Русская беседа
 
23 Сентября 2017, 18:34:15  
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
 
Новости: Доступны архивы форума с 2000 по 2006 г.!
 
   Начало   Помощь Правила Архивы Поиск Календарь Войти Регистрация  
Страниц: 1 ... 20 21 [22] 23
  Печать  
Автор Тема: Либеральные церковные маргиналы и обновленцы. Предатели в рясах. Расстриги  (Прочитано 70388 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 68351

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #315 : 24 Сентября 2015, 17:13:58 »

«Пусть за штатом откачивает своих мертвецов»

Петербургское отделение «Народного Собора» просит Русскую Православную Церковь отстранить иеромонаха Феодорита (Сеньчукова) от священнослужения



Санкт-Петербургское отделение движения «Народный Собор» намерено обратиться в прокуратуру и к губернатору Санкт-Петербурга Георгию Полтавченко с требованием запретить анатомическую выставку «Тело человека», сообщает сайт «Народного Собора». «Эстетика морга — не культурная программа для северной столицы. Такие экспонаты могут нанести серьезный психологический вред для зрителя», — заявил председатель петербургского отделения НС Анатолий Артюх.

В поддержку «Народного Собора» высказался депутат Законодательного Собрания Санкт-Петербурга Андрей Анохин.

Выставка «Тело человека», состоящая из 200 экспонатов, открылась в Санкт-Петербурге 18 сентября.

Протесты «Народного Собора» прокомментировал порталу «Православие и мир» врач-реаниматолог, иеромонах Феодорит (Сеньчуков).

По его словам, таким образом «под маской православного благочестия в ограду Церкви вползает ересь гностицизма». «Послушал я и выступление лидера этого движения в Питере Анатолия Артюха. И, честно говоря, вообще ничего не понял. По сути, г-н Артюх говорит, что если бы эта выставка была в стенах какого-то медицинского образовательного учреждения, то он бы никаких претензий к ней не имел. То есть, вообще-то он говорит очень много – и про окна Овертона, и про безнравственность, и про пугающих маленьких детей мертвых бомжей, но все, что реально могут предъявить юристы этого общества, – нарушение некоего положения, согласно которому трупы и их части демонстрируются только с медицинскими и образовательными целями. Ну, слава Богу, даже маленькое формальное наказание небезызвестному Энтео помогло предупредить погром – не хочется, как мне представляется, г-ну Артюху ходить в робе уголовника или даже иметь почетную приставку "мелкий хулиган". Значит, арендуй устроители выставки зал у ВМА или иного мединститута, или включи в осмотр выставки маленькую лекцию по анатомии – закон бы нарушен не был», - иронизирует священник.

«Ведь, собственно, что там на этой выставке демонстрируется? – задается он вопросом. - Человеческие органы – здоровые и больные. Причем, часто больные по вине самого человека – поврежденные курением, алкоголем, смогом. То есть, выставка вполне благочестивая – не следует рушить тело, которое, как известно, храм души.  Ну, и заодно, про устройство храма этого поговорили. Учим же мы детей на уроках Закона Божьего как устроен храм – где алтарь, где приделы, где трапезная и т.д. Вот и здесь показывают устройство».

«Очень смешно г-н Артюх возмущался, что маленькая девочка, пришедшая с родителями, услышала слово "предстательная железа" и даже увидела эту железу в банке с консервирующим раствором. Девочка-то вряд ли какой-то особый смысл в знании о простате получила – орган и орган, а вот г-на Артюха, как мне представляется, блудные помыслы не оставляют никогда: "А откуда, доктор, у вас такие картинки?" (это из анекдота про больного и сексопатолога, кто не понял)», - не унимается пастырь.

«Но, вообще-то, не смешно. Потому что под маской православного благочестия в ограду Церкви вползает давно разоблаченная ересь гностицизма. Это там тело представляется чем-то дурным и постыдным, о чем нельзя ни говорить, ни, тем более, смотреть на него. А как и любая ересь, эта ересь исходит от отца лжи – диавола, пытающегося подменить собой Бога. Поэтому лидеры движения "Народный собор" (кстати, если перевести это название на язык церковный, получится "Языческое сонмище" – "народ" – "язык", "собор" – "сонмище" в отношении язычников) вольно или невольно служат сатане и аггелам его. Стоило бы получше выбирать себе патрона в духовном мире», - ехидничает отец Феодорит.

В редакцию «Русской народной линии» поступил ответ председателя Санкт-Петербургского отделения движения «Народный Собор» Анатолия Артюха на этот оскорбительный выпад священнослужителя. «Бегло прочитав сей пасквиль, понимаю, что автор явно не просто священник. И действительно, оказывается, отец Феодорит является одновременно и иеромонахом, и практикующим врачом-реаниматологом, проживающим сейчас в Москве, хотя приписан к храму на Украине. Весьма тяжёлый случай, как говорят медики. Да, а ещё Феодорит публицист, любимец портала "Правмир". Посему цитата, которую автор написал в качестве заключительной фразы пасквиля, совершенно не случайна…» - считает А.Артюх.

«Он, имея в виду меня, как руководителя Движения "Народный Собор" в Петербурге, походя обвинил всех православных в том, что они, исповедуя принципы соборности,  являются язычниками и сатанистами. Вот Святейший Патриарх Кирилл, возглавляющий Всемирный Русский Народный Собор, видимо, ещё не знает, что есть в Москве беглый из  многострадальной Луганщины монах Феодорит (Сеньчуков), который соборность приравнивает к служению сатане и его ангелам», - продолжает общественный деятель.

«Видимо, и Символ Веры в храме, где служит иеромонах Феодорит, звучит так: "…Во едину Святую, сонмищенскую и Апостольскую Церковь…"?» - вопрошает он.

«Теперь что касается самой темы статьи монаха, которая побудила его нести подобный бред. Дело в том, что в формате информационной войны, в которой определённую позицию наших идеологических врагов занял и монах Феодорит, православных христиан пытаются выставить идиотами и даже бандитами. По словам Феодорита, и сатанистами», - отмечает А.Артюх.

«Что касается выставки останков покойных бомжей в Петербурге, которая открылась 18 сентября и которая, по мнению наших юристов, нарушает закон Российской Федерации, хочется спросить у монаха-реаниматора: драгоценнейший отче, уж не хотите ли Вы убедить православный народ, который Вы называете язычниками, что мы не имеем права требовать от властей и организаторов каких-либо акций соблюдения законов Российской Федерации? Если в законе написано: "ч. 1 ст. 68 ФЗ РФ от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в РФ" ("Использование тела, органов и тканей умершего человека"): "Тело, органы и ткани умершего человека могут использоваться в медицинских), научных и учебных целях", то мы будем требовать соблюдения этого закона. Если в законе "О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию". ФЗ РФ от 29 декабря 2010 г. N 436-ФЗ написано, что несовершеннолетние не допускаются к информации, "содержащей изображение … заболевания, смерти без натуралистического показа их последствий, которые могут вызывать у детей страх, ужас или панику".  Очевидно, что труп со снятой кожей является самым что ни на есть натуралистическим показом последствий смерти. А значит, показ таких экспонатов для несовершеннолетних недопустим по указанному закону. Соответственно, возрастным ограничением даже при применении только этого закона должно быть 18+. Чего мы и требуем от организаторов выставки. И при этом либеральная сволочь и вторящие им врачуги-реаниматоры без зазрения совести записывают нас в некую структуру с названием "православный ИГИЛ"?», - возмущается лидер петербургского отделения НС.

«Дальше монах-сексопатолог упрекает нас в ереси гностицизма», - продолжает А.Артюх. «В фейсбуке ради красного словца Серёга (мирское имя иеромонаха Феодорита (Сеньчукова). – РНЛ) написал такие вот строки перед своим бессмертным опусом: "Почему-то, информация об этом напомнила мне, что окрестности Санкт-Петербурга изобилуют галлюциногенными грибами. Ну, и мой комментарий на Правмире". Вот и я думаю, то смешно Сеньчукову, то вдруг не смешно. И про грибы знает, и пивком оттягивается… И, видимо, в порыве борьбы с "ересью гностицизма" монах Феодорит решил выставить свой волосатый торс в открытом доступе сети ВКонтакте, да ещё и в шапочке с ушками. Точно такую я видел на последнем несанкционированном шествии содомитов 1 мая на Невском проспекте. Монах-реаниматолог – ещё ничего. Монах-клоун – отвратительно! Иеромонах, который в публичный доступ ставит фото, на которых он выглядит как педераст или пьяница с кружкой пива, – недостойно священника Православной Церкви и уж, конечно, не смешно!», - восклицает активист.

«Поэтому, чтобы дальше не продолжалось распространение такого вот не смешного месива из монашеского и мирского, шутовского и священнического, грибного, пивного и адреналиново-лидокаинового, мы подготовили обращение к священноначалию Русской Православной Церкви с прошением отстранить иеромонаха Феодорита (Сеньчукова) от служения. Дабы не лжесвидетельствовал и не юродствовал, ради красного словца вводя братьев и сестер Соборной и Апостольской Церкви в смущение. Пусть за штатом откачивает своих мертвецов, духовного вреда меньше будет», - заявил председатель Санкт-Петербургского отделения движения «Народный Собор» Анатолий Артюх.



http://ruskline.ru/news_rl/2015/09/24/pust_za_shtatom_otkachivaet_svoih_mertvecov/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 68351

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #316 : 28 Октября 2015, 15:06:24 »

Нина  Павлова (†25.10.2015)

Кто на Голгофе?

Открытые письма о. Александру Борисову (1994 год)



Письмо первое

Саша! Вот уже который день пишу письмо к Вам. Рву, понимая, что писать бесполезно. И снова пишу: Саша!..

Впрочем, вы теперь не Саша, но отец Александр Борисов. Но время развело нас в ту пору, когда вы еще не были священником, и для меня и иных наших общих друзей вы остались в памяти Сашей - знаменитым дьяконом с Речного вокзала. И не просто дьяконом...

Вспоминаю картинку - летний день, конец службы. И где-то ближе к концу начинается движение народов - хлопают дверцы такси, и из машин и автобусов выпархивают джинсовые мальчики и девочки, впрочем, крепко перешагнувшие за тридцать. У вашей кельи при храме уже очередь. Отчетливо помню эту келью и почти не помню храма. Храм был не главное - не ради же храма ехали на окраину в тридевятую даль. Ехали ради Саши - негласного «старца» московской интеллигенции. Нет-нет, вы никоим образом не претендовали на роль старца. Вы были просто знамениты: вас осаждали просьбами дать совет, и вы советовали. Помню, вы выходите из храма и начинается осада:



- Саша, умоляю принять меня. У меня такое случилось! - Господи, весь день расписан! Вас устроят пять минут? - Саша, Таня ради вас приехала в Москву и завтра уезжает. Неужели не примете? - Хорошо, с одиннадцати вечера я свободен. Устраивает?

Прием иногда затягивался заполночь. И эта высокая жертвенность рождала не только любовь к вам, но и гнев к «ним»: почему любого чинушу в рясе едва ли не сразу после семинарии рукополагают в батюшки, а талантливого Сашу, совесть Москвы, годами держат в черном дьяконском теле? Однажды я спросила у вас напрямую: «Саша, а вас осознанно не рукополагают?» И вы ответили незнакомым мне прежде металлически-властным голосом: «Более, чем осознанно. Красная Патриархия!» Тембр голоса был настолько не вашим, что от неожиданности слетели шоры самоцензуры, и я увидела в вас нечто... ничего я не увидела. Не позволила бы себе увидеть. И разгадка тому простая - вы и ваш ближайший друг-единомышленник о. Александр Мень были для нас новомучениками ХХ века, распятыми на современной Голгофе. Все, что не вмещалось в этот идеал, оскорбляло чувства и отметалось. Вспоминаю эту жизнь - вечная тревога за Вас! Каждый день вашей жизни на свободе воспринимался как чудо, и сигналы «SOS» шли беспрерывно: «у Саши обыск», «батюшку вызвали в Патриархию - готовится погром». И, когда запыхавшийся знакомый внес в мой дом два чемодана рукописей о. Меня, выдохнув с порога, что батюшку забирают, а рукописи последнее, что удалось спасти, я понимала, что отныне моя жизнь принадлежит не мне, но охране бесценного наследия. Я перестала принимать знакомых. Избегала, чтобы не «засветиться», острых выступлений в печати. Я всерьез думала, что если в моем доме, на дай Бог, случится пожар, то сначала надо вытащить из огня рукописи, а маму и ребенка - потом. «Господи, до чего же воспаленная публика - московская интеллигенция», - думаю я задним числом и как бы не про себя...

Дожив до седых волос, я понимаю теперь, Саша, что в наш трагический век Господь даровал вам и о. Александру Меню благополучную жизнь. Было даровано все, что по-житейски зовется счастьем: любимая работа и успех в ней, любовь семьи, любовь друзей, благоустроенный быт и тот достаток, что позволял не экономить на спичках, но отдыхать ежегодно у моря. Да, были трудности, но было и то, чего достигают лишь единицы: вы реализовали свои творческие возможности, похоже, на сто процентов, добившись той прижизненной славы, когда в застойные времена вы шли нарасхват в самых престижных аудиториях, а позже стали кумирами прессы. Для сравнения - Лермонтов при жизни не опубликовал почти ничего. О. Александр Мень писал и публиковал все. Словом, когда вы, Саша, обвиняете в вашей книге православных в «низкой инициативности» и «стремлении быть "как все" (конформизм)», мне кажется, что это обвинение автобиографично. Конечно, я могу ошибаться, но не однажды наблюдала, как деловые люди смотрят на бедолаг, которым и талант Бог дал, и работают всю жизнь до упаду, а все не могут, говоря словами одного Вашего единомышленника, забить гол. Гол забивают командой. А вот тут, действительно, глупо быть, «как все» и надо быть очень инициативным человеком, чтобы выделиться из толпы, создать себе имидж вождя и, сплотив вокруг себя команду, повести ее в атаку на... да что я вам объясняю то, что вы знаете лучше меня? Скажу проще - издать книгу трудно. В годы гонения на Церковь издать православную книгу было невозможно. И вот в те страшные годы, когда талантливейшие наши богословы и писатели не смели мечтать о публикациях и были рады куску хлеба, как возможности писать в стол, деловые мальчики в «фирме» привозили из-за границы прекрасно изданные книги о. Александра Меня, а по «голосам» шли его проповеди. «Чудо!» - шептали мы потрясенно. Разве не чудо? Тогда сажали за меньшее и сидели, кстати, по-разному. Помню, как сидел студент нашего факультета Олежка Воробьев. Взятый с чемоданом литературы, он не назвал ни одного имени, не опознал никого на очной ставке, успев передать по каналу на волю, чтобы ребята не «светились» и не рисковали ради него, привозя передачи в лагерь. Тот, кто имел дело с зоной, знает, что такое сидеть, когда о тебе вещает по голосам международная адвокатура, а в лагерь идет денежно-продуктовый поток, что при низкой зарплате надзирателей, живших, впрочем, безбедно за счет «подношений», согласитесь, облегчало участь страдальца. И что такое отбухать восемь лет на голой койке, а порой и без нее, ибо большую часть срока Олежка провел в карцере. При чем один из них был таков, что сидеть в нем можно было лишь уткнувшись лицом в переполненный нечистотами унитаз. Он вышел из лагеря с отбитыми почками, безнадежно-больным желудком и оказался никому не нужен, ибо упрямо отказывался распродать по «голосам» тот же унитаз как образ Родины. Так и сгинул в безвестность этот рыцарь чести, запомнившись лишь в зоне по необычной кличке «Святой». Но я отвлеклась. Вернусь к тем временам, когда поступала «из-за бугра» очередная прекрасно изданная книжка о. Александра Меня, и стоустая молва твердила: «Чудо! Чудо!» Мы не знали тогда, что за чудом стояла мощная деловая и финансовая поддержка движения по имени экуменизм. Впрочем, в те годы мы, как и нынешние неофиты, были настолько невежественны, что не сумели бы отличить экуменизм от табуретки. Скажу больше - обладая волчьим, прости, Господи, нюхом на политику, мы в то же время свято верили, что в Божьем деле политики нет.

Поверьте, Саша, я пишу все это не для того, чтобы попрекнуть вас за жизнь, прожитую по меркам вашей веры, или посетовать на то, что раз, мол, неким воспаленным людям вздумалось возвести вас в сан новомучеников, то для нашего удовольствия вы могли бы посидеть в тюрьме хоть часок. Зачем? Господь дает каждому то, что нужно, и тайны Божьего домостроительства будут явлены в веках. Меня здесь интересует иная загадка - вот представьте, плывет корабль и подает сигналы «SOS». Корабль между тем непотопляемый и плывет весьма благополучно. Вопрос для любознательных - для кого и зачем подают сигналы бедствия? Впрочем, ответ здесь лежит на поверхности - для команды корабля. Это закон, известный всем опытным лидерам: чтобы сплотить команду вокруг вождя и его идеи, нужна экстремальная ситуация. Тут, как воздух, нужна война и фронтовое противостояние: вот «мы» - вот «они». «Они» нас душат и распинают, а «мы» буквально погибаем в борьбе за идеал. «Они» могут быть «красной Патриархией», «контрреволюционной Патриархией», красно-коричневыми, буромалиновыми - набор слов тут практически безразличен, ибо в зависимости от конъюнктуры он меняется мгновенно. Виноват или не виноват противник - это тоже практически безразлично. Важен сам факт героического противостояния «гонимых» «гонителям» и фронтовое право - изучать противника через прицел артиллерийской гаубицы.

Помню, уже в перестроечное время я расстроилась, прочитав в печати подписанное вами письмо против одного человека из одного монастыря. Имен не называю, ибо, если и был тот человек не безгрешен, то тут наверчено было такое!.. В общем, приехав из этого монастыря, я сгоряча позвонила вам:

- Саша, вы были когда-нибудь в таком-то монастыре? - Нет. - Саша, вы знаете такого-то человека? - Нет. - Саша, почему вы подписали письмо против него?

Смысл ответа был таков, что вас попросили и Вы подписали, потому что требовалось поддержать в борьбе... все понятно: вы играли за свою команду. А в команде всегда действует закон, который я называю про себя «чужие кошки» и «наша собака». Поясню, о чем речь. В одной прогрессивной команде моей юности был художник, который обрезал когти бездомным кошкам и натаскивал свою породистую собаку Чарли в охоте на них. Зайцев в Москве тогда не водилось, и охота на кошкозайцев увлекала всех: «Ну, что, Чарли, - натаскала зайчатины? Чарли, ату, зайцев гони!» Кошек было не жалко - они были абстракцией. Да что там кошки, когда абстрактной мишенью становился не раз живой человек?

