Русская беседа
 
19 Марта 2019, 18:47:04  
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
 
Новости: ВНИМАНИЕ! Во избежание проблем с переадресацией на недостоверные ресурсы рекомендуем входить на форум "Русская беседа" по адресу  http://www.rusbeseda.org
 
   Начало   Помощь Правила Архивы Поиск Календарь Войти Регистрация  
Страниц: 1 [2] 3 4 ... 7
  Печать  
Автор Тема: Хрущевизм – беда России!  (Прочитано 20726 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 73101

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #15 : 16 Апреля 2010, 13:13:34 »

Продолжение)

Власти быстро превратили ещё вчера крошечный ОВЦС в экуменический «спецфакультет». И ОВЦС начал расти, как на дрожжах, в противовес Патриарху Алексию I (Симанскому).
    Однако Хрущёву надо было полностью заменить руководство Патриархии. Поэтому Совет 15 сентября 1960 г. потребовал сместить Владыку Николая (Ярушевича) уже с Крутицкой и Коломенской кафедры. Стремясь спасти Владыку Николая, Патриарх предложил направить его «… на пост управляющего православными приходами в Польше». Этот демарш Патриарха свидетельствует о его прекрасной осведомлённости в международных делах. Польский диктатор Владислав Гомулка (у власти в 1956-1970 гг.) любил показать свою самостоятельность от СССР, и, разумеется, Хрущёв был не в силах приказать Гомулке «устранить» митрополита Николая. Кроме того, Гомулка враждебно относился к Германии, а митрополит Николай в годы Великой Отечественной войны участвовал в расследовании нацистских преступлений. Но хрущёвцы отвергли патриарший проект.
    Патриарх Алексий I (Симанский) решительно защищал митрополита Николая, даже зачитав письмо видной эмигрантской деятельницы княгини Антонины Мещерской из Парижа. Она приезжала в СССР, пытаясь найти точки сближения. Однако русская эмиграция была Хрущёву ненавистна.
    Об этом свидетельствует К.К.Мельник-Боткин, куратор французских спецслужб в 1959-1962 гг. В интервью «Аргументам и фактам» (2009, № 30, с. 41) он сказал: «В 1960 г. в Париж по приглашению де Голля должен был приехать Никита Хрущёв. Накануне визита представитель КГБ передал французской стороне список белых эмигрантов, которых следовало сослать в лагерь. Список возглавляла моя фамилия. Конечно, я обладал большой властью, но арестовать сам себя не мог (смеётся) (курсив «АиФ». – Н.С.). Мы также не стали объяснять КГБ, что в демократической стране нет лагерей. Вместо этого за счёт правительства на месяц отправили неугодных белоэмигрантов отдыхать на Корсику в лучший отель».
    Как видно, искоренение русских «контрреволюционеров» было навязчивой идеей «либерала» Хрущёва. Ни письмо княгини Мещерской из Парижа, ни доводы Патриарха Алексия I (Симанского) не возымели действия. Куроедов открыто угрожал: «Поэтому с точки зрения государственных интересов и правильных взаимоотношений церкви и государства надо освободить митрополита Николая /Ярушевича. – Н.С./ от возложенных на него обязанностей по управлению Московской епархией и полностью отстранить от руководящей работы в Патриархии» (д. 309, л. 2).
    Патриарх Алексий I (Симанский), надеясь спасти митрополита Николая от физической расправы и выиграть время, согласился на его отставку. Тогда же Патриарх «принял рекомендацию Совета о вхождении Русской Православной Церкви в члены Всемирного Совета церквей» (д. 309, л. 2). Но экуменисты, наивно надеясь, что архивные документы никому не известны, твердят о «прорыве изоляции», «стремлении Церкви войти в ВСЦ». Московская Патриархия остаётся и по сей день членом Всемирного Совета Церквей.
    Взрывы храмов, уничтожение икон, оцепление церквей «дружинниками» и хулиганами-«активистами», запрет крестить детей, пускать их в храмы, цензура на проповеди, клевета в газетах, массовое издание богохульных брошюр, подделанные уголовные дела – вот страшная действительность политики Хрущёва.
    Например, «дети должностных лиц», вооружённые зубилами и ломом, ворвались в Почаевскую Лавру, «чтобы забрать деньги и ценности». Взлом был обнаружен монахами 23-го октября 1962 г., следовательно, произошёл 22-го. В жалобе в Генеральную прокуратуру СССР монахи писали, что нападавшие – «не простые хулиганы», они известны и милиции, но, «чувствуя за собой крепкую защиту, данные молодчики свободно, безнаказанно гуляют, да и ещё грозят, что и головы вам /монахам/ разломаем» (д. 454, л. 77).
    В разгроме монастырей участвовали силы милиции, исполкомов. Обычны были ультиматумы - «в 24 часа» убраться вон (д. 255, л. 54). Крепким орешком для начальника милиции Левина, председателя райисполкома Хижняка (д. 454, л. 32) оказался Корецкий женский монастырь во главе с игуменией Людмилой (Вельсовской), сестрой милосердия Первой Мировой и Великой Отечественной войн. Её личное дело и досье на монастырь 5 февраля и 14 мая 1962 г. ровенский уполномоченный Плуготаренко посылал на самый верх – Пинчуку, уполномоченному по Украине, и Куроедову – в Москву (д. 418, лл. 30, 49 - 54).
    Игумения Людмила, из образованной русской семьи г. Екатеринослава (Днепропетровска), писала юридически и исторически грамотные жалобы во все инстанции, умела постоять за себя и за монахинь, тайно, не спросив податливого епархиального архиерея – Волынского и Ровенского Панкратия (Кашперука), – перепечатывала и распространяла дореволюционные церковные книги. Панкратий (Кашперук) «дал своё согласие» на смещении игумении Людмилы. Обитель приняла 53 насельницы из разгромленного Кременецкого монастыря и ещё 50 – из Дерманского. Всего 179 монахинь оказались как в осаждённой крепости. Милиция отобрала у них монастырские парники, пасеку, сарай, огород в 2,5 гектара (д. 454, л. 32).
    Игумению Людмилу шантажировали местный прокурор, начальник милиции и глава райисполкома, вломившись к ней 22 октября 1962 г., когда она лежала с тяжёлым воспалением лёгких (л. 78). Но Патриарх Алексий I (Симанский) встал на её защиту, отбив все атаки. Спустя восемь лет в некрологе на игумению Людмилу верно сказали: «Его Святейшество был не только духовным наставником монастыря, но и попечителем» («ЖМП», 1970, № 8, с.33).
    Налёты на Почаевскую лавру и Корецкий монастырь в один день - 22 октября 1962 г. – вряд ли совпадение. Как известно, в 1955 г. Хрущёв реабилитировал бандеровцев-униатов. Униатов всегда направлял орден иезуитов. У них свой календарь, отличный от общекатолического. И день 22 октября для иезуитов очень важен: «22 октября 1552 г. Утверждение папой Юлием III «Привилегий» Ордена» (www.sjweb.info/jesuits/chron_show.cfm).
    Вполне вероятно, что многие хрущёвцы-западенцы вели двойную жизнь: официально они - «строители коммунизма к 1980 году», а тайно – пособники Рима. Все же помнят, как многие активисты КПСС на Западе Украины уже в конце «перестройки» сколачивали «Рух», силой «возвращали храмы» униатам.
    Над русским духовенством Хрущёв просто издевался. Известно его публичное обещание показать по телевидению последнего русского попа (не ксёндза). Зная установки «самого», в мужской Жировицкий монастырь вселили монахинь из разгромленных Полоцкого и Гродненского монастырей. Патриарх протестовал - это противоречит 20-му правилу 7-го Вселенского Собора (д. 530, л. 24).
    Нас уверяют, что Хрущёв закрепил «примат права», был «добрым диктатором». На самом деле неприкосновенность личности и частной жизни при Хрущёве не стоила ничего. Даже у маршала Жукова в его отсутствие КГБ провело обыск, выясняя, что он написал в мемуарах о Великой Отечественной войне. Обыск был санкционирован Хрущёвым, а докладную записку 27 мая 1963 г. ему направил тогдашний председатель КГБ. 7 июня 1963 г. на заседании Президиума ЦК Хрущёв настоял: «… вызвать в ЦК Жукова Г.К. и предупредить (что он ведет не те разговоры. – М.Ж.). Если не поймёт, тогда исключить из партии и арестовать». Маршал Жуков писал своей жене 19 октября 1963 г.: «… по заданию грозного Хруща вызывали меня и грозили спустить в преисподнюю» (М.Г.Жукова. Маршал Жуков – мой отец, с.141-142).
    По подтасованным «уликам» был арестован в апреле 1960 г. архиепископ Казанский и Марийский Иов (Кресович) (+1977), обвинённый в неуплате налогов с представительских сумм, выдававшихся Патриархией с ведома властей. Хотя его родственники выплатили всю сумму начисленных штрафов, Иов был посажен в тюрьму. Единственная «вина» Владыки Иова – борьба с закрытием храмов в епархии. Когда Иов вышел на свободу, Патриарх Алексий I (Симанский) 23 октября 1967 г. дал ему Уфимскую кафедру.
    Многое о тех временах могли бы сказать дневники митрополита Иоанна (Снычева) за 1961-1974 гг., но они «изданы» в 1998 г. петербургским издательством «Царское дело» с гигантскими купюрами. Пропущены месяцы, даже годы. Избранные отрывки включены в книгу «Пою Богу моему».
    Обратим внимание на запись в дневнике за 2 июля 1962 г. Некто заявил митрополиту Мануилу (Лемешевскому), что о нём и о тогдашнем игумене Иоанне (Снычеве) известно всё – от переписки до перечня лиц, приезжающих в гости. «У нас, - заявило незнакомое лицо, - достаточно материала, чтобы вас обоих обвинить в антисоветчине и создать всероссийский судебный процесс над вами…». Деликатно намекал на покой, в том случае, если он (Владыка) не может с ними ладить. – «Что ж, вы возвращаетесь к бериевщине, - ответил Владыка, - хотите применить меры физического воздействия к 80-летнему старику? Пожалуйста, но только я вины за собой против советской власти не чувствую» (с. 359).
    К сожалению, из-за цензуры издательства «Царское дело», невозможно понять, кем был этот «некто» и почему он знал о высказываниях Владыки Мануила (Лемешевского) в Москве, «в беседе с двумя епископами», в 1961 г. Ясно, что «некто» – не местный уполномоченный, тот назван в дневнике не раз по своей должности и однажды даже по фамилии – Агафонов С.М. (с. 355). Видимо, «некто» – это соглядатай, имевший прямую связь с верхами в Москве.
    26 октября 1963 г. «некто Н.» советовал Владыке Мануилу (Лемешевскому) ехать в Москву «после ноябрьских праздников» к Патриарху и заговорить о хиротонии отца Иоанна (Снычева) во епископы (с. 375).
    Позже мы увидим, что это была ловушка. Параллельное существование грубоватого уполномоченного и любезно-неусыпного «некто» заставляет предположить, что Хрущёв не доверял аппарату Совета по делам Русской Православной Церкви, расставляя и своих личных лазутчиков в наиболее «опасных» для него епархиях.
    Руководство Совета использовалось для лобовых атак. Например, 9-10 июня 1961 г. Фуров, чиновник Совета, и заместитель уполномоченного по Украине Гладаревский нагрянули в Успенский монастырь в Одессе, где отдыхал Патриарх Алексий I (Симанский).
    Фуров и Гладаревский потребовали от Патриарха Алексия I (Симанского) согласиться на закрытие четырёх монастырей и перемещение Одесской Духовной Семинарии на окраину города. Кроме того - увольнение «таких одиозных фигур» (д. 309, л. 17), как епископ Новосибирский Донат (Щёголев) (+1979), архиепископ Винницкий Симон (Ивановский) (+1966), архиепископ Черниговский Андрей (Сухенко) (+1973) и наместник Почаевской Лавры игумен Севастиан (Пилипчук) (+1992).
   
