГ (BND). Ее под руководством американской администрации создал из бывших высших чинов СС, СД и гестапо генерал абвера (контрразведки) Райнхард Гелен. А наиболее нацистской из всех спецслужб демократической Западной Германии стала Федеральная служба криминальной полиции, созданная бывшим офицером СС Паулем Дикопфом, во времена Гитлера ответственным за депортацию «расово неполноценных» и «асоциальных» элементов в Штутгарте.

Но самым вопиющим фактом попрания всех норм международного права и общечеловеческих ценностей было, конечно, назначение военного преступника Теодора Оберлендера федеральным министром по делам изгнанных (1953-1960 гг.). В годы войны он командовал карательным батальоном украинских националистов «Нахтигаль», совершившим во Львове в 1941 г. массовые убийства мирных граждан, прежде всего – евреев и поляков. Канцлер ФРГ Аденауэр считал Оберлендера «глубоко коричневым», однако последний покинул свою должность только после того, как Верховный суд ГДР заочно приговорил его к смертной казни.

Кстати, все время канцлерства Конрада Аденауэра (1949-1963 гг.) его главным юридическим советником был Ханс Глобке, создатель нюрнбергских расовых законов, на основании которых в лагеря смерти были отправлены миллионы человек. Георг Кизингер, один из разработчиков гитлеровской доктрины антисемитской пропаганды, стал третьим федеральным канцлером (1966-1969 гг.). А Ойген Герстенмайер, военный преступник и личный друг Отто Скорцени (ближайшего помощника Гитлера) - председателем бундестага (1954—1969 гг.). Подобных примеров не счесть. И когда, скажем, в 1951 г. союзники разрешили ФРГ образовать МИД, то вскоре выяснилось, что 66% его руководящих сотрудников были членами НСДАП.

Но на все претензии о том, что в ФРГ реставрируется дух Третьего рейха, канцлер Аденауэр ответил так: настало время положить конец «вынюхиванию нацистов». И это «пожелание» было оформлено юридически.

В мае 1951 г. вступил в силу закон, возвращающий более 150 тыс. бывших нацистов, вынужденных до 1949 г. покинуть государственную службу, все права госслужащих (например, пенсии). Более того, работодатели по закону были обязаны выделять 20% средств на прием на работу именно этой категории лиц!

Вскоре после принятия упомянутого закона вся юстиция ФРГ вновь запестрела знакомыми еще с 1930-х гг. лицами, а после 1953 г. процессы против нацистских преступников приняли единичный характер (90% подобных процессов было проведено до этого года). Но еще ранее, после основания ФРГ, западногерманские суды осудили только 730 нацистов, из которых лишь шесть получили пожизненный срок, а 609 либо отделались денежными штрафами, либо отсидели в тюрьме символический срок. Офицерский корпус ФРГ (и в первую очередь, высшие офицеры) почти сплошь состоял из военных преступников, которые чувствовали себя настолько уверенно, что даже создали (еще до официального провозглашения ФРГ, при оккупационных властях) первую неофашистскую организацию – «Братство» («Брудершафт»), которая пользовалась финансовой поддержкой банкира Р. Пфердменгеса.

В Восточной Германии шли похожие процессы. Хотя здесь денацификация и проходила под жестким контролем НКВД, но проводили ее органы немецкой власти и в щадящем режиме. Результат был соответствующим.

В МВД, например, бывшие нацисты составляли 14% кадрового состава. В Национальной народной армии (ННА) ГДР служили даже два генерал-лейтенанта вермахта - Арно фон Ленски и Винценц Мюллер, который с 1956 г. по 1958 г. возглавлял Главный штаб Национальной народной армии, одновременно являясь заместителем министра национальной обороны ГДР. Оба оставили свои посты в связи с уходом на пенсию по возрасту. Фриц Мюллер, начальник управления кадров ЦК СЕПГ с 1960-го по 1990 год, был членом НСДАП. Курт Блех, бывший член НСДАП, руководил пресс-службой при Совете министров ГДР. В его ведении находилось информационное агентство ГДР АДН, он отвечал за информационную политику правительства. Первый генеральный прокурор ГДР (с декабря 1949 г. и до своей смерти в 1960 г.) тоже был членом нацистской партии.

В то же время уже в конце 1945 г. в Западной Германии начали формироваться многочисленные пронацистские организации, желавшие прийти к власти и взять реванш за поражение во Второй мировой войне. Зачастую в них входили бывшие члены НСДАП, активные функционеры гитлеровского режима. Западногерманский историк и публицист Рейнхард Опитц (1934 – 1986) в книге «Фашизм и неофашизм», разбирая деятельность послевоенных объединений бывших эсэсовцев, писал, что главной их целью являлось активное влияние на немецкую политику. Он отмечал: «То была не просто помощь «старым коллегам» с целью избежать наказания. Нет, эти организации сознательно вели работу по созданию внутренней структуры для предстоящей «борьбы за Европу» завтрашнего дня». Характерно, что в июне 1958 г. в ФРГ был официально отменен союзнический закон о запрещении гитлеровской Национал-социалистической рабочей партии. Таким образом, корни фашизма удалены не были.

Сегодня складывается впечатление, что суды над гитлеровскими преступниками, денацификация, видимость немецкого покаяния, прочие «очистительные» процессы были затеяны Западом лишь для того, чтобы сохранить фашизм в Европе. Сейчас все, что касается Гитлера, Третьего рейха, СС становится популярным. (И вместо «здравствуйте» опять говорят «хайль!) Фактически неонацизм процветает во всей Европе. Прямое и косвенное влияние неонацистских организаций растет от Нидерландов и Бельгии, через «правый бастион» Центральной Европы - Австрии, Венгрии, Чехии и Словакии - до Балкан и обратно: Прибалтика, Украина. В парламентах все больше ультраправых, получивших мандат благодаря поддержке неонацистов, а на Украине – и открытых неонацистов.

Заметим, что нацизм и тоталитаризм - это порождение именно европейского общества. Сегодня нельзя не напомнить и о том, что в Европе еще до Второй мировой войны многими европейскими странами уже правили диктаторы.

В начале 1941 г. на военную машину Германии работало порядка 5000 европейских промышленных предприятий. Кроме того, европейские страны взяли на себя расходы по содержанию на своих территориях немецких оккупационных войск. Из двух десятков европейских стран почти половина – Испания, Италия, Норвегия, Дания, Румыния, Венгрия, Словакия, Финляндия, Хорватия (выделенная тогда из Югославии) – совместно с Германией вступили в войну с СССР, отправив на Восточный фронт свои войска. И к концу июля 1941 г. 30% гитлеровской армии вторжения составили войска стран-сателлитов Германии.

