Русская беседа
 
25 Января 2021, 15:51:22  
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
 
Новости: ВНИМАНИЕ! Во избежание проблем с переадресацией на недостоверные ресурсы рекомендуем входить на форум "Русская беседа" по адресу  http://www.rusbeseda.org
 
   Начало   Помощь Правила Архивы Поиск Календарь Войти Регистрация  
Страниц: 1 ... 7 8 [9]
  Печать  
Автор Тема: С РОЖДЕСТВОМ ХРИСТОВЫМ!  (Прочитано 27216 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 10888


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #120 : 10 Января 2021, 00:20:09 »


Откуда появилась звезда волхвов?  Вопросы священнику.





Вопрос:

В который раз уже перечитываю Евангелие он Матфея, и вдруг обратил внимание на первые 2 стиха второй главы. Каким образом волхвы могли прийти с востока к звезде, которую видели на востоке? Волхвы должны были либо прийти с запада к звезде на востоке, либо звезда была на западе, либо нечто другое имеется ввиду. Разъясните, пожалуйста.

Юрий



Отвечает Иеромонах Иов (Гумеров):

Ибо мы видели звезду Его на востоке и пришли поклониться Ему (Мф.2:2). Вопрос возник из-за синтаксических особенностей приведенного стиха. Слово восток надо отнести не к звезде, а к волхвам: видели звезду Его [находясь] на востоке и пришли поклониться Ему. Звезда же была не астрономическим явлением, а «невидимой силой, принявшей вид звезды» (святитель Иоанн Златоуст), «божественной и ангельской силой, явившейся в образе звезды» (блаж. Феофилакт). Св. Иоанн в подтверждение приводит такие соображения: 1. Необычен ее путь: текла от севера на полдень (юг). Она вела волхвов из Иерусалима в Вифлеем, который находится южнее. 2. Она является не ночью, а днем. Ночью звезды не видно. 3. Звезда является, затем скрывается, а потом появляется вновь. 4. Звезда указывает место не с высоты, а опустилась вниз: обыкновенная звезда не может показать такое малое место как вертеп.

Есть еще одно объяснение данного стиха. Греческое слово anatolе и славянское восток имеют два значения: 1.сторона света и 2. восход, исток. При таком объяснении стих может быть прочитан так: «мы видели восход звезды Его».


http://www.pravoslavie.ru/answers/6886.htm
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 10888


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #121 : 10 Января 2021, 00:20:51 »


Глубинный смысл Рождества Христова

Митрополит Лимасольский Афанасий


Святые отцы Церкви своим молитвенным опытом доказали: каждый раз, когда мы предстоим перед Богом в молитве в храме или на своей личной молитве дома, это предстояние имеет две характерные особенности. Оно наполняет нас радостью, потому что мы становимся свидетелями величайшей любви Бога к человеку. Наше сердце порывается выразить Богу огромную благодарность, так как каждый из нас, в свою меру, чувствует этот дар Господа Своему творению. Но одновременно это предстояние перед Богом является для нас также и судом, особенно в этот святой праздник, как и во все великие праздники и дни, связанные с событиями жизни Господа нашего Иисуса Христа. Но, естественно, глубочайший смысл этих событий и праздников вовсе не осуждение человека, но его спасение.



Вот и сейчас, переживая радостное событие рождения Господа нашего Иисуса Христа, мы чувствуем эту огромную Божественную любовь к нам, и наше сердце трепещет от величайшей благодарности Богу за все Его щедроты и благословения, ниспосланные роду человеческому, но главное для нас – и это принесет практическую пользу нашему духовному состоянию – суд над самим собой. Как говорит апостол Павел: «Если мы осуждаем сами себя перед Богом, то уже не будем Им осуждены» (ср.: 1 Кор. 11: 31). Если в этой временной жизни мы будем осуждать самих себя, мы не будем осуждены в «последний день», так как суд уже состоялся в этом мире.

Итак, мы становимся свидетелями и участниками празднования Рождества, мы становимся причастными к этой особой рождественской атмосфере, которая располагает к внимательному рассмотрению и суду самих себя с точки зрения того, что Господь сделал для нашего спасения, ибо мы знаем, что Бог ничего не творил случайно и бесцельно, но, будучи Господом Истории, все события, происходящие в мире, направлял к спасению нашему. Так возжелал и благоволил Бог, чтобы все события происходили с удивительной точностью. Например, Он захотел родиться в конкретный год, конкретным, известным нам образом, в определенной стране и городе и даже во всем нам известном вертепе; рождество Его предваряли и ему сопутствовали события, подробно описанные в Евангелии.

Святые Церкви каждый раз, когда находились в смущении или искушении, ставили себя перед жизнью Иисуса Христа, осуждая самих себя. Хотелось бы верить, что христианин – это тот, кто по мере своих человеческих сил подражает жизни Христа, а то, что не в силах исполнить, покрывает покаянием и смирением – этими добродетелями духовного делания.

    Истина стала Человеком, чтобы мы смогли полюбить Ее. Но прежде Она возлюбила нас

В эти святые дни Рождества, наполненные такими богатыми по сути своей песнопениями, Церковь постоянно славит Христа за Его непостижимую для человеческого ума жертву, на которую Он пошел ради нас. В этих песнопениях постепенно раскрывается богословская глубина и смысл Рождества, которое у добродетельных монахов и мирян становится не просто переживанием события, но как бы даже видением и участием в нем. Когда старец Ефрем Катунакский возвратился из Иерусалима, мы ожидали, что он нам расскажет, какое впечатление на него произвели Голгофа или Распятие. Как же были мы удивлены, когда он поведал нам, что его очень растрогала пещера в Вифлееме. Когда он смотрел на эту смиренную, скромную пещеру, так умилившую его, он говорил сам себе: «До посещения Вифлеемской пещеры, живя на Афоне в скалистой, недоступной пустыни Катунаки, в скромной келлии, в которой едва могло поместиться лишь самое необходимое, у меня был помысел, что я из себя что-то представляю. Теперь, увидев место, где родился Сам Бог Иисус Христос, я чувствую всю свою ничтожность, ибо вижу, как смирился Бог, родясь в такой маленькой пещере – загоне для животных, где Ему едва-едва нашлось место».

Христос, родившись в вертепе гонимым и презираемым всеми, тем самым совершил величайшее в истории человечества; Его Воплощение произошло в абсолютной тишине, в смирении и безвестности, и из всего человечества лишь несколько волхвов-персов и простецов пастухов были извещены о Пришествии в мир Самого Бога. Бог – и крайняя нищета и смирение! И если мы действительно хотим правильного взгляда на себя и верного суда совести, то каждый раз, когда наша жизнь начинает нас мучить мирскими желаниями и требованиями, поставим себя перед этой смиренной Вифлеемской пещерой, перед событием Боговоплощения и поразмыслим над тем, что мы делаем и соответствуют ли наша жизнь и наши дела жизни Христа и тому, что сделал для нас Христос, воплотившись. Так мы можем судить всю нашу жизнь.

С того момента, как Бог стал Человеком и ангелы пропели: «Слава в вышних Богу, и на земли мир, в человецех благоволение», слово Божие возвещает нам: «Я пришел на землю принести не мир, но меч» (ср.: Мф. 10: 34). Почему же Христос вместо того, чтобы принести мир, принес меч, ведь ангелы пели: «на земли мир»? Безусловно, мир, пришедший на землю, есть Сам Христос, ставший Человеком, Которого мы, как Бога и Человека, уже сможем полюбить. Христос нам показал, что наши отношения с Богом не есть что-то аморфное и теоретическое, потому что невозможно полюбить просто идею. Человек может быть ревностным последователем какой-нибудь философии, но он никогда не сможет развить и приобрести подлинную любовь к Богу и людям, следуя этой системе, потому что сама система никогда не будет в состоянии полюбить его самого.

В Церкви же происходит совершенно обратное. Тут мы не имеем взаимных отношений с какой-нибудь теорией, и Само Слово не стало какой-нибудь теорией или философией, но «Слово плоть бысть» (Ин. 1: 14). Слово – Иисус Христос – Само стало Человеком, чтобы и мы смогли Его полюбить. Когда же мы будем в состоянии полюбить Бога и эта любовь проснется в нашем сердце, тогда мы поймем, что Бог предварил нас Своей любовью непостижимым образом. «Мы полюбили Его, так как Он прежде возлюбил нас», – говорит апостол Павел. Это то таинство и тот замысел, что заложены в Церковь. Поэтому Христос, как Мир, пришедший в мiр, стал предметом любви, а не веры. Потому что в свое время нужно будет превзойти и веру, и надежду, чтобы остаться только в любви. По апостолу Павлу, в конце бытия упразднятся вера с надеждой и пребудет только любовь (см.: 1 Кор. 13), потому что только любовь – опытное, онтологическое действие, руководствуясь которым человек чувствует, что он соединен с Богом. Этого направления держались все святые, и с того момента, как родился Христос, они возлюбили Его всеми силами души.

Первомученик Стефан склонил свою главу под эту Божественную любовь и тем самым уподобился Самому Господу. В Деяниях апостолов говорится: когда его схватили за то, что он проповедовал имя Иисуса, во время суда над ним и его исповедования перед судилищем лицо его сияло, словно лицо ангела. Иудеи приговорили его к смертной казни. Приведя на место казни, забили его камнями – так по закону Моисееву было велено поступать с людьми нечестивыми и очень грешными. Но хотя смерть его была ужасна, первомученик Стефан, исполнившись Духа Святого, молился не о себе самом, а обо всем мире, как это делал Христос, Который говорил, возвышаясь над Вселенной на Кресте: «Господи, не вмени им греха сего». С того момента, как Христос пришел на землю и принес мир, миллионы мучеников отдали свои жизни за эту веру в Него, потому что они полюбили Христа и вкусили Его великой ответной любви. Потому что любовь Христова говорила в сердцах этих людей.

    Святые были очень внимательными в эти дни

Хочу заметить, что память святых, которую мы ежедневно празднуем, вовсе не является датой дня страдания или отсчетом лет со дня преставления, как это бывает у обыкновенных усопших, но, когда совершается служба мученику или преподобному, вновь происходят события их жизни в настоящем времени. Потому что события церковных праздников всегда были для них критерием и судом. Они взвешивали, мерили, сверяли и судили свою жизнь, сопоставляя ее с жизнью Христа, соответствуют ли они ей как Его последователи. Святые были очень внимательными в эти дни, они старались вникнуть в глубину смысла церковных песнопений праздника, читали, что пишет об этом Евангелие и отцы Церкви, и размышляли над происходящим. Они, например, рассуждали над тем, что Творец Вселенной умалился до грудного Младенца; что только Он родился, а Его уже искали, чтобы убить; что для Царя Мира не нашлось иного места для рождения, кроме скромной пещеры; что само рождение Его было в полной безвестности, смирении и нищете. Святые сравнивали свои поступки, условия жизни, желания, свое смирение, думая так: «Если Христос так смирился, так терпел, подвергался гонениям, то почему же мне, следуя Его примеру, не потерпеть скорби этой жизни?»

Господь явно дал понять и почувствовать на опыте апостолов и всех святых, что невозможно, чтобы в нас присутствовал Святой Дух без сопутствующих Ему даров и плодов Духа. Чтобы у нас не было оправданий, Господь четко перечислил, какие это плоды Духа Святого: «любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание» (Гал. 5: 22–23), праведность, истина, святость. Итак, рассмотри себя, и если ты имеешь эти дары, значит, ты имеешь в себе и Духа Святого. Мы должны исследовать самих себя и понять, на какой стадии мы находимся. Этот суд необходим для каждого православного христианина – и спасителен.