(Окончание следует)
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 73101

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #16 : 16 Апреля 2010, 13:14:23 »

(Окончание)

И одновременно – повысить 32-летнего Никодима (Ротова) из епископов в архиепископы. Против этого категорически возражал верный секретарь Патриарха – Даниил Андреевич Остапов: «Это будет беспрецедентный случай в Русской Православной Церкви; Никодим ещё молод, и в таком возрасте архиепископов ещё не было; Никодиму звание епископа присвоено совсем недавно, и давать ему архиепископа ещё рано». На все возражения нами /Фуровым и Гладаревским/ был дан соответствующий ответ» (д. 309, л. 15).
    Остапов «… вмешивается в дело подбора кадров, выдвигая каждый раз наиболее реакционных представителей духовенства…, стремится окружить патриарха мракобесами и помешать продвижению людей, лояльных к мероприятиям государства. Остапов всячески поддерживает политически сомнительных лиц (Симон, Андрей, настоятель Почаевской Лавры Севастиан и др.)… » (л. 16).
    Эти характеристики религиеведы обычно опускают, иначе обнаружится, что мнимый «борец за сохранение Церкви в нелёгкие годы гонений» - Никодим (Ротов) – был лишь «лояльным» лицом к этим самым гонениям.
    Остапову пригрозили расправой - вызвать в Совет и «строго предупредить» со «всеми вытекающими из этого последствиями и выводами, которые сочтёт нужным сделать Совет» (л. 17). Тогда эти слова значили много – снять с работы, даже арестовать.
    Итогом ультимативного нажима на Патриарха Алексия I (Симанского) и его секретаря Д.А.Остапова стало немедленное производство Никодима (Ротова) в архиепископы уже 10 июня 1961 г. Эту дату признают и восторженные биографы Никодима (Ротова) в книге «Человек Церкви», только они не цитируют документов ГАРФ, и связь с Хрущёвым исчезает.
    Патриарх Алексий I (Симанский), согласившись на закрытие четырёх монастырей и перевод Одесской семинарии, не принял все пункты ультиматума. Он лишь «согласился с нашим /Совета/ мнением о новосибирском еп. Донате» (д. 309, л. 12).
    Донат (Щёголев), ветеран Великой Отечественной войны, занимал новосибирскую кафедру с 8 сентября 1958 г. по 5 мая 1961 г., когда был перемещён в Кострому. 5 июля 1961 г. Донат был уволен за штат. Но 25 ноября 1965 г., через год после падения Хрущёва, Патриарх Алексий I (Симанский) вернул Доната, дав ему Калужскую и Боровскую епархию. А Патриарх Пимен (Извеков) возвёл в 1971 г. Доната в архиепископы.
    Симон (Ивановский), архиепископ Винницкий и Брацлавский с 17 октября 1955 г., был 14 августа 1961 г. уволен на покой. Патриарх Алексий I (Симанский) весной 1964 г. пытался дать ему кафедру, но хрущёвцы воспротивились (д. 530, лл. 9-10 об.).
    В июне 1961 г. Патриарх Алексий I отстоял Андрея (Сухенко) Черниговского и отца Севастиана из Почаева. Однако вскоре, по «узаконенному» навету, у архиепископа Андрея (Сухенко) устроили обыск. Патриарх тут же написал 2 сентября 1961 г. Куроедову, председателю Совета по делам Русской Православной Церкви: «Сейчас получил прошение арх. Андрея Черниговского… В чём дело – он не пишет, а между тем, по его словам, ему угрожает арест… Освобождать его от управления Епархиями (Черниговской и Сумской) пока не вижу оснований, тем более, что с назначением туда нового архиерея связано ожидание рекомендации уполном.
    Архиепископ Андрей почему-то перечисляет вещи у него изъятые, а в чём заключается инкриминируемое ему «уголовное» преступление – не пишет. Очень прошу Вашего вмешательства в это дело. Сердечно уважающий Вас П.Алексий» (д. 309, л. 22).
    Записка от руки – так Патриарх поступал всегда, когда считал вопрос срочным и особо важным. О личном вмешательстве Патриарха умалчивает «Православная энциклопедия» («ПЭ», т. 2, с. 361) в поверхностной статье о Владыке Андрее. Статья подписана инициалами «С.Л.К».
    Со 2 октября 1961 г. Владыка Андрей формально числился пребывающим на покое. Так в «либеральное» хрущёвское время назывался арест по сфабрикованному обвинению и лагерь. В лагере над архиепископом Андреем издевались, что позднее привело к нервному расстройству. «ПЭ» излагает иначе: «В заключении здоровье А. было подорвано…». Неясно, когда Андрей (Сухенко) вышел на свободу, но Патриарх дал ему Омскую и Тюменскую кафедру 16 декабря 1969 г.
    Архимандрита Севастиана (Пилипчука), наместника Почаевской Лавры, в 1962 г. перевели в Псково-Печерский монастырь, а в 1966 г. – в Свято-Успенский мужской монастырь Одессы, где Патриарх Алексий I (Симанский) проводил отпуск. При Патриархе Пимене (Извекове) в 1977 г. Севастиана рукоположили во епископа Кировоградского и Николаевского. Но в «перестроечном» 1989 г. кто-то добился увольнения Севастиана на покой.
    Религиеведы и «катакомбники» клевещут на Патриарха Алексия I (Симанского): молчал-де, не заступался. Сто раз прочтут открытые документы ГАРФ, как Патриарх протестовал и защищал гонимых, но «омерта» (omerta – по-итальянски: «закон молчания», «круговая порука») требует тишины.
    Почему бы им не рассказать, как при «дорогом Никите Сергеевиче» было организовано покушение на Патриарха Алексия I (Симанского)? А ведь об этом – ни слова. Формально на Патриарха напал «одиночка». Но не секрет, что при постоянном сыске и оцеплении храмов силами КГБ и МВД, никакой «одиночка» не смог бы подойти к Патриарху во время богослужения. Руководство КГБ и МВД не решилось бы предпринять подобное на свой страх и риск.
    1 апреля 1961 г., за всенощной во время праздника Вербного Воскресенья, в Богоявленском кафедральном соборе в 8 часов 35 минут вечера произошло покушение на Патриарха Алексия. Сам Патриарх в записке Куроедову от 3 апреля описывал это так: «… во время моего возвращения в алтарь, на ступенях к алтарю произошло нападение на меня неизвестного злоумышленника, который с диким криком «ах, Патриарх» бросился на меня с поднятыми руками, чтобы нанести мне удар, но лишь благодаря тому, что в моей левой руке был высокий посох, удар был нанесен не в голову, а в плечо» (д. 309, лл. 6 – 6 об.).
    Нападавшего доставили в 92-е отделение милиции. Он назвался И.Н. Таршиловым, о чём был составлен протокол.
    Далее Патриарх писал: «Этот беспрецедентный случай произошёл на глазах у верующих в переполненном соборе, вызвал шум, тревогу и впоследствии породил возмущение и всевозможные толки со стороны верующих» (д. 309, лл. 6-6 об.).
    Злоумышленника «не было никакой возможности вывести через двери храма», пришлось его выводить «через алтарь». Почему? Московский уполномоченный Трушин постоянно вредил православным. Накануне он обзвонил всех настоятелей московских храмов и запретил им продавать свечи, освещать пасхи и куличи у храмов. Так Трушин намеренно создал все условия для давки и смятения.
    О том, что это не было «случайностью», говорит не только обстановка тех лет, но и тот факт, что Патриарх не получил вообще никакого ответа на свою записку ни от Куроедова, ни от его подчинённых. Сам Куроедов был «ознакомлен» с запиской Патриарха почему-то только «в конце апреля 1961 года», хотя вся Москва давно всё знала и обсуждала.
    При встрече 18 апреля Куроедов и его подчинённые не выразили Патриарху даже показного возмущения покушением на его жизнь и продолжали навязывать изменение порядка управления храмами и епархиями. Духовенство должно было стать, как они говорили, «наёмным персоналом», а все финансово-хозяйственные дела перейти к «исполнительным органам общин» (так называемым «двадцаткам» и старостам) (д. 309, лл. 7-8).
    Власть навязала однодневный Архиерейский Собор 18 июля 1961 г., где всё, ей нужное, было проштамповано, в том числе и вступление Московской Патриархии во Всемирный Совет Церквей.
    Копию письма Патриарха, где он описал покушение на его жизнь, 12 мая 1961 г. переслали в московскую городскую прокуратуру.
    Надо восхититься мужеству и выдержке Алексия I (Симанского), умевшего хладнокровно вести переговоры с либерально-разбойным хрущёвским режимом, да ещё и в 84 года отбить посохом нападение молодчика в кафедральном соборе.
    Митрополит Питирим (Нечаев) вспоминал: «После войны он /Патриарх/ долго ездил на «Победе»… Ещё у него был ЗИС-110, который шёл как корабль – плавно, мягко. Ездить на высокой скорости он не любил. Обычно ездили со скоростью 85-95 километров. Бывало, чуть шофёр прибавит газ, так что зашкалит за сто, он стучит ему в стекло: «Георгий Харитонович, вам что, так велели?». Шофёр извинялся, а Патриарх прибавлял: «Ну, а если бы мы, как до революции архиерею полагалось, ездили на шестёрке лошадей, то неужели гоняли бы во весь опор, как пожарные?» («Русь Уходящая». СПб., 2007, с. 152).
    Подробности красноречивы. Патриарх Алексий I (Симанский) предпочитал легковую машину марки «Победа». За название и надёжность: «Победы» редко ломались, водитель мог резко затормозить, не вылетев в кювет. Поэтому «Победы» ездили по нашим дорогам и в 1970-х гг. ЗИС-110 – машина правительственная, такой же пользовался сам Хрущёв.
    Прикреплённый водитель ЗИС-110 не сам решался на опасный трюк - гнать «во весь опор». Патриарх, зная это, тотчас задавал вопрос в лоб. Подстроить «несчастный случай» на дороге водитель мог, но «подставить» своё начальство – никогда. Не будь Патриарх всегда внимателен, его патриаршество кончилось бы гораздо раньше – к радости хрущёвцев. Патриарх помнил, как «случайно» умер митрополит Николай (Ярушевич) (см. фото).
    У. Флетчер в своей книге «Николай. Портрет дилеммы» (Лондон – Нью-Йорк, 1968) отмечает: в московской больнице в конце 1961 г. митрополит Николай «содержался в абсолютной изоляции». Его тело «… было отдано с полным безразличием, если не с презрением, в морг. Почти немедленно возникли слухи об убийстве, и эти слухи продолжают существовать и на Западе и в России». Для многих верующих его смерть «была смертью мученика», - вынужден признать Флетчер (с. 201, 202).
    Греческий журналист Н.Василиадис приводит сходные данные. Митрополит Николай в ноябре 1961 г. был полон сил и энергии, встречался со многими, но внезапно заболел. Окружение Владыки не знало причины его болезни. В больнице имени Боткина Владыка Николай находился в строгой изоляции – без посещений родными и духовенством: «Совершенно очевидно, что митрополит Николай был умерщвлён биохимическими препаратами, способом коварным и подлым…» («Сумерки марксизма». Афины, 6-е изд., 1986, с. 381-382).
   

Н.СЕЛИЩЕВ,
   член Русского Исторического Общества


http://www.rv.ru/content.php3?id=8437
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 73101

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #17 : 10 Мая 2010, 06:33:39 »

ХРУЩЁВ И ЕГО ЦЕРКОВНАЯ ПОЛИТИКА (часть 3)

Диктатура Хрущёва не сдерживалась ни нравственными, ни юридическими рамками. И Патриархия, казалось бы, явно проигрывала «молодым, да ранним шестидесятникам», число которых в епископате множилось.
    Но и тут Патриарх Алексий I не сдавался. Ему удалось, например, после неоднократных отказов властей, провести в 1961 г. в епископы 62-летнего игумена Кассиана (Ярославского), сына русского дореволюционного священника. Владыка Кассиан (+1990), стойкий и деятельный поборник старины, был уволен с Костромской кафедры в разгар «перестройки» в 1988 г., формально - по «собственному» желанию.