* * *

В наше время мишенью был Патриарх Пимен. Это теперь я благоговею перед его памятью, узнавая детали его биографии. Не удержусь - расскажу об одной. Во время войны полк, где воевал будущий Патриарх, попал в окружение и в такое кольцо огня, где люди были обречены. В полку знали, что среди солдат есть иеромонах и, не боясь уже ничего, кроме смерти, бухнулись в ноги: «Батя, молись. Куда нам идти?» У иеромонаха была потаенно-запрятанная икона Божьей Матери, и теперь под огнем он слезно молился пред Ней. И сжалилась Пречистая над гибнущим воинством - все увидели, как ожила вдруг икона, и Божья Матерь протянула руку, указав путь на прорыв. Полк спасся.

Но все это узнавалось потом. А тогда мы каменели, когда в храме возглашалась молитва за Патриарха, и подчеркнуто не крестились. Когда же вас, Саша, или о. Александра Меня вызывали в Патриархию, играли тревогу по всем фронтам: «Готовится погром - опять вызвали. Передайте всем нашим, чтобы молились». И обмирало бедное сердце. Томительно тянулись часы тревоги, пока не давали отбой: «Слава Богу, пронесло. На этот раз пронесло». Позже стороной узнавалось, что и проносить-то было нечему и, оказывается у Патриархии есть обычай - регулярно вызывать клир на совещания, а на данном совещании наш батюшка как раз удачно сделал доклад и удостоился похвалы...

Не скажу, чтобы мы совсем ничего не видели - самая разнообразная информация поступала в память и потаенно хранилась в ней. И, если на нас сбывалось Евангельское «будут видеть и не увидят», то дело тут, Саша, не в вас, а во мне. Дело в особом состоянии духа, когда душа дичилась молитвы: «Да тихое и безмятежное житие поживем...» Какое там «безмятежное» в застойное время? Мы жили под девизом: «А он, мятежный, просит бури!» Что просили, то получили. Господь был милостив, исполнив молитвы мятежников. Он дал бурю. Дал иным из нас такие личные кораблекрушения, когда, лишь пролив море слез, однажды обнаруживаешь: это особый дар Божий - крушение иллюзий и исцеление ослепленной души...

Так вот, об иллюзиях. Признаться, меня долго утешало сознание, что, конечно, ошибок было много, но кто, согласитесь, не ошибается, идя непроторенно-новым путем? Ох, и тошнехонько мне было от открытия, что даже в праве хотя бы на оригинальную ошибку мне Господом отказано, а мой соперник по части самобытности мысли - говорящий попугай. Словом, готовясь однажды к исповеди и прослеживая корни своей духовной родословной, я открыла то, что духовным людям известно давно: у каждого явления есть свой Предтеча - Иоанн Креститель или другой.

Поясню конкретно. Я занимаюсь сейчас новомучениками двадцатых годов, и мой рабочий стол устелен материалами гонений на Церковь. Ну, а раз уж первоисточники под рукой, то мы могли бы проделать с вами полезную работу, снабдив вашу книгу «Побелевшие нивы» библиографией и указав в сносках, что и откуда заимствовано. Библиография здесь особо необходима, ибо, если оценивать книгу по принятой в науке шкале: оригинальна идея или нет? - то неизбежен вывод: книга представляет собой жанр компиляции идей и разработок живоцерковников 20-х годов или, как их тогда называли, живцов. При вашей школе научной работы в биологии вы щепетильны, я знаю, в привычке делать сноски. Здесь вы сносок не дали. Почему? Хотите, подскажу? Вам страшно, Саша. Не может быть не страшно! Потому что, если и были в истории нашей Церкви периоды, дающие повод говорить о компромиссах, то времена живцов - это время той российской Голгофы, где уже долгие списки казненных ясно обозначают: кто есть кто?

* * *

Вы знаете, Саша, что меня больше всего поражает в той эпохе? Несломленный дух народа. Нам, нынешне-немощным и привычно разводящим руками при виде бедствий народа: «А что мы можем сделать?», это сегодня сложно понять. Тогда знали, что делать. У колоколен круглосуточно дежурили звонари-смертники, готовые на казнь за Христа. И захмелевшие от власти комиссары ничего не боялись, кроме двух слов: «Ударим в набат». При звуках набата, как это было в Смоленске, останавливались фабрики и заводы, и к собору бежали все. Бил пулемет на ступенях собора. И, когда падал звонарь замертво, на колокольню, перекрестившись широким крестом, бежали из толпы безусые мастеровые и седые отцы семейств. Уму непостижимо - не восставали, не убивали пулеметчика, но стояли насмерть и били в набат!

Историю не переделаешь. Но сложно отделаться от мысли, а не могла бы история нашего отечества сложиться иначе, хотя бы менее кроваво, если бы не живцы? Набаты умолкли, когда в храмы под охраной человека с наганом вошли «красные» батюшки-живцы, присягнувшие комиссарам на верность и, что страшнее всего, идейно обосновавшие программу погрома: почему надо выбросить из храмов святые мощи, ликвидировать монастыри, не крестить младенцев и сжечь иконы неугодных святых. (Когда в Оптиной пустыни жгли иконы, из Распятия - есть свидетели - брызнула кровь.) Самое главное у живцов и комиссаров был общий кровный интерес - живцам для захвата власти нужны были свободные вакансии в храмах, пустующие архиерейские кафедры и, желательно, пустой патриарший престол. Комиссарам требовалось того же. Тут-то и начались «расстрельные» процессы, когда как ни откроешь судебное дело, там обязательно обвинитель-живец. Да такой, бывало, словоохотливый вроде Введенского, что уж и судьям его надоело слушать, и расстрел предрешен, а он все не унимается, обличая «контрреволюционеров» в митрах. Впрочем, ненависть у живцов к монашествующим была настолько органически-лютой, что показания против них они давали почти бескорыстно.

(Продолжение следует)
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 68351

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #317 : 28 Октября 2015, 15:07:55 »

(Продолжение)

Тем не менее, повторяю, набаты прекратились, когда храмы захватили живцы. Одно дело идти на смерть против пулемета, а другое - против батюшки, пускай «красного». Ряса живца обезоружила народ, и сопротивление насилию приняло с той поры, пожалуй, нынешний молчаливо-пассивный характер. Живцы выиграли, захватив большинство храмов в стране. И проиграли на способности народа сопротивляться молча, голосуя ногами - немногие православные храмы были переполнены до духоты, а живцовские храмы пустовали. Живцы остались без паствы, то бишь, без денег.

Кстати, о деньгах. После 1917-го объятия большевикам распахнули две силы - Ватикан и живцы. От объятий Ватикана комиссары уклонились, понимая что иноверцев народ в храмы не пустит. Живцы же были посмекалистей и работали на два фронта, трезво прикинув, что если у комиссаров власть, то у Ватикана - деньги. Не в этом ли разгадка той странной двойственности, когда в программах живцов вчерашних и нынешних всегда присутствует несочетаемое сочетание: самый квасной национал-патриотизм, повенчанный на верность иноземному дяде? Вот тот же ваш, Саша, любимец епископ-живец Антонин (Грановский), которого вы именуете «смелым реформатором», требовал, чтобы богослужение шло на русской мове, но причащал по-католически, не признавал, как и баптисты, крещения младенцев, требовал сломать иконостас как «ненужную перегородку» и т. п. Поверьте, Саша, я не отрицаю за вами права любить «смелого реформатора» - Господь дал каждому свободу воли и право выбора между добром и злом. Но, когда, завершая похвалу смелой реформе по слому «ненужной перегородки», вы обращаетесь к читателю: «Тогда это вызвало насмешки церковных снобов. Но, может быть, это не так уж смешно?» - мне хочется спросить: кто снобы? Круг лиц, противостоявших живцам, достаточно известен. Из них только святейший Патриарх Тихон умер своей, но загадочной смертью. Остальные расстреляны или сгнили в лагерях - не без помощи живцов. А поскольку книга рассчитана явно на неосведомленного читателя, то специально для него даю перевод: «снобы» - это наши новомученики и небесное воинство Святой Руси. В грозный час испытаний, гласит предание, они прийдут на помощь земному отечеству и спасут нас...

Пожалейте все же, Саша, читателя - дайте библиографию, уточняющую, кто есть кто. Не дадите, думаю. У вас все-таки репутация демократа. Каково вам, демократу из демократов, появиться на людях в сообществе ваших единомышленников-живцов, утомлявших разоблачениями «контры» даже неутомимых большевиков! Оборву здесь себя, сказав единоственное: известный гонитель Церкви Е.А. Тучков, отойдя от дел, под конец жизни всегда с уважением говорил о Патриархе Тихоне, а о своих сподвижниках-живцах отзывался неизменно с величайшим презрением...

Думается, не случайно вы широко используете в книге прием экспромта, и живцовская программа в ней изложена в виде свеженайденных в поле ромашек. Там одна «ромашка» - о желательном причащении только Телом Христовым, то есть, по-католически. Здесь другая - о излишне рабском почитании каких-то излишних святых... «ромашки» разбросаны по полю, но внимательный читатель соберет тут полный живцовский букет. Два слова о главной «ромашке» из этого букета - о вашем призыве перейти к практике крещения взрослых, отказавшись от крещения младенцев и «насильственного» причащения их. Тут тоже есть свой первоисточник и клан предтеч.

* * *

Как известно, у Ленина, Хрущева и Ко были свои тайные консультанты и разработчики программы уничтожения Православия в стране. При Хрущеве некий тайный консультант, оглядев наш епископат и увидев, что это все люди преклонного возраста, предложил гениально-простой план по уничтожению Православия: запретить рукополагать во епископы. Хрущев запретил и пообещал публично скорое всеобщее безбожие в стране. Ибо в руках у епископа ключи ко всем Таинствам, а не будет епископов - некому будет рукополагать священников, некому крестить детей и т. п. Ставка была сделана на физическое вымирание поколения верующих бабушек и на то, что дети - белый лист бумаги, куда тайные консультанты могут вписать нужные им слова. Ленинские тайные консультанты, снабдившие нашу государственность каббалистической символикой, сделали ставку на это же, то-есть на отлучение от Церкви детей. В Уголовное право была введена статья, карающая за религиозное воспитание детей. Крещение ребенка уже в наши дни было делом опасным: в регистрационные книги вносились паспортные данные обоих родителей, по которым тебя потом опознавали в органах, и одна моя знакомая учительница лишилась куска хлеба, покрестив сынишку. В общем, глядя на первое поколение послереволюционных расцерковленных детей Оптинский старец Нектарий сказал: «Погодите, не то еще будет. Вырастут такие собачата и волчата!..» Они выросли.

Мы выросли с собачье-волчьим нигилизмом в душе, внешне прикрытым гуманитарным образованием. Ах, да, Саша, вы же делаете ставку на катехизацию населения. И это, пожалуй, самый сильный конек «думающих», как вы называете, батюшек - тут работа кипит. И даже в застойное время вами и о. Александром Менем была создана разветвленная сеть подпольных школ и кружков по катехизации. К сожалению, я прошла эту школу. А поскольку обучение в ней построено на особых приемах, мне хотелось бы рассказать об этом особо...


Письмо второе



Вы знаете, Саша, что меня больше всего потрясло в спецвыпуске «Русского вестника» (№ 32-35), посвященном о. Георгию Кочеткову, его общинам и Вам? Нет, не ваши откровения о Православии, о которых стыдно говорить. Это боль старая и тут переболело. Меня буквально потрясли опубликованные тут же монологи духовных младенцев из кочетковских общин - и стало дурно от возвращения в прошлое: Господи, да это же мы! Мне казалось, что раз мы расплатились страданиями за путь в Православие, прошлое не повторится. Повторяется. При чем так уныло-однообразно, будто время остановилось в развитии. Правда, у нас не было нумерованных общин - были просто домашние кружки-общинки, построенные по типу команд, а в принципе было все то же и занимались мы тем же. Как бы поточнее определить духовную атмосферу таких общино-команд? Девизом к ней я бы поставила слова св. Исаака Сирского: «Дерзость - мать невежества». Впрочем, скажу четче: закон духовной жизни гласит - в чем осуждаешь, в том и согрешаешь. Помню письмо диссидента тех лет, уехавшего за рубеж не ради шмоток и примкнувшего там к диссидентской элите: «Это ужас! - писал он оттуда. - Это те же "гэбэшники", только сменившие знак "плюс" на "минус"». В общем, как вы, Саша, осуждая «красную Патриархию», оказались в обществе «красных» живцов, так и мы, презирая «коммуняк» и разных там красно-коричневых, не подозревали, что разница лежит лишь на внешнем плане. Внешне, да, - две большие разницы. Например, комсомольцы, зачитав доклад тов. Коммунякина, спрашивали: «Товарищи, кто хочет выступить?» Мы же, зачитав Евангелие, говорили: «Братья, кто хочет высказаться?» Как и в комсомольцах, в нас отсутствовало благоговение перед тайной Мироздания, и мы сразу начинали с трактовки его. Иоаннов Златоустов среди нас, естественно, не было и, начиная с самодельного богословия, мы так трактовали, что гром и экстаз! После самодельного богословия шли самодельные молитвы «по вдохновению». Экстазировали -у-уу! Нет, мы учились. Но, поскольку грамотных богословов на всю эту домашнюю самодеятельность не напасешься, то нашими учителями были Кутейкин и Цыфиркин из бессмертной комедии «Недоросль» - замечательные, честно, ребята. Мы их считали львами богословия, поскольку они опережали нас на пару прочитанных книг.

Однажды я пригласила на наш интеллектуальный пир знакомую православную татарку. Татарка оказалась человеком грубым: «Вы что - с дуба рухнули? Ну, МХАТ на дому! Рви когти, ребята, из этого МХАТа - огородами и вперед». Татарку из нашей жизни мы, естественно, вычеркнули, интересуясь ею лишь в ракурсе: «Она не донесет?» Насчет этого у нас было строго, как строго и у нынешних. И когда Сергей Смирнов из кочетковской седьмой общины говорит, что один из членов общины «начал бунтовать» против самодельных молитв, я понимаю, что это серьезно. Да, господа, это бунт!

И вот, едва научившись креститься (потом пришлось переучиваться), мы, «думающие» чада «думающих» батюшек, пришли в храм, заранее зная, что батюшки тут «серые», Патриархия «красная», а само православное богослужение настолько поотстало от стран мирового содружества, что кому, как не нам, «думающим», подтянуть эту отсталость до нашего передового уровня? А поскольку уровень у нас известный, то и оставалась на нашу передовую долю одна утеха - исполнять, что внушат. Внушат, что с амвона надо возглашать: «Дуже-дуже мыром Господу помолымся!» - будем бороться за «дуже-дуже». Внушат, что вместо ектении «о благорастворении воздухов и изобилии плодов земных» надо просить хорошей погоды и хорошего урожая, будем бороться за хороший урожай. Ломать - не строить, и, пока мы чужды Православию, нам чужого не жаль. Вот послушайте, что говорит семимесячный духовный младенец из Твери Лидия Санурина - она и ее единомышленники из группы о. Георгия Кочеткова уже вот как семь месяцев пришли в храм. Пришли с самыми добрыми намерениями - поучить уму-разуму батюшек и подтянуть, наконец-то, богослужение до собственного высокого уровня. Однако, цитирую, «общего языка, особенно в том, что касается богослужения, мы с ними (с батюшками. - Н. П.) найти пока не можем». Монолог кончается страшно: «У нас нет храма, куда можно пойти».

Это очень страшно. На языке социальной психологии, бывшей некогда моей профессией, это называется табуированным восприятием на основе кодовых установок. То есть, есть храм - и нет храма, потому что православный храм «не храм». Нигилизм тут первичен и заложен в подсознание настолько, что приведи такого человека на дивное богослужение в дивный храм, он будет изучать это диво, как говорится, через прицел нагана. Обратите внимание на примету всех переворотов - люди тут обязательно сбиваются в толпы, партии, группы, ибо групповое внушение на уровне подсознания - это такая страшная штука, что в экспериментах по групповому внушению мы в свое время элементарно убеждали человека, что белое - это серое, а сладкое - это соль...

Оговорюсь сразу, чтобы не быть понятой в том смысле, что вот, мол, некие люди ставят в общинах эксперименты, кодируя сознание и т. п. Ничего подобного! Все проще, тоньше, интеллигентней. В общино-команде свой микроклимат - говорят-говорят и вскользь напоминают: нормальные люди туда не ходят, порядочные люди за это руки не подают. И дело даже не в словечках, но глубже - ты в принципе волен идти, куда хочешь, а фактически выхода нет. То есть, пожалуйста, иди куда хочешь - тебя даже не попрекнут. Но, если ты переступишь незримую черту, ты однажды обнаружишь: тебе перестали звонить, а бывшие друзья при встрече на улице юрко сворачивают в сторону или юлят глазами: «Извини. Я спешу». Однажды ты почувствуешь, что в этом холодном и жестком мире ты потерял нечто важное - человеческое тепло. А команда умеет согреть плечами. Команда боеспособна. И, когда ты заболеешь, примчится на такси Саша с командой. Они сунут тебе, рассыпав, кулек мандаринов, и будут шутки, гитара и смех. А потом, посерьезнев, они встанут над тобою и вознесут самоцветные молитвы о здравии. Исцелений, конечно, при этом не бывает. Но какая радость, когда тепло!..

Человеку из команды есть что терять. Даже когда терять нечего, ибо, даже покинув команду, ты живешь у нее в духовном плену. Расскажу историю. Позвонила как-то знакомой, окормлявшейся в свое время у о. Александра Меня, узнав, что случилась беда: заболел ребенок - то ли шизофрения, то ли, судя по признакам, беснование. - «Слушай, - говорю, - а ты не пробовала пойти с ним в храм и причастить?» - «А куда мне пойти и к кому? К этим серым бездарям, душившим батюшку? Да они до сих пор не признали его!» И плачет навзрыд - пойти некуда, и это в стозвонной ныне Москве: «Ты хоть, надеюсь, меня понимаешь?» Понимаю. Отойдя от «думающих», я долго искала себе духовного отца и нашла, наконец, идеал. А любимый батюшка от меня отказался: «Вы не Богу молитесь, Нина, а мне. Почему? Непонятно». Что ж тут непонятного? Это в Евангелии ученики идут за Господом. А в команде идут за вождем: живым или мертвым или следующим. Это вбито уже в подсознание - затаилось в душе и живет.