И пусть эти святые дни пройдут для нас как суд над своей совестью, всей нашей жизнью и своими поступками, ведь только тогда мы сможем сказать, что они для нас во спасение, потому что они доставляют нам средства для духовной борьбы в покаянии, смирении и изменении жизни и одновременно побуждают нас прибегнуть к Богу, чтобы испросить Его со смирением и любовью о великой милости.

Если мы почувствуем, что мы «народ, сидящий во тьме и сени смертной», тогда и мы сможем сказать: «Народ, сидящий во тьме, увидел свет великий, и сидящим в стране и тени смертной воссиял свет» (Мф. 4: 16). Боже, кому же воссияет свет, как не тем, кто живет во тьме? Если я действительно ощущаю, что нахожусь во тьме, тогда, безусловно, я взыщу света. Если же я нахожусь в заблуждении и мне кажется, что я нахожусь во свете, тогда уж точно мне не узреть свет подлинный, так как в руках у меня свет тварный.


Перевел с новогреческого Димитрий Лампадист

http://www.pravoslavie.ru/99998.html
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 10888


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #122 : 11 Января 2021, 00:48:58 »


Когда ввели летоисчесление от Рождества Христова?  Вопросы священнику.





Вопрос:

Когда в истории появилось понятие «от Рождества Христова, до Рождества Христова»?

Ирина Вячеславовна Соловьева


Отвечает Иеромонах Иов (Гумеров):


Летоисчисление от Рождества Христова было введено в 525 году настоятелем одного из римских монастырей Дионисием Малым (Dionysius Exiguus). До этого в римской империи и в первые христианские века летосчисление велось с 29 августа 284 года н. э. – от начала правления императора Диоклетиана (около 243 – 313 гг. н. э.). Римляне называли это «эрой Диоклетиана». С победой христианства это летоисчисление стали называть эрой мучеников, так как Диоклетиан был жестоким гонителем христиан.

В 531 году заканчивалась 95-летняя пасхалия, составленная архиепископом Кириллом Александрийским (376-444), которая охватывала период с 153 г. по 247 г. эры Диоклетиана (соответственно: с 437 г. по 531 г. н.э.). Дионисий Малый по указанию папы Иоанна I должен был составить на очередной 95-летний период пасхалию. В 525 году (241 г. эры Диоклетиана) он произвел расчеты. Дионисий принял 532 год (248 г. эры Диоклетиана) за начало новой 95-ти летней пасхалии. При этом он предложил отказаться от эры Диоклетиана, а летоисчисление вести «от воплощения Господа нашего Иисуса Христа» («ab incaratione Domini nostri Jesu Christi»). Согласно его расчетам Рождество Спасителя мира соответствовало 754 году от основания Рима. Новое летоисчисление было принято Церковью при и императоре Карле Великом (742 - 814).

Дионисий Малый по происхождению – скиф. Он был ученым монахом, хорошо знал Священное Писание, прекрасно владел латынью и греческим языком. Им были составлены сборники по каноническому праву, которым долгое время руководствовалась Западная Церковь.


http://www.pravoslavie.ru/answers/6931.htm
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 10888


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #123 : 11 Января 2021, 00:54:36 »


Христос Спаситель пришел в мир, чтобы научить нас разумно пользоваться своей свободой

Блаженнейший митрополит Киевский и всея Украины Онуфрий

   


- Ваше Блаженство, Рождество Христово воспевается песнопением Ангелов: «Слава в вышних Богу и на земле мир!». Почему же, спрашивают многие, в мире так много войн, почему в нашей стране нет мира?

- Спаситель пришел в мир для того, чтобы освободить его от рабства греха, диавола и вечной смерти. Он пришел в мир для того, чтобы помочь людям обрести внутреннюю свободу и власть быть детьми Божиими. Спаситель через Свою проповедь, Новый завет, через Свою добровольную смерть, в которой Он разрушил, уничтожил грехи мира, и через Свое славное Воскресение даровал человечеству утерянное Божие сыновство. Наконец, Господь создал Свою Церковь, которая вот уже две тысячи лет как любящая мать благодатью Божией врачует греховные раны людей, всех страждущих и обремененных словами Христа призывает к себе. И самое главное, что даровал нам Господь – это свободу, свободу для хранения и восстановления Божественной красоты на земле, обретения святости, любви и мира. Христос Спаситель пришел в мир, чтобы научить нас разумно пользоваться своей свободой.

Как свидетельствует история, в периоды послушания заповедям Христовым, народы процветали и благоденствовали. Когда же отпадали от Его учения, попирали закон Бога, наступали упадок, раздоры, войны, смерть. Когда человек продавал свое Божественное сыновство за чечевичную похлебку, благодать Божия отступала от него, и в душе сеялось зло. Царствующий грех разделяет людей, порождает войны, экономические и политические кризисы, в результате исчезают с лица земли великие державы и целые цивилизации. Отчего это происходит? Из-за человеческой гордыни, которая отнимает у человека великий дар быть сыном Божьим. Поэтому на нас всех, кто остается верен Христу, кто чтит Его пришествие в мир, нужно смиренно молиться, славить Его Рождество, этим мы будем свидетельствовать, что мы Его дети, любящие, верные, послушные. И Он, принимая наше покаяние, вернёт нам утерянный мир, дарует благоденствие и экономическое процветание.

- Многих православных христиан смутил факт празднования католического Рождества на государственном уровне, определенный выходным днем для всей Украины. Ведь процент римо-католиков в стране небольшой. Как относиться к этому нововведению православной пастве, Ваше Блаженство?

- Наша Церковь уже давала комментарии по этому поводу. Напомню еще раз, что Иерусалимская Церковь, на земле которой родился Спаситель мира, как мать всех Церквей, празднует это событие по Юлианскому календарю, т. е. 7-го января по новому стилю. В нашей Церкви с времен Крещения Руси святым равноапостольным князем Владимиром принят и действует устав Иерусалимской Церкви. Поэтому, несмотря на то, что в ряде православных государств Церковь перешла на Григорианский стиль, мы остаемся верными исторической традиции, не меняя стилевой календарь. Всякое изменение традиций всегда влечет за собой новые противоречия, споры и противостояния. Нам же следует сохранять единство и мир, не осуждать ближнего и дальнего, не нарушать закон христианской любви.

- Но ведь два национальных празднования Рождества в одной стране выглядит, по меньшей мере, странно. Следуя логике этого решения, нужно сделать выходными днями великие праздники мусульман и иудеев - других малочисленных конфессий …

- Не все высокие решения бывает удачными. Подавляющее большинство граждан Украины по-прежнему будет праздновать Рождество 7-го января, как наши деды и прадеды. И потом, мы свою веру во Христа подтверждаем не стилем, хотя и храним традиции, а выполнением заповедей Божиих. От того, как мы проводим Рождественский пост, как помогаем ближнему, как храним мир в семье, в обществе, насколько добросовестно выполняем свою профессиональную деятельность, зависит и отношение к нам внешнего мира, всех, кто пребывает за церковной оградой. Поэтому не следует особенно озираться кругом, кто как живет, а держать, хранить свою веру и своей жизнью во Христе убеждать и привлекать на верный путь тех, кто не разделяет с нами празднование в этот светлый день. Любовью можно сделать то, что невозможно сделать ни спорами, ни диспутами, ни иными человеческими аргументами. «По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою» (Ин. 13, 35), - взывает к нам Спаситель мира. Если сумеем хоть немного сделать добра, следуя Заповедям Христа, Он непременно родится в душе каждого человека и наставит нас на всякую истину.

- Ваше Блаженство, во всех Ваших проповедях, и в Рождественских посланиях Вы, как Предстоятель Церкви, указываете путь изменения жизни общества через исправление каждым человеком личных недостатков, греховных мыслей и дел. Что практически нужно делать для этого?

- Откроем Евангелие и попробуем сверить свою жизнь по нему. Свои мысли, чувства, отношение к другим людям. Если увидим, что наша жизнь не соответствует учению Христа, попросим Его, чтоб Он помог нам исправиться, изменить нашу поврежденную грехом природу. Чтобы исправить себя, не нужно для этого творить великих подвигов, а учиться ежедневно и ежечасно творить маленькие дела добра. Отогнали недобрую мысль о другом человеке – слава Тебе, Господи! Помогли ребенку, старику, сироте, больному – слава тебе, Господи! Главное не останавливаться, а неуклонно следовать по пути добра и личного самосовершенствования. Все это просто, а там, где просто, как говорил святой, «там Ангелов со ста». С Рождеством Христовым!!


С Блаженнейшим митрополитом Киевским и всея Украины Онуфрием
беседовал Сергей Герук

Источник: Официальный сайт Киевской Митрополии Украинской Православной Церкви



http://pravoslavie.ru/109785.html
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 10888


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #124 : 11 Января 2021, 00:55:52 »


Тайна Рождества Христова (ВИДЕО)

Протоиерей Олег Стеняев




ВИДЕО
продолжительность:  1 ч. 15 мин.


Источник: Культурно-просветительский центр при храмовом комплексе Сергия Радонежского

https://pravoslavie.ru/118351.html
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 10888


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #125 : 11 Января 2021, 00:57:08 »


Причина нашей радости


Слово протоиерея Александра Шаргунова на Рождество Христово …



Наш Господь родился сегодня, возрадуемся и возвеселимся! Никому не разрешается быть сегодня печальным, какое бы горе, какие бы утраты мы ни пережили, потому что для каждого человека сегодня — праздник жизни. Нет больше страха смерти, потому что в любви, которую нам открывает Христос, нет страха, и всем дарит Он радость жизни вечной.

Никто да не пребудет вне этой радости, потому что причина радости — общая для всех. Наш Господь, родившийся для того, чтобы разрушить грех и смерть, не найдя никого, кто бы достиг Его на небе, пришел, чтобы достичь всех на земле. Пусть все святые сегодня ликуют, потому что это день их торжества. Пусть грешники возрадуются, ибо они приглашаются получить прощение. Пусть незнающие Бога отринут отчаяние, ибо и они призваны к жизни. Пусть ангелы скачут от радости радостнее, чем Богоотец Давид при сенном ковчеге, и поют: «Слава в вышних Богу!», и возвещают мир на земле людям, которых любит Бог.

Святой Ириней Лионский говорит: «Слава Божия — это человек живой; жизнь человеческая — это видение Божие». С тех пор как Сын Божий стал тем, что мы есть, чтобы мы стали тем, что Он есть, стало невозможно отделить наше изумление пред тайной Бога от нашего изумления пред тайной человека. Всякая подлинная молитва, обращенная к Богу, соединяет нас с людьми всей земли и даже всех времен. И всякое подлинное служение человеку поднимается к Богу как самая драгоценная хвала, благоухание духовное.

Однако отец лжи, князь мира сего хочет все исказить. От него исходят искушения для молящегося человека: забыть о тех, кто доныне наготует и страждет, ради которых Бог стал человеком. И от него исходит соблазн: среди земной, насущной нужды забыть о присутствии Христа, Которому дорого слушание Марии, сестры Марфы, и щедрость ее безумного приношения (Лк. 10, 39—42; Ин. 12, 3—8). Но где любовь — как жизнь с избытком, как миро Марии, как дары волхвов — переливается через край, там не может утаиться смысл Рождества Христова.

Это время рождения — вершина дней человечества, когда земля была почти мертва и не смогла открыть Ему двери. Все дома были закрыты, и не было места принять Того, Кого мир не может вместить. Можно без конца перечитывать эти строки Евангелия, потому что ничто так не раскрывает бесконечную нищету Бога, явившегося плотию: Мария «родила Сына Своего Первенца, и спеленала Его, и положила Его в ясли, потому что не было им места в гостинице» (Лк. 2, 7). Не было места для Сына Божия, явившегося на землю, даже в самых нищих домах нищего града Давидова. Бог восхотел родиться в Своем человечестве в условиях предельной нищеты. В этот день явилась любовь Бога, Спасителя нашего, к нам. Мог ли Бог пойти дальше в Своей любви к самым отверженным на земле?