Архиепископ Климент (Перестюк) – при Хрущёве - нежелателен

Патриархия добивалась хиротонии Климента (Перестюка), русского крестьянина, белоэмигранта-патриота, в 1962 г. – благочинного церквей Приморского округа, настоятеля Свято-Покровской церкви в Уссурийске. В 1931 – 1945 гг. отец Климент служил в Харбине, в 1941-1945 гг. преподавал в Харбинской Духовной Семинарии под руководством знаменитого митрополита Нестора (Анисимова) (+1962). В 1951 г. был возведён в сан архимандрита архиепископом Китайским и Пекинским Виктором (Святиным) (+1966), Экзархом Восточной Азии (ГАРФ, ф. 6991, оп. 2, д. 454, л. 59).
    25 января 1948 г. Владыка Нестор (Анисимов), тогдашний Патриарший Экзарх Восточной Азии, сообщал: «В городе Харбине существует католический лицей Св. Николая, в котором под видом «благотворительности» воспитываются наши советские дети, с безусловно враждебным по отношению к СССР влиянием».
    По указу Патриарха Алексия I и Св. Синода от 17 января 1946 г., «в противовес этому католическому лицею» митрополит Нестор открыл православное учебное заведение – лицей Св. Александра Невского (д. 66, л. 4).
    Уже в 1925-1926 гг. Рим учредил миссию с прицелом на Владивосток и Сибирь. В 1928 г. в Харбине была открыта епархия «восточного обряда» и «лицей Св. Николая». Верховодил «… апостолический администратор, по внешнему виду православный архимандрит, Фабиан Абрантович». С 1931 г. в Харбине издавались католическая газета и брошюры на русском языке. Миссией в Шанхае руководили иезуиты: словаки и англичане. Ордена урсулинок и францисканок открыли свои школы для русских девочек, русский мужской лицей «Св. Николая» подчинялся ордену марианов. Часть предметов преподавалась на английском, часть – на русском языке. Но все получали приказы из иезуитской школы «Руссикум» в Риме. Русское духовенство в Харбине решительно боролось с папской миссией Абрантовича (К.Н.Николаев. Экспансия Рима в Россию. Восточный обряд. Рим – Польша – Россия. Париж, 1950; М., 2005, с. 130-133, 149, 159, 168-170).
    Харбин и Шанхай были захвачены японцами. Налицо сговор между японской военной разведкой и миссиями «восточного обряда» в Харбине и Шанхае. Это часть фашистской «оси» Германии, Италии и Японии.
    Советские войска начали 9 августа 1945 г. войну против Японии и быстро разгромили её. Уже 19 августа, в воскресенье, в Харбинском кафедральном соборе и на прилегающих к нему площадях при стечении тысяч белоэмигрантов состоялся благодарственный молебен по случаю освобождения города советскими войсками от японской оккупации («Финал». М., 2-е изд., 1969, с. 304).
    Неудивительно, что Климент (Перестюк), харбинец, много знавший о папской подрывной деятельности, скрытой под русской и церковно-славянской личиной, оказался для Хрущёва нежелательным лицом.
    Только спустя два года после смещения Хрущёва, 62-летний Климент (Перестюк) был рукоположен в октябре 1966 г. во епископа Екатеринбургского и Курганского. Хиротонию возглавили Патриарх Алексий I и митрополит Крутицкий и Коломенский Пимен (Извеков). В 1977 г. уже Патриарх Пимен (Извеков) возвёл Климента (+1986) в архиепископы.
    Патриарх Алексий I (Симанский) и митрополит Николай (Ярушевич) отстояли Св. Луку (Войно-Ясенецкого), когда хрущёвцы потребовали его сместить в 1959 г. Патриарх, зная, с кем имеет дело, придал своему условному согласию такую схоластическую форму, что загнал хрущёвцев в тупик (д. 255, л. 54). И Св. Лука умер правящим архиереем (+1961).


Архиепископ Ермоген (Голубев) – борец с хрущёвской диктатурой

Хрущёвцы изгнали с кафедры в Ташкенте архиепископа Ермогена (Голубева). Патриарх настойчиво добивался для него новой епархии и поддержал в 1962 г. его письмо-протест Хрущёву (д. 284, л. 20; д. 454, лл. 8-9, 11-12, 14-28).
    В 1962 г. Ермоген получил кафедру в Омске, в 1963 г. – в Калуге.
    Гонения на русских православных сочетались у Хрущёва с подлинной «оттепелью» к врагам СССР. Хрущёв настоял и на издании указов Президиума Верховного Совета СССР от 13 и 23 декабря 1956 г. о досрочном освобождении японских военнопленных, отбывавших срок за военные и уголовные преступления.
    Генерал Ямада, осужденный при Сталине за военные преступления на 25 лет, был отпущен в Японию ещё в феврале 1956 г. («ВИЖ», 1991, № 4, с. 71, 72). Ямада утвердил планы применения бактериологического оружия против СССР – распылением с самолётов и с помощью отрядов диверсантов. Ему подчинялись концлагеря, известные как «отряд 731» и «отряд 100». В концлагерях японцы проводили фашистские опыты на живых людях, которых цинично называли «брёвнами». Это делалось с согласия «императора» Японии. Среди жертв были и русские, жившие в Харбине (см.: «Чума от дьявола»// «Завтра», 2002, № 26, с.7).
    Лишь двенадцать преступников из «отряда 731» были осуждены советским судом в Хабаровске в 1949 г., а остальные, став работать на Пентагон, избежали наказания или сделали карьеру в японском здравоохранении (см. перевод статьи Ф.Понса из французской газеты «Монд» в «За рубежом», 1997, № 11, с. 10).
    Чудовищные планы Ямады, командующего японской Квантунской армией, не были осуществлены, как он признал на процессе в Хабаровске, - из-за стремительного, с 9 августа 1945 г., прорыва наших войск в глубь Манчжурии и Китая («Финал». М., 2-е изд., 1969, с. 76, 305-312).
    Как нужно ненавидеть Россию, чтобы Ямаду выпустить на свободу? Хрущёв вёл переговоры с премьер-министром Японии Хатоямой. Итогом стала декларация 19 октября 1956 г. Её подписал Хатояма. От СССР - Председатель Совета Министров Н.Булганин и министр иностранных дел Д.Шепилов – оба держались хрущёвской линии, лавировали да не вылавировали (уволены в 1958 и 1957 гг.). Маршал Г.К.Жуков считал: «Н.А.Булганин очень плохо знал военное дело и, конечно, не смыслил в оперативно-стратегических вопросах» («Воспоминания и размышления». 11-е изд., М., 1992, т. 3, с. 364).
    «Учитывая интересы японского государства», Хрущёв, Булганин и Шепилов обещали отдать японцам часть Курильских островов и отказались от репараций с Японии. Сталин держал Японию вне ООН. Хрущёв позволил Японии в декабре 1956 г. стать членом ООН. Японцы «отблагодарили» СССР, начав перевооружение с помощью США.
    Декларация 1956 г. ничтожна, как противоречащая акту о безоговорочной капитуляции Японии 3 сентября 1945 г. Хрущёв облегчил Японии притязания на наши земли – вплоть до нынешней эпохи, когда премьер-министром в Токио стал внук того самого премьер-министра Хатоямы. В 1930-х гг. тот восторгался Гитлером, за что после войны американцы на время отстранили Хатояму от политики.
    Не надо думать, что «экзотичное», японское, направление хрущёвской политики – какая-то заумь. Нет, всё было тщательно продумано. Япония была и остаётся в тесном военно-финансовом союзе с США. Католические, в том числе и иезуитские миссии в Японии имеют давнюю историю, уживаясь с местным язычеством. И хрущёвский разворот «на восток», к Японии, был частью его заискивания перед Западом и Ватиканом.
    Жестокость «либерального» хрущёвского режима устраивала Запад, если она была направлена против Православия, а не против «гениев» авангарда. Западные газеты перепечатывали из хрущёвских газет пасквили, затрагивающие Православную Церковь. В августе 1959 г. так поступила крупная парижская «Либерасьон» с кричащими заголовками.
    Митрополит Николай (Ярушевич) тогда, за два года до гибели, обратил на это внимание правительственного Совета по делам Русской Православной Церкви (д. 255, л. 70). А 4 мая 1960 г. уже Патриарх Алексий I просил председателя Совета Куроедова «… оказать содействие в упорядочении посещений иностранцами Троице-Сергиевой лавры… За последнее время стали часто посещать Лавру отдельные лица из американского посольства и ведут себя вызывающе, фотографируют наиболее неприглядные места и т. д.» (д. 284, л. 16).
    Произвол принял чудовищные размеры. Например, в одном из городов на Украине молодчики внесли обнажённую девицу в храм, пыталась пронести её в алтарь, но верующие их поколотили. Об этом омерзительном случае митрополит Николай успел в июле 1960 г. сказать архиепископу Василию (Кривошеину). По всей стране на Пасху «прокатилась волна грубейших и безобразнейших антирелигиозных демонстраций» («Две встречи», с. 67).
    Вероятно, для налётов на храмы использовали реабилитированных униатов-бандеровцев и прочих уголовников. Одним из московских заместителей Хрущёва, секретарём ЦК и членом Президиума ЦК в 1957-1960 гг., был Кириченко. Раньше, при разгуле бандитизма в Одессе сразу после войны, Кириченко жил там неплохо. Маршал Жуков, назначенный в 1946 г. командующим Одесским военным округом, как известно, перестрелял местную «братву» быстро и без суда, подготовив операцию в полной тайне. Бучин, водитель Жукова, вспоминал: «Маршал уклонился от контактов с первым секретарём Одесского обкома партии, вельможным, разжиревшим партийным бонзой А.И.Кириченко» («170000 километров с Г.К.Жуковым». М., 1994, с.151).
    Акты вандализма в СССР при Хрущёве напоминают выходки французских масонов-революционеров в конце XVIII века. Тогда процессия из молодых женщин внесла опереточную певицу, объявленную «богиней Разума», в алтарь собора Парижской Богоматери. Знали ли хрущёвцы об «опыте» Робеспьера и Дантона? Разумеется.
    Так, в 1962 г. Лениздат выпустил 100-тысячным тиражом книжку Селешникова «История календаря и его предстоящая реформа». Восхваление антихристианского календаря и летоисчисления французских революционеров, разглагольствования о «вреде» празднования Св. Пасхи, похвалы американским поборникам «всемирного календаря» во главе с Э.Ахелис, – вот темы книжки. В июле 1954 и мае 1956 г. сессии Экономического и Социального Совета ООН одобрили «всемирный календарь», который намеревались ввести с 1 января 1961 г. На это дали согласие правительства Индии, Франции, Югославии, ОАР и СССР (с. 66, 90-99, 110-117, 120).
    В Югославии правил «неприсоединившийся коммунист» диктатор Тито, в Индии – загадочный Неру, в ОАР (Египте и Сирии) – магометанин Насер. Во Франции – финансист П.Мендес-Франс, позже - социалист Г.Молле. Как видим, все они и Хрущёв прекрасно договорились. Вероятно, их объединяло нечто помимо официальных биографий.
    Так же и союз Хрущёва с Ватиканом, который религиеведы объясняют просто: шла «холодная война», а в Италии у власти в 1955-1962 гг. был левый католик - президент Джованни Гронки. Чтобы снизить напряжённость, надо было дружить с Гронки, политиками «левого центра» и папой-реалистом Иоанном XXIII.
    Однако Иоанн XXIII, как мы видели, был такой же фашист, как и его предшественник Пий XII (1939-1958), с которым Хрущёв тоже имел связи, как мы уже упоминали. Доказательства? Карпов, председатель правительственного Совета по делам Русской Православной Церкви, передал 17 января 1958 г. Патриарху Алексию I … текст рождественского послания папы Пия XII (д. 227, л. 8 ).
    А ведь по официальной версии религиеведов, у Хрущёва с Ватиканом тогда не было никаких контактов. Позже, при папе Иоанне XXIII, избранном в октябре 1958 г., якобы началась «оттепель», растопившая льды «холодной войны». Однако, как видим, Хрущёву для дружбы с папой вовсе не нужно было, чтобы папа играл в «миролюбие». Ведь Пий XII с его высокомерным фанатизмом и тяге к мистической экзальтации вообще не представлял, что такое дипломатия. Марширующие колонны чернорубашечников и эсесовцев были понятнее Пию XII, в отличие от сложных, но давно опробованных в Ватикане, игр в «сближение с Россией». Этим занялся Иоанн XXIII, но и тут он вовсе не новатор. Он делал примерно то же, что и хитрый папа Лев XIII (1878-1903) полвека раньше. Только Лев XIII боялся сильной царской России, а Иоанну XXIII бояться было некого: чего ни пожелай – Хрущёв согласен. Театральные приёмы Иоанна XXIII помогали Хрущёву в немалой степени скрывать свои планы унии с Римом.
    Президент Гронки, пышно принятый Хрущёвым в Москве в феврале 1960 г., игрок в левизну, «посвящённый», но не главный. Именно при нём масонство США настояло, чтобы итальянское государство отказалось от дворца на римской улице Джустиниани и вернуло его масонской ложе «Великий Восток Италии», установив для масонов ничтожную арендную плату. Правда, в Италии было сразу два масонских центра, соперничавших друг с другом, – ложа «Алам» и «Великий Восток».
    Их надо было объединить, укрепляя единую Европу и НАТО. Для выполнения этих задач Гронки провёл в премьер-министры своего друга Тамброни, чей давний приятель, князь-сицилиец, возглавлял ложу «Алам». Правительство Тамброни получило вотум доверия в марте 1960 г. в парламенте только с помощью фракции неофашистов, тогда называвших себя «итальянским социальным движением».
    Тамброни приказал полиции вести себя жёстче с демонстрантами. Стычки переросли в драки. Тем временем в начале июля 1960 г., в тишине, были, наконец, подписаны все необходимые масонам документы. Как только дело было сделано, Тамброни попросили уйти. А президент Гронки и сенаторы велели военной полиции (карабинерам) вернуться в казармы. Дымовая завеса уже была не нужна. Тамброни на посту премьер-министра сменил хамелеон-долгожитель Фанфани. Что здесь «левого», и неужели Хрущёв об этом не знал?
    