 В общем, когда я неосторожно посоветовала знакомой съездить в монастырь к прозорливому старцу, известному даром помощи болящим, то... опускаю ответ. В определенных кругах «думающих» экуменистов ненависть у «думающих» к монастырям стойкая. А поскольку большинство «думающих» чад видело монахов только издали да и вы, Саша, по моим наблюдениям, в монастыри как-то не вхожи, то, согласитесь, что эта тема достойна исследования. К примеру, когда живцы 20-х годов выдвинули лозунг: «Свергнуть власть черного духовенства!» - они понимали, за что борются: за архиерейские кафедры, за патриарший престол, ибо им, женатым, разведенным и двоебрачным, путь наверх был заказан, пока действовало каноническое право, дозволяющее возводить в высший сан лишь монахов. А поскольку среди живцов были не в диковинку женатые монахи и даже женатые архиепископы, то их сама по себе органическая ненависть к монашеству имела четкий практический смысл - чтоб пожить всласть да захватить власть. Ну, а нынче что - борьба за власть? Да нет, ведь уж чада-то «думающих» батюшек на архиерейские кафедры не претендуют. (Или претендуют? Вспомнилась фраза о. Георгия Кочеткова: «В каждой общине, в принципе, может быть священнослужитель... и Архиепископ - пожалуйста». Интересно, женатый или нет?). И все же скажу, что думаю - народ вокруг батюшек-реформаторов подбирается в основном хороший и готовый лечь костьми за «святое дело». Человек с дрянцой на это не пойдет. В том-то и печаль, что враг рода человеческого уловляет лучших, и слепнет отравленная злобой душа.

Я прошла через ненависть к монашеству. И, когда случайно попала впервые в монастырь, то наглой-пренаглой тварью подошла к первому же иеромонаху, чтобы надменно заявить: «А знаете, я случайно попала сюда». - «Запомните, ничего случайного не бывает», - тихо ответил он. Это был мой будущий духовник, с которым годы спустя я случайно встретилась совсем в ином месте...

Так в чем же корни бессознательной ненависти? Главное тут, разумеется, причины духовные...

Преступив поневоле порог деликатности, давайте, Саша, расшифруем текст Вашей книги. Все в ней на подтексте, но подтекст очевидный и сострадательный к юной душе: поможем, мол, милый, и разберемся в твоей непонятной тебе беде. Божью Матерь любишь? Давай разберемся. Вот вырос ты, сам говоришь, без отца. Значит, маму любишь? Давай-ка вспомним, а ты ее видел однажды во сне, ну, в этаком виде? То-есть, как не помнишь? Давай вспоминай, а я подскажу. Метод работы тут наипростейший - расщекотать воображение, вызвать грязный помысел и закрепить, с торжеством объявляя диагноз болезни, эдипов комплекс: да ты ж вожделеешь!.. И догадайся, милый, к кому!

Разумеется, в тексте этого нету. Есть всего лишь диагноз-намек: «Не будет большой натяжкой усмотреть параллель между инфантилизмом детей, выросших без отцов, с... особенным почитанием Богородицы» (стр. 109). Вокруг да около много накручено - тут напрямую ведь страшно сказать. Мне тоже страшно. Но ради Пречистой Девы скажу. Вы приложили фрейдизм к Богоматери, чтобы запачкать чью-то любовь.

Ссылок на Фрейда, конечно, нету - и понятней понятного, почему. Вы, Саша, с амвона о Христе говорите, а Фрейда от слова «Христос» трясло. Тут такая цитадель сатанизма! А вот это я вам зря говорю. Вспоминаю грустное ваше признание: «Почему-то не верю я в сатану». Впрочем, все мы не верили, чтобы однажды... но про это я потом расскажу.

Вернемся к теме монашества в Вашей книге, где в каждой строчке ночует Фрейд. Разбор классический - строго по Фрейду, с отработкой всех пунктов - «от» и «до». Правда, из некоторой осторожности дается не термин, но калька его: не «подавленное либидо», но «бессознательная зависть» иноков к интимной жизни прихожан. Не «фрустрация», но та «компенсация», когда собравшись у самовара под развесистой клюквой бедолаги-монахи утешаются «разговорами о сексе» и «смакуют». А что им, беднягам, еще делать, если «из-за своего низкого духовного и культурного уровня» даже фрустрировать толком не могут и думу думать, Саша, как вы? Нет, монахам лучше не думать - ведь твердо знают, казалось бы, истину, что детей, конечно же, приносит аист, но, задумавшись, иногда сомневаются в том и выпытывают на исповеди такие подробности... не ходите, дети, в этот секс-шоп! (стр. 37).

(Окончание следует)
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 68351

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #318 : 28 Октября 2015, 15:09:02 »

(Окончание)

Признайтесь, Саша, хотя бы однажды, что тайна монашества вам неведома, а монастырский быт незнаком. Бог ведает, когда вы признаетесь - на этой земле или потом. Пока же скажу сугубо личное: странница Феклуша, уверявшая, что за морем живут люди с песьими головами и соответственно заклейменная нами в школе, была оклеветана нами зря - ведь она не утверждала, что за морем бывала, но ссылалась всегда на первоисточник: это люди, мол, так говорят...

* * *

Отступлю здесь, однако, снова от темы, а почему - объяснится потом. Со мной было чудо. Проходя катехизацию в кругах «думающих» и начитавшись до одури протестантско-баптистско-католических и прочих заграничных новинок (иного среди «думающих» почему-то не было, а книг тогда негде было достать), я однажды будто проснулась, услышав мысленно тайный приказ - надо найти Лену-художницу. Какую Лену? Зачем? Непонятно. Но кто-то внушал - надо найти. Обзвонила всех: «Кто знает Лену-художницу?» Лен было много, художниц - нет. «Это блажь», - решила я твердо, не веря в тайны, сны, чудеса. Но вот однажды в центре на улице что-то так сильно толкнуло в сердце, что я бросилась к незнакомке:

- Вы Лена-художница? - Да. А в чем дело? - Я давно вас, Лена, ищу. - Почему? - Я верующая. - Я тоже. Что вы ищете? - Книги. - А-а, поняла, кому я несу.

Лена втянула меня в подворотню, оглянувшись по сторонам. Тогда о вере не говорили не то что на улице с незнакомыми, но с непроверенными людьми. Все было странно, но не для Лены. Достала из сумки и протянула мне мои первые православные книги - «Духовная брань» и «Старец Сампсон». Я затряслась: «Вы мне доверяете?» - «Вы разве не поняли, что это Господь вас послал?» Через Лену я вышла на тайную православную Москву, где переписывали и ксерили святоотеческую литературу, отдавая за ксеру порой последнее. У меня открылся канал! Кто это знает, тот понимает...

Лена буквально меня потрясала. Вопросики: «Завтра в храме будете?» - «А что, завтра - праздник?» - «Ну, воскресенье». - «Нет, я наметила завтра стирать». Промолчит. А через неделю: «Завтра в храме будете?» Ну, железная леди! Она что - фанатичка: как воскресенье - обязательно в храм? Да что за шаблон? Стереотипы! Нет, мы тоже ходили в храмы - по вдохновению. Проще, по страсти, когда воспалишься высоким парением и будто в дар нечто людям несешь. Сказать по правде, храм тут не нужен. Не нужна икона - нужней зеркало: встань перед зеркалом и толкуй сам с собой. Впрочем, тогда это не понималось, и душа горела иным - свобода духа, раскрепощенность, потому что там, где шаблон... в Вашей книге, Саша, это четко отслежено: православные агрессивны, угрюмы, жестоки (стр. 69, 188), поскольку, по Фрейду, не смогли раскрепоститься от «шаблона» служб и молитв. Только творчество - фрустрируем в творчество: сперва батюшка с амвона поэкстазирует, потом желающие из мирян - а, ну-ка, девушки! А, ну-ка, мальчики! (стр. 167-168). Ладно, это мы проходили. Но Лене однажды я крепко выдала: «Я понимаю - в вас вдолбили вот с детства!..» - «Не поняла - почему с детства? Я в двадцать шесть лет к Богу пришла. А прежде молилась я только Фрейду...»

Лена рассказывала, а я не верила - это не Лена, ясноглазая, чистая. Это, наверно, кто-то другой - угар богемы, пьяные ночи, где наутро, как говорится, знакомились и выясняли, как друг друга зовут. «Все было хуже, чем вы представляете. И я решила покончить с собой. Рассчитала, чтоб быстро и сразу. Приступила и - вдруг земля из-под ног: Господь показал мне сразу, в картинах сначала ад, а потом уже рай». Я ахнула: «Опишите». - «Ад еще можно кое-как описать. У меня зубы стучали неделю от страха. Ой, не могу - снова стучат!» - «Рай опишите». - «Неописуемо. Таких понятий нет на земле. Вот я художница и знаю краски, но там неведомые - не с земли...» Однокурсник отвел ее к старцу Сампсону. Лена крестилась. «Перед крещением я села за Фрейда, чтобы вычленить психический яд. Писала страницами, сопоставляя и составляя сначала словарь: любовь у Фрейда - это партнерство, а партнерство по пьянке - это любовь. Целомудрие - извращение, похоть мысли, зависть, жестокость, а извращение - очищение закомплексованного грязного "Я"»...

К сожалению, наша меднолобая интеллигенция, как говаривал профессор психологии Петр Яковлевич Гальперин, знает из Фрейда одиннадцать слов, а там их целых двенадцать. В то старое, но недоброе время я служила в редакции по части науки и, зная научную элиту по-домашнему, поражалась всегда феномену: великий Фрейд был настолько неприкасаемо-великим Карл Марксом науки, что на него официально не смели дохнуть. В домашних же разговорах над «карлой-марлой нижнего бюста» весьма потешались, воспринимая его как научный курьез...

Почему-то рядом вспоминаются две фразы - одна из дневника Блока о том, что человек способен вынести невыносимые тяготы реальности, но он рухнет от тени призрака. И рядом: «Призрак бродит по Европе - это призрак коммунизма». Все-таки выдает себя «проклятьем заклеменный» уже на уровне лексики, когда с опозданием, но узнаешь, что слово «революция» в переводе - это движение назад, «энтузиазм» - состояние беснования у дельфийских пифий, «офис» - змей и т. п. Кстати, Саша, когда используют кальку «социализм с человеческим лицом», мне хочется спросить, чье лицо так безгрешно-прекрасно - мое, ваше или речь идет о человечестве в целом, не знающем падений и не падшем? Но ведь жертва на Голгофе тогда обессмыслена, если она не ради падших людей. Не мне вас учить. К сожалению, термин - это сгусток мировоззрения или, предположим, неудачный неологизм.
 * * *

Но я отвлеклась, а хотела отметить, что призрак коммунизма и «карло-марло нижнего бюста» идут всегда не просто в обнимку - Фрейд первым мостит кровавенький путь. Ибо, «как может кто войти в дом сильного и расхитить вещи его, если прежде не свяжет сильного?» (Мф. 12, 29). Сильные перед семнадцатым годом были связаны. Признаться, я долго не могла свести концы с концами и, анализируя причины отхода предреволюционной интеллигенции от веры, все вертелась вокруг названной вами причины: мол, Православие «интеллектуально устраивает только бабушек», пока не уткнулась в лежащее на поверхности и вне связи с интеллектом. Уже бушевала «эмансипация», которую позже назовут сексуальной революцией. Уже было то, что и нынче, когда на исповедь идти так стыдно, что поневоле лепишься к «думающему» батюшке, ибо тот «покроет любовью». В общем, если по слову св. Исаака Сирского: «В меру жития бывает восприятие истины», то житие с его многобрачием, абортами и «гражданскими», скажем из деликатности, браками предопределило «духовный выбор». Ну, а бабушек, не буйствующих плотью по интеллектуальной немощи, обвинили уже потом.



И, поверьте, Саша, я бы не стала говорить о многом, но раз уж вы бросили православным перчатку, обвиняя их в «слабом чувстве личной ответственности», то позвольте я ее подниму. Помните Ясочку? Она много лет окормлялась у вас и верила вашим советам настолько, что добавляла к ним с тихим восторгом: «Саша внешне, заметьте, похож на Христа». Имен в таких случаях на называют, но вы уже поняли, о ком говорю. Мы звали ее «наше Солнышко-Ясочка» - такой вот редкой доброты человек. Когда отнялись у знакомой ноги, Ясочка самоотверженно вместе с ее мужем дежурила месяцами у постели больной. И случилось то, что случается, когда рядом с соломой огонь. Тайна была настолько ужасной, что, не смея открыться ближним, Ясочка помчалась в неведомо дальний храм и выпалила все простоватому батюшке. - «Ты что, детка? - изумился батюшка. - Он же обманщик - раз жену обманул, то обманет тебя. Это блуд. Запрещаю. Тут такая дорожка, что хвали всех Святых, коль вернешься живой». Потом мы вместе отпаивали Ясочку валерьянкой. А она задыхалась от плача: «Разве блуд? Это любовь. Он не может бросить - он честный. Саша, что делать? Ведь это любовь». Вы долго молчали: «Ситуация сложная. Но при ваших нервишках вам гормончики все же нужны». В общем, вы «покрыли любовью». Или нет, точнее скажу - в вас говорил очень часто биолог. Заболеет кто: «Свежий воздух. Покой. Погуляйте по лесу - природа лечит. Вот смотрите - зеленый лист...» И так интересно - про листик с ветки! Когда заболела наша бедная Ясочка, кто б нам сказал, чтоб ее причастить, отстоять молебен и пособоровать? Лечились природой, собирая траву. Ни тени упрека, поверьте, тут нету. Вы нас любили, заботились, тратились. Вы были всегда самоотверженны. И дали нам все, что могли дать. Просто однажды вдруг обнаружилось, что простенький батюшка спасает нас...

Он был прав. Летели годы. Не выдержав тайной двойной жизни, совестливая Ясочка надорвалась. Потеряла здоровье, потом веру. А когда потеряла любимого - после смерти жены он женился на другой,- она успела позвонить православной татарке перед тем, как покончить с собой. Татарка успела ворваться в квартиру - она водит машину как автогонщик-лихач. Наговорила с три короба, обещая, что своими руками намылит веревку, но сперва ее к старцу Науму свезет. Приема у старца в тот день не было, но он сбоку откуда-то вышел на них. Посмотрел в пустые, уже мертвые глаза Ясочки и тихо сказал подруге-татарке: «Веди ее в храм. Поставь у Распятия. А я буду молиться о ней».

Сколько они стояли - обе не помнят. Ясочка давно разучилась плакать - мертвые не плачут, а в ней все давно так омертвело, что было тягостно средь живых. - «Не обманешь?» - спросила она про веревку. Подруга ответила: «Не обману». И вдруг обе рухнули на колени, заливаясь потоками слез. Божья любовь их укрыла, как облако, - и так велика была эта любовь, что Ясочка плакала уже от счастья: «За что ты, Господи, любишь меня?» Когда-то в юности, узнав о Господе, Ясочка написала стихи: «Не забудьте, мы Царские дети!» И теперь сам Царь склонился над ней - искалеченной, падшей, но Царской дочерью, припавшей снова к стопам Отца...

Ясочка прилепилась к простому батюшке. Раньше и «Правила» не признавала, молясь самодельно, а теперь, смотрю, читает «Псалтирь». О прошлом никто из нас не вспоминает, разве что молча и переглядкой: «Неужели помиловал и вывел Бог?»

Меня Он вывел из круга «думающих» нежданно-негаданно для меня. Готовясь вести вперед народы, я обрушила груз моих светлых знаний на приехавшую в гости родню. А родова моя сибирская заголосила: «Да ты ж некрещеная, прости, Господи, нехристь, а учишь, лутонья, крещеных людей?!» Конфуз был полный.

Я крестилась. И ничегошеньки не поняла - вроде все то же, но странно тихо, будто кончилась вдруг война. Исчезло, как небыль, многоголосие споров и утихло гуденье в душе. Тишина! И было так тихо, что я расслышала в тишине, как ангельский голос выводит молитву: «Да тихое и безмолвное житие поживем...»

Близ Господа тихо. Тишина на Голгофе. И мне непривычно странно читать предсмертные записки новомучеников из ада - перед распятием, из лагерей: «Мне хорошо. Я спокоен, верьте. Близ Господа, верьте, всегда хорошо!» Я вся в житейском - из маловеров и, записывая рассказы страдальцев за веру, всегда удивляюсь ясности духа и допытываюсь: почему? Помню, покойный отец Василий Евдокимов, прошедший ГУЛАГ и хлебнувший лихвы, сперва молчал, а потом ответил: «Дух был свободный. И дух горел! Как объяснить? Был у нас монах-простец и, бывало, говаривал: "Посмотрите, кто на Голгофе? Господь, Божья Матерь и римские воины. Они делают свое дело, а мы свое"».

 * * *

Оборву разговор, обозначив несказанное: пытаясь проследить социально-психологические корни неоживцовства, я сознательно уклонилась от разговора о главном - анализа духовных истоков его. В этом вся соль. Да, немощен дух - я все-таки, Саша, из новоначальных. И, живя уже шесть лет в деревенском доме возле Оптиной Пустыни, я лишь роюсь в архивах, допытываюсь, всматриваюсь. И безмолвствую, благоговея перед Тайной монашества, заключающей в себе тайну Православия. А, поскольку по роду моих занятий мне бывают доступны материалы, еще не доступные всем, то попробую хотя бы в отрывках познакомить вас с рукописью Оптинского старца Варсонофия. Удивительный старец предвидел многое - 1917 год и нынешнее, хотя на рукописи, подчеркиваю, дата - 1911 год:

«С тайной монашества Восточного неразрывно связаны и конечные судьбы христианского человечества, судьбы всего мира... в нем сокрыта тайна "конца". С исчезновением монашества исчезнет и христианство. С исчезновением христианства исчезнет и внешний мир: прийдет конец его».

«Кто не понимает монашества, тот не понимает христианства, кто ненавидит монашество, тот ненавидит Господа Христа, хотя бы он и верил во Христа. Такая вера не спасительная, она не вера Отцов, она не православная: это вера еретическая, сектантская, антихристианская и в последних временах весь мир и так называемый "духовный" (будет) охвачен этой верой...»

«Выявившаяся ненависть к монашеству в наше время (не всеми еще примечаемая) служит таинственным знаком окончательно завершившегося богоотступления и неопровержимо свидетельствует, что наступила для христианства, как носителя тайны Христовой - наступила ночь Реформации. Иуда руководит темной злой массой, ученик Христа является зачинщиком богоубийства. Сей евангельский образ служит страшным знамением, грозным пророчеством о наших днях...»

«Как ни странно, а в историческом движении носителями этой ненависти к монашеству, а потому к христианству, было духовенство, предстоятели святых престолов. Современное духовенство и мир смотрят ныне на монашество, как на своего злейшего врага. И эта ненависть богоотступного мира и богоотступного духовенства не является случайной... в ней сокрыта тайна конца, или, выражаясь языком Евангелия, - тайна жатвы».