Не может не внушать опасений тот факт, что в Евросоюзе обсуждается вопрос о создании объединенных вооруженных сил как бы в пику президенту США Дональду Трампу, но практически речь идет о создании войск быстрого реагирования НАТО на европейском континенте. На добровольной основе. Пока без фюрера. Но он может появиться в любой момент. И, как видим, не обязательно в Германии.


Статья опубликована в рамках проекта с использованием средств государственной поддержки, выделенных в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 05.04.2016 № 68-рп и на основании конкурса, проведённого Национальным благотворительным фондом.

http://www.stoletie.ru/rossiya_i_mir/jevropa_vmesto_zdravstvujte__khajl_343.htm
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 94987

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #40 : 03 Июля 2017, 09:59:40 »

Юрий РУБЦОВ

Начало Великой Отечественной. «Золото нашего опыта» должно работать и сегодня



 К очередной 76-й годовщине начала Великой Отечественной войны на сайте Министерства обороны РФ была опубликована большая подборка воспоминаний военачальников фронтового, армейского звена и ниже, вплоть до командиров дивизий, о том, в каком состоянии находились вверенные им войска в момент нападения гитлеровской Германии и как они действовали в первые дни войны.

Точнее, это даже не воспоминания в обычном понимании этого слова. В 1952 г. начальник Главного военно-научного управления Генерального штаба Советской Армии генерал-полковник А.П. Покровский, мотивируя это необходимостью разработки истории Великой Отечественной войны, направил ряду военачальников бывших Прибалтийского, Киевского и Белорусского особых военных округов перечень из пяти вопросов, ответы на которые и содержит опубликованная подборка.

Вопросы, заданные маршалам и генералам, были следующие:

1. Был ли доведен до войск в части, их касающейся, план обороны государственной границы? Если этот план был доведен до войск, то когда и что было сделано командованием и войсками по обеспечению выполнения этого плана?

2. С какого времени и на основании какого распоряжения войска прикрытия начали выход на государственную границу и какое количество из них было развернуто для обороны границы до начала военных действий?

3. Когда было получено распоряжение о приведении войск в боевую готовность в связи с ожидавшимся нападением фашистской Германии с утра 22 июня? Какие и когда были отданы войскам указания во исполнение этого распоряжения и что было сделано?

4. Почему большая часть артиллерии корпусов и дивизий находилась в учебных лагерях?

5. Насколько штаб части был подготовлен к управлению войсками и в какой степени это отразилось на ходе ведения операций первых дней войны?

Из содержания вопросов следует, что руководство Генерального штаба пыталось разобраться в очень сложном и запутанном вопросе начального периода войны, прежде всего с развёртыванием войск по «Плану обороны государственной границы 1941 года». Не исключено, что такое разбирательство инициировал сам И.В. Сталин, если вспомнить его беседу с руководством Генштаба и главными редакторами журналов «Военная мысль» и «Военный вестник» в марте 1945 г. относительно необходимости обобщения и освоения богатейшего опыта войны и в целом пристальный интерес вождя к военному искусству. Начальный период войны был одним из самых малоизученных и в то же время потенциально одним из самых ёмких с точки зрения актуального, не стареющего для всех времён опыта.

Поступившие в Генштаб материалы за авторством известных советских военачальников свидетельствуют о значительных просчётах политического и военного руководства при подготовке к отражению ожидавшегося германского нашествия.

Взять первый же вопрос о том, насколько полно командующие и командиры были посвящены в планы обороны государственной границы. Одни сообщили, что план был доведен до них заблаговременно и у них была возможность разработать свои собственные планы с построением боевых порядков и определением боевых участков. Другие ответили, что с планом заранее ознакомлены не были, а получили его в запечатанных пакетах накануне, а то и непосредственно в первые дни войны, когда обстановка изменилась кардинальным образом.

Так, командующий войсками 8-й армии ПрибОВО П.П. Собенников вспоминал: «Получив в марте 1941 года назначение на должность, я, к сожалению, в это время ни в Генеральном штабе, ни по прибытии в г. Ригу в штаб Прибалтийского особого военного округа, не был информирован о «Плане обороны Государственной границы 1941 года». По прибытии в штаб 8-й армии в г. Иелгава, я также не нашел никаких указаний по этому вопросу. У меня складывается впечатление, что вряд ли к этому времени (март 1941 г.) таковой план существовал… Лишь 28 мая 1941 года (эту дату я помню отлично) я, будучи вызван… в штаб округа, был, буквально наспех, ознакомлен с «Планом обороны». Все это происходило в большой спешке и несколько нервной обстановке. … План представлял довольно объёмистую, толстую тетрадь, напечатанную на машинке… Мои записи, а также записи моего начальника штаба были отобраны… К сожалению, после этого никаких указаний не последовало и даже своих рабочих тетрадей мы не получили».

Здесь передана, пожалуй, типичная картина. А ведь генерал Собенников – далеко не второстепенная фигура, он – командующий армией, которых в составе округа, ставшего 22 июня 1941 г. Северо-Западным фронтом, было на момент формирования последнего всего-то три.

Не лучше картина складывалась и в Киевском ОВО. По свидетельству командира 45-й стрелковой дивизии 5-й армии Г.И. Шерстюка, командующий армией приказал ему: «План обороны госграницы, места КП и НП в нужный момент получите в закрытом пакете; подготовку… отмобилизования в гарнизонах дивизии запрещаю, т.к. это даст повод к панике».

Из ответов на второй вопрос трудно составить более или менее целостное представление о том, как Красная армия действовала в последние дни перед германским нападением. В Белорусском ОВО (Западном фронте) до момента нападения врага никаких указаний или распоряжений о подъёме войск и выводе их для занятия оборонительных рубежей от вышестоящего командования, в том числе штаба округа, получено не было. До момента нападения все части находились в местах своей дислокации. Например, командир 86-й стрелковой дивизии получил личное приказание командира 5-го стрелкового корпуса собрать штаб дивизии, штабы полков и батальонов только в 1.00 ночи 22 июня. Правда, тут же предписывалось части по боевой тревоге не поднимать и ждать особого приказа. Лишь через час он получил приказ вскрыть пакет командира корпуса, хранящийся у него в сейфе, после чего поднял дивизию по боевой тревоге. По ещё одному свидетельству – начальника оперативного отдела штаба 12-й армии того же БОВО генерал-майора Б.А. Фомина, «оборона границы до начала боевых действий дивизиями не занималась».