(Окончание следует)
« Последнее редактирование: 10 Мая 2010, 06:36:06 от Александр Васильевич » Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 73101

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #18 : 10 Мая 2010, 06:34:47 »

(Окончание)

Американский сенатор Хэмфри после встречи с Хрущёвым в 1958 г. был поражён его осведомленностью в деталях политической жизни даже в отдельных американских штатах. Советская разведка докладывала Хрущёву о тайных письмах президента США Эйзенхауэра главам других государств (Таубман, с. 443, 470).
    Поэтому вероятно, что закулисную сторону итальянской жизни Хрущёв знал хорошо и крепил «братские» связи. Его выдвиженец Никодим (Ротов) выступил против обсуждения темы масонства на Первом Всеправославном совещании на острове Родос, в Греции, осенью 1961 г.
    Архиепископ Брюссельский и Бельгийский Василий (Кривошеин), принадлежавший к Московской Патриархии, вспоминал о Никодиме: «Однако он недостаточно знал по-гречески; болтать на простые житейские темы он научился в свою бытность в Иерусалиме, но вести богословский разговор или понимать богословский доклад он был не в состоянии (это он сам признавал)». Сопровождавший его переводчик знал «только английский язык и почти не был знаком с богословскими терминами». Вот почему Никодим, успевший настроить многих против Владыки Василия, всё-таки был вынужден обращаться за помощью как раз к нему, прекрасно знавшему греческий язык. Так Василий (Кривошеин) оказался в гуще никодимовой дипломатии.
    Сначала Никодим добился снятия вопроса о борьбе с… атеизмом. «И вопрос об атеизме был просто вычеркнут из программы, без всякого обсуждения на пленарных заседаниях» (Архиепископ Василий (Кривошеин). Две встречи. СПб., 2003, с.129-135). Это подтверждается и данными ГАРФ (д. 435, л. 168).
    Далее Владыка Василий пишет: «Что же касается масонства – «то его в современной России нет, оно нам неизвестно, масонство существует только на Западе, следовательно, это вопрос не общеправославного интереса, а только местного, и потому его не следует помещать в программу общеправославного Собора». Так убеждал архиепископ Никодим, и его послушались» (с.135).
    Никодима «больше интересовали церковно-практические вопросы», а не «чисто богословские». Когда совещание завершилось, помощник Никодима, некто Варламов, сказал, как надо провести пресс-конференцию: «Мы предложим слушателям, - говорил он нам громко и не стесняясь, - побольше бутербродов с икрой, затем водки, тоже побольше, и когда хорошенько нажрутся и напьются, тогда и начнём говорить. Так они лучше воспримут…» («Две встречи», с.136).
    Пионеры экуменизма сразу отреклись от «старого мира» вежливости и сдержанности, образования и церковной публицистики. Кстати говоря, именно Патриарх Алексий I и митрополит Николай (Ярушевич) осуждали масонство в «ЖМП» в сталинские послевоенные годы.
    Например, в № 2 за 1950 г. была напечатана большая статья «Будем вместе бороться с опасностью». Автор статьи, богослов С.Троицкий, призывал к греко-славянскому единству, защите Православия от чуждых влияний. Отрицательно оценивал известного обновленца Константинопольского Патриарха Мелетия IV Метаксакиса, начавшего эру экуменизма в 1923 г. Мелетий, будучи ещё митрополитом на Кипре, «вступил 15 марта 1910 г. в Константинополе в масонскую ложу «Гармония», о чем по поводу его смерти (+27/VII 1935 г.) писал масонский журнал «Pythagore-Equerre» (т. IV, ч. 7-8, 1935 г.). Этим объясняется многое в его дальнейшей деятельности» (с. 37).
    «ЖМП» далее писал: «Несомненно, будущий историк Православной Церкви должен будет признать конгресс 1923 г. в Константинополе самым печальным событием её жизни в ХХ веке. Организованный и возглавляемый масоном, Патриархом Константинопольским Мелетием IV, конгресс самозвано и незаконно назвал себя всеправославным, ибо, во-первых, Русская Церковь, включающая в себя три четверти православного мира, не имела на нём ни одного своего полномочного представителя, а три восточных Патриарха не только отказались участвовать в нём, но и вынесли ему суровый и справедливый приговор; а во-вторых, потому, что самые его постановления носили неправославный характер и, по выражению Александрийского Патриарха Фотия, «пахли ересью и схизмой» (с. 46).
    «ЖМП» упоминал и тесные связи Мелетия IV с неоднократным премьер-министром Греции Венизелосом. Венизелос - «свободомыслящий» политик, разрушивший греческое национальное единство. Для Патриарха Алексия I и его окружения все эти имена, события, подробности были живой историей ХХ века, для людей типа Никодима - пустым звуком.
    Василий (Кривошеин) приводит характерный пример из работы уже Третьего Всеправославного Совещания на Родосе в ноябре 1964 г.: «Вспоминаю, как на Родосе мы познакомились с одним греческим политическим деятелем, убеждённым демократом, высказывавшим нам свои, думаю, искренне русофильские (но отнюдь не советофильские) чувства. Он открыто громил коммунизм, называя его варварскою и тираническою системой. Митрополит Никодим слушал молча и никогда не возражал. Как-то этот господин стал рассказывать о Венизелосе (премьер-министр Греции /годы жизни/ 1864-1936 гг.) и о его столкновениях с королём Константином. И вдруг митрополит Никодим спросил меня: «А кто такой был Венизелос?». Оказывается, он никогда не слыхал ни о Венизелосе, ни о Константине. Я был поражён таким пробелом, результатом односторонности советского воспитания и изоляции живущих там людей от внешнего мира» («Две встречи», с.175).
    Как видим, Патриарх Алексий I, изображаемый на Западе «советским», отнюдь не жил в «изоляции». Его стремление отгородиться от экуменизма - не от незнания, а, напротив, от превосходной осведомлённости.
    Никодим же подходил ко всему делячески, не вникая в подробности: «Митрополит Никодим был очарован папским и ватиканским приёмом. «Вот это действительно братский приём. Не то, что греки! Те тоже хорошо принимают, но всегда с какой-то задней мыслью, с лукавством. А эти от всей души», - рассказывал он мне впоследствии… Его знание католицизма было тоже, скорее дипломатически-экуменическим, чем богословским или духовным. Так, он знал имена большинства кардиналов, знал имена некоторых видных богословов, но работ их при этом не читал. «У меня нет совсем времени что-либо читать», - как-то со смущением признался он мне» («Две встречи», с.210-211).
    Показательная черта Никодима. Ему казалось, что у греков «всегда» какая-то «задняя мысль», в отличие от «действительно братского приёма» итальянцев. Известно, кто греков всегда не любит, и кого греки не любят сами. Греческая наблюдательность, воспитанная веками тяга подмечать тонкости – неизбежно ставят в неловкое положение тех, кто предпочитает «просто отдохнуть». Такие поверхностные умы даже не могут сказать, в чём дело, что у греков «не так».
    Однако Василий (Кривошеин), написавший немало критичного о Никодиме, не был его врагом и сторонником Патриарха Алексия I. Патриарх не любил Василия, как и Василий – Патриарха. Очевидно, Василий был для Патриарха Алексия I слишком «западным», с многослойными связями. Так или иначе, Патриарх однажды, по воспоминанию митрополита Питирима, назвал Василия «капустой брюссельской» («Русь Уходящая», с. 287). Тем более интересны свидетельства Василия о тайной дипломатии хрущёвских лет.
    Василий знал кардинала Тиссерана, выходца из Франции, одно время – главу кардиналов в Риме. Тиссеран пытался стать папой дважды: в 1939 и 1958 гг.
    Через С. Большакова, эмигранта «с большими связями», в том числе в Оксфорде, и через Штротмана, «шевтоньского иеромонаха» (т.е. «католика восточного обряда»), в августе 1962 г. была устроена встреча Василия, Никодима и Тиссерана на частной квартире в г. Мец, на востоке Франции, откуда сам Тиссеран был родом. Никодим не ставил условий Тиссерану, а только спрашивал, что будет на Ватиканском «соборе». Тиссеран, как член правящей римской верхушки, заранее знал, как пройдёт «собор».
    Василий подытоживает: «И действительно, вследствие этой встречи архиепископа Никодима с кардиналом Тиссераном наблюдатели Русской Православной Церкви два месяца спустя прибыли на Ватиканский собор» (с.144).
    Что такое монастырь Шевтонь (Chevetogne)? Он расположен в Бельгии, к юго-востоку от столицы страны - Брюсселя. Недалеко, к юго-западу от Брюсселя, в городке Монс, - главный штаб НАТО. Шевтонь с 1927 г. издаёт сборник «Иреникон» («Мирный») - обзор церковных и общественно-политических событий по странам мира. «Иреникон» не размещается в интернете. Подписка только по электронной почте – «для своих». Шевтонь копирует православное богослужение (церковно-славянское и греческое), церковное пение. Формально этот монастырь – ордена бенедиктинцев, но расположен в особняке иезуитов.
    Некоторые по незнанию или умыслу отрицают сам факт существования «католицизма восточного обряда», отличающегося от заурядно-варварской западенской унии. Но митрополит Питирим (Нечаев), известный своей образованностью, не боялся этого термина и в «ЖМП» (1971, № 4, с.21) перечислял «католические монастыри восточного обряда» - Шевтонь в Бельгии и монастырь Покрова в Гааге, в Голландии.
    Ценность воспоминаний Владыки Василия (Кривошеина) в том, что он точно называет посредников между Никодимом и Тиссераном – шевтоньцев. Это означает, что советский МИД был либо не осведомлён о готовившихся событиях, либо не имел выходов на Тиссерана. Получается своеобразный «прорыв изоляции» Русской Церкви – за спиной у Патриарха Алексия I и с помощью кардинала-вишиста Тиссерана (Виши – «столица» французских фашистов-петеновцев в 1940-1942 гг.).
    Как признают сторонники Никодима в книге «Человек Церкви», 10 октября 1962 г. хрущёвский Президиум ЦК КПСС решил послать наблюдателей от МП в Ватикан (с.110).
    На следующий день Иоанн XXIII открыл 2-й Ватиканский «собор».
    А ведь ещё 2 апреля 1959 г. Патриарх Алексий I в присутствии митрополита Николая (Ярушевича) заявил властям: «… по существующим каноническим законам Православная Церковь не имеет права участвовать в этом /Ватиканском/ соборе, а также направлять своих представителей в качестве гостей или наблюдателей. Кроме того, у Патриарха, как и у всей Русской Православной Церкви, нет стремления к участию в соборе, возглавляемом католиками» (д. 255, л. 31).
    Митрополит Николай (Ярушевич) 18 февраля 1959 г. говорил властям об удушении православных монастырей: «Ни патриарху, ни мне непонятны такие действия, ибо скиты вынесли на своих плечах всю тяжесть борьбы с католичеством, следовательно, имеют заслуги перед Родиной. И вот теперь вся патриотическая деятельность перечёркивается» (д. 255, лл. 3, 4).
    Владыка Николай сразу догадался о целях Хрущёва – борьба с патриотизмом, облегчение католического «натиска на восток». Весной следующего, 1960 г., в Харькове «без всякого согласия со стороны верующих закрыли крупный храм Александра Невского и взорвали его» (д. 284, л. 2). Патриарх Алексий I и митрополит Николай протестовали, но безуспешно.
    Хрущёв нанёс по Русской Православной Церкви страшные удары, сживая её со свету и навязывая дружбу с Ватиканом. Разумеется, Иоанн XXIII и кардиналы не осудили хрущёвский террор.
    «Братская» встреча Никодима с Тиссераном – часть этого плана. По данным современного испанского иезуита Э.Фраттини, Тиссеран был членом масонской ложи «Великий Восток Франции», и именно он, с согласия папы Пия XII, руководил во время Второй Мировой войны заброской папских миссионеров из иезуитского «Руссикума», аббатств Гротта Феррата (Италия), Шевтонь и Велехрад (Моравия) на временно оккупированные немцами территории СССР. 217 таких «миссионеров» были казнены нашими партизанами или пропали в лагерях в Сибири («Священный альянс». М., 2007, с. 413-416). Фраттини пытается создать ложное впечатление, что это делалось якобы втайне от гестапо, но мы-то помним о конкордатах (союзных договорах) Ватикана с Муссолини и Гитлером – 1929 и 1933 гг.
    Фраттини подробно пишет о переброске беглых нацистов (немцев, австрийцев, хорватов, французов-петеновцев) в Южную Америку с поддельными паспортами - либо от Ватикана, либо от Международного Красного Креста. Произошло это сразу после Второй Мировой войны с ведома американского ЦРУ и английской военной разведки МИ-6. Операция называлась «Монастырь», или «Ватиканский коридор». Ею верховодил всё тот же кардинал Тиссеран вместе с кардиналами Монтини и Каджано («Священный альянс», с. 418-445). Тиссеран «был настолько ярым антикоммунистом, что считал коммунистов недостойными даже христианского погребения» (с. 425).
    Тогда почему Тиссеран в начале 1960-х гг. помогал Хрущёву? Да потому, что под маской коммуниста Хрущёв скрывал личные цели.
    Его американский биограф Таубман пишет: в начале 1971 г. Хрущёв, пациент «элитной кремлёвской больницы на улице Грановского», со смехом объяснял врачу П.Мошенцевой: «Теперь вам ясно, что такое социализм? Вода!» (с. 687, 690).
    Тиссеран знал многое и вряд ли смотрел на мир упрощённо, как представляет Фраттини. Разумеется, Тиссеран ненавидел Советский Союз, нашу Победу 1945 г. Но ведь Хрущёв перечёркивал все плоды Победы, за что до сих пор обожаем «перестройщиками». И отчего Тиссерану не помочь Хрущёву?
    Тиссеран был «великим мастером всаднического ордена Св. Гроба Господня» - таинственной «рыцарской» организации. Он ведал архивами и папской библиотекой, знал ближневосточные языки. Рядом с ним был немецкий иезуит-кардинал Беа, ответственный за связи с Хрущёвым.
    Хрущёв выпустил на Запад гитлеровского пособника – «митрополита» униатов-бандеровцев Слипого, заслуженно отправленного Сталиным в лагерь. Слипой прибыл в Ватикан 9 февраля 1963 г. к Иоанну XXIII. Его преемник папа Павел VI (он же бывший кардинал Монтини, пособник нацистов) назначил Слипого кардиналом в 1965 г. С Павлом VI (1963-1978) не раз встречался в Риме митрополит Никодим (Ротов).
   