Вы избрали, Саша, для своей книги «Побелевшие нивы» образ жатвы. Может, возьмете к ней эпиграфом это пророчество великого Старца?

  1994 г. Неделя св. праотцев

Cовременное обновленчество - протестантизм «восточного обряда»

Благодатный Огонь


http://ruskline.ru/analitika/2014/09/09/kto_na_golgofe/

http://www.blagogon.ru/digest/552/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 68351

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #319 : 09 Ноября 2015, 23:40:49 »

«Историческое просвещение» по-митрофановски

В то время, как Президент и Патриарх призывают извлекать уроки из трагического ХХ века русской истории, питерский протоиерей пропагандирует противоположные идеи



6 ноября в Санкт-Петербурге в просветительском центре Феодоровского Собора открылся цикл ежемесячных лекций на тему «Россия 100 лет назад». Казалось бы, можно только порадоваться такой инициативе, ведь и Президент России, и Предстоятель Русской Церкви неоднократно обращали в своих выступлениях внимание на то, насколько важно изучать историю своей страны, без знания которой воспитание настоящих граждан ‒ «верных сынов Отечества» ‒ едва ли возможно. В связи с этим государственные, церковные и общественные структуры регулярно организуют историко-просветительские выставки, проводят конференции, круглые столы и открытые лекции. Но лекционный курс, начатый в Петербурге, судя по всему, будет совсем иным, что уже видно и по составу лекторов и названию лекций.

«Просвещать» православных слушателей будут небезызвестный «церковный власовец» протоиерей Георгий Митрофанов и профессор Санкт-Петербургской духовной академии Петр Бухаркин. Напомним, что о.Георгий Митрофанов известен как большой поклонник «власовщины», позволявший себе еще совсем недавно называть празднование Дня Победы «победобесием»; в своих публичных выступлениях он практически уравнивал социализм и нацизм, резко осуждая «сергианство»; выступал с оправданием абортов и в защиту эвтаназии, а также с идеей замены богослужебного церковно-славянского языка современным русским; сравнивал христиан, поклоняющихся Благодатному огню, с огнепоклонниками и призывал Церковь ратовать за освобождение кощунниц «P.Riot»...

Эти и многие другие заявления священника, заставили в свое время Собор православной интеллигенции направить обращение к Святейшему Патриарху, в котором, в частности, говорилось, что «все служение о.Г.Митрофанова ‒ и прежде всего его книга "Трагедия России" ‒ в своей концептуальной основе является хулой на Россию и русский народ, вступает в резкое противоречие с воззрениями современной Русской Православной Церкви». 

В 2013 году Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, вняв жалобам на сомнительную общественную деятельность этого священника, запретил о.Митрофанову общаться с прессой. Тогда казалось, что «церковной власовщине» положен конец, но, как видим, несмотря на все это священник Митрофанов продолжает «воспитывать» будущих священников в Санкт-Петербургской духовной академии и «просвещать» православных верующих.

Что касается второго лектора ‒ профессора-филолога Петра Бухаркина, то он является единомышленником протоиерея Митрофанова. Не будучи профессиональным историком и филологом, он также, как и отец Георгий, любит выступать на исторические темы и является автором послесловия к скандальной книге «Трагедия России. "Запретные" темы истории ХХ века» ().

Что же касается названий анонсированных лекций, то они говорят сами за себя. Перечислим лишь некоторые из них: «Год 1916: Распутинщина страны или распутинщина души», «Год 1917: между почившей Петровской монархией и пробудившейся большевистской пугачевщиной», «Год 1918: Святой Патриарх и "Чингисхан с телеграфом"», «Год 1919: На полях российского Ватерлоо», «Год 1920: Двадцатый год ‒ прощай Россия». Какой будет трактовка нашей истории в этих лекциях, догадаться не трудно ‒ «деградация монархии», миф о «распутинщине», выставление большевиков главными виновниками революционной катастрофы, с замалчиванием роли либеральной оппозиции и предательства генералитета; восхваление Белого движения, с поражением которого история России, по мнению авторов лекционного курса, как бы и заканчивается. Уже по первой лекции курса «Год 1913: Последний юбилей» виден главный посыл лектора: «вырождение» петровской монархии; скорбь по незавершенности конституционных реформ Александра II, «слабость» последнего Царя, критика общины, мешавшей крестьянам богатеть и становиться «настоящими западными фермерами»; осуждение «средневекового антисемитизма», проявленного в «деле Бейлиса»; прославление «гения Витте» и «идеальных петровских типов русских военных» ‒ Колчака и Корнилова.

Перед нами предстает типичная либерально-оппозиционная, «белогвардейская» трактовка русской истории, которая была столь свойственна тем, кто и был главными виновниками Февраля 1917 года. Но Февраль и свержение монархии для священника Митрофанова ‒ не катастрофа («концом России» для него становится лишь крах белого движения), а лишь нереализованная возможность воплотить в жизнь замыслы тех, кто сыграл ключевую роль в ее крахе. Либералы для него ‒ не разрушители, а недооцененные реформаторы, которые должны были превратить Россию в Европу, если бы не «слабый Царь» и не «чингисханы с телеграфом» (т. е. большевики). Конечно, никто не может запретить отцу Георгию иметь собственный взгляд на историю Россию, но едва ли допустимо, чтобы этот взгляд навязывался облаченным духовным саном лектором церковному народу в просветительском центре православного храма Русской Православной Церкви.

И возникает законный вопрос: «Неужели Святейший Патриарх Кирилл отменил свое благословение отцу Георгию Митрофанову не высказывать публично свои сомнительные взгляды по острейшим проблемам нашей недавней истории»? Или наш нетрадиционно мыслящий протоиерей решил, что всё уже забыто, быльем поросло, и теперь ему самое время выйти на публику? Сдается нам, что отец Георгий действует на свой страх и риск, без всякого благословения. Понятно, что выступления Президента России Владимира Путина и Святейшего Патриарха Кирилла на открытии выставки «Православная Русь. Моя история. От великих потрясений к Великой Победе» ну никак не могли понравиться человеку такого образа мысли как протоиерей Георгий Митрофанов. Вряд ли курс лекций замышлялся как публичный выпад против руководителей России и Церкви, но по факту это выглядит сегодня именно так.

Редакция «Русской народной линии»

http://ruskline.ru/news_rl/2015/11/09/istoricheskoe_prosvewenie_pomitrofanovski/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 68351

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #320 : 16 Декабря 2015, 14:37:04 »

Пятая колонна внутри Церкви

Доклад Сергея Чапнина в Фонде Карнеги подтвердил, что она существует



Вряд ли для кого-то секрет, что внутри Русской Православной Церкви существует русофобская «пятая колонна». Исповедуя идеологию либерализма, она печалится, когда Россия возвеличивается и побеждает. И радуется, когда Россия отступает, а Православие подвергается поношению.

У любой пятой колонны всегда имеются свои кураторы, которые финансируются недружественно настроенными государствами. Как показали события последних дней, кураторы внутрицерковной пятой колонны действуют через такой оплот американского влияния, как Московский центр Карнеги. Для справки: в настоящее время президентом Фонда Карнеги является Уильям Джозеф Бёрнс, занимавший в 2011-14 г.г. должность первого заместителя госсекретаря США.

Так недавно в московском офисе Фонда состоялась примечательная дискуссия. Модератором выступил руководитель программы (разработанной Центром) «Религия, общество и безопасность» Алексей Малашенко. Докладчиком же – лицо вполне официальное: заместитель главного редактора Издательства Московской патриархии и ответственный редактор «Журнала Московской Патриархии» Сергей Чапнин. А назывался доклад «Православие в публичном пространстве: война и насилие, герои и святые».

Докладчик сходу разделил людей, говорящих от имени Церкви, на своих (приверженцев либеральной идеологии) и чужих. В разряд чужих попали: протоиерей Всеволод Чаплин, иерей Александр Шумский, иерей Сергий Карамышев, главный редактор РНЛ А.Д.Степанов. В разряд же своих – протодиакон Андрей Кураев, протоиерей Алексий Уминский, библеист и публицист Андрей Десницкий.

В дальнейшем Чапнин слегка лягнул епископа Тихона (Шевкунова), писателя А.А.Проханова, историка Н.А.Нарочницкую. О них с сожалением было особо сказано как «не последних в церковном истеблишменте людях».

Производя анализ отношений Государства, Церкви, Общества, оратор поспешил прибегнуть за помощью к генетике, поэтому вывод прозвучал ярко и креативно: «Советские гены победили православие, люди так и не стали православными, со Священным Писанием познакомились смутно, и теперь им кажется, что православное и советское органично сочетаются».

Это не иначе, камень в Патриарха. Действительно: разве приятно людям, близким к Фонду Карнеги, слушать слова Святейшего, сказанные еще более года тому назад на XVIII Всемирном русском народном соборе? – «Те, кто считает себя победителями в холодной войне, внушают всем, что определяемый ими путь развития — правильный и более того, единственно возможный для человечества. Доминируя в глобальном информационном пространстве, они навязывают миру свое понимание экономики и государственного устройства, стремятся подавить решимость отстаивать ценности и идеалы, отличные от их ценностей и идеалов, связанных, как мы знаем, с идеей потребительского общества».

Или такие слова Патриарха: «Нам нужен великий синтез высоких духовных идеалов древней Руси, государственных и культурных достижений Российской империи, социальных императивов солидарности и коллективных усилий для достижения общих целей, определявших жизнь нашего общества большую часть века ХХ-го, справедливое стремление к осуществлению прав и свобод граждан в постсоветской России. Синтез, который лежит за пределами привычной дихотомии "правые-левые". Синтез, который можно описать формулой "вера — справедливость — солидарность — достоинство — державность"».

Впрочем, фронда против Патриарха Кирилла не нова для церковного чиновника Сергея Чапнина. В ходе антицерковной провокации кощунниц Толоконниковой и Ко он открыто выступил против позиции Святейшего. И при этом продолжал и продолжает кормиться от Церкви, оставаясь церковным клерком!

Закончил свой доклад Чапнин на пацифистской ноте, которая всегда ласкает слух геополитических противников России. Они справедливо полагают, что безоружного победить намного легче, нежели вооруженного.

Дискуссия после доклада обнажила заинтересованность выступавших во внутрицерковной смуте. А собралась в Фонде Карнеги публика единомысленная докладчику, заединщики Сергея Чапнина, сплошь певцы экуменизма и модернизма, филокатолики и просто «добропорядочные либералы». Так, обозреватель радиостанции «Коммерсант FM» Константин Эггерт поинтересовался у докладчика: куда же делось «фундаменталистское крыло» Церкви, во главе которого стоял некогда епископ Чукотский Диомид, где группа его поддержки?

На это Чапнин ответил: «Те люди искали врага, когда им сказали, что враг Европа, Америка, поиск врага во внешнем мире оказался настолько увлекательным, что они полностью слились с мейнстримом». Вот в чем, оказывается, причина печали: во внутрицерковном примирении. Оно равносильно поражению разрушителей Христовой Церкви. От этого они ужасно страдают.

Еще горше тот факт, что либеральная идеология вытесняется куда-то на обочину. Остались в наличии лишь ее немногочисленные носители, которые становятся все более одинокими и от этого – все более печальными. Им кажется, что вокруг них все дышит враждой. И это заставляет обороняться. Отсюда закономерно, что несогласных внутри Церкви с либеральной идеологией Виктор Хруль, доцент кафедры социологии массовых коммуникаций факультета журналистики МГУ (в прошлом руководитель Информационного центра Конференции католических епископов России, так сказать, торжество экуменизма), обозначил как «партию войны». Видимо, «партия мира» - это католики и униаты. А постоянный автор антицерковного портала «Кредо.Ру» Роман Лункин, ведущий научный сотрудник Центра по изучению проблем религии и общества, добавил, будто эта «партия войны» вооружена «идеологией насилия».

На вопрос литературного критика, члена кочетковской общины Бориса Колымагина - «Что такое православный читатель?», Чапнин ответил лихо, видать, проболтавшись в пылу полемики о своих заветных желаниях: «Церкви как целого не существует, существуют разные субкультуры». Заветное желание – не иначе превратить Церковь из целого в субстрат субкультур. Тогда дело будет, что называется, в шляпе.

Михаил Шахов, профессор, член экспертного совета Комитета Госдумы по делам общественных объединений и религиозных организаций, высказал свою обеспокоенность по поводу того, что Церковь не спешит признавать покоящиеся в Петропавловской крепости останки неизвестных людей за святые мощи Царственных Страстотерпцев. Видать, названный факт сильно не вписывается в планы либералов. И это замечательно!

Итог дискуссии подвел модератор от Центра Карнеги: «советизм — это такая мимикрия, взаимное подстраивание. Государству церковь нужна, и чем дальше, тем больше будет нужна. Ничего нового, в сущности, не происходит, поведение церкви соответствует русской церковной политической культуре».

Нам кажется, вывод, вопреки всей недоброжелательности иностранного агента, последовал правильным, потому как слишком унылым, пессимистичным было выступление докладчика, равно как и вопросы-ответы. Неужели церковные люди будут печалиться от осознания того факта, что Церковь Государству нужна? Они будут только благодарить за это Господа Бога. А вот упорные, неисправимые, жестоковыйные, фанатичные либералы пусть печалятся.

Вот только пристало ли таким печальным, таким унылым, таким жестоковыйным и фанатичным занимать в Московской Патриархии руководящие посты?

Редакция «Русской народной линии»

http://ruskline.ru/news_rl/2015/12/16/pyataya_kolonna_vnutri_cerkvi/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 68351

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #321 : 19 Декабря 2015, 15:34:42 »

Наконец-то!

В связи с увольнением С.Чапнина православные радуются, а из лагеря модернистов и обновленцев звучит вселенский плач



В связи с увольнением скандально известного публициста Сергея Чапнина со всех ответственных церковных постов в либеральном сегменте интернета разразился прямо-таки вселенский плач. Скорбят представители либерального народа, предвещают чуть ли не наступление последних времен для Русской Православной Церкви (по крайней мере для православной журналистики) после увольнения Чапнина.

Церковные либералы связывают увольнение Чапнина с публикацией РНЛ. Так информационно-аналитический центр «Сова», известный своими антигосударственными и церковно-модернистскими симпатиями, отмечает, что «его увольнение связывают с его докладом о современном состоянии Церкви, прочитанном в Московском центре Карнеги 9 декабря, и с последующей за ним разгромной публикацией "Русской народной линии"».

Напомним, что речь идет о публикации «Русской народной линии», которая откликнулась 16 декабря на выступление Сергея Чапнина в Московском центре Карнеги.

О наличии прямой связи между статьей РНЛ и последующим за ней увольнением Чапнина говорит на своей страничке в Фейсбуке автор портала «Православие и мир» известный модернист Андрей Десницкий. При этом либеральнейший Десницкий лукаво скорбит, как изменились времена: «Кстати, когда-то "Русская народная линия" была маргинальным СМИ, почти оппозиционным патриарху. Сейчас по публикации в РНЛ моментально снимают редактора ЖМП (ну ладно, я знаю, что зуб на него был давно, но сняли после публикации), а знаменитейший московский священник после другой публикации "вынужден" писать специальное опровержение, что не является оппозиционером. Вот оно как повернулось... Почти официальный орган». Ну не могут наши церковные либералы обойтись без вранья и клеветы, когда пишут про РНЛ. Вот и г-н Десницкий врет и не краснеет (хотя может и краснеет, да мы не видим). Это они, церковные модернисты, пытались представить РНЛ оппозицией Святейшему Патриарху, маргинальным сайтом и проч., язвительно обзывали нас «чукотской загогулиной», клеветнически намекая на не существовавшую никогда связь с бывшим Чукотским епископом Диомидом. РНЛ с момента избрания митрополита Кирилла Патриархом, устами главного редактора, четко обозначила свою позицию лояльности Священноначалию, и с тех пор ей следует неукоснительно.

Либеральный плач обрел поистине вселенский характер. Из Парижа шлет А.Десницкому свой вопрос известный церковный деятель Никит Кривошеин: «А это кто такой "знаменитейший московский священник", который пишет спец.опровержения?». Десницкий сообщает, что имел в виду предводителя необновленческой секты священника Георгия Кочеткова и привел ссылку на его опровержение, в котором священник-обновленец пытается убедить общественность, что сотрудница его университета, выступая с заявлением, что присоединение Крыма было ошибкой, высказывала свое частное мнение.

В адрес С.Чапнина поступает, оказывается, масса сочувственных обращений со стороны либеральных деятелей и священнослужителей, в том числе и раскольников.

К примеру, «клирик» «Киевского патриархата» Виталий Эйсмонт на доске страницы Десницкого прямо пишет: «Ну если и вправду Чапнина сняли, тогда РПЦ "всё"». Раскольник, пребывающий вне Церкви, выносит вердикт о том, что каноническую Церковь ждет погибель после увольнения церковного клерка, на котором, надо понимать, Церковь и держалась. Смеяться тут или плакать?!

«Патриарх уволил с поста ответственного редактора "Журнала Московской патриархии" Сергея Чапнина, профессионального журналиста, превратившего застойное издание в что-то приличное, и просто честного человека. Профессионализм в России сегодня востребован намного меньше, чем слепая лояльность. Сергею Ангела Хранителя! Он с его талантами не пропадёт. А церковную журналистику жалко», - сокрушается либеральный публицист Константин Эггерт. Надо понимать, что профессионализм трактуется г-ном Эггертом как обязательная оппозиционность власти. Вот если ты не в оппозиции власти, то, будь у тебя даже трижды «золотое перо», ты - не профессионал. Дешевый приемчик, г-н Эггерт. Так считали ваши предшественники накануне революции. Докритиковались до свержения монархии. Еще раз хотите задурить мозги русскому народу? Не выйдет!

Сам Чапнин весьма туманно высказался о своей отставке: «Дорогие друзья! Я пока кратко, хорошо? Спасибо всем вам за добрые слова и поддержку. Сегодня весь день отвечал на звонки, письма по эл. почте и в соцсетях. Я всех позвонивших и написавших даже перечислить не смогу. Голова идет кругом. Столько хорошего мне даже в День Рожденья не говорили. Случайность ли, что всё это происходит в канун памяти одного из самых дорогих мне святых - святителя Николая. Всех с праздником!» Видимо, неслучайно, можем подсказать мы г-ну Чапнину. Ведь это святитель Николай заушал еретика Ария. Тут пока мягко поступил Угодник Божий, в надежде на вразумление, наверное.

В адрес Чапнина уже поступили предложения о трудоустройстве. «Давай мы тебя сделаем верховным раввином», - предложил, в частности, телеведущий Игорь Виттель. «Как ты понимаешь, - отвечает Чапнин, - я сейчас открыт к любым предложениям». Ну что ж, достойное предложение. Непонятно только вместо кого - Берл Лазара или Адольфа Шаевича? Впрочем, оба места достойны внимания...