Аналогичная ситуация сложилась в Киевском ОВО, несмотря даже на случаи обстрела немецкими самолетами советских военнослужащих и боёв с пограничниками. Соединениям и частям 5-й армии из штаба поступило указание: «На провокацию не поддаваться, по самолетам не стрелять… немцы кое-где начали вести бой с нашими погранзаставами. Это очередная провокация. На провокацию не идти. Войска поднять по тревоге, но патронов на руки не давать».

Добавим от себя, что ответы военачальников не позволяют сколько-нибудь определённо говорить о существовании директивы начальника Генерального штаба от 18 июня 1941 г. о приведении в боевую готовность войск западных округов. Упоминание о ней имеется в материалах скоротечного судебного процесса над командованием Западным фронтом – в показаниях бывшего начальника связи генерала А.Т. Григорьева. Однако самим документом историки до сих пор не располагают. В итоге трудно прийти к какому-то определённому выводу, как шло выдвижение войск приграничных военных округов на оборонительные рубежи, делалось ли это в каждом округе, а то и гарнизоне самостоятельно, либо не делалось вовсе.

Последнее тоже вовсе не исключено. О каком приведении войск в должную степень боевой готовности можно говорить, если, по воспоминаниям упомянутого выше командующего 8-й армией ПрибОВО генерала Собенникова, «личный состав тяжелого артиллерийского полка, двигавшийся по железной дороге на рассвете 22 июня, прибыв на ст. Шауляй и увидев бомбежку наших аэродромов, считал, что ʺначались маневрыʺ».

Тяжело читать эти документы, ставшие теперь достоянием широких кругов любителей истории (профессионалам они были известны и ранее). После ознакомления с ними уже не удивляешься, почему так неудачно, даже катастрофически сложился для Красной армии ход событий первых дней войны.

Этим событиям даны оценки в фундаментальном 12-томном труде «Великая Отечественная война 1941–1945 годов»: «Условием достижения этого успеха (в отражении германской агрессии. – Ю.Р.) было своевременное завершение оперативного развертывания войск, включавшего выдвижение соединений армий прикрытия в назначенные им полосы, занятии и оборудование участков и районов обороны. Однако такое решение советским руководством принято не было… Мероприятия по отражению первых ударов противника в оперативных планах разрабатывались Генеральным штабом недостаточно полно, а содержание оборонительных действий в оперативно-стратегическом масштабе не отрабатывалось вообще… Решение о приведении Вооруженных сил в полную боевую готовность следовало принять и осуществить своевременно. Отсутствие такого решения привело к чрезвычайно тяжелым последствиям, в значительной мере предопределившим крупные неудачи и поражения Красной Армии в начальном периоде войны».

Теперь это уже давняя, отделённая от нас 76 годами история. Однако история должная стать для нас поучительной, чтобы июнь сорок первого никогда не повторился. Извлечение уроков из неё в своё время было затруднено природой человека – победители всегда расточительны. На упомянутой выше встрече с военными учёными в марте 1945 г. И.В. Сталин обратил внимание именно на это: «Мы получили огромный военный опыт, такой опыт, которого нигде нет… Мы сидим на золоте нашего опыта, но порой его лучше и скорее изучают за рубежом». Это указание вождя оказалось по сути проигнорированным, и опрос военачальников начался, как видим, лишь в 1952 г.

Сегодня крайне необходимо вернуться к тем материалам. Да, за минувшие десятилетия коренным образом изменились средства и способы вооружённой борьбы, облик вооружённых сил, стали иными люди. Однако проблема внезапности нападения и готовности к его отражению не просто остаётся, но приобретает особую остроту. Достаточно вспомнить американскую наступательную доктрину «быстрого глобального удара», ориентирующую вооружённые силы США на поражение важнейших объектов противника в течение приблизительно часа.

И не случайно мы вспоминаем об этом в годовщину выступления Сталина по радио 3 июля 1941 года. К этому моменту всем, в том числе и вождю, стало ясно, что начальный период полностью проигран, что страну ждет тяжёлая изнурительная война, выиграть которую можно лишь путём напряжения всех сил и учёбой на собственных ошибках. Об этом уместно задуматься сегодня всем нам.

https://www.fondsk.ru/news/2017/07/03/nachalo-velikoj-otechestvennoj-zoloto-nashego-opyta-dolzhno-rabotat-i-segodnja-44252.html
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 94987

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #41 : 22 Июня 2018, 13:32:32 »

Сергей Черняховский

22 июня – это День Подвига

Вопрос не в том, готов ли ты к началу войны, а в том, готов ли ты в ней победить. Равно как и вопрос не в том, чем война начинается, вопрос в том, чем она заканчивается

22 июня – день безусловной трагедии. Открыто оспорить трагичность этого дня не смеет никто. Хотя есть те, кто хотел бы этот день превратить в день  обвинения. И не потому, что они хотели бы определить виновных, а потому, что слишком не любят как страну, которую должны были бы считать своей родиной, так и тот строй, который существовал в ней во времена Великой Отечественной войны.


Фото с сайта khlebnikovo.ru

В их вопросах о том, почему эта война началась с поражений – не боль за погибших и не возмущение  национального достоинства. В них - отчаяние несбывшейся надежды и досады на то, что первые поражения страны и строя в итоге обернулись его колоссальной Победой. Что этот день стал не днем начала крушения СССР, а днем начала Великого Подвига и восхождения к вершинам могущества, которых никогда ранее не достигала Россия.

Они постоянно поднимают вопрос о причинах первых неудач.

О том, почему война началась неожиданно.

О том, почему страна оказалась ни в психологическом, ни в военном отношении к войне не готова.

О числе потерь и «цене Победы».

Но им все это нужно лишь для того, чтобы увидеть то, в чем страна оказалась слаба, и не дать людям вспоминать о том, в чем она была сильна. Ведь даже вопрос, почему за Победу пришлось платить ту огромную цену, им нужен только  чтобы не дать задуматься: а почему страна, понесшая подобные потери и в целом потерявшая больше, чем ее противник, – оказалась победителем. И вышла из войны чуть ли не более сильной, чем вступила в нее.

Потому что именно этот вопрос и этот ответ для них страшны: им страшно напоминание о том, что смыслы, которыми  живет народ, могут оказаться сильнее самой по себе стали, танков, авиации:

«Насилье точит сталь,
Но сталь его не вечна,
А ты душою крепче стали стань!
Когда чиста душа,
А цели человечны -
Рука крошит отточенную сталь».


Они задают свои вопросы для того, чтобы народ не задумался о других.