Н. ССЕЛИЩЕВ,
   член Русского Исторического Общества


http://www.rv.ru/content.php3?id=8458
Записан
Владимир К.
Модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 3941


Просмотр профиля
Православный, Русская Православная Церковь
« Ответ #19 : 10 Мая 2010, 08:57:12 »

    Запад так любил Хрущёва, что воспринял его смерть, как утрату союзника.
    Примечательно, что некролог на Хрущёва в «Нью-Йорк таймс» в сентябре 1971 г. насчитывал… 10 тысяч слов, что было типично для всей западной печати (Н.Василиадис. «Сумерки марксизма», 6-е изд., Афины, 1986, с. 262, прим. 16).

Думаю, будет интересен комментарий в китайских СМИ на смерть Хрущёва: "Слетела с плеч собачья голова...". Хрущёв (вместе с его окружением, конечно) приложил огромные усилия, чтобы рассорить СССР с Китаем. Видимо, уже за это его любили на Западе. Хочу отметить ещё факт переселения будущей жены Хрущёва в район Одессы во время 1-й мировой войны. Туда, как в район климатически близкий, но наиболее удалённый от фронта, переселялись те категории прифронтового населения, которые проявили себя пособниками немцев. Такими оказались местечковые евреи и униаты. Для евреев Одесса была ещё и местом традиционного проживания большой еврейской общины. Факт переселения под Одессу евреев из прифронтовой полосы упоминается даже в сравнительно недавнем фильме "Гибель Империи". Правда, там этот факт подан, по-существу, как необоснованная репрессия царского правительства против "невинных" евреев. Наверно, Селищеву можно было бы указать и на эти дополнительные обстоятельства, доказывающие униатское, как минимум, происхождение жены Хрущёва. Хотя, конечно, объём статьи уже очень велик, и перечисление всех фактов невозможно.
« Последнее редактирование: 10 Мая 2010, 10:18:41 от Владимир К. » Записан
протоиерей Георгий Завгородний
Администратор
Ветеран
*****
Сообщений: 1142


Русь Святая! Храни Веру Православную!


Просмотр профиля
Православный священник
« Ответ #20 : 10 Мая 2010, 10:21:54 »

Очень интересная статья. Неожиданное открытие (откровение истории)
Записан

С ув. прот. Георгий
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 73101

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #21 : 14 Мая 2010, 08:01:27 »

ХРУЩЁВ И ЕГО ЦЕРКОВНАЯ ПОЛИТИКА (часть 4)
  