«Русская народная линия» неоднократно отмечала деструктивный характер деятельности Сергея Чапнина. Многие его заявления, долгое время возглавлявшего официальный церковный орган, носили сомнительный характер. Недоумения вызвали его высказывания в поддержку ювенальной юстиции и «бешеных маток». Он активно участвовал в кампании по навязыванию Церкви «екатеринбургских останков» как мощей Царской Семьи и героизации генерала-предателя Андрея Власова. А некоторые его выступления были прямо направлены против Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла.

Сергей Чапнин как один из самых ярких представителей либерального крыла Церкви всегда воинственно относился к «Русской народной линии», которая неоднократно критиковала его с православно-консервативных позиций. Еще в 2004 году мы провели опрос, по итогам которого выяснилось, что 74,5% респондентов убеждены, что Чапнин «не может возглавлять "Церковный вестник", так как его религиозные взгляды не соответствуют русскому православному мировоззрению». Действительно, вся его деятельность с того времени и до момента его отставки входила в прямое противоречие как с позицией Священноначалия Русской Православной Церкви, так в некоторых случаях и с православным вероучением.

Редакция Русской народной линии

http://ruskline.ru/news_rl/2015/12/19/nakonecto/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 68351

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #322 : 19 Декабря 2015, 15:37:55 »

Пришла пора очистить Церковь от наследников обновленцев





В четверг, 17 декабря, Сергей Чапнин был снят с должности заместителя главного редактора и ответственного редактора официальных церковных изданий «Журнала Московской Патриархии» и газеты «Церковный вестник», сообщает портал «Благодатный огонь» со ссылкой на свой источник в Издательском Совете Московского Патриархата.

Либеральный информационно-аналитический центр «Сова» отмечает, что «его увольнение связывают с его докладом о современном состоянии Церкви, прочитанном в Московском центре Карнеги 9 декабря, и с последующей за ним разгромной публикацией "Русской народной линии"».

Действительно, 16 декабря «Русская народная линия» откликнулась на выступление Сергея Чапнина в Московском центре Карнеги. Редакционный комментарий РНЛ заканчивался, казалось, риторическим вопросом: «Вот только пристало ли таким печальным, таким унылым, таким жестоковыйным и фанатичным занимать в Московской Патриархии руководящие посты?» Речь шла о представителях пятой колонны в Русской Православной Церкви, к коим относится Сергей Чапнин.

«Русская народная линия» неоднократно отмечала деструктивный характер деятельности Чапнина. Многие заявления этого деятеля, довольно долгое время возглавляющего официальный церковный орган, носили сомнительный характер. Недоумения вызвали его высказывания в поддержку ювенальной юстиции и «бешеных маток». Он участвовал в кампаниях по выдаче «екатеринбургских останков» как мощей Царской Семьи и героизации генерала-предателя Андрея Власова. А некоторые его выступления были прямо направлены против Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла.

Сергей Чапнин как один из самых ярких представителей либерального крыла Церкви всегда воинственно относился к «Русской народной линии», которая неоднократно критиковала его с православно-консервативной позиции. Еще в 2004 году «Русская линия» провела опрос, по итогам которого выяснилось, что 74,5% респондентов убеждены, что Чапнин «не может возглавлять "Церковный вестник", так как его религиозные взгляды не соответствуют русскому православному мировоззрению». Действительно, вся его деятельность с того времени и до момента его отставки входила в прямое противоречие как с позицией Русской Православной Церкви, так в некоторых случаях и с православным вероучением.

Увольнение Сергея Чапнина с церковных должностей комментирует в интервью «Русской народной линии» председатель Союза православных граждан Валентин Владимирович Лебедев:


Начну с того, что я не озвучиваю официальную позицию Русской Православной Церкви. Я озвучиваю свое личное мнение, а также позицию Союза православных граждан и других православных организаций.

Радоваться увольнению кого бы то ни было для православного христианина не стоит. Но в наше непростое время в связи с событиями, происходящими в исторических пределах России, я имею в виду Малороссию и Новороссию, на Ближнем Востоке, перед нами, православными христианами, открывается поле битвы. В первую очередь, мы должны содействовать нашим пастырям в деле обращения соотечественников ко Христу. Во-вторых, от нас требуется стояние за Отечество и за Церковь.

Поэтому радость по случаю этого решения священноначалия неподдельная. Это видно по социальным сетям, по звонкам, по СМС-рассылке. Мысль у всех общая: Церковь избавляется от тех, кто любой момент может ее подвести. Церковь очищается от тех, кого мы называем либералами, но которые, если говорить прямо, являются не столько либералами, сколько недругами нашего Отечества, маскирующимися то под либералов, то под демократов, то под людей пацифистских взглядов, при этом не являющимися христианами. Православные христиане говорят, что надо избавляться от волков в овечьей шкуре, от тех, кто рядится в служителей, помощников служителей Церкви, а таковыми самом деле не являются.

Почему этим очищением важно заняться именно сейчас? Мы помним появление обновленцев в ходе революции 1917 года, которые сотрудничали с богоборческой властью. Сейчас их идейные последователи занимают важные церковные посты. Их поведение в решающий шаг может нанести существенный урон нашей Церкви, хотя, конечно, оно не собьет церковный корабль с пути, ибо это невозможно. Церкви две тысячи лет и она идет указанным ее Начальником курсом.

Разгромная статья «Русской народной линии», которая последовала после выступления Сергея Чапнина в Московском центре Карнеги, конечно, приветствовалась Союзом православных граждан, нашими соратниками и собеседниками. Я не слышал ни одного человека, который был бы против этой статьи. Наверное, такие есть, но они находятся в чужом стане.

Последнее замечание, которое я хотел бы сделать этим людям, которые демагогически, иногда даже опустив глаза в показном смирении, начинают других людей, включая известных пастырей, имеющих опыт проповеднической, священнической работы, богословское образование, учить тому, что есть «церковность», что есть истинный долг священника, делают замечания по поводу того, что Церковь должна примерять (как будто это кому-то неизвестно), а не призывать к подвигам, в том числе государственным и ратным. Делаются различные иные замечания. Все они в одном духе: Церковь якобы не должна тесно сотрудничать с государством, не должна быть близка к власти, не должна освящать ее деяния, в том числе и ратные. Замечу, эта позиция противоречит всей истории Церкви, в том числе и Русской. Они говорят, что вера – это личное дело каждого. Мы слышали это утверждение не раз из уст совершенно нецерковных людей. На самом деле это кальвинистская точка зрения, причем принятая в годы Английской революции XVII века, которая была перенесена вообще на принцип церковно-государственных отношений сначала протестантами, а потом людьми вполне светскими, и совсем нецерковными и антицерковными.

Любопытно, что эти же люди, в том числе Сергей Чапнин, действительно не хотят быть близкими к нынешней российской власти, как когда-то их предшественники не захотели быть близкими к исторической власти Российской Империи. Но зато почему-то они хотят быть близкими к всемирной власти. Потому что Фонд Карнеги представляет в Москве именно эту власть, которая ныне сильна и является управляющим многим на нашей планете клубом: от экономики до порой иногда и духовных дел. Эти люди не считают зазорным быть близкими к той власти, которая имеет большую силу. Они отстраняются и пытаются отстранить православных людей от сотрудничества с нашей нынешней законной государственной властью. Для отстаивания этой позиции используются псевдобогословские доводы. В этом стане есть люди, облаченные саном, имеющие богословские степени, которые пишут массу дивных работ, выдавая их для простодушных людей за настоящее богословское мнение. Пусть читатели «Русской народной линии» твердо знают, что это не так. Это не те люди, которые могут своими трудами привести человека ко спасению, способствовать возрождению здоровой России и содействовать через это спасению и оздоровлению всего христианского европейского мира.

http://ruskline.ru/news_rl/2015/12/19/prishla_pora_ochistit_cerkov_ot_naslednikov_obnovlencev/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 68351

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #323 : 25 Декабря 2015, 07:24:36 »

Разрушители веры

Иерей Сергий Карамышев о пропаганде перехода Русской Православной Церкви на новый стиль



11 декабря на сайте «Православие и мир» появилась статья Ильи Ароновича Забежинского с вызывающим заглавием «Выйти из православного гетто к людям». Ее смысл – пропаганда перехода Русской Православной Церкви на так называемый ново-юлианский стиль, или, проще говоря, - на григорианский.   

Для чего? Чтобы, по мнению автора, не отгораживаться по-фарисейски от большинства людей, но идти ему навстречу. Праздновать сначала Рождество, потом – гражданский Новый год и т.д. Во оправдание своих новшеств г-н Забежинский выдает следующую тираду: «Бедный наш народ празднует не пойми чего не пойми, зачем в ночь с 31-го на первое, съедает, надевает и раздаривает в эту ночь свои годовые накопления, а потом еще целую неделю веселится, ходит в гости, катается на коньках, бегает на лыжах, у кого деньги еще остались – путешествует – и всё это с чувством вины. Ведь он это делает в самые строгие дни Рождественского поста.

Может, конечно, вины-то он особой и не чувствует. Но мы-то, православные, на что? Мы какими взглядами всё это чужое веселие провожаем, когда набиваем свои оголодавшие постом глотки кисленькой опостылевшей уже за время поста капусткой? Нет, не провожаем? Показалось?»

Прискорбно, когда столь просвещенные люди, как г-н Забежинский, определяют меру поста количеством съеденной капусты. Когда с завистью глядят на чужое веселье. Лучше бы уж они вовсе не постились, отмечая каждый день Рождественского поста Рождество Христово в придачу с Новым годом. Пусть бы ели всё подряд, чтобы ненароком их «оголодавшие постом глотки» не начали обиженно и озлобленно богословствовать.  Пусть лучше по вся дни веселятся светло и не стонут о жестокостях «православного гетто».

Дико слышать от человека, верующего в Бога,  что главный смысл праздника – в насыщении чрева и плотском веселии, а поста – в поедании капусты. Можно праздновать, постясь. И можно, веселясь духом, поститься. Если ты, постясь, хотя бы в душе осуждаешь непостящихся, лучше бы ты сам вовсе не постился. Потому что пост дан человеку для смирения души, а не для питания гордыни.
 
Уже третье тысячелетие Господь через пророка Исаию учит подлинному посту, и по сию пору не хотят слушать: «Вот, вы поститесь для ссор и распрей и для того, чтобы дерзкою рукою бить других; вы не поститесь в это время так, чтобы голос ваш был услышан на высоте. Таков ли пост, который Я избрал, день, в который томит человек душу свою, когда гнет голову свою, как тростник, и подстилает под себя рубище и пепел? Это ли назовешь постом и днем, угодным Господу? Вот пост, который Я избрал: разреши оковы неправды, развяжи узы ярма, и угнетенных отпусти на свободу… Когда ты удалишь из среды твоей ярмо, перестанешь поднимать перст и говорить оскорбительное, и отдашь голодному душу твою и напитаешь душу страдальца: тогда свет твой взойдет во тьме и мрак твой будет как полдень…» (Ис. 58, 4-7, 9-11).

Кто мешает заниматься в «каникулы» указанными здесь делами? Кто заставляет летать в жаркие страны и проматывать там деньги, когда рядом присутствуют люди, задавленные нуждой, повязанные тяжкими долгами?

Нет, это не для нынешних ропотников (Иуд. 1, 16). Им куда приятнее каждый пост стонать от жестокостей «православного гетто», им куда приятнее считать съеденные килограммы «кисленькой капустки» и отмерять километры самых кошерных романтических путешествий.

В статье приводится трогательная история,  повествующая о том, как г-н Забежинский отправился Успенским постом в Грецию. Денек в России попостился. Приезжает – а там уже Успение. Полагается, - говорит, - жить по уставу местной Церкви. Соответственно, встретил праздник, разговелся. Вернулся в Россию – еще раз встретил праздник и еще раз разговелся. Вот, - взывает он, - нелепица получается.

Таких нелепиц никогда не избежать человеку, громко кричащему о своем посте, упорно нежелающему внимать словам Господним: «когда поститесь, не будьте унылы, как лицемеры, ибо они принимают на себя мрачные лица, чтобы показаться людям постящимися. Истинно говорю вам, что они уже получают награду свою. А ты, когда постишься, помажь голову твою и умой лице твое, чтобы явиться постящимся не пред людьми, но пред Отцом твоим, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно» (Мф. 6, 16-18).

В основе ропота лежит отнюдь не благочестие, а тщательно скрываемая за всякими ужимками, перемежаемыми громкими фразами, зависть к непостящимся и веселящимся. В указанных ропотниках боголюбие побеждаются любовью к мiрским удовольствиям – вот единственный источник их страданий. Таким образом, они всего-навсего устраивают дымовую завесу, чтобы за выспренними разглагольствованиями спрятать от других и от себя эту самую зависть.

Они прикрываются красивыми словами о любви к ближним, к тем, которые не постятся и веселятся. Они не устанут повторять: если мы сделаемся на определенное время такими же, как они по внешности, тотчас сделаем их такими же, как мы, уже по внутренности. Сомневаюсь, что нынешние непостящиеся и веселящиеся станут от этого лучше.

Апостол любви Иоанн Богослов наставляет: «Не любите мiра, ни того, что в мiре: кто любит мiр, в том нет любви Отчей. Ибо все, что в мiре: похоть плоти, похоть очей и гордость житейская, не есть от Отца, но от мiра сего. И мiр проходит, и похоть его, а исполняющий волю Божию пребывает вовек» (1 Ин. 2, 15-17).

Обозначенные ропотники, разумеется, не являются пионерами в своих поползновениях. Говоря, что нужно более и более открываться мiру, они действуют синхронно с папистами. 8 декабря в Ватикане вышло за подписью папы Франциска Послание на Всемирный день мира.

Приведем следующую цитату из этого документа, ярко характеризующую все его содержание: «2015 год стал особым для Церкви, поскольку в этом году отмечалась 50-летняя годовщина обнародования двух документов Второго Ватиканского собора, весьма красноречиво выразивших чувство солидарности Церкви с мiром. Начиная Собор, Папа Иоанн XXIII пожелал распахнуть окна Церкви, дабы между ней и мiром было более открытое общение».

Что имел здесь в виду папа Иоанн XXIII? Приглашал входить во «двор овчий» не дверью, а влазить туда через окна? (Ин. 10, 1-2). Что такое «солидарность Церкви с мiром»?

Обмiрщение, ассимиляция с мiром невозможны без ревизии Евангелия, в котором о взаимоотношениях Церкви и мiра сказано вполне однозначно, в молитве нашего Первосвященника Господа Иисуса Христа Богу Отцу: «Я о них молю, не о всем мiре молю, но о тех, которых Ты дал Мне, потому что они Твои… Я передал им слово Твое, и мiр возненавидел их, потому что они не от мiра, как и Я не от мiра. Не молю, чтобы Ты взял их от мiра, но чтобы сохранил их от зла» (Ин. 17, 9, 14-15).

Если человек не видит для Церкви иного пути, кроме превращения ее в гетто (секту) или подлаживания под мiр, непонятно, во что он верует. Явно – не в святость Церкви (которую православные исповедуют в Символе веры) и не в ее окончательную победу на мiром, плоды которой откроются в будущем веке. Он верует скорее в комфорт, в гармоническое сосуществование истины с ложью, добра со злом. Во что угодно, что способно усыпить совесть.
 
Таковой человек есть разрушитель веры. Ведь она не исчерпывается суммой догматов, она живет в делах верующего, а без них мертва (Иак. 2, 20). Та ли вера, которую воспевает святой Павел в послании к Евреям, воодушевляет ропот г-на Забежинского и энтузиазм папистов? В это трудно поверить.
 
Святые люди (именно на таких мы должны равняться) «верою побеждали царства, творили правду, получали обетования, заграждали уста львов, избегали острия меча, укреплялись от немощи, были крепки на войне, прогоняли полки чужих…» (Евр. 11, 33-34). А вера в исполнении ропотников получается какой-то кисленькой, сродни той капусте, от которой они стонут постом.

Иерей Сергий Карамышев, публицист, Рыбинская епархия

http://ruskline.ru/news_rl/2015/12/23/razrushiteli_very/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 68351

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #324 : 28 Декабря 2015, 17:41:38 »

Пятая колонна внутри Церкви

Доклад Сергея Чапнина в Фонде Карнеги подтвердил, что она существует



Вряд ли для кого-то секрет, что внутри Русской Православной Церкви существует русофобская «пятая колонна». Исповедуя идеологию либерализма, она печалится, когда Россия возвеличивается и побеждает. И радуется, когда Россия отступает, а Православие подвергается поношению.

У любой пятой колонны всегда имеются свои кураторы, которые финансируются недружественно настроенными государствами. Как показали события последних дней, кураторы внутрицерковной пятой колонны действуют через такой оплот американского влияния, как Московский центр Карнеги. Для справки: в настоящее время президентом Фонда Карнеги является Уильям Джозеф Бёрнс, занимавший в 2011–14 гг. должность первого заместителя госсекретаря США.

Так недавно в московском офисе Фонда состоялась примечательная дискуссия. Модератором выступил руководитель программы (разработанной Центром) «Религия, общество и безопасность» Алексей Малашенко. Докладчиком же – лицо вполне официальное: заместитель главного редактора Издательства Московской патриархии и ответственный редактор «Журнала Московской Патриархии» Сергей Чапнин. А назывался доклад «Православие в публичном пространстве: война и насилие, герои и святые».

Докладчик сходу разделил людей, говорящих от имени Церкви, на своих (приверженцев либеральной идеологии) и чужих. В разряд чужих попали: протоиерей Всеволод Чаплин, иерей Александр Шумский, иерей Сергий Карамышев, главный редактор РНЛ А.Д. Степанов. В разряд же своих – протодиакон Андрей Кураев, протоиерей Алексий Уминский, библеист и публицист Андрей Десницкий.

В дальнейшем Чапнин слегка лягнул епископа Тихона (Шевкунова), писателя А.А. Проханова, историка Н.А. Нарочницкую. О них с сожалением было особо сказано как «не последних в церковном истеблишменте людях».

Производя анализ отношений Государства, Церкви, Общества, оратор поспешил прибегнуть за помощью к генетике, поэтому вывод прозвучал ярко и креативно: «Советские гены победили православие, люди так и не стали православными, со Священным Писанием познакомились смутно, и теперь им кажется, что православное и советское органично сочетаются».