И кому возвещается прежде всего о рождении Сына Божия? Это снова нищие, первые проповедники Евангелия — пастухи, которые на поле содержали ночную стражу своего стада. После явления Ангела пастухи утверждаются в вере небесным откровением. «Вдруг предстал им Ангел Господень, и слава Господня осияла их; и убоялись страхом великим» (Лк. 2, 9). Запомним сегодня навеки изумительное знамение, данное им Ангелом, которое позволит им узнать Сына Божия, родившегося для спасения мира — не чудо, которого они могли бы после этого ждать, но знамение предельной нищеты. «И вот вам знак: вы найдете Младенца в пеленах, лежащего в яслях» (Лк. 2, 12). И именно тогда наступает полнота торжества, соединение неба и земли, и свирели пастухов сливаются с пением бесчисленного воинства небесного.

Если бы этого не случилось, мы не знали бы Божия пути в мире и Его замысла о человеке. Но оттого что это произошло, никакое событие в истории не может сравниться с этим. И оттого что это произошло, все, что случилось раньше и случится потом, имело, и будет иметь значение только в связи с этим событием.

Ему не нашлось места на земле, кроме как на Кресте. Однако Бог во Христе — не только на Кресте и в Воскресении, но и во всей Его человеческой жизни, которая предшествует этому. Что же остается для нас, стоящих сейчас в этом светлом, как небо, храме, и в этом темном, как ад, мире? Мы должны исповедать, что Рождество Христово — это Бог, спеленутый тем, что соткано этим миром. И то, что было драгоценным для Бога, может быть, имеет какое-то значение и для нас. Мы не смеем отделять себя от мира, ибо этот мир Бог послал Сына Своего спасти. Что бы ни происходило в этом мире, это по-прежнему мир, который Он сотворил, и который Он так любит, что пришел спасти его. Как бы ни был искажен грехом этот мир, мы не можем ни презирать, ни избегать его. Мы должны войти в него и трудиться, и молиться, и свидетельствовать, что Бог присутствует в нем. Не забудем никогда, что быть христианином — значит быть со Христом, вместе с Ним идти к нищим, быть с их скорбями и надеждами.

Невозможно забыть, что мы будем судимы на Последнем Суде нашим практическим отношением к нищим, к больным и в темницах заключенным. Встретить Господа в Рождество Христово — встретить их. Как? Очевидно, так, чтобы не быть равнодушным к их судьбе, но также сделать все, что от нас зависит, чтобы помочь им.

Что, кроме благодарения, можем мы принести к Вифлеемскому вертепу? Будем учиться молиться такой молитвой, чтобы она раскрывала нам человеческие страдания. И чтобы эти страдания, когда мы приобщаемся им, были озарены светом Рождественской ночи и утра Воскресения. Чтобы мы видели — даже там, где, кажется, уже совершенная победа человеконенавистника на земле, и во всех, от века невинно убиенных, — рождение и присутствие Того, Кого смерть не смогла удержать в своей власти. Даже если у смерти тяжелая рука, как у Ирода или Пилата, или других, более близких к нашим дням правителей.

Пасхой Господней называет святая Церковь Рождество Христово. Мы узнаём Бога, как никогда раньше не знали Его, и мы узнаём человека, как никогда не могли бы его и представить. Чудо Рождества в этом Младенце, Которого держит в Своих объятиях Дева Мария: Бог и человек соединились.


Протоиерей Александр Шаргунов, настоятель храма свт. Николая в Пыжах, член Союза писателей России

http://ruskline.ru/news_rl/2019/01/05/prichina_nashej_radosti/
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 10888


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #126 : 11 Января 2021, 01:01:23 »


Рождество Христово: «до» и «после»

Протоиерей Андрей Ткачев


В разных культурах слово о Рождестве соединено с разными трудностями. Слово вообще рождается трудно. А если нужно родить слово о Слове, Которое родилось от Девы, то немоты можно ожидать от самого говорливого. Сам дай мне слово, Слове Божий, да и в этом году прославится нами Твоё Пришествие в мир.



Мы имеем счастье быть окутанными христианством и имеем хамство этого не замечать. У нас разговор о Рождестве как будто лёгок и привычен. А вот попробуйте сказать о воплотившемся Боге, находясь внутри индуистской культуры, у которой сотни тысяч богов. Эти боги являются среди людей постоянно, они способны к бесчисленным воплощениям и развоплощениям. И не нужно ехать в Индию, чтобы об этом узнать — можно побеседовать хотя бы со знакомым кришнаитом славянского происхождения.

Между тем, христианская весть о воплотившемся Боге уникальна и ни к чему не сводима. Вся грандиозность события заключается именно в том, что речь идёт о Боге Израиля, о Боге Ветхого Завета, со всеми теми Его качествами, которые мыслятся с непременным страхом. Это Бог, могущий всё, то есть всемогущий. Это Бог вечный, всезнающий, не безразличный к человеку, умеющий как любить, так и наказывать. Ему служат Солнце и Луна. Его Престол, закрывая лица, окружают Херувимы. В травинке видна Его премудрость, а в горных хребтах и морских глубинах очевидно Его всесилие. И именно Он родился в пещере от Девы.

Если мысль мечется между небом, которое есть Престол Божий, и землёй, которая есть подножие ног Его (Мф. 5, 33–34), если мысль пытается удержать в памяти всё, что знает о великом Боге, и соединить эту память с Дитём, положенным в ясли, то нельзя не изнемочь человеку. Человек тогда опускается на колени, точь-в-точь как волхвы на бесчисленных средневековых картинах. Человек не приносит дары и не держит в руках ни ларца, ни посоха. Он просто стоит на коленях перед Младенцем и Девой. Возможно, он уже и не думает, но созерцает. Рождество — именно праздник, требующий вначале размышления, затем усталости от последнего и перехода в созерцание. Это глубокий праздник, и над ним нужно стоять, как над колодцем, в котором ночью отражаются звёзды. Отсюда всё праздничное умиление и вся тишина Сочельника. И даже громкий смех детей и взрослых на святках — не более чем разрядка для души, немного уставшей от громадности чуда.

Да, друзья, от чуда можно устать. Потому что оно большое, а я маленький. Потому что моя душа не всегда готова жить чудом и только чудом, а оно, между тем, таково, что, поселившись в душе, неумолимо вытесняет из неё прочь всё нечудесное. И тогда возникает соблазн любить чудо не «от всея души и от всего помышления», а частично, умеренно и привычно. Как пушистую домашнюю зверушку. Этот соблазн — от усталости.


***

Что уж там индуизм с миллионом воплощающихся и испаряющихся богов! Не много ли опасней современное «культурное» басурманство, при котором и женщина — не тайна, и роды — не чудо, и дети «заводятся» или сами, как тараканы, или сознательно, как пекинес?

Мария и беспомощный Бог на Её руках — это же целое Солнце, от которого рождается тепло и текут во весь мир умные лучи. Любовь к этому удивительному вифлеемскому событию должна разрезать жизнь человечества на «до» и «после».

Что значит «до»? Значит, что женщина — объект мужских желаний и своеволия; что ребёнок — лишний рот, пока не вырастет; что сама жизнь — мрачная пещера, даже если жить в пространных покоях.

Что значит «после»? Значит, что Одна Жена стала вместилищем Тайны, и теперь всех жён в благодарность Той Одной нужно любить, защищать, уважать и быть для них рыцарем. Значит, что ребёнок — это умилительно более, чем обременительно. Значит, что поклоняться нужно отныне не грубой силе и фактическому могуществу, а такой силе и такому могуществу, которые способны унизиться до образа раба и отдать Себя на женские руки, и сопеть безмятежно на этих самых руках. И то, что эти руки будут обнимать отныне всю человеческую историю — тоже значит.

За оконным стеклом вихрем кружатся белые хлопья, хрустит под ногами снег, и опять в церквях поют: «Таинство странное вижу и преславное: небо — вертеп, Престол херувимский — Деву»[1]. То есть небо — это не то, что вверху. Настоящее небо — это там, где Бог. Христос родился в пещере — и пещеру сделал небом. До Воплощения только Небесные Силы, да и то не все, были так близко допущены к Божеству, что Господь именовался Сидящим на Херувимах и Ездящим на Серафимах. А теперь Он приблизился к Деве и через Неё так приблизился к нам, что Она превзошла близостью херувимские престолы. Так поют в церквях от лица всех думающих об этом и понимающих это. И каждый из нас может сказать вслед за ирмосом: вижу!

Видишь ли ты это, брат мой и сестра моя? Если не видишь, то не январская пурга мешает тебе и не слабое зрение. Но какой-то «-изм» попал в твоё нежное око. А может, просто суета, да предпраздничный шопинг, да забот полон рот, да на работе проблемы. Только, знаешь, никогда суета не закончится, и никуда не уйдут проблемы. Они будут мухами жужжать над ухом и появляться ниоткуда, как вездесущая пыль. Особенно если даже раз в год ты не выкроишь кусочек бесценного времени для того, чтобы в удивлении постоять над входом в одну пещеру. Там сопит вол, там о каменный пол слышен стук копыта, там тихо поёт Мария. Возможно, Ей подпевают Ангелы, но этого мы с тобой не слышим. В этой пещере скрыто твоё и моё главное Сокровище. Оно пока маленькое и нуждается в защите Иосифа. Но вообще-то, по-настоящему, маленькие — мы. И мы нуждаемся в Нём постоянно.

С Рождеством тебя, брат мой и сестра моя!


http://www.pravoslavie.ru/smi/38029.htm
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 10888


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #127 : 12 Января 2021, 01:25:49 »


Встреча. Рождество

Протоиерей Андрей Ткачев




ВИДЕО
Продолжительность:  49 мин.


Источник: СПАС ТВ

https://pravoslavie.ru/118447.html
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 10888


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #128 : 12 Января 2021, 01:30:17 »


«Тайна Христова Рождества - в благовестии нашей нравственной свободы»


Протоиерей Артемий Владимиров напоминает, что праздник Боговоплощения свидетельствуют нам об истинном предназначении человека



Не зря известный русский поэт Федор Иванович Тютчев сказал, что европейским общим аршином Россию измерить невозможно. И наша «особенная стать» в том и состоит, что мы призваны сохранять христианскую веру во всей ее изначальной целостности и чистоте. И всемирный праздник Христова Рождества всего прежде возвещает вселенной о явлении Бога во плоти, свершении великой тайны благочестия, Богоявления.

Значение этого праздника заключается в том, что Господь Бог осуществляет от вечности Ему ведомый план спасения человеческого рода. И в то время как бедная глобализированная Европа отрекается от христианских корней своей истории, навязывая и России ту же болезнь, мы, православные люди, видим, что праздник Христова Рождества есть свидетельство Божьей победы над рознью этого мира.

Праздник Рождества Христова обнаруживает разность духовных потенциалов: с одной стороны - великая тайна благочестия, спасения человеческого рода во Христе, во Вселенской Соборной Апостольской Церкви, а другой - темный, мрачный потенциал - это тайна беззакония, тайна поклонения отступившего от Христа человеческого рода падшему духу, который испокон веков хочет привлечь к себе внимание ослепленного человечества и заставить грешный род наш поклониться ему, падшей гордой твари, как живому Богу, и таким образом, увлечь нас за собою в вечную гибель.

Итак, Христово Рождество есть начало всемирной, уникальной, спасительной религии Христа Богочеловека, который своим искупительным подвигом соединяет все верующее человечество в Свое Тело, в Свою Церковь, делает человеческий род причастным бессмертию, и вводит его (человеческий род) в жизнь Святой Троицы, доставляет ему спасение. На другой стороне - то человечество, которое соединяет свои усилия в поклонении лукавому, процесс этот называется "глобализация", он имеет ярко выраженную антихристианскую сущность - поставляет на место Христа Спасителя идол грешного человека, заявляющего о себе как о боге.