    Освобождение Хрущёвым гитлеровского пособника униата Слипого, подручного умершего Шептицкого, было тем более омерзительным, что 1963-1964 гг. стали кульминацией одностороннего разоружения СССР, подчёркнутого презрения к нашим военным.
    Таубман радостно излагает речь Хрущёва на заседании Совета обороны в марте 1963 г.: «… стране достаточно нескольких ракет, минимального обслуживающего персонала – и «народного ополчения», которое живёт дома, время от времени проходит переподготовку по месту жительства и превращается в армию только в военное время… Возможно, в перспективе Хрущёв был прав: его предложения предвосхитили масштабные сокращения Российской армии при Горбачёве и Ельцине» (с. 633).
    Негодная милиционная система, предложенная Хрущёвым, уже была в Красной Армии в 1930-е гг. Но накануне Великой Отечественной войны армию успели перевести на кадровую основу - по призыву. Дивизии народного ополчения, созданные в катастрофические месяцы 1941 г., превратились в кадровые уже в ходе войны. Описанные Хрущёвым порядки существовали в королевской Норвегии, продержавшейся лишь месяц в 1940 г. и затем пять лет страдавшей под нацистской оккупацией.
    Нашу авиацию Хрущёв вообще вычёркивал. А ведь и до и после «карибского кризиса» генерал Лемэй, командующий в 1949-1957 гг. огромным флотом американских стратегических бомбардировщиков, затем главком ВВС (1961-1965), предлагал стереть СССР с лица земли за считанные дни. Лемэй жаждал бомбить Кубу, где Кастро уничтожил агентов чикагской мафии; «вогнать в каменный век» Северный Вьетнам, раз тот угрожал колониальной демократии Южного, проамериканского, Вьетнама. В 1968 г. в США оголтелые «англосаксы» создали свою «третью» партию, развалив двухпартийную систему, и Лемэй чуть было не стал вице-президентом США.
    Неужто Хрущёв не знал, что танковые дивизии и армейские корпуса НАТО – части постоянной готовности, а не сборища фермеров, один раз в год марширующих с винтовками по случаю сбора урожая?
    В сентябре 1955 г. он провёл через Президиум Верховного Совета СССР решение о прекращении уголовных дел против предателей, об освобождении лиц, осуждённых «за пособничество врагу», «за службу в немецкой армии, полиции и специальных немецких формированиях» - со снятием судимости и поражения в правах: «… в целях предоставления этим гражданам возможности вернуться к честной жизни…» («ВИЖ», 1991, № 8, с. 34).
    Вот где корни католического литовского «Саюдиса» и униатского западенского «Руха» времён «перестройки»! При распаде СССР фашисты, которым Хрущёв подарил спокойную «честную» жизнь, взялись за старое.
    Тогда архиепископом Виленским и Литовским оказался выдвиженец Никодима (Ротова) – Хризостом (Мартишкин). Он избил недовольную русскую прихожанку, за что получил взыскание от Патриархии, но, вернувшись в Вильнюс, и не думал извиняться. Хвалил литовцев, католицизм, «… обливал грязью армию», «… совсем распоясался, во всём своём облачении пошёл под знамёна «Саюдиса», на митингах о русских ни одного хорошего слова не сказал» («Литературная Россия», 29.03.1991, с. 3-4). Такие, как Хризостом (Мартишкин), – это состарившиеся «шестидесятники», плоды селекции хрущёвского экуменизма.
    25 января 1955 г. Хрущёв провёл через Президиум Верховного Совета СССР указ о «прекращении состояния войны с Германией». Но по акту 9 мая 1945 г. о безоговорочной капитуляции Германии война уже была прекращена.
    В сентябре 1955 г. Хрущёв признал Западную Германию (ФРГ). Запад только что принял ФРГ в члены НАТО. Хрущёв пригласил в Москву немецкого канцлера Аденауэра, с которым сразу договорился об установлении дипломатических отношений. Нацистов, отбывавших наказание в советских тюрьмах, отпустили в ФРГ. Кстати, почти неизвестно, что Аденауэр был иезуит (см.: И.А.Ильин. Собрание сочинений. Т. 2, кн. II, М., 1993, с. 54).
    Пользуясь хрущёвскими уступками, Аденауэр уже в июле 1956 г. восстановил всеобщую воинскую повинность, как и Гитлер в 1935 г. А французское правительство масона Ги Молле в октябре 1956 г. отдало немцам промышленную Саарскую область. Содействие немецкому реваншизму шло с обеих «классово чуждых» сторон – от коммуниста Хрущёва и олигархических партий буржуазной Франции. Хрущёвцы допускали возможность объединения Германии, что и произошло в 1989-1990 гг.
    В декабре 1955 г. членами ООН стали профашистские католические страны - Испания Франко и Португалия Салазара. Это было возможно только в случае, если СССР, как один из учредителей и постоянных членов Совета Безопасности ООН, не применил права вето. Вероятно, Хрущёв хотел пересмотреть отношение к нацизму. Недаром «перестройщики», преклоняющиеся перед Хрущёвым, кощунственно ставят на одну доску сталинский СССР и гитлеровскую Германию.
    Одновременно Хрущёв ослаблял СССР. В Прибалтику, на Кавказ и в Среднюю Азию из РСФСР уходили огромные деньги, на них открывались университеты и академии наук, а напоминания о частичных депортациях при Сталине (без пояснения – за пособничество оккупантам) питали сепаратизм. Насаждалось планирование по республикам, а не по отраслям.
    В феврале 1957 г. Верховный Совет СССР принял законы о расширении прав союзных республик. Подобная политика проводилась и при «перестройке», поэтому ещё за год до распада СССР Польша признала Украину независимым государством и установила с ней консульские отношения («Известия», 26.10.1990).
    В 1957 г. Хрущёв создал «совнархозы» (советы народного хозяйства) по местностям, и многие из них быстро начали сокращать поставки продукции в другие области и края. Общесоюзные отраслевые министерства, кроме оборонных и путей сообщения, были упразднены, даже министерство угольной промышленности СССР. Единственным учреждением, как-то связывавшим горняков, оказался … ЦК их профсоюза. Байбаков писал: «… говоря сегодняшним языком, шла уродливая экономическая суверенизация» (см.: «Министры советской эпохи». М., 2009, с. 82; Н.К. Байбаков. От Сталина до Ельцина. М., 1998, с. 136, 137).
    Совет Министров СССР передал союзным республикам «… целый ряд вопросов в области государственного, хозяйственного и социально-культурного строительства… Значительно уменьшился круг вопросов, решаемых в Центре» (С.В.Коробенков. «Дела Кремля. Правительственный аппарат». М., 2004, с. 45).
    Хрущёв оставил себе Бюро ЦК КПСС по РСФСР. В 1962 г. разделил партийные организации на промышленные и сельские, что привело к хаосу. Обнищание русской деревни – дело его рук.
    Таубман объясняет: «Реформа Хрущева не предполагала создания двухпартийной системы, однако, на взгляд многих аппаратчиков, он двигался именно в этом направлении... Может быть, Хрущёв сознательно подрывал существующий аппарат, стремясь создать для себя новую политическую базу? Именно так полагает (возможно, судя по себе – сам он также пробовал сделать нечто подобное) Михаил Горбачёв… Хрущёв подумывал о введении гласности и о выборах в органы власти из нескольких кандидатов» (с. 634, 656).
    Но Хрущёв категорически не допускал участия русских православных в выборных органах. Карпов, председатель Совета по делам Русской Православной Церкви, записал свой разговор 16 января 1958 г. с митрополитом Николаем (Ярушевичем) (+1961): «Затем м. Николай, к моему удивлению и тоже впервые, поднял вопрос о том, почему духовенство не представлено в избирательных советских органах… Если в Верховный Совет нельзя, - говорит он, - поскольку это орган высшей власти, то оно может быть представлено в местных советах. Ведь представлено духовенство в таких странах, как Болгария, Румыния, Чехословакия, Польша, почему этого у нас нельзя. Удивившись такой постановке вопроса, я спросил митрополита, в связи с чем этот вопрос поднимается, никогда этот вопрос и никем не поднимался раньше». Владыка недоумевал, почему русские православные «… никак не были оценены за ту деятельность, которая проводится нами в деле защиты мира», в то время как международные премии даны американскому методисту, католику, мусульманину, «… а сейчас награждён даже буддист, и ещё меня просят его поздравить» (ГАРФ, д. 227, л. 5).
    13 февраля 1958 г. Владыка Николай вновь заговорил: «о выборах духовенства в органы власти – райсовет, горсовет и т.д., и хотелось бы услышать ответ по данному вопросу» (д. 227, л. 15). Ответом, как мы знаем, стал нараставший террор.
    Но религиевед Шкаровский, умеющий отыскать мифических «катакомбников» где угодно, совершенно исказил этот диалог. Будто «в январе 1958 г.» митрополит Николай (Ярушевич) в беседе с Карповым «…впервые официально заявил о необходимости избрания духовенства в представительные органы власти, порекомендовал наградить кого-нибудь из руководства Патриархии международной Ленинской премией мира. Подобные претензии вызвали негодование в ЦК КПСС» («Русская Православная Церковь при Сталине и Хрущёве». М., 1999, с. 361).
    Это не так. Владыка Николай предлагал (но не навязывал) разумный путь, близкий режимам «стран народной демократии», где левые лозунги сочетались с национализмом и охраной памятников старины. В Польше в 1957 г. депутатами сейма (парламента) стали 12 представителей костёла. Ксёндзы, коммунисты во главе с Владиславом Гомулкой, крестьяне-единоличники и торговцы вместе составили «Фронт единства нации». В Румынии православный патриарх Юстиниан (Марина) и духовенство были на государственном содержании у вождя рабочих Георге Георгиу-Дежа, согнувшего в «бараний рог» местных униатов – остаток ненавистной румынам Австро-Венгрии.
    К чему стремился «дорогой Никита Сергеевич»? К игре в выборы, как в Гватемале. Останься он у власти, Русская Церковь была бы превращена в руины, а СССР - в федерацию «банановых республик». В мемуарах, опубликованных у нас в годы «перестройки», Хрущёв ложно обвинял маршала Жукова в намерении «… организовать военный путч с целью захвата власти в руки военной хунты» (цит. по критической рецензии в «ВИЖ», 1994, № 4, с. 89).
    В 1960 г. советские военные сбили в нашем небе американский высотный скоростной самолёт-шпион U-2. В связи с этим Хрущёв шепнул послу США: «Эта история с У-2 и меня поставила в ужасное положение. Вы должны помочь мне из него выбраться». О новом одностороннем сокращении наших Вооружённых Сил Хрущёв летом 1963 г. сообщил… министру сельского хозяйства США. А в июле 1963 г. сказал политику-миллионеру А.Гарриману, что хочет уволить уже и маршала Гречко и «заменить каким-нибудь американским генералом» (Таубман, с. 497, 655, 650).
    В 1960 г. Хрущёв объявил, что военно-морской флот и военно-воздушные силы «… утратили своё прежнее значение», поэтому выпуск бомбардировщиков «мы резко сократили» и «видимо» вообще прекратим их производство («Правда», 15 января 1960 г.).
    Кем был Хрущёв – «гипоманиакальным» пацифистом или расчётливым вредителем? Даже если бы он был партийцем, далёким от религии, зачем ему разрушать послевоенное национальное единство, созданное и армией, и Церковью?
    Нелепы объяснения Таубмана: «Неясно, сам ли Хрущёв начал новые гонения на религию: но, несомненно, они происходили с его одобрения» (с. 556). Раз строили коммунизм, надо было бороться с религией (с. 557).
    Но Тольятти в Италии не сражался с Ватиканом, и Морис Торез во Франции не призывал брать штурмом собор Нотр-Дам.
    Зачем Хрущёву понадобился смехотворный лозунг об ускоренном построении коммунизма – уже к 1980 г.? Коммунизм, согласно марксистской теории, предполагает отмирание государства. И вероятно, по мере «построения коммунизма» СССР растаял бы под «возвышенные» призывы. Сейчас забывают, что и в «перестройку» разрушение государства началось с так называемого «регионального хозрасчёта» в Прибалтике, с «ускорения» всего на свете.
    Байбаков прямо писал: «Таков человек и деятель – Никита Сергеевич Хрущёв – предшественник и один из ранних разработчиков «перестройки» под псевдонимом хрущёвской оттепели» («От Сталина до Ельцина». М., 1998, с. 153).
    Важное тому подтверждение. В августе 1965 г., уже после смещения Хрущёва, на Президиуме ЦК обсуждали письмо его выдвиженца Шелеста. Тот предлагал предоставить Украине право заключать торговые соглашения с иностранными государствами. Его поддержал Подгорный. Резко против были Брежнев, Косыгин и Микоян. Подгорному и Шелесту «припомнили» и «расцвет национализма» на Украине. Подгорный признал свою ошибку. Шелест сказал, что его не так поняли. В декабре 1965 г. Подгорного перевели из секретарей ЦК на «церемониальную должность Председателя Президиума Верховного Совета СССР» (www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=364686&print=true).
  

90-летний Патриарх Алексий I (Симанский).
   1968 г. Хрущёвский террор позади
 

    Передача Крыма Украине, вероятно, также была частью плана развалить СССР. 11 марта 1961 г. Патриарх Алексий I писал Куроедову, председателю Совета по делам Русской Православной Церкви: «Из беседы с Вами выяснилось, что назначения на украинские Епархии следует, при перемещениях, делать из состава украинских Епископов. Таким образом, в Харьков пройти не может Курский Епископ» (д. 309, л.50, сохранена орфография Патриарха).
    Значит, Хрущёв шёл к «ридной церкви» на «незалежной Украине». Разве не это было мечтой иезуита-униата графа Шептицкого? Не случайно политика внутри СССР совпала со сближением с Римом.
    Иоанн XXIII, благословивший 7 марта 1963 г. дочь и зятя Хрущёва, вскоре, 3 июня 1963 г., умер. В 1963 г. Хрущёву нужно было решить две задачи – наладить отношения с новым папой и заменить руководство Московской Патриархии, по-прежнему продвигая филокатоликов.
    Первая задача была несложной, хотя обычно пишут о тонкостях конклава, о кардиналах-«консерваторах», «умеренных» вообще, и «прогрессистах» в частности - твёрдых сторонниках «миролюбивого» Иоанна XXIII. Но гораздо вернее делить кардиналов не по внешним оттенкам, а по связям с сицилийцами или калабрийцами, неаполитанцами или США.
    