Почему, оказавшись не готовой к войне, страна ответила на первый натиск таким ударом, что в дневнике начальника штаба Верховного командования сухопутных войск вермахта появились следующие записи:

22 июня: «Наступление германских войск застало противника врасплох… После первоначального «столбняка», вызванного внезапностью нападения, противник перешел к активным действиям…»

23 июня: «На юге русские атаковали в Румынии наши плацдармы на реке Прут и произвели ряд разведывательных поисков из района Черновиц против румынской кавалерии».

24 июня: «В общем, теперь стало ясно, что русские не думают об отступлении, а, напротив, бросают все, что имеют в своем распоряжении, навстречу вклинившимся германским войскам <…> Наличие многочисленных запасов в пограничной полосе указывает на то, что русские с самого начала планировали ведение упорной обороны пограничной зоны и для этого создали здесь базы снабжения».

25 июня: «Оценка обстановки на утро в общем подтверждает вывод о том, что русские решили в пограничной полосе вести решающие бои и отходят лишь на отдельных участках фронта, где их вынуждает к этому сильный натиск наших наступающих войск».

26 июня: «Группа армий «Юг» медленно продвигается вперед, к сожалению неся значительные потери. У противника, действующего против группы армий «Юг», отмечается твердое и энергичное руководство…»

29 июня: «На фронте группы армий «Юг» все еще продолжаются сильные бои. На правом фланге 1-й танковой группы 8-й русский танковый корпус глубоко вклинился в наше расположение… Это вклинение противника, очевидно, вызвало большой беспорядок в нашем тылу в районе между Бродами и Дубно… В тылу 1-й танковой группы также действуют отдельные группы противника с танками, которые даже продвигаются на значительные расстояния… Обстановка в районе Дубно весьма напряженная… В центре полосы группы армий «Центр» наши совершенно перемешавшиеся дивизии прилагают все усилия, чтобы не выпустить из внутреннего кольца окружения противника, отчаянно пробивающегося на всех направлениях…».

30 июня: «На фронте группы армий «Центр» часть… группировки противника прорвалась между Минском и Слонимом через фронт танковой группы Гудериана… На фронте группы армий «Север» противник перешел в контратаку в районе Риги и вклинился в наше расположение… Отмечено усиление активности авиации противника перед фронтом группы армий «Юг» и перед румынским фронтом…».

Почему при внезапном нападении и при распущенной на отпуск значительной части офицерского корпуса Красная Армия чуть ли не с первого дня войны перешла к постоянным атакам на противника, с первого дня выбивая тот его потенциал, который по планам должен был привести его к победе в блицкриге? А контратаки шли постоянно – на удар действительно ответили ударом – и заставившим содрогнуться вермахт.

Да, к войне оказались не готовы. А кто был готов? Польша, проведшая мобилизацию за несколько месяцев до немецкого вторжения? Франция, армия которой в ходе «странной войны» полгода простояла на позициях, играя в волейбол? Англия с ее бесславной эвакуацией в Дюнкерке? Или США были готовы к удару в Пирл-Харборе?

Вообще в большинстве случаев война начинается неожиданно для одной из сторон, даже если она к ней долго готовится. Если на то пошло, Россия не была готова ни к Северной войне, ни к войне 1812 года, ни к войне 1914 года.

Вопрос вообще не в том, готов ли ты к началу войны. Вопрос в том, готов  ли ты в ней победить. Равно как и вопрос не  в том, чем война начинается, вопрос в том, чем она заканчивается.

Страна знала, что война будет. Страна к ней готовилась. Вооруженные силы за два с половиной военных года увеличились с 800 тысяч человек до 6 миллионов. Но в основном в июне 1941 года это были не только не имевшие боевого опыта солдаты – но и в значительной степени  необученные или недоученные. Или обученные на той технике, которую как раз в 41-м начали активно заменять на  новую. Ведь дело было даже не в том, сколько Т-34 успели, а сколько не успели поставить в войска – дело было в том, сколько механиков успели переучиться на новых танках.

Врага, имеющего двухлетний боевой опыт, встретила в массе своей необученная армия. И вопрос не столько в том, почему она оказалась недоученной и не переученной, а в том, как эта необученная армия смогла сначала ответить мощным контрударом, а потом в считанные недели выбить рассчитанный на будущее потенциал противника. Немецким танкам противостояли люди, значительная часть которых  в жизни не видела трактора. И вопрос не в том, почему многие из них бежали при виде этих танков – вопрос в том, как им удавалось эти танки уничтожать.

23 июня – контрнаступление Красной Армии по Луцком, Шауляем, Гродно.

24 июня - 2-й день контрударов Красной Армии на шяуляйском и гродненском направлениях, 2-й день танкового сражения в районе Луцк — Броды — Ровно.

25 июня - 3-й день контрударов Красной Армии на шяуляйском и гродненском направлениях. 3-й день танкового сражения в районе Луцк — Броды — Ровно.

Военно-воздушные силы Северного фронта и авиационные части Северного и Краснознаменного Балтийского флотов одновременно атаковали 19 аэродромов Финляндии, на которых сосредотачивались для действий по нашим объектам соединения немецко-фашистской и финской авиации. Произведено 250 вылетов.

26 июня - 4-й день танкового сражения в районе Луцк — Броды — Ровно. Авиация дальнего действия ВВС РККА нанесла бомбовые удары по Бухаресту, Плоешти и Констанце.

27 июня - 5-й день танкового сражения в районе Луцк — Броды — Ровно.

28 июня - 6-й день танкового сражения в районе Луцк — Броды — Ровно. 4000 танков сошлось в бою.

29 июня - 7-й день танкового сражения в районе Луцк — Броды — Ровно. Сорвано движение вермахта на Киев и Смоленск, сорваны планы занять их в первую неделю войны.

Говорят, что в  Австралии потомки имеющих боевые награды имеют право носить их после смерти родителей. Чтобы помнили, что они - наследники подвигов, и имеют право ими гордиться. И это – правильно. Может быть, нужно, пусть и с запозданием на десятилетия, ввести такой порядок и у нас? Чтобы люди помнили – это их подвиг. Не только их страны и их народа – но и их семьи. И на вкрадчивый вопрос иного провокатора: «А давайте задумаемся, нужна ли нам была такая победа, да и победа ли это?» - отвечали не растерянным недоумением: «То есть как?», - а так, как надо отвечать на такие вопросы – ударом в зубы!

Потому что не только 9 Мая – но и 22 июня – это день Подвига, а не день поражения. День, когда страна приняла удар, сдержала – и начала свой путь к Берлину. 9 Мая не существует без 22 июня. И умение держать  удар – не менее важно, чем умение побеждать. Одно  начинается с другого. И одно - недостаточно без другого. Потому что немцы тогда – тоже умели побеждать. Но, как оказалось, - не умели держать удар.