Протоиерей Артемий Владимиров

Тайна Христова Рождества - в благовестии нашей нравственной свободы, ибо один Христос Богомладенец силен даровать нам через Свою крестную смерть и воскресение нравственную свободу от рабства лукавому духу, от страстей и греха и от самой смерти. На этом светлом фоне Христова Воплощения мы невооруженным взором видим мрачный антипод духовной свободы, коллективную стадную покорность греху, смерти, лукавому, то рабство, которое лишает каждого из нас присущих нам черт Богом созданной личности, превращает собор людей даже не в первобытное стадо, а в демонизированный коллектив, в котором уже не видно ни лица человеческого, ни свободного произволения, но коллективную покорность греху. Боговоплощение несет с собой ту удивительную радость, мир, благоволение, которые свидетельствуют об истинном предназначении человека. Лишенные веры и Христовой радости люди, чем более сплачиваются в антихристианское сообщество, тем более становятся зависимыми от духов уныния, печали, злобы и блуда, которые кладут мрачную печать на каждого отступившего либо словом, либо делом от Христа Спасителя.

Хочется пожелать всем от Христа Богомладенца нравственных сил к победе над лукавым, в войне с собственными страстями. Хочется пожелать всем верным Христовым ученикам того победоносного единства, которое звучит в словах самого Господа: «Мужайтесь, ибо Я победил мир» (Ин. 16:33), а значит и нам, Его последователям, пусть и не обещано численное большинство, Бог уготовал великую победу над смертью, над грехом, над дьяволом, если только мы потрудимся как следует в нашем служении нашей Родине, нашей Церкви и Самому Живому Богу.


Протоиерей Артемий Владимиров, настоятель храма Всех Святых в Красном Селе (Москва), член Союза писателей России

http://www.ruskline.ru/news_rl/2011/01/05/tajna_hristova_rozhdestva_v_blagovestii_nashej_nravstvennoj_svobody/
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 10888


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #129 : 12 Января 2021, 01:32:13 »


Рождество Христово как суд над нами

Митрополит Лимасольский Афанасий



Рождество Христово


Эти дни настолько насыщены присутствием великого праздника Рождества Христова, что невозможно говорить о чем-либо еще, кроме как о смысле этих дней. Невозможно оставаться в стороне, потому что это настолько яркий праздник в жизни Церкви и всех нас, что дух захватывает от осознания факта воплощения Господа ради человека. Поэтому сегодня, во время нашей встречи, мы попытаемся сказать несколько простых слов об этом величайшем событии.

    Дух захватывает от осознания факта воплощения Господа ради человека

Опыт жизни Церкви и опыт святых отцов подтверждает, что каждый раз, когда мы предстаем перед Богом, – то ли молясь, то ли находясь в храме в дни церковных праздников, то ли в любой другой ситуации, когда мы встречаемся с Господом, – это наше стояние перед Ним имеет две основные характерные черты. Прежде всего, мы наполняемся радостью, потому что видим, насколько велика Божия любовь к человеку. Умиление и благодарность наполняют наши сердца, когда мы понимаем, насколько велик Божий дар. Но одновременно это наше стояние перед Господом Иисусом Христом является и судом для нас. Особенно в эти святые праздники, через которые вспоминается земной путь Христа, Его проповеди, Его деяния, все эти события производят суд над человеком, и суд этот – спасительный. Этот суд не осуждает человека, но спасает.

Таким образом, мы встречаем праздника Рождества Христова, с одной стороны, чтобы ощутить великую любовь Господа к нам и наполнить свои сердца глубокой благодарностью к Нему за все те неисчислимые блага, дарованные нам, а с другой стороны, что гораздо полезнее в практическом смысле для нашей души, – для того, чтобы совершить суд над собой. Потому что, как говорит апостол Павел, если мы осудим себя сами, то не будем судимы Господом. То есть если будем судить себя в этой жизни, то не будем судимы в последний день, потому что суд состоится уже здесь, на этом этапе нашего бытия.

Ныне мы стоим лицом перед великим праздником Рождества Христова, живем в его атмосфере, чтобы проверить себя, совершить суд над собой, критерием которого является все то, что Господь совершил ради нашего спасения. Ведь мы знаем, что Господь ничего не делал случайно и не поступал по стечению обстоятельств, но все было направляемо Им, все произошло по Его воле, и даже до последней мелочи. Его волей было родиться в это время, таким способом и в этом месте.

    Христианином является человек, который старается подражать Христу, а то, в чем не удается подражать, восполняет через покаяние

Тот факт, что благодаря празднику Рождества Христова мы подвергаем себя суду, отражен в житиях святых угодников Божиих. Мы видим, что всякий раз, когда что-то происходило в их жизни, они сопоставляли себя и свою жизнь с жизнью Христовой. Нередко от людей Божиих, оказавшихся в затруднительной ситуации, можно услышать, как они вспоминают события из жизни Христа, пытаясь понять, насколько их действия соотносятся с тем, как поступал Сам Господь. Ведь мы хотим верить, что христианином является тот человек, который старается подражать Христу, в меру своей человеческой природы, конечно же, а то, в чем не удается подражать, он восполняет через покаяние, смирение или скорбь, через всю ту духовную работу, которую он творит внутри себя.

В эти святые дни, когда наша Церковь воспевает великое снисхождение Господа к человеку и через дивные песнопения раскрывает глубочайший богословский смысл этого праздника, добродетельнейшие мужи, старцы, стоят в алтаре как осужденные, взирая на события Рождества Христова. Помню, когда старец Ефрем Катунакский вернулся из Иерусалима, мы пошли к нему порасспрашивать о святых местах. Мы ожидали, что он скажет, как его взволновало посещение мест избиения Христа и Голгофы, однако больше всего его поразила пещера Рождества Христова в Вифлееме, потому что, находясь там, он поставил себя перед теми событиями, что произошли в этой пещере две тысячи лет назад. Он сказал нам, что раньше думал, что, живя в этом небольшом домике отшельника в Катунаки, у него было ощущение, что он что-то значит, что он что-то сделал в этой жизни, раз живет в пустыне. Но с того момента, как он увидел, где родился Христос, он по-настоящему замолчал, он почувствовал, как его «я» стало разрушаться. «Там Христос закрыл мне уста», – сказал отец Ефрем. Ведь Христос родился в пещере, гонимый и презираемый всеми людьми, не имея даже где главу преклонить. Никто, кроме простых пастухов и персидских волхвов, не знал, что в ту ночь произошло величайшее событие в истории человечества – воплощение Бога, которое совершилось в крайней нищете, в крайнем смирении и тишине и в совершенной безызвестности.

Каждый раз, когда жизнь будет испытывать нас различными трудностями, мы можем ставить себя перед вифлеемской пещерой, чтобы рассудить, насколько то, что мы делаем, и то, к чему стремимся, совпадает с тем, что совершил Господь во время Своего Рождества. По такому же принципу мы можем рассуждать и обо всей своей жизни.

Вы наверняка читали в Патерике истории о людях, которые находились под влиянием какой-либо страсти, то ли злопамятности, то ли мести, то ли самой злобы, которая считается главной страстью. И вот, чтобы помочь человеку освободиться от этой страсти, духовные отцы не устраивали судебных разбирательств, на которых бы они пытались логическими доводами доказать, что хорошо, а что плохо, но было достаточно одного простого разговора о жизни Христа, чтобы показать человеку : то, что мы делаем - подобает ли нам это как христианам? Мы все это ощущаем каждый раз, когда поддаемся нашим чувствам, и наша мирская логика начинает восставать и требовать справедливости, причем мирской справедливости, мирского оправдания, всячески отстаивая свои права. И ты не можешь дать ответ на этот вызов, потому что аргументы, которые тебе предлагает логика, часто подпитаны нашей человеческой слабостью. В такой ситуации человеку необходимо только одно – встать перед событием Рождества Христова и спросить себя: «То, что ты хочешь, или то, что ты делаешь, или то, к чему ты стремишься, или то, о чем ты думаешь, – это все в духе жизни Господа? Поступал ли так Сам Господь? Исследуй этот вопрос, поставь себя рядом со Христом, и тогда, если решишь, что твои действия не противоречат жизни Господа, тогда можешь смело идти вперед».

    Мир, который пришел на землю, – это Господь, ставший человеком, чтобы мы могли Его возлюбить

С того момента, когда Христос стал человеком и ангелы пели: «и на земли мир», слова эти стали замечательным лозунгом для всего мира, потому что сегодня мир стал очень дорогим, и его не так просто сохранить. Многие люди, конечно же, под словом «мир» понимают отсутствие войны, волнений, беспорядков. Однако Христос сказал следующее: «не мир пришел Я принести, но меч» (Мф. 10, 34). Что же получается: ангелы говорят одно, а Христос другое? На самом деле, мир, который пришел на землю, – это Сам Господь, ставший человеком, чтобы мы могли Его возлюбить. Тем самым Он показал нам, что наша связь с Богом – это не просто теория. Ты можешь быть верным приверженцем некой философской системы, но тебе никогда не удастся вступить с ней в отношения любви, потому что, как бы сильно ты ни любил эту систему, она тебя никогда не полюбит. В Церкви все наоборот. Здесь мы вообще не сталкиваемся ни с какими теориями. Слово не стало какой-то идеологией или философией, но Слово стало плотью, стало человеком, как раз для того, чтобы мы смогли Его полюбить. И вот когда мы полюбим Его, тогда поймем, что Он полюбил нас еще прежде. В тот момент, когда мы решим подвизаться, чтобы возлюбить Господа, как только совершим первое движение к Нему, мы сразу же ощутим Его великую любовь к нам, которую Он имел к нам еще до того, как мы сделали первый шаг навстречу Ему. Вот такое таинство возможно только в Церкви. Поэтому Христос, будучи миром для этого мира, стал объектом любви. Не объектом веры! Ведь человек должен выйти за рамки веры, надежды и пребывать в любви. Как сказал апостол Павел, что в конце «пребывают сии три: вера, надежда, любовь; но любовь из них больше» (Кор. 1, 13, 13). Потому что только любовь является эмпирическим и онтологическим фактом, благодаря которому человек по-настоящему может ощутить свою связь с Богом.

Этим путем следовали все, кто возлюбил Господа до конца. Вспомним первомученика Стефана, который, подражая Господу, засвидетельствовал о своей любви к Нему. Святой архидиакон и первомученик Стефан, этот полководец всех мучеников, после того, как его схватили евреи за проповедь о Христе, был вынужден предстать на суд в синедрионе. Во время суда он вновь исповедовал свою веру, и лицо его просияло, подобно ангелу. Иудеи приговорили его к смерти, отвели на место казни и стали бросать в него камни. Законом Моисея эта казнь была определена для самых нечестивых грешников. Только представьте, что вы со связанными руками и ногами брошены в некоем месте, и в вас метают камни, пока вы не умрете. Какая эта страшная и жуткая смерть! Святой Стефан, как сообщает нам Священное Писание, молился в тот момент, однако не о себе, а, подобно поднятому на Крест Христу, молился за людей. Святой Стефан испустил свой последний вздох, молясь за тех, кто побивал его камнями: «Господи! не вмени им греха сего» (Деян. 7, 60, ср. Лк. 23, 34). Таким образом, ум и сердце святого Стефана были заняты не гневом в отношении иудеев и не теми камнями, что в него летели, но думал он лишь о том, чтобы Господь не вменил им этого греха. Если мы хотим проследить, в какой момент Стефан стал подобен Христу, то мы легко заметим, что святой Стефан стал подобен Господу не только в момент своей мученической смерти, но более всего, когда его сердце, ум и любовь были обращены к тем, кто бросал в него камни.