(Окончание следует)
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 73101

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #22 : 14 Мая 2010, 08:02:10 »

(Окончание)

Так произошло и на папских выборах 1963 г. К ним успели подготовиться: Иоанн XXIII был болен раком, и об этом знали все. Испанский иезуит Фраттини пишет: «За несколько дней до начала конклава кардиналы собрались под предводительством Джакомо Леркаро из Болоньи в Вилла Гротаферрата, принадлежавшей Умберто Ортолани. Там, под покровом ночи и охраной агентов Священного Альянса (папской секретной службы. – Н.С.), которые должны были оберегать их преосвященства до того, как они соберутся, чтобы избрать нового понтифика, кардиналы назвали имя того, кого следовало поддержать. Избранником был Джованни Баттиста Монтини, архиепископ Миланский, которому уже сообщили о собрании в доме знаменитого масона».
    Конклав открылся 19 июня 1963 г., и уже 21 июня, при пятом голосовании, кардинал Монтини, намеченный заранее, стал папой Павлом VI. «Первым решением нового папы было назначение масона Ортолани «Рыцарем Его Святейшества» в благодарность за его гостеприимство» («Священный Альянс». М., русск. пер., 2007, с. 447). Ранее Монтини организовал переправку нацистских преступников через так называемый «Ватиканский коридор» (с. 442, 447).
    Кто такой Ортолани, которого можно назвать «делателем пап»? Адвокат. В 1950-х гг. приобрёл агентство новостей «Италия», созданное вместо телеграфного агентства «Стефани». «Стефани» основал в 1853 г., в начале Крымской войны, масон Кавур, премьер-министр северо-итальянского королевства Сардиния, пославший войска осаждать Севастополь. В XX веке, при Муссолини, «Стефани» было рупором фашистов.
    Ортолани, оставаясь газетным магнатом, вёл дела даже в Южной Америке. В 1990-х гг. осуждён за преднамеренное банкротство, но «по болезни» оставлен на свободе. Якобы умер в Риме в 2002 г. Его фотографий в итальянском интернете нет.
    По уверению Фраттини, Ортолани был в ложе П-2 и католическом Мальтийском ордене. Знал банкиров мафии Синдону и Кальви, кардиналов Леркаро и Фрингса, руководство огромного банка Ватикана IOR и его подставные фирмы. Давал кредиты предприятиям, затем захватывал их и распродавал по частям с выгодой для себя. В 1998 г. был приговорён в Италии к 19 годам тюрьмы, но ещё в 1990 г. сообщил следствию о фотографиях, компрометирующих тогдашнего папу Иоанна Павла II (Войтылу) – «обнажённого… у бассейна» (с. 484, 486, 487, 495, 496, 504, 505, 535, 536).
    Вероятно, Ортолани, продвигая Монтини в папы, действовал по совету из США. Имели значение давние связи Монтини с ЦРУ и богатой американской закрытой католической организацией «Рыцари Колумба».
    Каково прошлое Монтини? Во время Второй Мировой войны он - заместитель государственного секретаря Ватикана, то есть один из доверенных лиц папы Пия XII. Например, 14 апреля 1943 г. Монтини заявил австрийцу Лобковицу, послу хорватов-усташей в Ватикане: «Хорватия – защита от большевизма… Святой Престол знает это и знает, что в интересах всех, чтобы Хорватия сохраняла свои нынешние границы на Востоке… Святой Отец (так католики называют папу. – Н.С.) был искренне рад телеграмме, которую ему послал поглавник (главарь усташей. – Н.С.) по поводу юбилея его коронации».
    Каждого папу коронуют, а тиара – это символ власти над миром. Что такое «границы Хорватии на Востоке» в 1943 г.? Это границы по рекам Дрина и Сава. Так в составе марионеточной «независимой державы хорватской» оказались сербские Далмация, Краина, Босния и Герцеговина, даже предместья Белграда. В Белграде – режим предателя, сербского генерала Недича. Всё под немецкой и итало-венгерской оккупацией.
    Усташи убили 1,2 млн. сербских мужчин, женщин и детей, отказавшихся перейти в католичество. Герб современной Хорватии – усташевский. Члены этой фашистской организации считаются в Хорватии не преступниками, а «героями». Хорватия член НАТО и кандидат в члены ЕС.
    Поставив в папы именно Монтини, покровителя усташей, США знали, что он не пойдёт на уступки «Востоку». Американцы могли сделать папой и кардинала Оттавиани, не сомневаясь в его твёрдости. Но Оттавиани был прямолинейным выдвиженцем Пия XII и вряд ли понял бы сложности роли. Дипломат Тиссеран, скорее всего, не прошёл в папы из-за неприязни президента Франции де Голля ко всем, кто был связан с фашистами-петеновцами. Италия в 1960-е гг. отмежёвывалась от наследия Муссолини, и американцам выгодно было иметь папу, умевшего скрыть своё прошлое.
    Но религиеведы об этом не вспоминают, не объясняют, почему Монтини избрал себе имя Павел, не выбиравшееся папами в Риме уже свыше трёхсот лет. Последним, кто носил это имя, был папа Павел V Боргезе (1605-1621), разжигавший в России Смутное время с помощью иезуитов и трёх Лжедмитриев-самозванцев.
    Павел VI (1963-1978) скопировал свою тиару с тиары Бонифация VIII (1294-1303), мечтавшего о мировом владычестве. Бонифация сокрушил французский король Филипп IV Красивый, позже покончивший с орденом тамплиеров. Бонифаций, напротив, тамплиеров не трогал. Таков тайный язык Павла VI, о чьём «миролюбии» сложены легенды.
    По официальным греческим экуменическим хроникам, представители Московской Патриархии были на похоронах папы Иоанна XXIII, а Павел VI прислал своих гонцов в Москву несколько позже, но в том же 1963 г. Как видим, Павел VI и Хрущёв мгновенно договорились, что исключает господствующую версию, будто Хрущёв стоял перед трудным выбором после смерти Иоанна XXIII.
    Вторая задача хрущёвской церковной политики – умножать в Патриархии число филокатоликов и не пускать туда православных – оказалась более сложной. Приходилось действовать через третьих лиц, сея раздоры внутри Московской Патриархии. А Патриарх Алексий I незаметно искал себе преемника, способного противостоять хрущёвским выдвиженцам.
    Митрополит Иоанн (Снычёв) так описал таинственные события 1963 г. 11 марта Владыка Мануил (Лемешевский) был в Москве у Куроедова. Тот предложил ему «заграничную поездку», но Владыка отказался. Куроедов обронил: «Ну ладно, что-нибудь придумаем для Вас».
   

Митрополит Мануил (Лемешевский) и епископ Иоанн (Снычев). 1968 год

    В тот же день Владыка Мануил был у Патриарха: «… Святейший неожиданно заговорил о Москве и Ленинграде. – Значит, Вы были у Владыки Пимена? – спросил Патриарх святителя. – И какое сложилось у Вас о нём мнение? – Хорошее, - ответил Владыка. – Как Вы смотрите, - продолжил свой разговор Святейший, - если Пимена я переведу в Москву, подходящий ли он будет кандидат? – Кандидатура хорошая и подходящая, - ответил святитель. – Ну, а Вас в Ленинград, согласны ли Вы с этим? – всматриваясь в глаза Преосвященного, заявил Патриарх. – Этого я не могу думать и ожидать, - смиренно ответил Владыка».
    Уже 18 июня 1963 г. в Самаре Владыка Мануил получил анонимку из Москвы, от 14 июня, с призывом потребовать на Синоде 18 июля от Патриарха, чтобы он «удалил из патриарших покоев «Гришку Распутина» № 2 – Д.А.Остапова». Подпись - «Группа архиереев».
    Митрополит Мануил немедля отправил Патриарху в Одессу копию письма, чтобы «заявить о своей ему преданности». Но «некоторые архиереи» доложили Патриарху, будто Владыка Мануил … сам составил анонимку и за это должен быть предан суду. Одесский митрополит Борис (Вик) уверял Владыку Мануила, что «ничего не случилось». Патриарх, всегда ценивший своего секретаря Остапова за преданность, не стал «даже читать» копию анонимки, а «швырнул» письмо Остапову – «на расследование».
    На приёме в Кремле по случаю 7 ноября, после обеда, Хрущёв подошёл к Патриарху, крепко пожал ему руку и спросил: «Сколько Вам лет?». Патриарх ответил: «Восемьдесят шесть». Затем, пожимая руку Д.А.Остапова, Хрущёв сказал ему: «Берегите своего старца». (Митрополит Иоанн (Снычёв). Митрополит Мануил Лемешевский. СПб., 1993, с. 280-283).
    Упоминание «Гришки Распутина», т.е. повтор клеветы масонов-февралистов, привело Патриарха в ярость. На этом и был построен весь расчёт заговорщиков. Прочти Патриарх письмо до конца, безликая подпись «Группа архиереев» сразу всё бы объяснила. «Группа архиереев» - это совсем по-советски, типа «группы товарищей» в официальном некрологе.
    Вероятно, Хрущёв был осведомлён об интриге. Иначе к чему игра в дружелюбие на кремлёвском приёме? А пока интрига развивалась, митрополит Пимен (Извеков) всё-таки был переведён в октябре 1963 г. в Москву из Ленинграда. Но Ленинградская кафедра досталась не старцу Мануилу Лемешевскому), а молодому, 34-летнему Никодиму (Ротову). В этом, вероятно, и заключался смысл странных, процитированных выше слов Куроедова Владыке Мануилу: «Ну, ладно, что-нибудь придумаем для Вас».
    Остапов утверждал, что «подлинных авторов анонимного письма они вскрыли и что вины его /Мануила/ в этом деле нет никакой» (Митрополит Иоанн (Снычёв), с.285).
    Имена анонимщиков не названы. Очевиден намёк на тех, кто при Хрущёве был неприкасаем. Теперь вспомним, как «некто» в Самаре (не уполномоченный!), не раз упоминаемый в дневниках Иоанна (Снычёва), советовал Владыке Мануилу ехать к Патриарху после ноябрьских праздников 1963 г. и поднять вопрос о рукоположении игумена Иоанна (Снычёва) во епископы.
    Владыка Мануил так и сделал, но при встрече с Патриархом 12 ноября 1963 г. натолкнулся на решительный отказ – «сработала» анонимка. Более того - игумен Иоанн (Снычёв) был оклеветан в глазах Патриарха Алексия I (Симанского). К счастью, Владыка Мануил сумел защитить игумена Иоанна, и Патриарх смягчился. Позже, 12 декабря 1965 г., состоялась хиротония Иоанна (Снычёва) во епископа Сызранского, в ней участвовал и Митрополит Пимен (Извеков). Тогда же Патриарх Алексий I с грустью сказал: «Только мы с Мануилом остались из старых архиереев» (Митрополит Иоанн (Снычёв), с. 286-287).
    Старец Мануил ушёл на покой 25 ноября 1965 г. В начале 1967 г. он представил в совет Московской Духовной Академии диссертацию на соискание учёной степени магистра богословия. Диссертация называлась «Русские православные иерархи периода 1893-1965 гг.». Владыка Иоанн (Снычёв) писал, что были назначены два официальных рецензента профессора И.Н.Шабатин и В.И.Талызин, и «неофициальный» – архиепископ Минский Антоний. «К сожалению, рецензенты так тянули время с отзывами, что за полтора года не смогли полностью рассмотреть труд митрополита, и святитель так и не дожил до искомой степени» (с. 289).
    Кстати, этот труд в России не издан до сих пор. В двух московских библиотеках, тесно связанных с Западом, иногда выдают немецкую фотокопию (Эрланген, 1986 г.) машинописного труда Владыки Мануила – с немецкими примечаниями.
    В чём причины глухой неприязни властей к Владыке Мануилу (+1968) и тот факт, что в 1963 г. ему не дали Ленинградскую кафедру? Может быть, в том, что он ещё в 1947 г. за божественной литургией воздевал руки мистическим треугольником, обозначая «… эмблему Святой Троицы, противоположную эмблеме масонов, обращённой треугольником вниз С» (Митрополит Иоанн (Снычёв), с. 207-208).
    Другой ключевой кафедрой была Киевская. Хрущёв неуклонно обособлял Украину. Так, 22 января 1963 г. Патриарх Алексий I писал Куроедову: «В Киев желательно послать викария, в помощь Митрополиту. Но эти «украинские проволочные заграждения» затрудняют вопрос. А в чём-то помочь Митрополиту необходимо» (д. 488, л. 2).
    Митрополит Киевский Иоанн (Соколов) (+1968), человек старого образования, резко отвергал экуменизм. Ныне Денисенко, мягко говоря, преувеличивает, уверяя, что Владыка Иоанн хотел-де видеть его своим помощником.
    30 марта 1964 г. Хрущёв добился отставки Владыки Иоанна (Соколова). Кафедру получил Иоасаф (Лелюхин). Патриарх Алексий I пытался предложить на Киевскую кафедру кандидатуру митрополита Кубанского Виктора (Святина), уроженца казачьей станицы под Оренбургом, в прошлом белоэмигранта. Но выбор властей был недвусмыслен. И Патриарх, зная это, иронично написал Куроедову 2 апреля 1964 г.: «Преосвященный Иоасаф – хорошо Вам известный и, что очень важно, преданный Вам. Таким образом, оказался наиболее приемлемым кандидатом. И мы на его кандидатуре остановились» (д. 530, л. 16).
    Кто такой архиепископ, затем митрополит Иоасаф (Лелюхин)? Во «священника» его дважды рукополагали при немцах - неведомо кто; затем, в конце войны, его рукоположили заново в Московской Патриархии. В 1958 г. из протоиереев он сразу стал архиереем. Власти ставили его на епархии, где им нужно было закрыть больше православных храмов.
    В итоге хрущёвских перестановок, к лету 1964 г. из четырёх постоянных членов Св. Синода Патриарх Алексий I мог опираться только на одного – Крутицкого и Коломенского Пимена (Извекова). Остальные трое – митрополиты Иоасаф Киевский, Никодим Ленинградский, председатель ОВЦС, и управляющий делами архиепископ Киприан (Зернов) - церковные политики, «открытые к диалогу». Положение Церкви становилось катастрофическим. Таков был итог варварского хрущёвского «погрома» старого русского епископата и духовенства.
    Патриарх Алексий I (Симанский) писал 9 мая 1964 г. Куроедову, что поступает много просьб и жалоб «… от рассеянных по разным городам и селениям престарелых и больных духовных лиц, не имеющих ни средств, ни нормальных условий жизни, ни возможности устроиться в инвалидные дома по своему духовному положению. Кроме того, большое количество монашествующих в старческом возрасте осталось бесприютными. Также имеется 23 человека престарелых заштатных архиереев, которым более приличествует жить в монастыре, чем среди лиц на гражданских квартирах, в устранение нежелательных толков…» (д. 530, лл. 24-24 об.).
    В борьбе с либерально-тоталитарным хрущёвским режимом Московская Патриархия почти не имела возможности выжить. Но тут ей помогло всеобщее недовольство хрущёвской политикой, зревшее давно.