А мы – умели. И  кстати, держим его и сегодня – уже в новой войне.

И сегодня большинство граждан считают, что СССР смог бы победить в  войне против Германии, даже сражаясь в одиночку, без помощи союзников – против тех, полагающих, что без союзников мы бы не справились (о двуличной политике западных «союзников» СССР во Второй мировой войне рассказывает наш фронт-проект).

22 июня – это конечно день Памяти и Скорби. Но это – не День Поражения и Тоски. Это день, когда страна сдержала страшный удар. И встала, чтобы ответить на него. Это – День Подвига.

http://www.km.ru/v-rossii/2018/06/22/prazdnichnye-dni-i-pamyatnye-daty-v-rossii/826114-sergei-chernyakhovskii-22-iyun
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 94987

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #42 : 22 Июня 2018, 15:52:41 »

Латышев Сергей

Почему мы отступали в 1941 году



«Двадцать второго июня, ровно в четыре часа Киев бомбили, нам объявили, что началася война»…

Причин поражения Красной армии, готовившейся к войне «малой кровью и на чужой территории», имевшей танков, самолетов и пушек больше, чем во всех армиях мира вместе взятых, было много, и они были разные. Как и её отступления всего за несколько месяцев к стенам Москвы и воротам Кавказа, потери огромных территорий и пленения нескольких миллионов советских солдат и офицеров, чудовищных жертв. Не обо всех из них даже сегодня можно говорить академическим языком, не рискуя возбудить праведный гнев и эмоции.

И хотя учиться на чужих ошибках лучше, чем на своих собственных, учиться надо на всяких ошибках, чтобы не повторить их в будущем. На уровне руководства страны такие уроки извлечены и усвоены: сегодняшняя российская армия, как показали Сирия, Крым, совершенно другая – она в мирное время полностью готова к войне, не просто имеет хорошее или лучшее оружие, но и отлично натренирована в его использовании. Умеет побеждать она и без войны, что является лучшей гарантией того, что её не будет.

22 июня многое было иначе. Несмотря на то, что страну активно готовили к войне. Снимались патриотические фильмы вроде «Если завтра война» или «Глубокий рейд», где советские бомбардировщики превращают в руины немецкие заводы в центре рейха. Взрослых граждан и даже школьников обучали обращению с оружием и противогазами. В каждом городе были парашютные вышки. Городская молодежь в массовом порядке записывалась в ОСОАВИАХИМ, предшественник ДОСААФ, чтобы учиться летать на самолетах, сбивать и бомбить врага. В предвоенные годы армия стремительно росла. Тракторные заводы выпускали новейшие и лучшие на тот момент в мире танки в невероятных количествах. В стране существовал культ «красных соколов», отличившихся, кстати, вместе со своими машинами в небе Китая, Монголии и Испании в боях с опытным врагом. Народу внушалось, что «капиталисты» или «фашисты» обязательно нападут, и даже рассказывали в книгах, газетных статьях, по радио и языком кинематографа, как это будет. И что наступит потом: быстрый и решительный разгром врага, чтобы донести якобы передовой общественно-политический строй до страдающих при капитализме сотен миллионов людей во всем мире, принимать все новые и новые страны в состав глобального СССР в возводимом на месте взорванного Храма Христа Спасителя циклопическом небоскребе – Дворце Советов, увенчанном огромной фигурой Ленина:

«Но мы еще дойдем до Ганга,

Но мы еще умрем в боях,

Чтоб от Японии до Англии

Сияла Родина моя». /Павел Коган/.



Проект здания Дворца Советов: В этом главном «храме» коммунизма планировали принимать в состав глобального СССР различные страны мира. Фото: www.globallookpress.com

А с этой целью, как писал другой советский поэт Михаил Кульчицкий,

Уже опять к границам сизым Составы тайные идут, И коммунизм опять так близок, как в девятнадцатом году».

Всё случилось иначе

Однако все случилось наоборот: «вероломное» нападение Германии и её союзников – румын, венгров, финнов, которых поддерживал экономический потенциал и добровольцы из многих занятых нацистами европейских стран. Армия к реальной войне оказалась не готовой. Даже народ не сразу возненавидел захватчиков. Поначалу некоторые слишком идеологизированные товарищи считали, что немецкий пролетариат взбунтуется против Гитлера, осмелившегося напасть на первое в мире государство рабочих и крестьян, а к редким немецким пленным относились гуманно, удивляясь их наглости и снобизму. Так было, пока народ не увидел агрессоров в деле. Не оказался на управлявшейся с помощью террора оккупированной территории. Не потерял многочисленных родных и близких на фронте. Не испытал мук голода и страшных лишений в тылу. Не вспомнил и не обратился к своей религии, истинным ценностям и национальным традициям. Дальше оставалось, забыв о коммунистических бреднях, только научиться грамотно воевать с сильным и упорным врагом и победить его, не постояв за ценой…

Стратегические причины катастрофы 1941 года

Причины невиданного разгрома Красной армии в 1941 году следует отнести к нескольким факторам. Сталин был не дурак и не собирался ждать, пока Гитлер на него нападет сам, подчинив себе предварительно всю Европу. Судя по тому, как располагались советские войска, откуда началась и как проходила их переброска к западным границам страны и предполагаемому сроку, когда они должны были быть готовы к наступательным операциям (об обороне никто и не думал), можно предположить, что война должна была начаться во второй половине лета 1941 года, когда Гитлер высадится в Англии, увязнет там в боях, а немецкая «завеса» на востоке будет ослаблена.

У Сталина все-таки не хватило ума понять, что фюрер не будет высаживаться в Англии. Потому что немцы не смогли обеспечить себе господство в воздухе, не имели необходимого для масштабной десантной операции и её поддержки флота, понесли бы большие потери и ничего бы не добились: король со своим двором и британское правительство переехали бы в Канаду, английские колонии - достались американцам, флот ушел и дальше воевать с немцами.

Гитлер также понимал, что его отмобилизованной армии нужен сухопутный противник, которым мог быть только СССР, и что разбив его, отбросив за Урал, взяв под контроль его ресурсы, он уничтожил бы и последнюю надежду англичан, что Сталин ударит Гитлеру в спину и они – уцелеют. В скорое нападение Сталина на Германию Гитлер не верил. Он вообще считал СССР слабой страной, а его армию после финской войны и сталинских чисток армейского руководства ни на что не способной. Окружение фюрера сознательно скрывало от него размеры советской военной мощи, чтобы он не передумал напасть, тем более, что он всё равно бы не поверил. Уже потом в ходе войны Гитлер признавал, что если бы знал, сколько у Сталина танков, на это бы никогда не решился.