Сегодня вы вспоминали еще одного мученика – святого Маврикия, который был подвергнут ужаснейшим пыткам. В Синаксаре говорится, что он жил в III в., во времена гонений на христиан. Святой Маврикий был схвачен вместе с другими христианами. Когда он отказался предать свою веру в Иисуса Христа, его обвинили и подвергли жестоким пыткам. Тогда император взял отрока, родного сына Маврикия по имени Фотин, и убил его на глазах отца. Пред тем святому Маврикию было сказано: «Если ты не отречешься от Христа, я убью твоего ребенка». Вы только представьте себе ужас этого выбора! Но святой Маврикий остался верен Христу, и его сына казнили. Тогда злой император придумал другую пытку. Он взял Маврикия и его товарищей и приказал отвести их на болото. Там их привязали к столбам, обмазали их тела медом и оставили на съедение мошкаре, слепням, комарам и прочим насекомым, что обитали в тех местах. Но Максимиан не остановился на этой жестокости, а взял тело отрока Фотина и положил перед связанным Маврикием. На протяжении десяти дней мученики претерпевали жестокие страдания, пока не испустили дух.

С того времени, когда Христос пришел на землю и принес мир, миллионы мучеников отдали свои жизни за веру в Иисуса Христа. Почему они это сделали? Потому что они воистину полюбили Христа, вкусили Его великую любовь, потому что жизнь Христа заговорила в сердцах этих людей. События, которые мы вспоминаем в дни церковных праздников, были судом для них, свою жизнь они измеряли по жизни Христовой. С одной стороны, они видели Христа, вертеп, смирение, безызвестность, молчание, изгнание, нищету, а с другой стороны – себя, осужденных. Именно поэтому суд для них уже был окончен. Для них Христос стал не Судьей, а Жизнью Вечной. Если человек будет так проживать свою жизнь в Церкви, каждый раз поставляя себя перед Богом, осуждая свою жизнь и позволяя Господу совершать над собой суд в этой жизни, то в последний день он избежит суда.

    Как можно следовать за Христом и жить жизнью, чуждой Христу?

Ведь как можно следовать за Христом и жить жизнью, чуждой Христу? Через апостолов и опыт святых отцов Господь очень ясно обозначил, что если в нас живет Святой Дух, то должны быть и плоды Святого Духа. И чтобы мы не искали себе оправданий, Господь сказал конкретно: «Плод же духа: любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание. На таковых нет закона» (Гал. 5, 22–23). Возьмите этот список плодов Святого Духа и исследуйте себя, и если обнаружите, что вместо любви в вас живет ненависть, вместо радости – уныние, вместо благости – месть и т.д., тогда поймете, каково ваше положение. Такой суд над собой принесет спасение. Дерево познается по плодам его. Поэтому, если эти святые праздники воспринимаются нами как суд над нашей жизнью, тогда мы можем с уверенностью сказать, что эти праздники спасительны для нас. Они дают нам повод для духовного подвига через покаяние, смирение, изменение своей жизни, но одновременно и воспламеняют нас с любовью припадать и просить милости Божией, поскольку ощущаем себя народом, сидящим во тьме (ср. Мф. 4, 16). Скажем Господу: «Где бо имел бы свет Твой возсияти, токмо на седящия во тьме?» (Пс. 66, 2, 3). Где просияет свет Твой, Господи, как не на тех, кто находится во тьме? Ведь именно тогда, когда я понимаю, что нахожусь во тьме, – тогда начинаю искать свет. Но если я обманываю себя и полагаю, что пребываю в свете, тогда это очевидная тьма, которая никогда не даст нам увидеть настоящий свет.

Дорогие братья, пожелаем друг другу, чтобы эти святые дни стали для нас спасительными, чтобы они привели нас ко Христу, Который через события Своей жизни приподнесет нам урок, и мы осознаем, что наша связь с Богом не какая-то абстракция, но имеет конкретные плоды и результаты. Благодатных нам святочных дней! Пусть Господь будет всегда рядом с нами и дарует радость Его присутствия. Аминь.


Митрополит Лимасольский Афанасий
Перевела с новогреческого Екатерина Полонейчик


http://www.pravoslavie.ru/118460.html
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 10888


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #130 : 12 Января 2021, 01:33:17 »


Детская радость Рождества

Игумен Нектарий (Морозов)


Каждый церковный праздник — это, по сути, воспоминание о том, что имеет самое непосредственное отношение ко всем нам: к нашей жизни, нашему вечному спасению. Будь то праздник Господский или Богородичный, или день памяти кого-то из святых — все равно это так. И потому можно еще иначе сказать: праздник — воспоминание о радости или — ее источник.


Рождество Христово

Хотя, конечно, радость у каждого праздника своя, особая, отличная от прочих. И переживаем и чувствуем ее мы тоже все по-разному — в зависимости от устроения своего, от состояния душевного, от обстоятельств жизненных. И бывает иногда даже, что и не чувствуем — настолько дебело и бесчувственно наше сердце. Или, наоборот, чувственно и взыскует радостей не духовных, а земных. Или же так задавлено оно заботами и тяготами житейскими, удручено и измучено скорбями.

Но радость Рождества… Она подчас способна пробиться и в самое закрытое сердце, согреть и оживить его.

Нет, кажется, ничего, что лучше раскрывало бы суть, внутреннее содержание праздника, нежели церковное богослужение. Слова канонов и стихир, тропарей и кондаков проливают дивный свет и тепло в душу внимающего тому, что читается и поется за службой. Ум объемлет их и передает сердцу, и там они распускаются, словно бутоны каких-то дивных, прекрасных цветов…

Так должно быть в идеале и порой так бывает на самом деле. Но все мы знаем, что бывает так не всегда, отнюдь не всегда. Разве редкость — когда мы стоим на ночной рождественской службе, едва живые от усталости, сонные, потому что выспаться не удалось, голодные, потому что постились сорок дней, и боремся со всем этим: усталостью, голодом, сном? И храм, в который мы пришли, возможно, «не наш», а просто тот, который ближе к дому, и хор, может быть, поет не так, чтобы каждую стихиру мы могли понять, и чтец читает тихо и невнятно. А в сердце все равно проникает капля за каплей, лучик за лучиком радость. Словно солнце всходит…

Почему?

Я очень хорошо помню ту первую рождественскую службу, которую решился отстоять двадцать с лишним лет тому назад. Отстоять — именно так. Я вообще еще тогда не понимал, что такое служба. Я не знал толком, что такое Церковь. Не прочел от начала до конца ни одной духовной книги, кроме Евангелия. Церковнославянский язык представлялся мне на слух какой-то китайской грамотой, и проще казалось именно этой грамотой овладеть, чем проникнуть в смысл звучавших песнопений. Но я все равно пришел той холодной ночью в храм и стоял там — в таком многолюдстве, такой тесноте, что мне уже не нужно было объяснять, почему верующие во Христа суть одно единое тело… И я был счастлив. Не оттого, что кончился первый, наверное, в жизни пост, не оттого, что подходила к концу непривычно долгая для меня служба, и не от сознания, что я «выстоял». А просто счастлив — какой-то детской, чистой радостью, той, благодаря которой и сам становишься ребенком и начинаешь надеяться, что, как ты ни плох, а Царство, оно и для тебя…

Почему?

Я помню и другое. Я жил уже в монастыре и, конечно, знал о Церкви гораздо больше. Я читал святых отцов. Утром и вечером был на службе, изучал богослужебный устав, чтобы не путаться в ней и не ошибаться. Если чего-то не мог разобрать из певшегося или читавшегося, то сам вчитывался в непонятые на слух строки из Минеи или Триоди. Была зима. Позади уже остались и Рождество, и святки, и Богоявление. И я получил письмо. Оно было из армии, от моего близкого друга. Ему там не было просто — как и обычно непросто молодому человеку в армии. Но еще в большей степени непросто ему было из-за того, что его еще совсем молодая вера подвергалась в армии испытаниям, а рядом не было никого, кто бы мог поддержать, что-то подсказать, наставить.

Душа мучилась от этого, страдала. Он унывал. Пришло время поста. Поститься возможности не было. Бывать на службах, исповедоваться и причащаться — тем более. От всего этого и от внутренних, лишь Божьему взору открытых переживаний мой друг чувствовал себя хуже некуда. И главное — чувствовал, насколько он далек от Бога. И ощущал себя, наверное, чем-то… вроде хлева. Только не того, где появился на свет Богомладенец, а просто.

Наступила ночь Рождества. Похожая на все другие ночи в этой воинской части. Разве что для него она была особенной — особенно скорбной. Он сидел один и думал. Обо всем — о жизни, о службе, о том, как немощен еще в своей вере.

И вдруг — в эту ночь, в это одиночество точно пролился свет.

«Я неожиданно почувствовал,— писал он в письме,— сильно, всем сердцем: в мир пришел Господь. И ко всем пришел, и ко мне. И несмотря ни на что, мне стало так хорошо…».

Это и есть радость Рождества. Похожая на радость путника, отчаявшегося пробиться сквозь метель, но вдруг нашедшего кров. На радость умирающего, нечаянно возвратившегося к жизни. На радость ребенка, который думал, что он сирота, но нет, есть у него отец и мать. Просто — на радость ребенка.


http://www.pravoslavie.ru/put/58632.htm
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 10888


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #131 : 13 Января 2021, 05:25:13 »


Рождественские истории одного уральского монастыря

Ольга Рожнёва


«Где наш Мишенька?»

Осенью, когда пожелтевшая листва осыпала обитель, в монастырь приехали гости: мама, папа и сын лет четырнадцати. Родителям нужно было отправляться в длительную командировку, а оставить мальчика с бабушкой они боялись. Дело оказалось вот в чём: сыночек всё время проводил за компьютером, отказываясь от сна и еды. С трудом родители отправляли его в школу, а он и оттуда ухитрялся сбегать к единственной своей радости – компьютеру. На бабушку надежды не было никакой: она смотрела сериалы и жила большей частью приключениями их героев.


Фото: Андрей Федосеев

Вот так в обители оказался Миша – худой и долговязый, с потухшими глазами и нездоровой бледностью. Он с ужасом оглядывал далёкий от цивилизации монастырь, и в глазах его таилась недетская тоска: здесь не было любимого компьютера.

Игумен Савватий внимательно выслушал родителей, посмотрел на тоскующего Мишу и разрешил оставить мальчишку в обители на время их командировки. Школа находилась в десяти километрах, и туда уже возили двух школьников – детей иерея, жившего рядом с монастырём.

Первые два дня Миша пребывал в шоковом состоянии. На вопросы отвечал коротко и угрюмо и, видимо, вынашивал мечту о побеге. Постепенно стал оживать. А потом подружился с послушником Петром. Петя был в монастыре самым младшим, пару лет назад он окончил школу. И теперь роль наставника юношества грела ему душу. Он великодушно покровительствовал Мише, а иногда увлекался и сам резвился как мальчишка наравне с подопечным. А инок, отец Валериан, за послушание присматривал за обоими.

После уроков в поселковой школе Миша нёс послушание на конюшне и полюбил монастырскую лошадку Ягодку. Похоже, Ягодка стала первым домашним животным, которое оказалось рядом с Мишей. Ухаживал он за лошадью, к удивлению братии, с нежностью. И так они полюбились друг другу, что через пару недель Миша и Пётр по очереди лихо объезжали монастырь верхом на Ягодке, правда, под бдительным присмотром отца Валериана.



Незаметно в обитель пришла зима. А зима здесь была самой настоящей – не такой, как зима в городе. Здесь, в глуши, на Митейной горе, не было неоновых реклам и блестящих витрин, не было городской суеты и растаявшего грязного снега под ногами.

Может, поэтому звёзды в синих зимних сумерках здесь светили необычно ярко, белые тропы поражали чистотой, а тёмная зорька года освещалась только светом окон братских келий. Морозы и ветры, снега и метели стучали в двери иноков, и тогда огонь в печах трещал спокойно и ласково, соперничая с непогодой.