Это не иначе, камень в Патриарха. Действительно: разве приятно людям, близким к Фонду Карнеги, слушать слова Святейшего, сказанные еще более года тому назад на XVIII Всемирном русском народном соборе? – «Те, кто считает себя победителями в холодной войне, внушают всем, что определяемый ими путь развития – правильный и более того, единственно возможный для человечества. Доминируя в глобальном информационном пространстве, они навязывают миру свое понимание экономики и государственного устройства, стремятся подавить решимость отстаивать ценности и идеалы, отличные от их ценностей и идеалов, связанных, как мы знаем, с идеей потребительского общества».

Или такие слова Патриарха: «Нам нужен великий синтез высоких духовных идеалов древней Руси, государственных и культурных достижений Российской империи, социальных императивов солидарности и коллективных усилий для достижения общих целей, определявших жизнь нашего общества большую часть века ХХ-го, справедливое стремление к осуществлению прав и свобод граждан в постсоветской России. Синтез, который лежит за пределами привычной дихотомии “правые-левые”. Синтез, который можно описать формулой “вера — справедливость — солидарность — достоинство — державность”».

Впрочем, фронда против Патриарха Кирилла не нова для церковного чиновника Сергея Чапнина. В ходе антицерковной провокации кощунниц Толоконниковой и Ко Чапнин открыто выступил против позиции Святейшего. И при этом продолжал и продолжает кормиться от Церкви, оставаясь церковным клерком!

Закончил свой доклад Чапнин на пацифистской ноте, которая всегда ласкает слух геополитических противников России. Они справедливо полагают, что безоружного победить намного легче, нежели вооруженного.

Дискуссия после доклада обнажила заинтересованность выступавших во внутрицерковной смуте. А собралась в Фонде Карнеги публика единомысленная докладчику, заединщики Сергея Чапнина, сплошь певцы экуменизма и модернизма, филокатолики и просто «добропорядочные либералы». Так, обозреватель радиостанции «Коммерсант FM» Константин Эггерт поинтересовался у докладчика: куда же делось «фундаменталистское крыло» Церкви, во главе которого стоял некогда епископ Чукотский Диомид, где группа его поддержки?

На это Чапнин ответил: «Те люди искали врага, когда им сказали, что враг Европа, Америка, поиск врага во внешнем мире оказался настолько увлекательным, что они полностью слились с мейнстримом». Вот в чем, оказывается, причина печали: во внутрицерковном примирении. Оно равносильно поражению разрушителей Христовой Церкви. От этого они ужасно страдают.

Еще горше тот факт, что либеральная идеология вытесняется куда-то на обочину. Остались в наличии лишь ее немногочисленные носители, которые становятся все более одинокими и от этого – все более печальными. Им кажется, что вокруг них все дышит враждой. И это заставляет обороняться. Отсюда закономерно, что несогласных внутри Церкви с либеральной идеологией Виктор Хруль, доцент кафедры социологии массовых коммуникаций факультета журналистики МГУ (в прошлом руководитель Информационного центра Конференции католических епископов России, так сказать, торжество экуменизма), обозначил как «партию войны». Видимо, «партия мира» – это католики и униаты. А постоянный автор антицерковного портала «Кредо.Ру» Роман Лункин, ведущий научный сотрудник Центра по изучению проблем религии и общества, добавил, будто эта «партия войны» вооружена «идеологией насилия».

На вопрос литературного критика, члена кочетковской общины Бориса Колымагина – «Что такое православный читатель?», Чапнин ответил лихо, видать, проболтавшись в пылу полемики о своих заветных желаниях: «Церкви как целого не существует, существуют разные субкультуры». Заветное желание – не иначе превратить Церковь из целого в субстрат субкультур. Тогда дело будет, что называется, в шляпе.

Михаил Шахов, профессор, член экспертного совета Комитета Госдумы по делам общественных объединений и религиозных организаций, высказал свою обеспокоенность по поводу того, что Церковь не спешит признавать покоящиеся в Петропавловской крепости останки неизвестных людей за святые мощи Царственных Страстотерпцев. Видать, названный факт сильно не вписывается в планы либералов. И это замечательно!

Итог дискуссии подвел модератор от Центра Карнеги: «советизм – это такая мимикрия, взаимное подстраивание. Государству церковь нужна, и чем дальше, тем больше будет нужна. Ничего нового, в сущности, не происходит, поведение церкви соответствует русской церковной политической культуре».

Нам кажется, вывод, вопреки всей недоброжелательности иностранного агента, последовал правильным, потому как слишком унылым, пессимистичным было выступление докладчика, равно как и вопросы-ответы. Неужели церковные люди будут печалиться от осознания того факта, что Церковь Государству нужна? Они будут только благодарить за это Господа Бога. А вот упорные, неисправимые, жестоковыйные, фанатичные либералы пусть печалятся.

Вот только пристало ли таким печальным, таким унылым, таким жестоковыйным и фанатичным занимать в Московской Патриархии руководящие посты?

 Редакция «Русской народной линии»

От редакции «Благодатного Огня»:



По информации от наших источников в Издательском совете МП 17 декабря один из представителей либерально-обновленческого лобби (пятой колонны) в РПЦ Сергей Чапнин был снят с должности заместителя главного редактора и ответственного редактора официальных церковных изданий «Журнала Московской Патриархии» и газеты «Церковный вестник». Вероятно, что последней каплей для увольнения этого высокого церковного чиновника послужило его недавнее скандальное выступление в московском «Карнеги-центре» – оплоте американского влияния на внутреннюю политику российского государства.

Под неусыпным надзором С.Чапнина «Журнал Московской патриархии» и газета «Церковный вестник» в последние годы все более превращались в рупоры либерально-реформаторских идей; представителям неообновленчества на страницах этих изданий предоставлялась возможность доводить практически до всех членов Русской Православной Церкви свои разрушительные либерально-реформаторские концепции.

Напомним также, что ответственный редактор ЖМП и член Межсоборного присутствия Сергей Чапнин активно высказывался в поддержку ювенальной юстиции, ВИА P...Riot, а также книги прот. Георгия Митрофанова, посвященной героизации генерала-предателя Андрея Власова. С.Чапнин заявлял, что День Победы формирует весьма опасные черты: культивирование «образа врага», героизация войны и «превращение ее в лубок», переживание ущемленной национальной гордости, примитивное (языческое) понимание патриотизма, оправдание тоталитарного режима...
Будем надеяться, что увольнение этого одиозного представителя пятой колонны в Церкви послужит началом смены либерального курса в РПЦ.

 http://blagogon.ru/digest/661/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 68351

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #325 : 28 Декабря 2015, 18:25:32 »

Алексей Иванов

Изгнание Сергея Чапнина – важный шаг на пути очищения Церкви от либеральных неообновленцев



Конец 80-х. Обычные люди как верили, так и продолжали верить. Значительная же часть интеллигенции православное возрождение восприняла как новое модное веяние. Особенно это касалось юных умников – выходцев из атеистической среды московской еврейской образованщины. Арбатский ребёнок Сергей Валерьевич Чапнин есть типичный образчик поколения «умников-выходцев». Будучи неотличим по сути от младодемократов гайдаровского пошиба, на первых порах он вполне искренне уверовал. Но суть-то, суть! К тому же, вместе с Чапниным на церковную стезю ступил целый кружок ему подобных, принявшийся (сначала, быть может, неосознанно, затем сознательно) разлагать Церковь изнутри.

Путёвку в большую журналистику выпускнику журфака МГУ дали сын видного перестройщика Егора Яковлева Владимир Яковлев и одесский диссидент-стукачок Глеб Павловский, взявшие Чапнина в качестве одного из первых сотрудников в газету «Коммерсантъ» и информационное агентство «Постфактум». Сегодня первый владелец ИД «Коммерсантъ», создатель журнала «Сноб», записной русофоб Яковлев смердит из Тель-Авива. Учредитель канувшего в лету ФЭПа Павловский обслуживает теперь проекты Ходора. Оба никогда не скрывали антиправославных воззрений, при этом оба были и остаются уважаемыми учителями, товарищами Чапнина.

Благодаря приобретённым от них навыкам и покровителям среди высших клириков (больные клетки возможны во всяком живом организме), либеральный журналист Чапнин достиг немалых высот в церковных и околоцерковных кругах, статуса одного из идеологов современного обновленчества.

С середины 90-х он энергично демонстрировал РПЦ свою нужность, фонтанировал идеями. Создавал интернет-сайты, информационные центры, инициировал семинары, фестивали. Старания увенчались успехом (на фоне дефицита профессиональных журналистов, специализирующихся на православной тематике): в 2001-м вошёл в состав Издательского совета РПЦ и возглавил газету «Церковный вестник». В 2009-м назначен ответственным редактором Журнала Московской Патриархии и заместителем главного редактора Издательства Московской Патриархии, включён в состав Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви, назначен старшим преподавателем богословского факультета Православного Свято-Тихоновского государственного университета (ПСТГУ). Преподавал авторский модернистский курс с названием «Практическая теология: Церковь в информационном обществе. Богословие коммуникации».

Чапнин участвовал в многочисленных экуменических форумах, настаивал на формировании новых и новых экуменических площадок. Курировал «Меневские чтения», членствует в редакционном совете по изданию собрания сочинений А. Меня. Редактировал и издавал друга юности Кураева, власовца Митрофанова (лестно высказывался о митрофановской книге с апологией Власова) и других одиозных персонажей, близких ему по духу.
В 2011–12 гг. симпатизировал белоленточным бурлениям. Считает «беззаконием» приговор ублюдочным пуськам:

    «...Эти молодые женщины говорили, что у них не было намерения оскорбить верующих. Тексты, которые они исполняли, и действия, которые они совершали, тоже трудно подвести под это определение. ...Аргументация суда оказалась совершенно несостоятельна. Считаю, что приговор Хамовнического суда – беззаконие».

Представляете, это говорил преподаватель богословского факультета, редактор ведущего официального церковного издания!
Выступал в защиту ювенальной юстиции:

    «...Не поддаваться тому психозу, той истерии, которую искусственно раздувают некоторые активные деятели православной общественности с целью манипулировать невежественными людьми. ...стоит ли тотально воевать против ювенальной юстиции?»

9 апреля 2011 года Чапнин выступил на заседании Совета по внешней и оборонной политике с докладом, в котором назвал празднование Дня Победы языческим и раскритиковал представителей Церкви, включая иерархов, продолжающих «участвовать в этом странном для сегодняшнего дня ритуале»:

    «В центре новой национальной мифологии находится лишь одно событие – Великая Победа в Великой Отечественной войне. Эта победа воспринимается как единственное “священное” событие нашей истории ХХ века. ...Что же происходит с культурой, в центре которой находится “День Победы”? На мой взгляд, у этой культуры формируются весьма опасные черты: сохранение и культивирование «образа врага»; тотальная героизация войны, превращение ее в лубок и забвение войны как трагедии; острое переживание ущемленной национальной гордости (“Мы же победители, а теперь смотрите, как мы унижены”); примитивное (языческое) понимание патриотизма; оправдание победой всего, что случилось с Россией в ХХ веке, и прежде всего тоталитарного режима и лично Сталина».

Cвященнослужители и православные миряне многократно били тревогу, само собой. Небезрезультатно. В 2013-м его ушли с богословского факультета ПСТГУ. В октябре 2014-го он не вошёл в новый состав Межсоборного присутствия, лишился поста секретаря комиссии Межсоборного присутствия РПЦ по вопросам взаимодействия Церкви, государства и общества. В начале 2015-го ему негласно запретили участвовать в международных конференциях.

Осенью 2015 года стали поговаривать, что Чапнин доживает последние дни в качестве фактического хозяина издательского комплекса РПЦ. Тогда он решил сыграть на опережение, дабы обеспечить себе достойное место в антигосударственных политических проектах.

9 декабря 2015 года он выступил с докладом-манифестом в наиболее подходящих для этого стенах – Московском Центре Карнеги (см.: «Пятая колонна внутри Церкви». http://www.blagogon.ru/digest/661/).

18 декабря 2015 г. Патриарх уволил (наконец-то!) откровенного врага Церкви и России Сергея Валерьевича Чапнина с должности ответственного редактора Журнала Московской Патриархии. Одновременно Чапнин освободил должность заместителя главного редактора Издательства Московской Патриархии.
Где объявился «церковный диссидент» сразу после увольнения? Знамо где. В «Открытой России» Ходорковского.
Плюс дал интервью (ссылкой тут же поделился с адептами Невзоров) ультралиберальному журналу «Слон»:

    «Я получал упреки, что моя позиция не соответствует официальной позиции Русской православной церкви. Но вот в чем проблема: я считаю, что все разговоры об “официальной позиции церкви” – это неудачный риторический ход, которым прикрывают формирование новой православной идеологии. ...На мой взгляд, сама попытка создать такую идеологию весьма опасна. Вообще, для Русской церкви тесное сотрудничество с Российским государством становится большой проблемой. ...Я говорил о риторике войны и оправдании насилия, которые присутствуют в церковной среде. Когда протоиерей Всеволод Чаплин говорит, что мы ведем “священную борьбу” в Сирии, то остается всего полшага до того, чтобы начать говорить так и об Украине. Запрос на такую интерпретацию уже есть. И если ничего не изменится, то скоро будут говорить, что борьба за “русский мир” на Украине – это тоже “священная война”. И это приведет к серьезным последствиям. Да, эти тезисы уже на подходе. Они до конца еще не сформулированы, но если сейчас не сказать “Стоп!”, то военные действия могут получить не только моральное оправдание, но и своего рода “божественную санкцию”».

Чапнина ждёт большая роль в антироссийском блоке. Ему и тем, кто последует на вылет вслед за ним, суждено нести ответственность за антицерковное направление деятельности. Используя проверенные ресурсы вроде ближайших сотрудников Чапнина по издательству и журналу, печально известного коллектива сайта «Православие и мир», довольно большого количества преподавателей Православного института св. Иоанна Богослова, Санкт-Петербургской и Московской Духовных академий, кочетковских и прочих сектантов и т. д. Программа-минимум – разнузданная информационная война против «партии войны» в РПЦ. Программа-максимум – хоть какое-то оформление раскола, неообновленческой АНТИ-церкви.

http://blagogon.ru/digest/667/

http://general-ivanoff.livejournal.com/261439.html
 
« Последнее редактирование: 28 Декабря 2015, 19:03:40 от Александр Васильевич » Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 68351

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #326 : 28 Декабря 2015, 18:43:03 »

Владимир Семенко

Пятая колонна на глиняных ногах, или Чапниниана на излете либеральщины



Низвержение одиозного и яркого представителя неообновленческого лобби в РПЦ Сергея Чапнина со знаковой должности ответственного редактора объединенной редакции «Журнала Московской Патриархии» и «Церковного вестника» породило радостные комментарии со стороны православно-патриотических авторов. Некоторые полагают, что непосредственной причиной столь долгожданного увольнения стал доклад Чапнина в Фонде Карнеги[1], выдержанный в последовательно антицерковных тонах, а точнее, критика этого доклада на некоторых ресурсах интернета. Может быть, так, может, и не так, а, может, частично так. Исследование этого вопроса не входит в нашу задачу, поскольку оно совершенно бессмысленно. Но вполне очевидно, что критики вышеозначенного доклада в основном далеки от какой-либо аналитики и серьезного, вдумчивого отношения пусть даже и к враждебному тексту. А это дает повод либералам в очередной раз объявить тех, кто позиционирует себя в качестве защитников православной Традиции, в примитивности, погромных настроениях и неумении мыслить. Думается, следует исправить эту ошибку.

Доклад содержит несколько весьма симптоматичных положений, с головой выдающих, во-первых, его явно заказной характер, а, во-вторых, плохо замаскированное убожество самой либеральной мысли.

Начинает автор с сетования по поводу того, что многие молодые архиереи, рукоположенные в последнее время, молчат, не высказываются в публичном пространстве:

    «К 2015 году Русская Православная Церковь в целом оказалась в ситуации нового молчания. В публичном пространстве звучит фактически только один голос – это голос Патриарха Кирилла. Все остальные преимущественно молчат, не позволяют себе развернутых высказываний – только краткие комментарии по отдельным, всегда очень конкретным поводам… Молодой епископат – а это почти две сотни сравнительно молодых людей, рукоположенных при патриархе Кирилле, – остается темной лошадкой. За 5-6 лет своего существования он еще ничего не сказал. Возникает вопрос: почему молодой епископат не говорит – не хочет, или не умеет, или боится? Это молчание – пауза накануне больших перемен или стремление уйти из публичного пространства? По состоянию на конец 2015 года эти вопросы остаются открытыми». И т.д.

Вообще-то, с точки зрения чисто церковной, абсолютно не ясно, почему, с какой стати служащие священники и тем более архиереи, у каждого из которых, несмотря на пресловутое деление епархий, в управлении находятся десятки храмов, сразу после хиротонии должны начинать свое служение с того, чтобы бежать в ЖМП или в «Правмир» давать интервью. Я лично знаю немалое число архиереев, среди которых есть даже митрополиты. Многие из них, когда заходит разговор, подчеркнуто говорят: «Церковь должна заниматься проблемами, души, спасения, смотреть на мир с позиций вечности; не следует профанировать веру и растрачивать наш авторитет, реагируя на все мелкие и не очень события общественной и политической жизни. Такая реакция – вообще не есть дело Церкви, пастырского и архипастырского служения. Вы журналисты, вот с прессой и работайте». Как дело моего или чьего-то еще спасения зависит от того, сколько интервью дал мой духовник, насколько он раскручен в медиасфере? По мне, так лучше иметь такого духовника, который вообще с прессой не связывается. Лучше это не только для дела духовничества, но и вообще для церковно-приходской работы. И это известно всем людям, в повседневном режиме живущим нормальной церковной жизнью. Открою тайну, которая является тайной лишь для таких далеких от реальной Церкви людей, как Чапнин: если священник или тем более архиерей честно работает, честно исполняет свой долг, свое служение, ему просто некогда не то что интервью давать или часами зависать в соцсетях, а даже новости по телевизору или по интернету смотреть! Надо же когда-то есть и спать, а белым священникам нужно еще уделить время жене и детям. Что до архиереев, то у тех еще существует вообще-то монашеское правило… Нет, для Чапнина все это (то есть самое главное для людей Церкви) второстепенно, вообще не существует. Человек либеральный – он всех судит по себе: ничего другого не умеешь, так умей хорошо болтать. И будет тебе счастье…

С самого начала автор упорно навязывает нам свой убогий либеральный дискурс, и причина вполне понятна. Человек-симулякр вне медиасферы вообще не существует, потому что сам по себе он никому не интересен и не нужен. Он ничего всерьез не может, кроме разрушительной и антисистемной болтовни – и пытается свою убогую мерку применить к тем людям Церкви, кто реально молится и работает. А еще пытается рассуждать о постмодернизме…

Выполняющий явный внешний заказ Чапнин пытается навязать нам свой либеральный стереотип, согласно которому «голос Церкви» – это не голос Писания и Предания, не решения церковных Соборов по основополагающим, фундаментальным проблемам жизни Церкви и мiра, наконец, не богослужебная проповедь (разве мало у нас блестящих проповедников?), а постоянное «говорение» в СМИ, желательно, естественно либеральных. С этой точки зрения, например, проповеди оо. Александра Шаргунова и Олега Стеняева (звучащие, кстати, не только с амвона, но и по радио «Радонеж») – это не «голос Церкви», а вот соболезнования официальных лиц РПЦ по поводу пожара в клубе «Хромая лошадь» – это уж точно тот самый взыскуемый «голос». Поэтому, с позиции Чапнина, не «безгласны» те клирики, которые явно и регулярно выходят за пределы той собственно церковной, главной для всех людей Церкви сферы борьбы за наше спасение, за наши души: например, «внештатный» (то есть не служащий регулярно) протодиакон Кураев, либеральный «библеист», заслуженный меневец Десницкий и примкнувший к ним прот. А.Уминский, что прославился, в частности, хвалебным предисловием к не получившей одобрения Издательского Совета книге про секс «с православной точки зрения».