Сталин, со своей стороны, тоже не верил, что Гитлер нападет, решив повторить для Германии самоубийственную для неё ситуацию войны на два фронта. Великий вождь и учитель не понимал, что деваться Гитлеру уже некуда, перегретой экономике Германии нужна война, на которую все можно будет списать. Он осознал это под давлением неопровержимых данных разведки всего за пару дней до начала нападения, какое-то время боролся со своей гордыней, боясь признаться себе и своему окружению, что совершил страшный просчет. Директивы войскам подготовиться к отражению удара врага поступили буквально за несколько часов до начала войны. Их смогли выполнить только те командиры, которые, видя, что грядет, уже приняли необходимые меры на свой страх и риск, под угрозой потерять голову. В результате её потеряли те, кто верил в мудрость и всезнание вождя и слишком радели о своей карьере.


Начало войны: Германская армия вместе с союзниками атаковали границы СССР от Баренцева до Черного моря. Фото: www.globallookpress.com

Тактические преимущества немцев

Из-за того, что сосредоточение советских войск было далеко не завершено, немцы, создавшие на направлениях главных ударов мощнейшие группировки, разбивали своего пойманного врасплох противника по частям – вначале первый эшелон, потом – второй, потом – третий. И в каждом случае имели преимущество. Они захватили инициативу и диктовали свою волю вынужденным обороняться и парировать немецкие удары советским частям. К западу от старой советской границы те находились, фактически, во враждебном окружении. Немецкие диверсанты в советской форме, которым зачастую помогали местные жители, разрушали связь, истребляли командный состав Красной армии. Москва мелочно вмешивалась в военные операции, часто предлагая и навязывая командованию на местах неправильные решения. Командиры, среди которых была масса неопытных и неравнодушных к своей карьере офицеров и генералов, боялись проявлять инициативу, за что их нередко расстреливали. В ходе войны армия избавилась от них: первую скрипку стали играть люди дела, у кого лучше получалось воевать. Проблема отягощалась тем, что Красная армия столкнулась с лучшей на тот момент армией мира, у которой стала быстро учиться и которую к 1944 году превзошла в мастерстве, так как уже била немцев не только числом, но и умением. В 1941 году этот процесс только начался.

В ходе первых боев и из-за немецких прорывов в первые дни и недели войны Красная армия лишилась огромных запасов оружия, боеприпасов и продовольствия, созданных около самой границы, с прицелом на будущее. То, что ополченцы под Москвой шли в бой с врагом, имея одну винтовку на несколько человек, - следствие этой катастрофы. Относительная внезапность нападения привела к тому, что советская авиация понесла чудовищные потери от первого немецкого удара прямо на аэродромах. По причине стремительного наступления врага многие самолеты были брошены, так как их не успели отремонтировать. Среди советских летчиков были настоящие асы, но основная масса пилотов была неопытна. У немцев были и асы, и более высокий средний уровень, так как их намного дольше учили. Они использовали более передовую тактику, которую потом отчасти скопировали советские ВВС, поскольку она не во всем была хороша.

Танки, получавшие даже минимальные повреждения в боях или обездвиженные из-за механических поломок, при отступлении терялись тоже. Советские танкисты рвались в бой, их танки были в основном лучше немецких, но им не хватало опыта и управляемости. Связь - самое важное в современных войнах - сильно хромала. Состоявшееся в конце июня 1941 года крупнейшее в мире танковое сражение под Дубно, в котором приняли участие 3128 советских танков, в том числе Т-34 и КВ, 728 немецких танков и свыше 70 штурмовых орудий выиграли немцы – с помощью авиации, зениток и умелого маневрирования. Они уклонились, в конечном счете, от решающего боя, развернулись и покатили на восток, оставив в своем глубоком тылу обреченные на уничтожение расстрелявшие свои боеприпасы и лишившиеся горючего советские танки.

Следует также честно признать, что немцы лучше учили своих солдат, их офицеры и генералы были обычно более грамотными, чем советские. В 1941 году это сработало. В дальнейшем подобное преимущество постоянно нивелировалось: как и в петровской истории со шведами ученики превзошли потом своих учителей, дорого заплатив за эту кровавую науку.

Патриотизм как гарантия конечной победы

Моральный дух советских бойцов, что признавали даже враги, был высок: в первые же дни боев немецкие части потеряли больше людей и военной техники, чем за несколько лет войны в Европе. История сохранила имена героев – танкистов, артиллеристов, летчиков или пулеметчиков, а многих и не сохранила вовсе, которые бесстрашно вступали в бой с многократно превосходившими их силами врага, предпочитая гибель бесчестию отступления. Иногда их с почестями хоронили немцы, а их офицеры ставили погибших красноармейцев в пример своим солдатам.

Однако, это не вся картина. Наряду с такими стоявшими насмерть солдатами, офицерами и целыми дивизиями, имевшими энергичных и опытных командиров, были и другие, кто самовольно оставлял свои позиции, массово сдавался в плен. Глубинная причина этого состояла в том, что эти люди не слишком-то хотели отдавать свою жизнь за ненавистную им советскую власть – с её репрессиями, колхозами, материальными лишениями. Некоторые рассуждали так: «При немцах хуже не будет», и им хотелось верить в пропаганду врага, что именно так и будет. Таким было не сложно поднять руки вверх. По немецким данным, к концу 1941 года в плену оказалось около 4 миллионов советских солдат и офицеров. Цифра поистине чудовищная и, как полагают многие историки и эксперты, указывающая на то, что дело тут не только в неумелости и ошибках советского командования этого периода войны. Если бы дело было только в этом, пленных было бы меньше.


Сталин после Победы поднял на приеме в Кремле тост за русский народ, оценив по заслугам его патриотизм, без которого было бы невозможно разбить врага. (Картина М. И. Хмелько «За великий русский народ»). Фото: www.globallookpress.com

В Москве реально опасались, что население СССР припомнит в этой ситуации сталинской власти все свои многочисленные обиды. Это честно признал и сам Сталин после Победы, подняв на приеме в Кремле тост за здоровье русского народа: «У нашего правительства было немало ошибок, были у нас моменты отчаянного положения в 1941-42 годах, когда наша армия отступала, покидала родные нам села и города Украины, Белоруссии, Молдавии, Ленинградской области, Карело-Финской республики, покидала, потому что не было другого выхода. Какой-нибудь другой народ мог сказать: вы не оправдали наших надежд, мы поставим другое правительство, которое заключит мир с Германией и обеспечит нам покой. Это могло случиться, имейте в виду. Но русский народ на это не пошел, русский народ не пошёл на компромисс, он оказал безграничное доверие нашему правительству. Повторяю, у нас были ошибки, первые два года наша армия вынуждена была отступать, выходило так, что не овладели событиями, не совладали с создавшимся положением. Однако русский народ верил, терпел, выжидал и надеялся, что мы все-таки с событиями справимся. Вот за это доверие нашему правительству, которое русский народ нам оказал, спасибо ему великое! За здоровье русского народа!».