После послушания Миша с Петром завели обычай на санках с гор кататься. Петя, правда, смущался поначалу: такой взрослый – и санки… А увидит кто из братии… Насмешек не оберёшься. Но никто из братии и не думал смеяться над ними, и постепенно Пётр увлёкся. Накатаются они, значит, на санках и по звону колокольчика, все в снегу, румяные, весёлые, голодные, – в трапезную.

А там – хоть и пост рождественский, но всё вкусно. Монастырская пища всегда такая, даже если это постные щи или пироги на воде. Готовит братия с молитвой – вот и вкусно. Румяные шанежки картофельные или нежный пирог с капустой, уха монастырская и рыба прямо из печки по воскресным дням – дух от них такой ароматный! А потом кисель клюквенный или брусничный или чай с травами душистый, а к нему сухарики с изюмом…

Старшая братия ела понемногу; схиархимандрит Захария пару ложек щей съест да кусочек пирога отщипнёт. Даже отец Валериан, высоченный, широкоплечий, ел немного. Ну, они давно в монастыре… А Петру и Мише духовник благословил есть досыта. Они и старались.

На Рождество по традиции братия вертеп сделала. Прямо у храма посреди зимнего сугроба – ледяная пещера, освещённая фонариками, в ней деревянные ясли, в яслях настоящее сено, рядом тряпичные лошадка с осликом и, самое главное, – Пресвятая Богородица с Младенцем Христом на полотне.


Вертеп изо льда. Фото: М.Юрченко / Expo.Pravoslavie.Ru

Особенно хорошо было смотреть на эту пещеру вечером, когда вокруг темно и огромные звёзды ярко переливались в небе. Тогда очаг в вертепе светил особенно ласково, фонарики притягивали взгляд и разгоняли окружающую тьму.

Ещё ёлку отец Валериан из леса привёз – пушистая такая ёлочка. Миша с Петром шары и сосульки принесли из кладовки, дождик блестящий. Шары – яркие, звонкие – прямо хрустальные. Никогда бы раньше не поверил Миша, что можно ёлку с радостью украшать: это для малышей занятие… А теперь украшал и слушал, как гудит и потрескивает печь в тёплой, уютной трапезной. С кухни доносились чудесные, вкусные запахи, за окнами, покрытыми ледяным узором, стояли белоснежные деревья в инее. Тихо кружились снежинки.

Вечером отец Савватий Мишу с Петей в келью позвал. Это были самые желанные минуты. В келье у батюшки пахнет так чудесно – ладаном афонским, иконы кругом, книги. А уж как отец Савватий начнёт рассказывать про Афон, про горные тропы, про монастыри афонские…

Когда вышли из игуменской кельи, на монастырь уже спускалась синяя ночь. В небе переливались огромные звёзды. Горел огонёк в пещере Рождественского вертепа, и свет его Святых Обитателей освещал дорожку к кельям.

Остановились на минуту у снежной пещеры. Постояли. И Миша вдруг почувствовал необычную полноту жизни, такую, что невозможно передать словами. Он и не смог. Когда Пётр спросил: «Миш, ты чего примолк-то?» – только тихо сказал:

– Знаешь, Петя… А хорошо всё-таки жить на свете!

Испугался, что не поймёт друг, засмеётся, спугнёт настроение. Но Петя понял и серьёзно ответил:

– Да, брат Миша, хорошо… «Я вижу, слышу, счастлив – всё во мне…» Это Бунин, брат…

Приближалось Рождество. Ждали морозов, и после трапезы вся младшая братия возила на санях и на салазках дрова из дровяника в кельи и в трапезную, чтобы на Рождество встретить праздник и отдохнуть, не заботясь о дровах. Все в валенках, телогрейках, ушанках. Работали споро.



Возвращаясь с санками, полными дров, Пётр и Миша застыли, не доходя до кельи: навстречу им торопились Мишины родители. Выглядели они озабоченными. Прошли мимо ребят, лишь головой кивнули – поздоровались, значит.

Миша недоумевал: родители на него не обратили никакого внимания. А те подошли к дровянику, обошли всех трудящихся иноков и поспешили обратно. Вернулись к застывшим на месте Мише и Петру и остановились рядом. Мама жалобно спросила:

– Отцы иноки, вы нашего Мишеньку не видели? Мишеньку, сыночка нашего?

А папа подтверждающе закивал головой. Миша с Петей переглянулись в изумлении, а мама ещё жалобнее запричитала:

– Да что же это такое?! Отцы дорогие! Не видели ли вы сыночка нашего, Мишу?

И тут наконец к Мише вернулся дар речи. Он смущённо пробасил:

– Мам, ты чего? Это я… Миша…

Пётр внимательно посмотрел на друга: фуфайка, валенки и ушанка до бровей. Но не одежда сделала его неузнаваемым. Вместо бледного, с потухшими глазами мальчишки, приехавшего в монастырь несколько месяцев назад, рядом стоял румяный толстощёкий Миша с живым и радостным взглядом.

Вот такая рождественская история.


«Я и глаз не сомкнул»

На Рождество приехали в обитель гости. Гостиница была переполнена, и одного из гостей, Володю, благословили переночевать в келье отца Валериана, которого он и приехал навестить. Поставили Володе раскладушку.

Перед сном отец Валериан предупредил гостя:

– Я иногда храплю во сне. Ты меня толкни, если что.

На том и порешили. Настала ночь. Отец Валериан сразу звучно захрапел. Володя не успел ещё заснуть, а теперь уже не смог бы. Он посвистел – отец Валериан храпеть перестал. Сработало!!! – обрадовался Володя. Но минут через пятнадцать всё повторилось. И снова… и снова…

Утром Володя, не выспавшийся, решил в шутку высказать своё недовольство:

– Кто-то всю ночь так храпел, что я не мог заснуть!


Фото: Александр Кузьмин / Photopolygon.Com

Сонный отец Валериан ему ответил:

– Я-то вообще глаз не сомкнул: кто-то всю ночь свистел!


Дрова для отца Феодора


Фото: Александр Кузьмин / Photopolygon.Com

Старый схимонах отец Феодор был невысоким, худым, но очень деловым. Несмотря на возраст, он в монастыре частенько задавал жару братии:

– Нету у нас порядку в монастыре! Разве так снег убирают?!

Выхватывал лопату из рук какого-нибудь инока и начинал по-своему убирать – качественно! Отца Феодора все знали, но и любили: он ведь не со зла. Однажды молодой иеромонах Симеон решил тайно оказать помощь старичку.

У отца Феодора почти опустела поленница, а за дровами приходилось ходить далеко. Зная щепетильность схимника во всём, отец Симеон ночью на санках тайком привез самые легкие дрова – одно полешко к одному. Наполнив доверху поленницу, с чувством радости от проделанной работы отправился в свою келью.

Утром всех оглушил крик отца Феодора. Выглянув из келий, братия стали свидетелями следующей картины: вся поленница валялась на улице, из коридора вылетали оставшиеся красиво подобранные дрова.

– Это кто ж такие дрова принес?! Всё загородил! А старик убирай! Что за умник! Это же не берёза, а сплошь осина! Не дрова, а непонятно что! Нету порядку в монастыре! – пригвоздил отец Феодор.

Если вы подумали, что отец Симеон обиделся, то слушайте продолжение истории: на следующее утро братия была разбужена громким криком старого схимника:

– Ну вот, берёзовые – это то, что нужно! Наконец-то сообразили! Додумались наконец своей пустой головой! Нет бы сразу всё правильно сделать! Учишь эту молодёжь порядку, учишь – а всё без толку! Нету у нас порядку в монастыре!

Братия качали головами, и только игумен Савватий и схиархимандрит отец Захария улыбались про себя. Они-то хорошо помнили монашеское правило: «Кто нас корит, тот нам дарит. А кто хвалит, тот у нас крадет».

А ещё они знали, что отец Феодор, накричавшись, закроет дверь в келью, а там сразу успокоится, как будто и не принимал на себя вид разгневанного. Успокоится, тихо встанет на свои старые больные колени и будет долго молиться за своего благодетеля и всю монастырскую братию.


«И кому это такую красоту приготовили?»

Как-то под Рождество отец Феодор сильно занемог. Почти 90 лет, вся жизнь в трудах! Братия расстроились, но монахи память смертную всегда хранить стараются, и для отца Феодора заказали гроб и крест.

Иеромонах отец Симеон взял Святые Дары и отправился причащать тяжелобольного. Отец Феодор лежал на постели без движения, глаза закатились – все свидетельствовало о приближении таинства смерти. Отец Симеон соборовал и причастил умирающего капелькой Крови Христовой.

На следующий день во время рождественского праздничного обеда дверь в трапезную с грохотом распахнулась. На пороге стоял живёхонький отец Феодор! Ни следа не осталось от вчерашней смертельной немощи!

А по дороге в трапезную он заметил новенький гроб, который сох на зимнем солнышке. Гроб был красивой работы: монастырский рабочий Петя, золотые руки, придумал его резьбой украсить – для отца Феодора всё-таки! Отцу Феодору очень понравилась резьба.

– И кому это такую красоту приготовили? – входя, громко спросил он у братии.


Как отец Феодор к трапезе готовился


Фото: Александр Кузьмин / Photopolygon.Com

Отец Феодор перенёс два инфаркта, но был ещё довольно бодрым для своего 90-летнего возраста. Вот только жёсткое он жевать уже не мог. И чтобы не портить хлеб, отделяя мякиш от корок, он всегда приходил в трапезную заранее.

Вот и сегодня – ещё и Дионисий с колокольчиком не пробежал по монастырю, а отец Феодор уже сидел чинно на своём месте – к трапезе готовился. Шла Рождественская неделя, братия радовалась, и у отца Феодора тоже настроение было приподнятым. Он крошил хлебные корки в свой суп и счастливо улыбался, поглядывая на нарядную ёлочку в углу трапезной.

Отец Валериан, случайно заглянув в трапезную, увидел отца Феодора и весело спросил:

– Что, отец, корки мочишь?

И отец Феодор радостно покивал головой.


http://www.pravoslavie.ru/58686.html
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 10888


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #132 : 13 Января 2021, 05:26:47 »


Рождество Христово в Евангелии — и в истории

Противоречит ли евангельский рассказ историческим данным?

Диакон Владимир Василик


И Слово стало плотию и обитало с нами, полное благодати и истины (Ин 1:14). Более двух тысяч лет назад произошло необычайное событие — вневременный, вечный Бог вошел в человеческую историю и перевернул ее. На вопрос — что нового принес Христос людям, святой Ириней Лионский отвечал: «Все новое» — omnem novitatem. И это действительно так. Можно было бы перечислить множество вполне осязаемых даров Христа людям — совершенно иную нравственность и философию личности, государство и право нового типа, великую христианскую культуру и, наконец, науку, возникшую благодаря демифологизации окружающего мира. Мы к ним привыкли, для нас они временами незаметны.

Однако некоторые утверждают, будто бы Христос не рождался, поскольку евангельский рассказ о Рождестве Христовом противоречит историческим данным. Итак, существует ли такое противоречие на самом деле?




Если в наше время не торгуют людьми в законном порядке, провинившихся рабов не распинают на крестах, не устраивают гладиаторских боев и не травят преступников львами, а родившихся детей не выбрасывают безнаказанно на дорогу, то этим мы обязаны Иисусу Христу и Его ученикам. Казалось бы, уже само по себе такое положение дел должно свидетельствовать в пользу того, что Христос — историческая личность, и Его слова и дела действительно вошли в историю и изменили ее.