Но даже если обратиться к собственно медиасфере, то так ли уж наша Церковь «безгласна»? Например, на сайте «Благодатный огонь» регулярно публично высказывались и высказываются такие богословы и публицисты, как прот. Сергий и Владимир Правдолюбовы, покойные прот. Петр Андриевский и свящ. Даниил Сысоев, прот. Александр Шаргунов, прот. Константин Буфеев, свящ. Георгий Максимов, диакон Илья Маслов, не говоря уже о многих мирянах. Вряд ли всех вышеперечисленных можно поименовать «безгласными» и «молчащими». Кстати, никаких согласований наверху для того, чтобы высказаться по актуальным проблемам, имеющим отношение к Церкви, у них никто не требует. Можно по-разному относиться к деятельности ныне покойного о. Даниила Сысоева, но он, как известно, за свое «небезгласие» заплатил собственной жизнью. Для Чапнина этот факт также находится за пределами его убогого либерального мира.



Так, например, аналитическая концепция, сформулированная в моем цикле публикаций «Осень Патриарха», опубликованном в течение июля – сентября с.г., более чем далека как от либеральной, так и от условно «сталинистской» идеологии (коей пугает нас Чапнин). То же самое можно сказать и о моей книге «Как разрушают Церковь»[2]. Наконец, упомяну еще и творчество известного православного журналиста, бывшего друга и соратника Чапнина А. Щипкова, ныне перешедшего на умеренно-консервативные позиции. Всё вышеперечисленное – как раз и есть та самая аналитическая православная публицистика, на отсутствие коей жалуется Чапнин. Надо ли говорить, что обо всех этих фактах медиапространства он не проронил ни слова. Стало быть, в его стенаниях по поводу «безгласия», «молчания» Церкви (в том числе и по вполне актуальным проблемам») видится самое примитивное замалчивание, манипуляция, а, если сказать прямо – откровенное вранье. Чапнин замечает лишь то, что укладывается в прокрустово ложе его примитивной схемы, а все другое просто по наглому игнорирует.

Наконец, нельзя не сказать еще об одном важнейшем факте нашей церковной жизни, который сквозь зубы вынужден признавать и сам Чапнин: даже у тех людей Церкви, кто не мелькает в медиасфере и не высказывается публично вовсе, осознанная позиция есть. Бóльшая часть епископов, священников и мирян – стихийные консерваторы и вовсе не принадлежат к числу либералов, модернистов и неистовых реформаторов, как хотелось бы неообновленцам в РПЦ. Они не хотят «перестройки в Церкви». Другое дело, что все они, в силу обозначенных выше причин, не спешат артикулировать свою позицию в публичном пространстве и не считают нужным это делать. Но именно эта масса, которую, если угодно, можно именовать «инертной» – и есть главная опора, главный фактор, что обеспечивает нынешний, пока еще половинчато и условно консервативный тренд в политике высшего священноначалия, и именно здесь, в этой собственно церковной стихии, самые современные и, так сказать, апробированные медиатехнологии вдруг в какой-то самый неожиданный момент начинают буксовать, перестают работать. Это-то и приводит в настоящее, плохо скрываемое бешенство потерявшего всякую номенклатурную осторожность серого кардинала церковных реформ!

В связи с критикой Чапниным высказываний о. Всеволода Чаплина о «священной войне» (более чем очевидных для православного сознания) и его дальнейшей борьбой с тем, что он называет «православным советизмом» (который есть во многом миф, созданный самим же Чапниным) следует сказать еще о следующем. Крайнюю удаленность от православной Традиции выдает «выстраданная» мысль Чапнина о том, что среди воинов не может быть православных святых, что святость и воинский подвиг несовместимы. Тут уж остается только развести руками. Должны ли мы приводить хрестоматийные примеры из агиографии, хорошо известные любому хоть как-то образованному православному человеку, от детей до глубоких стариков, или достаточно будет упомянуть, например, о том, что в книгу «Иконы святых воинов» (М., 2008) включено более 50 очерков о прославленных и не столь известных святых воинах. Также в ней приведены краткие сведения о более чем 70 святых, при жизни бывших воинами (в том числе почитаемых в церковной традиции как преподобные или святители). К этому необходимо добавить, что православная Церковь почитает как святых также и таких воинов, которые служили и воевали отнюдь не в православном войске, а, например, в римской армии еще в те времена, когда империя была языческой – факт, не оставляющий камня на камня от выпадов Чапнина в адрес советских героев Великой Отечественной войны, которые, по его мнению, в принципе, ни при каких условиях не могут быть святыми. Я всегда говорил, что либерализм способствует слабоумию.

Теперь перейдем, наконец, к главному. Главное, с чем борется Чапнин – это, как мы сказали, созданный самими либералами миф о «православном советизме», сращении церковного и советского, более того – прямо «красного», коммунистического в сознании чад Церкви, что, по его мнению, отражается и в официальной политике РПЦ. И здесь белые нитки, которыми сшиты его смысловые манипуляции, видны невооруженным взглядом. Слова о. Всеволода о «священной войне» пришиты к проблеме «советизма» вполне искусственно. Но если в принципе в России существуют люди, называющие Сталина святым, то с какой стати следует данный взгляд переносить на большинство людей Церкви и ее официальные структуры? При всем уважении к советскому периоду нашей истории (а отрицать его несомненные достижения никак не возможно) ни мы, ни Патриарх вовсе не считаем и не называем Сталина святым и не причисляем достойных глубочайшего уважения и почитания героев Великой Отечественной войны к числу православных подвижников благочестия. То, что данные построения Чапнина суть грубейшая натяжка, более чем очевидно. И если, к примеру, владыка Тихон (Шевкунов) не вышел из Изборского клуба (к чему его провокационно призывает Чапнин) после того, как уважаемый А.А Проханов со своими единомышленниками вынесли на всеобщее обозрение так называемую «икону Победы» с изображением Сталина и советских военачальников без нимбов, перед которой якобы был даже отслужен некий молебен, так это есть в лучшем смысле слова миссионерское поведение (к чему вроде бы столько лет призывали наши «православные» либералы-неообновленцы). В том-то и заключается разница между человеком Церкви и либералом: владыка думает о душе Александра Андреевича, в последние годы все чаще обращающегося к Церкви, о его спасении, а Чапнин воспринимает его лишь как носителя враждебной сталинистской идеологии.

(Окончание следует)
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 68351

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #327 : 28 Декабря 2015, 18:44:00 »

(Окончание)

С каких же позиций Чапнин атакует советско-коммунистическое начало, в котором, по его мнению, погрязло сознание большинства наших прихожан? С позиций эмиграции? Но здесь-то и кроется для него главная «засада»! Ведь столь любимый Чапниным и К° Париж, парижское богословие с его либерализмом, экуменизмом и «широкой терпимостью», все, что относилось и относится к «евлогианской» ветке эмигрантского Православия («парижане» 11 раз меняли юрисдикцию и теперь подчиняются Константинопольскому патриархату) в общем контексте русской православной эмиграции, несомненно и законченно маргинально! «Мейнстрим» в зарубежной русской Церкви – это, без сомнения, «карловчане» (собственно и именуемые РПЦЗ), перебравшиеся затем в американский Джорданвилль. А они-то как раз и были и являются убежденными носителями тех начал, которые Чапнин ненавидит: монархизма, принципиального консерватизма, неприятия церковных реформ, опасливого, настороженного отношения к Западу и т.д. Именно их многие здесь, в России, именовали «носителями истинно русского и православного духа», хранителями подлинной традиции русского Православия, и именно состоявшееся, наконец, воссоединение с ними, единственной, помимо РПЦ, канонически законной ветвью русской Церкви, всегда было для нас насущной и актуальной задачей. Именно они первыми канонизировали царскую семью и других новомучеников, именно они всегда были принципиальными и последовательными врагами безбожного большевизма и именно к ним, а не к либеральному Парижу, казалось бы, логично апеллировать Чапнину, выставляя себя столь яростным врагом всего советского. И, если это сделать теперь, то снова придется разбираться с проблемой пресловутого «сергианства», а даже такой, казалось бы, отвязанный человек, как Чапнин, прекрасно понимал и понимает, что это для него есть полное табу, никак не совместимо с его номенклатурной должностью. Вот и приходится выкручиваться, компенсируя свою вынужденную номенклатурную осторожность за счет нападок на темный и, как всегда, недостойный светоносных и прогрессивных реформаторов русский народ.

Но главное здесь даже не в старательно обойденной Чапниным стремной проблеме сергианства. Главное в том, что карловацко-джорданвилльское поле Зарубежной Церкви для него столь же опасно и враждебно, как и то, что связано с советским наследством. Ибо там, окажись он в юрисдикции, руководимой кем-то вроде митрополита Виталия, с ним разобрались бы как повар с картошкой, гораздо быстрее, проще и эффективнее, чем здесь, без всяких колебаний, не посмотрев на то, что он прямой ученик самого Глеба Павловского. Ибо для Джорданвилля, где еще жива память об изначальных обновленцах 20-х годов 20 века, такие, как Чапнин – суть прямой и буквальный синоним слова «враг», либералы-февралисты, разрушившие великую империю и сдавшие ее большевикам, и подобающее место таковым персонажам – безусловно вне спасительной ограды Церкви Христовой, вместе с теми хозяевами мировой закулисы, коим они служат. У Ивана Ильина, у ныне готовимого у нас к канонизации архиеп. Серафима Соболева и других подобных авторов немало душевных строк на эту тему.

Это и называется полный аут, тупиковый перекресток, на котором застыл в недоуменной задумчивости наш рыцарь либерализма. Налево пойдешь – в СССР попадешь. Направо побежишь – в Джорданвилль угодишь. Остается ехать прямо, туда, где «убитым быть», чтобы в очном поединке разобраться со злым драконом или Соловьем-разбойником. Однако, в отличие от былинного богатыря, имеющего на боку меч, а на устах молитву, либерал вооружен в лучшем случае последней модели планшетником, а из уст его вместо православной молитвы выходит, как правило, всякая либеральная гадость. Поэтому «прямо» для него – это карьерный путь номенклатурного маневрирования, шаг влево, шаг вправо, шаг вперед, два шага назад, лечь, когда надо, перед начальством и рыкнуть, когда можно, на проклятых фундаменталистов. И не забывать еще при этом искать и вовремя находить зарубежные гранты, ибо ничего другого он вообще не умеет. Его стихия – не бой (войну он вообще сильно не любит), а интрига. А в такой жизни конец известен. Как веревочке не виться, а узелок-то тут. Так что: прямо устремишься – собственноручно застрелишься. Ну, естественно, в виртуально-номенклатурном смысле. Бедные, бедные наши либералы, поистине пожалеть можно. Никто-то их не любит, не ценит и не уважает. А ведь надо все время строить из себя крутых, изображать, так сказать, хозяев дискурса. Как говорил один поэт: «Я устал, у меня возраст уже не тот, чтобы за девушками волочиться, а надо. Чтобы репутацию поддерживать…» Главная «девушка», то бишь Россия, во всех ее модификациях – советской, антисоветской и просто русской православной – наших либералов сильно не любит. И вряд ли уже полюбит когда-нибудь. Краткий роман конца 80-х канул в прошлое, как сладкий мечтательный сон, как тревожащее душу (ну или что там у них вместо души-то?) воспоминание. И единственное, что остается – это, пробавляясь время от времени чтением похабного ЖЖ Кураева про похождения пид… виноват, одуванчиков в рясах, симулировать орг… виноват, пребывание в мейнстриме и морочить голову наивным людям с Запада, всерьез верящим, что чапнины в России все еще что-то значат…



Что касается нападок Чапнина на тех, кто «не желает в Церкви никаких перемен», то могу лишь вкратце повторить мою основную мысль: идея приспособления Церкви к так называемой современности (апостасийной в своих самых последних, глубинных метафизических основаниях) ведет на деле не к миссионерскому успеху Церкви, а к тому, что мирской дух проникает внутрь церковной ограды, способствуя профанации веры и перерождению церковных институтов. Об этом ярко свидетельствует опыт римокатоликов после Второго Ватиканского собора. Идея приспособить Церковь к современности, на чем настаивает Чапнин вместе со своим другом Кураевым и им подобными, имеет в качестве перспективы западную ситуацию: храмы пустеют, пивные, стадионы, казино и прочие увеселительные заведения наполняются, сами храмы закрываются, а мощи святых распродаются с аукциона. Чапниным очень хочется, чтобы и у нас было то же самое; их приводят в бешенство многокилометровые очереди к святыням, в которых люди не чувствуют усталости, потому что молятся день и ночь напролет; паломницы в тугих платках, с тремя долларами в кармане пересекающие страну, чтобы поклониться этим святыням; бородатые казаки и хоругвеносцы; крестные ходы и молитвенные стояния; самый вид этого народа с его живой верой, что на дух не переносит парижское богословие, словом – вся подлинная церковная жизнь, что в самом существе своем несовместима с безумным реформаторством либералов.

Однако особенно раздражает Чапнина воинский дух в людях Церкви, их чуждость пресловутой «толерантности», стремление (хотя и не такое уж частое) открыто постоять за свою веру. Здесь Чапнин работает в стиле совсем уж примитивной и откровенной манипуляции, перекидывая смысловой мостик от слов о. Всеволода Чаплина о «священной войне» (где речь идет все же о войне в буквальном смысле слова) к ничтожной акции группы Цорионова-Энтео в Манеже. Я всегда говорил, что либерализм и извращенчество – синонимы. «Насилие, как ужасно насилие и то, что Церковь наша его оправдывает!» – криком кричит Чапнин, фактически повторяя подлые кураевские слова про то, что «Цорионов сумел навязать риторику “оскорбленных чувств” значительной части Церкви». Церковь, по Чапнину, совершает ужасное преступление (естественно, очень вредящее делу пресловутой «миссии»), не умея наладить диалог с «современной культурой». Поистине, никогда не устанешь поражаться их либеральной наглости. Противостоя «насилию», церковный либерал не борется с укронацистами, что живьем сожгли несколько десятков человек в Одессе только за то, что те осмелились называть себя русскими, и сотнями убивают ни в чем не повинных женщин и детей на Донбассе; церковный либерал не обличает боевиков запрещенной в России ИГИЛ (с которыми ныне воюет Российская армия), что также сотнями убивают мирных людей, обучая безжалостным убийствам даже несовершеннолетних детей. Церковного либерала возмущает ничтожная акция Энтео, в которой не пострадали не только люди, но даже и экспонаты так называемого «актуального искусства». Чапнин старательно замалчивает тот факт, что в современном искусстве полно настоящих, серьезных художников реалистического направления, с которыми у Церкви как раз выстроен вполне конструктивный диалог (убедительное свидетельство чего – хотя бы Патриаршия премия по литературе); он озабочен да зарезу ему необходимой терпимостью православных по отношению к извращенческим плодам фантазии больного психопата и сексуального маньяка В.Сидура (о чем имеются заключения обладающих учеными степенями экспертов – юристов и психологов), что умудрился изобразить снятого с Креста Господа нашего и Спасителя Иисуса Христа с гипертрофированными гениталиями или фигуру с торчащими из нее 36 мужскими половыми членами. Мы не имеем права здесь оскорбляться, полагает Чапнин, мы не должны защищать не то чтобы какие-то абстрактные «святыни», но даже Самого Господа, злобно поругаемого безбожниками и сатанистами! Нам, нашей душе это для спасения не нужно, зато нужно возмущение «нетолерантным насилием» православных активистов. И здесь, в этом месте, я считаю себя просто обязанным сказать: так может рассуждать лишь заклятый безбожник, подонок и враг Христа!

Запас времени и сил, которые я был готов потратить на полемику с этим дурно пахнущим персонажем, исчерпан. В заключение еще раз повторю ту главную мысль, которую высказывал в упомянутом выше цикле «Осень Патриарха»: на мой взгляд, попытки устроить в нашей Церкви «цветную революцию» явным образом усиливаются и в ближайшее время еще активизируются. Проблем внутри и вовне накопилось достаточно, а коллективный Чапнин терпеливо (порой и не очень) ждет своего часа. В этой связи для нас, рядовых чад Церкви, важна не столько интрига, сколько адекватное понимание происходящих процессов, без чего конструктивное участие в них невозможно. Но еще важнее – сознательная вера, что до самых последних оснований несовместима с либерализмом.

__________________________________________

[1] http://chapnin.ru/articles/pravoslavie_v_publichnom_prostranstve_266/

[2] http://amin.su/2015_krc.pdf

Благодатный Огонь

http://blagogon.ru/digest/669/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 68351

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #328 : 02 Января 2016, 05:12:13 »

Священник  Кирилл  Михайлов, Русская народная линия

Иеромонах Димитрий (Першин) готовится к третьему миссионерскому прыжку в синагогу



Председатель Миссионерской комиссии при Епархиальном совете г. Москвы иеромонах Димитрий (Першин) решил, очертя голову, в третий раз броситься в синагогу. Что его туда влечет? Теплый прием, изумительная маца, обворожительная музыка?

В вышедшей 26 декабря на «Правмире» статье «Ребе Зиновию - с любовью... Куда бы ни вел воевода» московский клирик сам признается: «Не хочу никого разочаровывать, мацу нам действительно подарили. Хорошая была маца».

Однако вовсе не это, - говорит Першин - влекло его в синагогу. То была самая возвышенная цель: Суть моего синагогального выступления была в том, что воскресные чтения Великого Поста - это вехи древней катехизации. Церковь готовила оглашаемых к крещению, знакомя их с Евангелием Царствия. Першин хочет сказать, что прямо в синагоге катехизировал иудеев? В таком случае это либо самый наглый прозелитизм, что иудеи вряд ли бы стерпели, либо столь же наглая ложь - уже в отношении к православным.