Да, все это было потом, но в самом начале войны этот фактор еще не действовал с такой силой. Поэтому и сами немецкие генералы потом признавали, что никогда не имели бы в 1941 году таких побед, если бы немалая часть населения СССР не находилась в состоянии скрытой гражданской войны со своей коммунистической властью. Она завершилась после пробуждения захватчиками старого русского патриотизма, на этой почве. Народ стал решительно и умело сражаться за Родину, а не за Сталина, на фронтах и в немецком тылу.

Его не обмануло, что немцы открывали закрытые при большевиках церкви и даже одно время ликвидировали колхозы, которые быстро восстановили, чтобы было легче грабить крестьян. Поэтому уже в конце 1941 года Сталину стало ясно, что, несмотря на новые возможные военные неудачи, поражения в этой войне не будет, раз народ устоял и в целом остался верен. Будет только победа, потому что у Германии нет ресурсов для длительной войны со всем миром и таких союзников, пусть даже ситуативных, какие были у СССР. Таковы основные причины поражений 1941 года, сменившихся великими победами.

Да, все это было потом, но в самом начале войны этот фактор еще не действовал с такой силой. Поэтому и сами немецкие генералы потом признавали, что никогда не имели бы в 1941 году таких побед, если бы немалая часть населения СССР не находилась в состоянии скрытой гражданской войны со своей коммунистической властью. Она завершилась после пробуждения захватчиками старого русского патриотизма, на этой почве. Народ стал решительно и умело сражаться за Родину, а не за Сталина, на фронтах и в немецком тылу.

Его не обмануло, что немцы открывали закрытые при большевиках церкви и даже одно время ликвидировали колхозы, которые быстро восстановили, чтобы было легче грабить крестьян. Поэтому уже в конце 1941 года Сталину стало ясно, что, несмотря на новые возможные военные неудачи, поражения в этой войне не будет, раз народ устоял и в целом остался верен. Будет только победа, потому что у Германии нет ресурсов для длительной войны со всем миром и таких союзников, пусть даже ситуативных, какие были у СССР. Таковы основные причины поражений 1941 года, сменившихся великими победами.

https://tsargrad.tv/articles/pochemu-my-otstupali-v-1941-godu_140909
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 12741


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #43 : 23 Июня 2018, 01:22:25 »


«Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами»


Президентская библиотека раскрыла исторические материалы о начале Великой Отечественной войны …



22 июня 2018 года – День памяти и скорби. В этот день 78 лет назад началась Великая Отечественная война. На портале Президентской библиотеки сформирована и постоянно пополняется масштабная коллекция «Память о Великой победе», сообщила «Русской народной линии» пресс-служба библиотеки. Она включает огромное количество материалов, в том числе и те, которые свидетельствуют о том, как начиналось для СССР противостояние агрессору в течение без малого почти полутора тысяч дней.

«Сегодня, в 4 часа утра, без предъявления каких-либо претензий к Советскому Союзу, без объявления войны, германские войска напали на нашу страну, атаковали наши границы во многих местах и подвергли бомбёжке со своих самолётов наши города…» – этими словами начал своё обращение к советским гражданам заместитель председателя Совета народных комиссаров СССР и народный комиссар иностранных дел В.М.Молотов. Закончил же он его так: «Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами». Это заявление было повсеместно опубликовано в советской печати, и сегодня посетители портала Президентской библиотеки могут ознакомиться с ним, к примеру, на страницах экстренного выпуска «Ленинградской правды» от 22 июня 1941 года.

В цифровом фонде Президентской библиотеки хранится большое количество периодических изданий 1941–1945 годов, они представлены в отдельном разделе коллекции. Из них становится понятно, что наша страна не готовилась к такому повороту событий. К примеру, 22 июня 1941 года тульская газета «Коммунар» публиковала материалы под заголовками «Больше заботы о летнем отдыхе трудящихся», «Подмосковный бассейн за 20 дней июня», «Сады цветут», «На школьной площадке» и другие, в которых отражена пока ещё мирная жизнь июньского воскресного дня. Конечно, далее на страницах периодики разворачивается совершенно иная картина – картина военных действий и борьбы с врагом.

Ещё один исторический документ из фонда Президентской библиотеки, касающийся начала войны, – телеграмма наркома иностранных дел СССР В.М.Молотова в зарубежные представительства СССР о нападении Германии, в том числе и её рукописный вариант: «Немцы произвели нападение по многим пунктам нашей границы, бомбили Киев, Житомир, Виндаву, Севастополь. Через Шуленбурга передали, что ввиду опасности на восточной границе с Германией, вследствие сосредоточения советских войск, Германия решила принять ответные контрмеры. Ввиду этого вероломного и неслыханного нападения Советское правительство оказалось вынужденным принять меры отпора».

Издание 1944 года «Сообщения Советского информбюро» – хроника событий, разворачивающихся на фронте с первого дня войны, история борьбы за каждую пядь захваченной врагом земли. В сборнике документов и материалов «Ленинград в Великой Отечественной войне Советского Союза», выпущенном в том же году, отражена, в частности, планомерная подготовка города к военному положению. К примеру, можно узнать, какие меры были введены для обеспечения общественного порядка и государственной безопасности уже 27 июня 1941 года.

Президентская библиотека формирует электронную коллекцию, посвящённую победе в Великой Отечественной войне, с 2010 года. В состав коллекции включены официальные документы, фото- и кинохроника, газеты военного времени, книги, издания агитационно-пропагандистского характера, сборники статей, биографий, свидетельства участников боевых сражений и тружеников тыла, их личные документы, изображения боевых и трудовых наград, памятников и мемориальных комплексов.


22.06.2018

http://ruskline.ru/news_rl/2018/06/22/nashe_delo_pravoe_vrag_budet_razbit_pobeda_budet_za_nami/
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 12741


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #44 : 23 Июня 2018, 02:03:10 »


«Блицкриг разбился о мужество и стойкость советских войск»


Минобороны создало уникальный информационный ресурс с рассекреченными архивными документами первых дней Великой Отечественной войны …



Сегодня, в День памяти и скорби, на официальном сайте военного ведомства размещен уникальный электронный информационный ресурс, посвященный событиям первых дней самой ожесточенной и кровопролитной войны XX столетия – Великой Отечественной.