Но, к сожалению, богатство даров не всегда ведет к благодарности и рассудительности. Так, сторонники критической школы протестантского богослова Баура вообще отказывали евангельским повествованиям в исторической достоверности, считая, что евангелия были написаны не ранее II века. Однако находки древних папирусов посрамили гиперкритиков: манчестерский папирус библиотеки Джона Рэйланда №457, содержащий фрагменты Евангелия от Иоанна, самого позднего из четырех, датируется двадцатыми годами второго века, то есть копия была создана всего через тридцать лет после написания самого Евангелия. Еще более интересное открытие сделал в 1994 году немецкий папиролог доктор Карстен Петер Тид. На основании сравнения с греческими рукописями Мертвого моря, он установил, что Оксфордская рукопись Магдален Колледж №18, содержащая фрагменты Евангелия от Матфея, которую традиционно датировали концом второго века, на самом деле может относиться к шестидесятым-семидесятым годам I века. «Даже при беглом изучении рукописей можно понять, что они на целый век старше, чем было принято считать вначале», — сказал он в своем интервью. Это означает, что мы имеем дело с почти прижизненной рукописью, так как Евангелие от Матфея было написано в сороковые-пятидесятые годы первого века. Ни один древний исторический источник не засвидетельствован с такой степенью достоверности.

Когда родился Христос?

События Рождества Христова также подвергались атаке гиперкритиков. Повествование евангелиста Луки школа Баура считала слабым и недостоверным, хотя действительно серьезные специалисты уровня сэра Уильяма Рамсея характеризовали св. Луку как «первоклассного историка». Однако против рассказа Луки Баур выдвигал три возражения:

1. Какой смысл был в том, чтобы заставлять людей покидать свое место жительства и идти для переписи? Разве не достаточно было бы сборщикам прийти на место и переписать население?

2. История вообще умалчивает о подобной переписи.

3. Квириний правил Сирией как минимум за десять лет до подлинной даты Рождества Христова.

Для тех, кто знает историю Рима и его отношение к покоренным народам, первое возражение выглядит весьма странным, если не сказать более. Когда Рим считался с их покоем и удобством? Vae victis — «Горе побежденным». Достаточно вспомнить контекст евангельских заповедей из Нагорной Проповеди: Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую; и кто захочет судиться с тобою и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду; и кто принудит тебя идти с ним одно поприще, иди с ним два (Мф 5:39-41). Эти слова, конечно, важно помнить в любых обстоятельствах, но они имели и вполне определенный исторический контекст: отношение иудеев к римлянам-оккупантам, ведь те, случалось, снимали с оккупированных последнюю рубашку и частенько подвергали побоям.

Что касается якобы удобства переписи на месте, то для нее потребовался бы огромный штат писцов и чиновников и значительные переезды. Поэтому на самом деле существовало два типа переписи. Первый — запись человека в том месте, где он оказался на день переписи. Второй — каждый обязан был вернуться к месту своего постоянного проживания и оставаться там до постановки на налоговый учет. Именно такой порядок и засвидетельствован в египетском папирусе от 104 года по Р. Х., содержащем следующее постановление римского номарха Гая Вибия: «Пришло время для проведения подомовой переписи, сочтено необходимым принудить всех, кто находится под тем или иным предлогом за пределами своего места проживания, вернуться в свои дома для того, чтобы довести до конца перепись в соответствии с принятым постановлением». Такой же порядок мы наблюдаем и в рассказе Евангелия от Луки: святой Иосиф был из рода Давидова, и даже вполне возможно, что прежде своей жизни в Назарете жил в Вифлееме, на родине своих предков.

Второе возражение — относительно того, что данная перепись вообще не проводилась — также несущественно. Согласно свидетельствам папирусов, перепись могла проводиться между 9 и 6 годом до нашей эры. А теперь обратимся к подлинной, а не условной дате Рождества Христова. Из Евангелия от Матфея мы знаем, что Спаситель родился во дни царя Ирода и прожил во время его правления около двух лет, поскольку Ирод, искавший Богомладенца, убил всех младенцев от двух лет и ниже, по времени, которое выведал от волхвов (Мф 2:16). Кроме того, поскольку Святое семейство вынуждено было бежать, то еще некоторое время прошло в Египте, прежде чем Ирод умер в 749 году от основания Рима, что точно известно из независимых исторических источников. Между тем ученый монах Дионисий Малый, делавший хронологический расчет года рождения Спасителя в начале VI века, ошибочно определил год Рождества как 753 год от основания Рима. Следовательно, Ирод умер в 4-м году до нашей даты Рождества Xристова и Спаситель должен был родиться как раз около 6 года до нашей эры, и, в таком случае, его рождение как раз приходилось на тот же год, что и перепись, — как и сказано в Евангелии.

Наконец, третье возражение — довод относительно того, что Квириний управлял Сирией уже после Рождества Христова — также нуждается в коррекции. В 1828 году в Риме была найдена надпись, согласно которой Публий Сульпиций Квириний дуумвир (высшая административная должность для муниципий и колоний) направил армию в Сирию незадолго до 6 года до Р.Х. (по нашему летоисчислению). Таким образом, и здесь мы видим удивительную точность евангелиста Луки.

Если вернуться к вопросу о переписи, то, по свидетельству папирусов, в конце I — начале II века после Р. Х. она происходила каждые четырнадцать лет. И, по свидетельству Климента Александрийского, именно перепись в год Рождества Христова положила начало этой системе переписывания населения.

Раннехристианские и византийские богословы и церковные поэты видели глубокий символизм в том, что Спаситель родился во время правления Октавиана Августа и, таким образом, тоже подчинился переписи, как и все граждане своей страны.

Неслучайная звезда

Подвергался сомнению также и рассказ относительно прихода волхвов и избиения младенцев. Однако ничего невероятного и неисторичного в нем нет. Астрология в древности была весьма заметным явлением в жизни общества, а волхвы или маги пришли с Востока или из Парфянского царства, возможно — из Вавилона, настоящей родины астрологии.

Существует точка зрения, согласно которой в 7 году на небе каким-то значимым для наблюдателей образом сошлись три звезды — планеты Юпитер, Сатурн и Марс. Одна из них, в соответствии с астрологическими представлениями, была «звездой Иакова» (то есть Израиля), другая — «царская» звезда, третья — «звезда» войн и преобразований. По ним волхвы узнали о рождении великого преобразователя мира, Царя Иудейского, и пошли в Иудею.

Предание о том, что они были царями, известно по крайней мере уже со II или III века: Тертуллиан называет их «почти царями» — fere reges. Предание называет их имена: Каспар, Валтасар, Мельхиор. Узнав об их приходе, жестокий и подозрительный тиран Ирод решил избавиться от возможного соперника. Вначале он узнал от иудейских книжников о месте, где должен родиться Мессия. Затем, призвав волхвов, послал их в Вифлеем, попросив их разузнать все о Младенце, якобы для того, чтобы поклониться Ему. Звезда, как сказано в Евангелии, вела волхвов до Вифлеема и остановилась над домом, где поселилось Святое Семейство. С радостью они поклонились Младенцу и Деве Марии и принесли Ему дары — золото как Царю, ладан — как Богу, и смирну — как Человеку, Который должен умереть ради спасения людей. Получив откровение не возвращаться к Ироду, волхвы вернулись к себе на родину и там, по преданию, тоже проповедали рождение Спасителя. На Западе они почитаются как «три святых царя», их мощи находятся в Кельнском соборе.

Что же касается избиения младенцев — то, как повел себя Ирод, вполне соответствует его характеру, подозрительному и коварному. По свидетельству Иосифа Флавия, за одно подозрение в посягательстве на свою власть он уничтожал ближайших родственников, в том числе свою любимую жену Мариамну, и вырезал целые общины. Тем более для него не было никаких препятствий в уничтожении ничтожных для него младенцев в небольшом селении Вифлеем, если перед своей смертью он приказал казнить наиболее выдающихся граждан громадного столичного города Иерусалима, сказав: «Обо мне плакать не будут, так пусть плачут о них».

Бегство Святого Семейства в Египет также черта историческая: Египет являлся римским императорским доменом и в нем все-таки существовало некое подобие законности, Ироду не так легко было в нем убить Младенца. И то, что по смерти Ирода святой Иосиф не захотел вернуться в Иудею, убоявшись сына Ирода, Архелая, также соответствует историческим реалиям. После смерти отца Архелай развязал гражданскую войну и убил в Иерусалиме три тысячи человек, завалив храм трупами. Соответственно, у нас есть все основания доверять сообщениям евангелиста Матфея.

Песни праздника

Празднование Рождества Христова вошло в церковную жизнь не сразу. Первоначально оно сливалось с появившимся в III веке праздником Богоявления или Крещения Господня (19 января сейчас, или 6 января по старому стилю), поскольку такие отцы Церкви, как св. Ефрем Сирин, основываясь на словах Евангелия от Луки Иисус, начиная свое служение, был лет тридцати, считали, что дата Рождества Христова совпадает с днем Его Крещения. В Армянской Церкви до сих пор существует единый праздник Рождества и Богоявления.

Впервые Рождество начинает выделяться на Западе в середине четвертого века. В древнем римском месяцеслове, датируемом 354 годом, под 25 декабря мы уже находим упоминание — «день рождения Христа». Многие светские историки считают, что появление празднования Рождества в Риме именно 25 декабря (то есть 7 января по новому стилю) было связано с необходимостью борьбы против языческого празднества «Непобедимого Солнца», приходившегося на этот же день. Однако из переписки святого Кирилла Иерусалимского с римским папой Юлием следует, что разделение праздников Рождества и Богоявления обусловлено развитием внутрицерковных богослужебных традиций.

В завершении — несколько слов о двух песнопениях праздника. Тропарь, или основной праздничный гимн Рождества, мог быть создан уже в IV веке. Приведем его церковно-славянский текст:

   Рождество Твое, Христе Боже наш,

   возсия мирови свет разума,

   в нем бо звездам служащии

   звездою учахуся

   Тебе кланятися, Солнцу правды,

   и Тебе ведети с высоты Востока.

   Господи, слава Тебе!



Этот гимн говорит о богопознании, пути к которому могут, по промыслу Божию, могут пролегать везде — в том числе, и через внешнее, мирское знание, как это произошло с волхвами. А именование Христа «Солнцем правды» указывает на Христа как на Источник жизни и света — с одной стороны, чистоты и праведности — с другой.

Следующий за тропарем кондак «Дева днесь Пресущественнаго раждает» был написан святым Романом Сладкопевцем в 10-е или 20-е годы VI века. Как гласит предание, святой Роман в юности не имел музыкального слуха и певческого голоса и подвергался насмешкам своих собратий по церковному хору. Однажды во время рождественского богослужения он обратился к Пресвятой Богородице со слезами и молитвой о даровании ему способностей к пению. После молитвы он задремал. Во сне ему явилась Дева Мария и повелела ему съесть свиток, который Она держала в руке. Проснувшись, святой Роман неожиданно для всех вышел на середину храма и стал вдохновенно петь сочиненный им кондак «Дева днесь», который и до сих пор считается одной из вершин церковной поэзии:

   Дева днесь Пресущественнаго раждает,

   и земля вертеп Неприступному приносит;

   Ангели с пастырьми славословят,

   волсви же со звездою путешествуют,

   нас бо ради родися Отроча младо,

   превечный Бог.


Парадоксальное соединение земного и небесного, материального и сверхсущностного, человеческого и божественного — вот сама суть христианства. Невидимый и непостижимый Бог воплотился и стал Человеком — вот, что значит день Его Рождения, праздновать который мы имеем полное право.


http://www.pravoslavie.ru/67214.html
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 10888


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #133 : 13 Января 2021, 05:29:52 »


Предназначение человека

Слово протоиерея Александра Шаргунова на Рождество Христово





Праздник Рождества Христова — событие среди зимы этого года, среди зимы истории. Несмотря на горе и отчаяние, которые окружают нас, мы снова в радости рождения Христова. И эта радость одновременно проста и потрясающа. Нам открывается, что наш Бог — не отдаленный Бог, сокрытый в каких-то мирах, а Тот, Кто не хочет отделить Себя от нас и становится человеком в объятиях Пресвятой Девы Марии, чтобы разделить наши радости и скорби.