Чтобы доказать склонность Першина к последнему, далеко ходить не нужно. 10.04.14. на РНЛ была опубликована наша статья «Великопостное кощунство» ( http://ruskline.ru/news_rl/2014/04/10/velikopostnoe_kowunstvo ) по поводу синагогальных радений иеромонаха. И уже через два дня появился его ответ «Великопостное кощунство или великопостная клевета?», в которой указанный клирик с возмущенным разумом угрожал нам «статьей о клевете». И в чем же эта клевета обнаружилась? Цитируем Першина: Паремии на вечерне праздника Благовещения Пресвятой Богородицы и Приснодевы Марии в нашем храме Успения Пресвятой Богородицы читал я. Автор, подписывающийся именем священника Кирилла Михайлова, утверждает, что в это время я проповедовал в синагоге. Все это очень легко установить.

Теперь процитируем наши слова, которые иеромонах Димитрий якобы опровергает: Когда православные христиане молились за всенощным бдением на праздник Благовещения Пресвятой Богородицы, председатель Миссионерской комиссии при Епархиальном совете г. Москвы иеромонах Димитрий (Першин) открывал... Пасхальный марафон... по инициативе Московского еврейского дома и НОУ «Открытие».

Мы речи не вели о гиперподвижном Першине, который (по его словам) в канун Благовещения и паремии в православном храме прочитал, и в синагоге спел. Мы речь вели о других православных христианах, которые в синагоге в тот вечер не присутствовали. Может быть, г-н Першин удивится, но таковых было в несколько тысяч раз больше. Какую «клевету» он здесь опроверг, кроме самого Першина, никто не знает.

В последнем своем материале на «Правмире» указанный клирик пишет: Значит, теперь мы будем готовиться к уже теперь третьей пасхальной встрече с иудеями, армянами, протестантами с тем большей ответственностью. Сделаем видеоряд.

Пользуясь случаем, приглашаю. Вход свободный, дату уточним. А ребе Зиновию, синагоги этой раввину, - респект и поклон.

Мы молим всемогущего Бога, чтобы анонсированный здесь третий прыжок в синагогу прыткого иеромонаха, дерзко попирающего постановления Вселенских соборов, не состоялся.

11-е правило VI Вселенского собора гласит: Никто из принадлежащих к священному чину, или из мирян, отнюдь не должен ясти опресноки, даваемыя иудеями, или вступать в содружество с ними, ни в болезнях призывать их, и врачества принимать от них, ни в банях купно с ними мытися. Если же кто дерзнет сие творить: то клирик да будет извержен, а мирянин да будет отлучен.

Вселенские соборы принимали свои решения на основе апостольского предания (ср. 70-71 правила св. апостолов) и учения отцов Церкви. Мы не удивимся, если не в меру прыткий г-н Першин станет обвинять в клевете Иоанна Златоустого. Бог ему судья. Однако выслушаем и этого учителя вселенной.

В своих восьми «словах» против иудеев, произнесенных в 386-387 гг., он всеми силами старается отвратить христиан от иудейских суеверий. В Первом из «слов» святитель Божий, будто бы обращаясь к нашему неистовому миссионеру, говорит, если не сказать - вопиет: как некоторые считают синагогу местом досточтимым; то необходимо сказать несколько и против них. Почему вы уважаете это место, тогда как его надлежит презирать, гнушаться и убегать? В нем, скажете, лежит закон и пророческие книги. Что же из этого? Ужели, где будут эти книги, то место и будет свято? Вовсе нет. <...> Скажи мне: если бы ты увидел, что какого-нибудь почтенного, знаменитого и славного человека завели в корчемницу, или в притон разбойников, и стали бы его там поносить, бить и крайне оскорблять, неужели бы ты стал уважать эту корчемницу или вертеп потому, что там оскорбляем был этот славный и великий муж? Не думаю: напротив по этому-то самому ты почувствовал бы особенную ненависть и отвращение (к этим местам). Так рассуждай и о синагоге. Иудеи ввели туда с собою пророков и Моисея не для того, чтобы почтить, но чтобы оскорблять и бесчестить их. Ибо, когда они говорят, будто (пророки и Моисей) не знали Христа и ничего не сказали о Его пришествии, то какое же еще может быть большее оскорбление для этих святых, как не обвинение их в том, будто они не знают своего Владыку и участвуют в нечестии иудеев? Значит, поэтому-то больше и следует ненавидеть их, вместе с синагогою, что они оскорбляют святых тех.

Но что говорить о книгах и местах? Во время гонений палачи держат в руках у себя тела мучеников, терзают, поражают бичами: так ужели их руки стали святы от того, что держали тела святых? Нисколько. Если же руки, державшие тела святых, скверны по тому самому, что держали беззаконно; то те, которые имеют у себя Писания святых и оскорбляют их столько же, как и палачи тела мучеников, ужели поэтому будут заслуживать уважение? Не крайне ли было бы это безумно? Если беззаконное держание тел (святых) не только не освящает, но делает еще более скверными держащих: тем более чтение Писаний (пророческих) без веры не может принести пользы читающим. Так это именно настроение, с каким иудеи держат у себя (священные) книги, обличает их тем в большем нечестии. Не имея пророков, они не заслуживали бы такого осуждения; не читая книг, не были бы так нечисты и мерзки. Теперь же они не заслуживают никакого снисхождения; потому что, имея проповедников истины, питают враждебное настроение и к самим проповедникам и к истине. Следовательно, поэтому-то они особенно мерзки и нечисты, что, имея пророков, пользуются ими с враждебным настроением.

Поэтому умоляю вас бегать и уклоняться их собраний: (иначе, произойдет) не малый вред для немощных братий и не малый повод к гордости для иудеев. Когда они увидят, что вы, поклонники распятого ими Христа, выполняете и почитаете их (обряды); то как им не подумать, что все обряды их прекрасны, а наши ничего не стоят, так как вы, почитая и соблюдая эти последние, в тоже время бежите к уничижающим их? «Аще кто видит тя», говорит апостол, «имуща разум, в требищи возлежаща, не совесть ли его, немощна сущи, созиждется» (расположится) «идоложертвенная ясти» (1 Кор. 8: 10)? И я говорю: если кто увидит, что ты, имея знание, уходишь в синагогу и смотришь на (праздник) труб, немощная совесть его не расположится ли к почитанию иудейских обычаев? Падающий наказывается не за свое только падение, но и за то, что роняет других; равно как и устоявший не только награждается за свое мужество, но заслуживает уважения и за то, что и в других возбуждает ревность к тому же.


Кто желает, может с великою пользою для души перечитать все 8 «Слов против иудеев» великого святителя. А для обличения нечестия иеромонаха Першина и этого достаточно.

Христианские учителя вселенной для него не авторитет. В последней статье на «Правмире» г-н Першин приводит иные авторитеты - Осипа Мандельштама, Михаила Щербакова, Владимира Соловьева.

Нам представляется, он был бы последовательнее, сославшись на решения Второго Ватиканского собора, где иудеи названы «старшими братьями» католиков. В соответствии с которыми (решениями) совершилась ревизия богословия папистов. Вот только «беда»: решения данного собора, как еретического, для православных ничего не значат. Не честней бы поступил иеромонах Димитрий, если бы оставил слишком консервативную Православную Церковь и присоединился к передовой и революционной - Папской? Паписты, уверен, приняли бы его с той же любовью, с какой он сам - ребе Зиновия.

http://ruskline.ru/special_opinion/2015/12/ieromonah_dimitrij_pershin_gotovitsya_k_tretemu_missionerskomu_pryzhku_v_sinagogu/
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 68351

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #329 : 21 Апреля 2016, 16:01:02 »

Одержимый ряженый

Протоиерей Александр Новопашин о саморазоблачении Александра Чернейкина, бывшего игумена Феодосия



Как сообщалось, 19 апреля вышел в эфир выпуск передачи «Пусть говорят», где обсуждалась выходка бывшего игумена Феодосия (Чернейкина) (на фото), избившего человека.

«Как относиться к подобному явлению и как действовать в таких ситуациях?» - на эти вопросы отвечает в интервью «Русской народной линии» известный священник, настоятель новосибирского собора во имя святого благоверного князя Александра Невского протоиерей Александр Новопашин:


Человеку, ставшему свидетелем подобной сцены, надо быть крайне осторожным, постараться избежать быстрых и резких суждений. В данное время Чернейкин не имеет никакого отношения к Русской Православной Церкви. Он лишен сана за нарушение церковной дисциплины, финансовые нарушения, стремление к участию в политической жизни и призывы к церковному расколу. Сначала этот персонаж был запрещен в священнослужении, а затем Священный Синод лишил его сана по итогам церковного суда Новосибирской епархии.

Чернейкин продолжает носить священническую одежду, хотя не имеет на это морального права. Причин несколько. Он желает решать свои финансовые проблемы, ведь у него в Новосибирске есть сеть торговых точек. И когда он приходил в районные администрации в рясе, то имел больше возможностей договориться о решении своих личных коммерческих проблем. В свою очередь Новосибирская митрополия неоднократно направляла во все районные администрации письмо с информацией о том, что данный персонаж является простым светским гражданином, ибо лишен сана, и с ним надо быть крайне осторожным. У Чернейкина были связи с Армянской церковью, где он также не задержался. А теперь он объявил себя каким-то странным благочинным всея Сибири и членом непонятной автономной церкви.

Человек, не имеющий священного сана, но носящий облачения, везде воспринимается как мошенник. В телепередаче «Пусть говорят» его правильно назвали ряженым. Он вел себя безобразно. В какой-то момент мне стало его жалко, потому что налицо полное безумие. Он неадекватен. Но его провокационные и безумные действия провоцируют в обществе негативное отношение к Церкви. Он дико кричал, бегал и кидался, потому что не ожидал, что его разоблачат. Чернейкин полагал,  что его будут воспринимать как мученика, но его вывели на свет, рассказав, что он не имеет сана, а лишь прикрывается священным облачением. В этот момент отношение общества обернулось не в его пользу.

Когда появились в интернете видеокадры, где персонаж в священнической одежде избивает человека, то в СМИ и в интернете появилось немало негативных откликов в адрес Церкви: зажравшиеся попы и т.д. Мгновенно последовала информация, что он не является священником, но эти сообщения игнорировались. В передаче во всеуслышание было заявлено, что он лишен священного сана и назывались некоторые пункты причин его извержения из сана. По крайней мере, общество поняло, что Чернейкин не имеет права носить священную одежду, ибо не является священнослужителем. Поэтому все претензии к Церкви будут сняты.

Личная ответственность Чернейкина перед Богом за все содеянное страшна и велика. Не один миллион людей в России, в ближнем или дальнем зарубежье, посмотрев это видео, соблазнился. И за все эти соблазны и смущения, отвернувшие людей от Церкви, придется отвечать перед Богом. Это страшный ответ. Александр Чернейкин, бывший игумен Феодосий, не понимает своей ответственности, поскольку создал в своих глазах собственный имидж и сам себя этим оправдывает. Он не воспринимает критические замечания, ответственность за свои деяния, не воспринимает информацию, приходящую извне, выдавая ее только наружу. Стоило видеть, как он закатил и закрыл глаза и шел на выдачу информации. Он не воспринимал все то, что ему пытались донести. О чем это говорит? Надо быть крайне осторожным в оценке любых фотографий, материалов, информационных всплесков в отношении Церкви или священнослужителей. Это может быть откровеннейшая провокация, клевета на Церковь или раздутый мыльный пузырь для раскачки в обществе недовольства священством Русской Православной Церкви. Ведь священническую одежду могут надеть лица, откровенные мошенники, которые никогда не имели сана и не носили духовного одеяния.

У меня было несколько случаев, когда я как благочинный задерживал таких мошенников в Новосибирске, которые никогда не были священниками. Можно задать ряд определенных вопросов, на которые не священник или человек, далекий от Церкви, никогда не ответит. Поэтому приходилось привлекать полицию, говоря, что такой-то человек ходит и собирает деньги якобы на молитвы у Гроба Господня или якобы ездит по святым местам. Доходило до смешного, когда обманщик заявлял: я старец и езжу по таким-то местам.

Что касается законопроекта о запрете ношения священнического облачения лицами, не имеющими священного сана, то как он будет работать? В России расплодилось множество тоталитарных сект. Кстати, на передаче присутствовал Ряховский, который называет себя епископом пятидесятнического Российского объединенного Союза христиан веры евангельской. Специалисты по сектам называют эту организацию движением тоталитарной теологии процветания. И Дворкин об этом неоднократно говорил. Но, тем не менее, Ряховского приглашают на передачи, представляя его «епископом». Беда в том, что его как-то пригласили на передачу «Церковь и мир» к митрополиту Илариону (Алфееву). Это была глубочайшая ошибка, потому что все неопятидесятники страны в тот же момент закричали, что наконец-то Церковь признала их равными себе. Это тоталитарная секта с определенным еретическим лжеучением. Неопятидесятничество называют оккультным движением даже сами традиционные протестанты-лютеране. Завтра эти сектанты объявят, что и у них есть своя одежда, подобная священническому облачению. А если какая-нибудь структура объявит себя антимонопольной, автономной, автокефальной церковью, зарегистрируется, примет в свой устав ношение одежды, похожую на наше священническое облачение, то тогда как запрещать? Никак, ибо Церковь отделена от государства. Как Церковь будет определять, имеет ли человек право носить облачение или не имеет? Сегодня кто-то нарядится клоуном, завтра - маршалом Советского Союза, а послезавтра — священником. Я не знаю, как урегулировать этот процесс и как закон будет действовать.

В законодательстве речь идет о культурообразующих религиях, о культурообразующей роли Русской Православной Церкви. Ныне неопятидесятники пытаются доказать, что являются традиционными протестантами, хотя не имеют никого отношения к традиционному протестантизму. Протестанты, прежде всего, лютеране.

Кто будет определять, кто имеет право носить священническое облачение, а кто не имеет? Было бы прекрасно, если бы силовики умели отделять зерна от плевел. Но я не понимаю, как эту задумку осуществить на деле. У Церкви нет никаких силовых структур, которые могли бы задерживать мошенников и бывших священников, незаконно носящих священные одежды. Это не задача Церкви, чем и пользуются проходимцы.

Я посмотрел передачу «Пусть говорят» с целью сформировать собственное мнение. Чернейкин полностью распаковался, показав, что он из себя представляет. Я не знаю, стоит ли называть его поведение одержимостью. Но Малахов сказал нанести надписи на экране - «ряженый» и «одержимый». Это настоящее восприятие данного персонажа большинством граждан, посмотревших передачу. Чернейкин находится в плену собственных иллюзий, не отвечает за свои действия, по крайней мере, в момент истерики на передаче. Я рад, что никто из священнослужителей Русской Православной Церкви не участвовал в этом безобразии, иначе не вышло бы ничего хорошего. Чернейкин истерично кричал, поэтому, чтобы услышать другого священника, пришлось бы опускаться на крик, что выглядело бы ужасно.

На пятнадцатой минуте передачи появились у зрителя первые сомнения, а является ли Чернейкин священнослужителем? А если кто-то посмотрел начало программы, а затем выключил телевизор? Первым делом, должны были установить статус Чернейкина, опубликовать документ и указать причины извержения его из сана. Это непрофессионализм телевизионщиков. Кроме того, после запрета Чернейкина в служении в интернете было распространено его заявление, где он призывал к расколу, грязно высказывался о Церкви. В частности, он пишет: кому какое дело, ношу ли я скуфью или тюбетейку, рясу или халат.

А на передаче он стоит и кричит, что считает себя священником. Полная чепуха. Надо было продемонстрировать это заявление - и тогда все встало бы на свои места. Поэтому в данной ситуации присутствовать священнику на передаче не стоило, ибо его присутствие выглядело бы безобразно, особенно в дни поста, когда обостряется духовная борьба. Тем более это спровоцировано было. В эти дни особое обострение борьбы идет.

Когда-то и мне пришлось один раз участвовать в этой передаче. Но с тех пор я определил для себя, что больше не буду присутствовать на таких безобразиях. Задача ток-шоу развлечь зрителя, а не определить истину. Не хочется быть клоуном.

Я участвовал в передаче, на которой разбирали колдуна Юрия Лонго. За два месяца до смерти он обращался ко мне. Нашел меня через знакомых и заявил, что желает принять Крещение. Я ему ответил: «Вы публично заявляли, что являетесь чернокнижником, поэтому вам надо публично отречься от своих дел, раскаяться». Он начал оправдываться, что занимался не чернокнижием, а просто делал деньги, «лохотронил» старух. Я ему снова отвечал: «Люди вместо покупки лекарств, верили вашим бредням и приносили вам деньги. Вы на этом бессовестно делаете деньги. Надо каяться». Он вновь оправдывается:  Нет, я лучше создам свою церковь. Я его предостерег: «За такие действия придется отвечать перед Богом». И спустя два месяца он умер. Это была не исповедь, поэтому о нашей с ним беседе я рассказал на передаче. Я сказал правду, что он признался в обмане людей, что он является не колдуном, а эстрадным артистом.

Но после участия в подобных передачах на душе остается осадок. Я рассказал правду, дабы у людей не было иллюзий по отношению к экстрасенсам, колдунам и людям, выдающим себя за волшебников. Но на душе было тяжко, ведь шоу есть шоу, которое не приносит ни спокойствия, ни успокоения душе.

Чернейкин вел себя безобразно, поэтому пришлось бы кричать или молчать, что было бы проигрышно.

Задача Андрея Малахова была разоблачить мошенника, поскольку множество людей впали в соблазн. Многие из других традиционных религий, менее терпимые, писали в интернете о том, какие безобразия творят православные священники. Необходимо было разоблачение Чернейкина, что он не является священником и занимается предпринимательской деятельностью - торговлей. Ко мне поступает информация, что он «освящает» какие-то источники, пытается купить какие-то предприятия и раскрутить деньги, что легче сделать в рясе, ибо люди более доверчивы и снисходительны к священнику.

Единственная и важная польза передачи: большинство людей поняли, что Чернейкин – никто. Он ярко продемонстрировал свое духовное и внутреннее состояние, но только для тех, кто смотрел передачу до конца. Но горько, если кто-то выключил телевизор раньше времени с твердым убеждением, что Чернейкин – священник. Еще раз повторю, данный персонаж не имеет никакого отношения к Русской Православной Церкви.

http://ruskline.ru/news_rl/2016/04/21/oderzhimyj_ryazhenyj/
Записан
Страниц: 1 ... 20 21 [22] 23
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Valid XHTML 1.0! Valid CSS!