Департаментом информации и массовых коммуникаций Министерства обороны совместно с Центральным архивом Минобороны России была проведена масштабная работа по изысканию и оцифровке уникальных, ранее не публиковавшихся документов, рассказывающих о первых боях Красной Армии с вероломными гитлеровскими полчищами, вторгшимися на территорию СССР.

«Посетители сайта смогут ознакомиться с рассекреченными архивными документами первых дней Великой Отечественной войны: директивами НКО СССР, приказами и донесениями командиров воинских частей и соединений, первыми принявшими на себя удар немецких войск, наградными документами с описаниями подвигов и первыми указами руководства страны о награждениях орденами и медалями начальствующего и рядового состава Красной Армии, - рассказали создатели портала. - Несомненный интерес всех увлеченных историей родной страны и Великой Отечественной войны, всех, кто привык доверять не слухам и фальшивкам-измышлениям, а документальным первоисточникам, вызовет впервые опубликованная на сайте Минобороны России копия Директивы Народного Комиссара Обороны СССР № 1 от 22 июня 1941 года, подписанная Жуковым и Тимошенко и переданная в ночь на 22 июня командующим 3-й, 4-й и 10-й армий.

Особое внимание также заслуживает рассекреченная копия рукописного Боевого приказа Народного Комиссара Обороны №2 от 22 июня 1941 года, собственноручно составленном начальником Генштаба РККА Г.Жуковым спустя три часа после начала войны – в 7:15 утра. Примечательно, что приказ предписывает войскам Красной Армии «всеми силами и средствами обрушиться на вражеские силы и уничтожить их в районах, где они нарушили советскую границу», а бомбардировочной и штурмовой авиации уничтожать вражеские самолеты на аэродромах базирования и группировки наземных войск «на глубину германской территории до 100-150 километров». При этом было указано, что «на территорию Финляндии и Румынии до особых указаний налетов не делать». На обороте последнего листа этого документа стоит приписка Г.Жукова: "Т[ов]. Ватутину. Румынию бомбить".

За рукописными строками этого уникального документа – по сути, первого боевого распоряжения Наркомата Обороны – читается колоссальное напряжение и трагизм первых часов разразившейся войны.

Также в проекте впервые представлена трофейная карта начального этапа "Плана Барбаросса", где, кроме подробного размещения у границ СССР группировок немецко-фашистских войск, обозначены планируемые направления основных ударов войск вермахта в первые дни войны. Все они так и остались на бумаге: блицкриг разбился о мужество и стойкость советских войск.

Словно летопись воинского подвига – боевые приказы по 55-й стрелковой дивизии, которая входила в состав 4-й армии Киевского особого военного округа и одной из первых приняла на себя удар войск гитлеровской Германии.

Знакомясь с рассекреченными документами, можно узнать, как в одном из первых боев батарея под командованием старшего лейтенанта Борисова прямой наводкой уничтожила 6 танков врага.

Взвод младшего лейтенанта Брыкля также поджег 6 танков, а когда орудия взвода были выведены из строя, офицер повел огонь из обнаруженного недалеко орудия, оставшегося без расчета, и уничтожил еще 4 танка. После того, как закончились снаряды, младший лейтенант поставил станковый пулемет на тягач и вместе с его водителем продолжил вести бой до последнего патрона.

Опубликованные донесения начальников политотделов 42-й и 6-й стрелковых дивизий, принявших удар немецко-фашистских войск на западном направлении, расскажут о ходе боев в районе Бреста и за ставшую легендой Брестскую крепость. Подробности боевых действий этих соединений станут настоящими откровениями даже для профессиональных историков.

Отборная дивизия, состоящая из наиболее храбрых солдат – именно такую оценку дало 99-й стрелковой дивизии, прикрывавшей Перемышль, немецкое командование по итогам первых дней боев за город. Офицерам вермахта было рекомендовано в дальнейшем избегать столкновений с дивизией.

Вот лишь несколько фрагментов из боевых приказов и донесений, касающихся стойкости и доблести её солдат.

"22 июня дивизия находилась в городе Перемышль, где приняла первый удар бронированных масс немецко-фашистских войск. В результате вероломного нападения город оказался захвачен гитлеровцами, но 23 июня части дивизии совместно с другими подразделениями отбили правобережную советскую часть города и восстановили границу".

О подвигах красноармейцев и командиров этого соединения в первые дни войны рассказывают рассекреченные наградные документы. «22 июня красноармеец Балакарь Е.М. находился в карауле по охране точек города. В момент нападения он не растерялся, занял дот, установил станковый пулемет и в течение полутора суток огнем пулемета отражал противника и не допустил его переправы через р. Сан».

"За несколько первых дней боев город трижды переходил из рук в руки. Все это время противник вводил в бой резервы, настойчиво пытаясь захватить инициативу в свои руки… Командование дивизии приняло решение не допустить прорыва противника (…), продолжая удерживать госграницу. Именно благодаря профессионализму командования и непосредственно командира полковника Дементьева Н.И., части дивизии смогли не только противостоять массированному натиску врага, но и обратить его в бегство".

Среди опубликованных документов – десятки наградных листов на красноармейцев и командиров, отличившихся в тех первых кровопролитных боях. В их числе – и описания подвигов летчиков-истребителей 158-го истребительного авиаполка Ленинградского военного округа младших лейтенантов Петра Харитонова и Степана Здоровцева, совершивших 26 июня 1941 года первые тараны фашистских бомбардировщиков в небе над городом Остров. За эти воздушные бои отважные военлёты Указом Президиума Верховного Совета Союза ССР от 8 июля 1941 года были удостоены высокого звания Героев Советского Союза. Из опубликованного Приказа Министра обороны СССР от 30 апреля 1965 года Герой Советского Союза младший лейтенант Здоровцев С.И. навечно зачислен в списки 332-го отдельного гвардейского вертолетного полка.

Размещение на портале Минобороны беспрецедентного информационного ресурса, посвященного началу Великой Отечественной войны, ставит заслон набирающей обороты фальсификации истории, документально развенчивает многие её лживые мифы, становится важным элементом в системе военно-патриотического воспитания молодежи».


22.06.2018

http://ruskline.ru/news_rl/2018/06/22/blickrig_razbilsya_o_muzhestvo_i_stojkost_sovetskih_vojsk/
Записан
Страниц: 1 2 [3] 4 5
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Valid XHTML 1.0! Valid CSS!