Бог открывает нам предназначение человека. С самого начала Он вступает в сражение со злом — с тем злом, которое Он не сотворил, и которое теперь будет проявляться до конца, до Его Креста, до наших сегодняшних дней, до кончины мира. И всегда там, где совершается зло, мы должны видеть профиль и тень сатаны, противника, воплощающего в себе ненависть ко Господу нашему. Того, кто по преимуществу враг человеков и враг Божий.

Мы призываемся встать у вертепа Господня и понять, для чего мы рождаемся на свет. Узнать, что Он, отвергаясь всякой пышности, всего того, что считается великим и славным, даже не избрал Себе какого-нибудь худого дома, а благоволил возлечь в яслях, в скотской пещере.

Приблизимся к Нему вместе с волхвами и пастухами, и принесем Ему все золото мира, все золото Церкви и все золото нашей любви, и все благоухание наших снежных полей и наших летних лугов, и все благоухание наших богослужений. Все, что у нас есть, всю жизнь до смерти.

Это маленькое хрупкое Дитя, лежащее в яслях, Тот, Кому уже угрожают воины Ирода — Он в то же время Тот, Кто открывает нам безмерность Божественного, океан света, который называется лоном Отчим. И научимся вместе с Ним говорить «Отче наш» и «Авва Отче». И как бы ни были скорбны наши обстоятельства, и что бы ни было у нас впереди — все примем вместе с Ним с младенческой доверчивостью. А впереди — Гефсимания и Голгофа Церкви, по дару Христа, ради спасения всех.

И несмотря на то, что зима, мы уже ощущаем здесь то тепло, которое возвещает Пасху Господню. Пусть все сегодня будут в радости этого дня Еммануила — с нами Бог.

Мы поем сегодня: «Рождество Твое, Христе Боже наш, возсия мирови свет разума. В нем бо звездам служащии звездою учахуся Тебе кланятися, Солнцу правды». Солнце по закону природы восходит для всех и достигает всех. И для всех взошло Солнце правды — Христос. Он пришел для того, чтобы всех искупить от смерти, от страдания, от диавола. Чтобы взять на Себя грех мира, за всех принять смерть и для всех воскреснуть.


Протоиерей Александр Шаргунов, настоятель храма свт. Николая в Пыжах, член Союза писателей России

Источник
Записан
Дмитрий Н
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 10888


Просмотр профиля
Вероисповедание: Православие. Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #134 : 13 Января 2021, 05:36:45 »


Рождественская история

Рассказ-быль

Священник Димитрий Фетисов




— Алло! Это вы, святой отец? Мне... это… в церкви сказали, что вы сегодня приедете квартиру освящать, — глухо проговорил позвонивший и начал невнятно объяснять, где он проживает и как его найти. Наконец, запутавшись в собственном рассказе, мужчина пообещал, что встретит священника при въезде в посёлок, и они вместе доберутся до его дома.

За годы служения отец Дионисий научился, как ему казалось, неплохо разбираться в людях. «То, что он назвал меня, как католик, «святым отцом», — думал он, медленно продвигаясь на своей машине в предновогодней пробке, — говорит о его неграмотности в вопросах церковных. Ну, а судя по сумбурной речи, — это или пожилой пенсионер после инсульта, или средних лет алкоголик».

Свернув с трассы, священник остановился в условленном месте у обочины, и в автомобиль, не спеша и не отряхивая с ботинок грязную кашу из подтаявшего снега, сел странного вида бледный человек, одетый в обветшалую коричневую куртку и казённого вида штаны. Несмотря на лёгкий морозец, на незнакомце, представившемся Вячеславом, не было шапки, и коротко подстриженные редкие чёрные волосы делали его угловатое, осунувшееся лицо с небольшим острым носом особенно невыразительным. Немного оживлял этот невзрачный портрет пристальный взгляд больших чёрных глаз, которыми незнакомец, ничего не говоря, долго и подозрительно рассматривал отца Дионисия, толком не отвечая на его попытки завести разговор и лишь изредка давая указания, куда поворачивать.

«Наверное, недавно освободился из тюрьмы или выписался из психбольницы», — подумал священник, и ему стало немного тревожно: мало ли чего можно ожидать от такого странного типа. Убить, может, и не убьёт, а вот нервы потреплет изрядно. Впрочем, убить человека тоже несложно…

— Только машину ставить у подъезда не будем, а то у меня соседи очень нехорошие, — прервал грустные размышления батюшки Вячеслав.

«Ну, всё понятно, — шизофрения. Теперь главное — не давать ему собой манипулировать. Почувствует слабину, и случиться может всё что угодно…» — пронеслось в голове у священника.

— Это в каком смысле — нехорошие? Шину мне, что ли проткнут? — несколько раздражённо спросил он вслух.

— Вам не проткнут, а надо мной издеваться будут…

«Вот так номер, издеваться будут, — подумал батюшка, — а ведь Господь сурово нам сказал: кто постыдится Меня и Моих слов в роде сем прелюбодейном и грешном, того постыдится и Сын Человеческий…(Мк. 8,38)», — но не успел о. Дионисий раскрыть рта для обличения в маловерии, как его новый знакомый открыл дверь, и они вошли в квартиру, вид которой настолько поразил священника, что он не смог промолвить и слова.

   — Стены, пол и потолок были покрыты толстым слоем чёрно-серой копоти

Стены, пол и потолок были покрыты даже не пылью, а толстым слоем чёрно-серой, матовой грязной копоти. Батюшка по привычке снял обувь и тут же пожалел об этом, так как его ноги погрузились в липкую, похожую на гудрон субстанцию, от которой с громким звуком пришлось отдирать носки.

«Жилище маньяка», — подумал священник, но вслух робко спросил:

— В какой комнате мы будем молиться?

— В этой… — ответил Вячеслав и повёл своего гостя в зал, загромождённый длинным старым столом, накрытым зачем-то паласом и поставленными на него перевёрнутыми табуретками.

— Мне нужен газ — кадило разжечь, — попросил отец Дионисий и пришёл в еще больший ужас, когда оказался на кухне, буквально утопающей в пыли и жирной грязи. Здесь всё было закопчено до такой степени, что даже окна, с трудом пропускавшие тусклый дневной свет первого этажа, делали мизерное пространство хрущёвской кухни унылым, как затхлый склеп именитого грешника. Конфорки газовой плиты торчали словно из пролитого и застывшего холодца, обильно присыпанного чем-то серо-бурым.

«А меня ещё жена ругает за неубранные книги», — подумал батюшка, и его опасливое негодование сменилось жалостью к этому, очевидно, никому не нужному, опустившемуся, а возможно, и просто больному человеку.

Освятив квартиру, отец Дионисий принялся проповедовать о том, что наше жилье освящается прежде всего нашей благочестивой жизнью, что необходимо прощать обиды и уметь мириться с домочадцами и соседями, ну и, конечно же, молиться хотя бы сокращённо утром и вечером.

— А самое главное, что Господь нам даёт в Церкви, — это возможность теснейшего общения с Ним в святых таинствах. Когда христианин исповедуется — мы верим, что в это время его исповедь принимает Сам Христос, Который врачует его душу. Когда мы причащаемся, то верим, что Сам Христос входит в наши сердца и пребывает там до тех пор, пока мы не изгоним Его своими грехами. Каким образом это происходит? Наш ум этого вместить не может, потому и называется: таинство.

«Зачем я ему это говорю? Он же всё равно не понимает…» — тоскливо подумал батюшка и, отказавшись от протянутой мятой сторублевки, поскорее засобирался из мрачного места.

— Вы это… святой отец, извините за беспорядок, — как-то нерешительно пробормотал Вячеслав, прощаясь со священником.

— Святые на небесах, а я — грешный, — подытожил о. Дионисий и, немного подумав, добавил: — Вы уж приберитесь у себя дома-то, а то как-то совсем тоскливо. Всё-таки Рождество скоро…


***


    

Праздничная Рождественская служба всегда радовала отца Дионисия, но вместе с тем и неизбежно утомляла. По характеру своему он был интровертом, и огромное скопление народа вызывало в нём если не панику, то некое непонятное смущение. Именно поэтому батюшке особенно нравилось служить на святках — седмице, последующей за Рождеством, когда молящихся в храме значительно меньше и обстановка более камерная.

Литургия в тот день закончилась довольно рано, и когда под праздничный трезвон колоколов все прихожане уже разошлись, священник, разоблачившись, вышел на улицу и, щурясь от январского солнца в сугробах, долго смотрел вверх, на колокольню, где в эти святые дни дозволялось каждому прихожанину попробовать себя в качестве звонаря.

— Здравствуйте, грешный отец! С Рождеством вас Христовым! — громко, перекрикивая колокольный звон, обратился кто-то к священнику.

Отец Дионисий, не успев обидеться на столь смирительное приветствие, увидел перед собой немного странного, рано постаревшего мужчину, одетого так, как одеваются на работе дворники.

— Не узнали меня? Это я — Вячеслав, у которого вы недавно квартиру освящали!

— Вячеслав? Простите, не припомню…

— Ну, вы мне ещё уборку посоветовали сделать…

   Глаза Вячеслава светились радостью, а на бледных щеках проступил румянец

Про уборку отец Дионисий вспомнил. «Такое не забудешь», — подумал он. Но в своём собеседнике он никак не узнавал того унылого, несчастного человека, которого принял за вышедшего из тюрьмы заключённого. Хотя одежда собеседника не изменилась, но глаза светились радостью, а на бледных щеках проступил румянец.

— Вячеслав? — недоверчиво переспросил батюшка. — Ну и как, уборку сделали?

— Пока ещё не до конца… Но, самое главное, я послушался вашего совета: поисповедовался и причастился. Если бы вы знали, как мне полегчало на душе. Вначале, после исповеди, словно гора с моих плеч свалилась. А когда на ночной службе причастился, то мне стало так хорошо и радостно, что я грешным делом подумал, будто священник вместо причастия дал мне какой-то наркотик…

Сплошной звон прекратился, и теперь по очереди, вперемешку со счастливым детским гулом, серебристо звучали малые подзвоны — видно, звонарь показывал пришедшим школьникам, как ими подыгрывать.

На глазах Вячеслава навернулись слёзы.

— Вы уж простите за беспорядок, батюшка… Понимаете, я несколько лет практически не выходил из квартиры. У меня умерла бабушка, воспитавшая меня вместо родителей, и я чуть с ума не сошёл от горя…

Вячеслав стоял и ещё долго рассказывал о своём несчастном детстве и горькой доле инвалида-сироты, которого обижали все окрестные мальчишки и у которого, кроме любящей бабушки, никого на этом свете не было.

Когда бабушка была помоложе, они по большим праздникам вместе ходили в храм, и Вячеслав до сих пор помнил, как учила она его прикладываться к иконам и креститься. Ну, а когда состарилась, то в храм посылала уже его одного: написать записки об упокоении погибших от алкоголизма родителей и принести просфор со святой водой.

Бабушка умерла на святки. На Рождество сетовала, что не попала который год на службу, а спустя два дня не проснулась, и великовозрастный внук долго сидел и не мог понять, что произошло. Хорошо, что подсуетились сердобольные соседи: вызвали «Скорую», помогли с похоронами…

Так Вячеслав и оставался совсем один, до тех пор, пока не решил исполнить перед Рождеством, в очередную годовщину смерти бабушки, её давнишнюю мечту — пригласить священника и освятить квартиру…


https://pravoslavie.ru/100019.html
Записан
Страниц: 1 ... 7 8 [9]
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Valid XHTML 1.0! Valid CSS!