Н. СЕЛИЩЕВ,
член Русского Исторического Общества


http://www.rv.ru/content.php3?id=8481
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 73101

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #23 : 31 Мая 2010, 16:44:16 »

ХРУЩЁВ И ЕГО ЦЕРКОВНАЯ ПОЛИТИКА (окончание)
  
   Единственный, кто оповестил архиепископа Василия (Кривошеина) о недовольстве Хрущёвым в верхах и о готовящейся перемене, был архиепископ Сергий (Ларин), «человек с крупными коммунистическими связями». Выбранное для беседы место - парижский аэропорт Бурже - свидетельствует об осторожности архиереев. Сергий обвинял лично Хрущёва в гонениях на Церковь. Разговор Сергия и Василия «с глазу на глаз», за полгода до смещения Хрущёва, продолжался «более часа».
   Никодим (Ротов), напротив, и в интервью, и даже в частных разговорах в Афинах и Голландии отрицал, что есть гонения. Василий считал, что Никодим лгал по директивам Куроедова (Архиепископ Василий (Кривошеин). Две встречи. СПб., 2003, с. 147-153). Видимо, члены Президиума ЦК, которые готовили отставку Хрущёва, не доверяли Никодиму. А тот работал грубо, ничего не подозревая.
   Некоторые западные круги до сих пор не выносят имён Сергия (Ларина) и Василия (Кривошеина). Из множества архиереев Московского Патриархата почему-то эти два имени вызывают нервную реакцию. Наверное, потому, что оба сохранили в 1964 году тайну, за которую ватиканская разведка дала бы много, чтобы предупредить «дорогого Никиту Сергеевича». Тот, вероятно, чувствовал какое-то изменение настроений, но с прежней самоуверенностью надеялся править и дальше. Ведь «оттепельный» сыск пронизал все слои общества, все дачи и телефоны в СССР.
   Хрущёв шутил так, что становилось не по себе. Например, о Байбакове, впоследствии многолетнем председателе Госплана СССР, Хрущёв сказал в Москве в 1964 году на Президиуме ЦК: «Вот сидит товарищ Байбаков! Его телега переехала, но не задавила». Дальше - больше. Испугавшись хрущёвских тирад, члены Президиума, по воспоминаниям Байбакова, боялись даже смотреть в его сторону. После этого обсуждения Байбаков пришёл к выводу: «...мне вряд ли сработаться с Хрущёвым, примириться с его сумасбродством и бестолковой стихийностью действий».
  

Митрополит Палладий (Шерстенников). 1974 год
  

   Байбаков уехал в отпуск в Сочи и там встретился с Игнатовым, тогдашним председателем Верховного Совета РСФР, и двумя руководителями Краснодарского края - первым секретарём крайкома Воробьёвым и председателем крайисполкома Качановым. Комендант сочинского санатория тут же донёс Хрущёву. В Пицунде Хрущёв устроил разнос перепуганным краснодарским партийцам, приехавшим к нему следующим утром: «Где вы вчера были? А кто был ещё? А-а-а, тогда всё ясно. Ну и что там болтали обо мне? Увиливаете. Проваливайте к чёрту!». Было «затеяно дело» о заговоре, в котором будто бы участвовали четверо, встретившихся в Сочи (Н.К. Байбаков. От Сталина до Ельцина. М., 1998, с. 147-151).
   Таубман ошибочно называет Воробьёва первым секретарём горкома, считая его «одним из заговорщиков», которого Хрущёв просто «спросил» в начале октября 1964 года и «отпустил с миром» (с. 25). Каким образом руководство Краснодара, далёкое от центра, могло свергнуть Хрущёва, - этого вопроса Таубман не задаёт. Стремясь оправдать своего «героя», американский историк, тем не менее, вынужден признать его неосведомлённость: «Одно из первых правил тирана - не покидать столицу, если в ней остаются соперники. Однако в 1963 году Хрущёв провёл вне Москвы 170 дней, а в первые девять месяцев 1964 года - 150» (У. Таубман. Хрущев. Нью-Йорк-Лондон, 2003; пер. с англ.: М., 2008, с. 666).
   В июле 1964 года Хрущёв пообещал поднять пенсии и пособия колхозникам. Как язвительно написал давний сотрудник аппарата Верховного Совета СССР Ю.Королёв, - это «сделать было очень просто, поскольку существовавший до того уровень был ниже низшего» («Кремлёвский советник». М., 1995, с. 124). Вторая мера - Хрущёв заменил Брежнева Микояном на посту Председателя Президиума Верховного Совета СССР.
   В сентябре того же года Хрущёв с помпой побывал в Чехословакии, принял в Кремле Сукарно, президента Индонезии, и Сабри, премьер-министра Египта. Открыл торжественное собрание в Большом театре по случаю столетия I Интернационала Маркса и Энгельса и участвовал во Всемирном форуме молодёжи в Кремле. В начале октября направил приветствие главам «неприсоединившихся» стран, собравшимся в Египте («Огонёк», 1964, №№ 37, 39, 41, 42). Таубман упоминает только визит в Чехословакию и встречу с Сукарно (с. 666-668).
   Наконец, Хрущёв отправился на отдых в Пицунду, где и произошёл тот характерный, описанный Байбаковым, случай с краснодарскими руководителями. Но вскоре, 12 октября 1964 года, Хрущёва вызвали в Москву на заседание Президиума ЦК КПСС. Ближайшим утром Хрущёв в Пицунде принял «французскую делегацию во главе с посланником Палевски». Переговоры заняли «не дольше получаса», так как Хрущёву надо было лететь в Москву на заседание Президиума ЦК. Заседание открылось днём 13-го. Хрущёв «начал защищаться отрывисто, сумбурно». Единственный, кто его поддержал, был Микоян. Поздно вечером Хрущёв позвонил ему по прослушиваемому телефону и сказал: «А бороться я не буду». Утром 14 октября Хрущёв не раз прослезился, извинился и попросил у членов Президиума ЦК хоть «какую-нибудь почётную должность» (Таубман, с. 26, 28, 31, 33).
   Растерянность Хрущёва на решающем заседании Президиума ЦК говорит о том, что накануне, в том числе и утром в Пицунде от Гастона Палевского, он ничего не узнал. Кто такой Палевский, вскользь упомянутый Таубманом? Это многолетний соратник де Голля ещё по Движению Сопротивления. В сентябре-октябре 1964 года де Голль посетил страны Латинской Америки, недовольные США, и отклонил американский план создания многонациональных ядерных сил. Де Голль считал, что всё французское, в том числе и оружие, должно быть во французских руках. Палевский был человеком, выполнявшим важные поручения де Голля. Вероятно, давнее раздражение грубостью и бесцеремонностью Хрущёва, накопившееся у де Голля, повлияло на решение французских верхов - наблюдать за событиями в Москве, но не вмешиваться. Как раз после смещения Хрущёва началось сближение де Голля с СССР.
   Оставшись в одиночестве, Хрущёв, ещё вчера полновластный диктатор, растерялся и оробел. 14 октября быстро собранный пленум ЦК сместил его со всех партийных и правительственных постов. Первым секретарём ЦК КПСС стал Брежнев, а Председателем Совета Министров СССР - Косыгин. Смена главы правительства была оформлена указами Президиума Верховного Совета СССР, подписанными Микояном 15 октября и утверждёнными сессией Верховного Совета 9 декабря («Огонёк», 1964, № 51).
   Д. Сафонов, биограф Никодима (Ротова), упрощает подоплёку событий, явно симпатизируя Хрущёву: «Всё изменилось после переворота в высших эшелонах власти, состоявшегося 14-15 октября 1964 года, наступила эпоха застоя... Начала спадать активность советской внешней политики, а вместе с тем и заинтересованность в интенсивном использовании внешнецерковных каналов» (www.bogoslov.ru/text/485916.html).
  

Патриарх Пимен (Извеков). 1988 год
  

   Эпоха застоя» - самая спокойная из послевоенных. Прекратилось издевательство над советской армией и флотом, они достигли равенства сил с США и НАТО. Над СССР исчезла угроза американского нападения. Смягчалась и атеистическая цензура. Уже в 1969 году издательство ЦК ВЛКСМ «Молодая гвардия» опубликовало 65-тысячным тиражом книгу С.Голицына «Сказание о белых камнях» - о церковной архитектуре Владимиро-Суздальской Руси. В книге осуждались «совсем недавние» представления, что церкви - «это мракобесие».
   Церковная политика Хрущёва на Пленумах ЦК не обсуждалась. Кстати, плодовитый парижский католический журналист О. Клеман, учивший нас «православию», считал ответственным за гонения на Русскую Православную Церковь не Хрущёва, а Ильичёва, вводя даже термин «ильичёвщина» (О.Клеман. Roma Amor. Брюссель, иезуитское издательство «Foyer Oriental Chretien» («очаг восточных христиан» или «очаг для христиан восточного обряда»), 1993, с. 574, 575).
   Однако доводы Клемана, мало сказать, неубедительны. Хрущёв сделал Ильичёва академиком «по совокупности заслуг», в том числе за книгу «Научная основа руководства обществом». Ильичёв стал и лауреатом Ленинской премии за соавторство книги о поездке Хрущёва в США в 1959 году. «Незлобивый» и «в личной жизни попросту несчастный», Ильичёв собрал коллекцию картин известных русских художников - Шишкина, Крамского, Куинджи, Айвазовского (www.izvestia.ru/retro/article3097695/?print).
   Как секретарь ЦК по идеологии, Ильичёв был, конечно, проводником атеистической кампании в стране. Услужливый исполнитель, человек далеко не бедный, он хотел устроиться при любой власти. Показательно, что, по мнению нынешних архивистов, 14 октября 1964 года именно он составил за Хрущёва заявление об отставке. А в марте 1965 года Брежнев и Косыгин отправили Ильичёва на прежнее незаметное место работы - чиновником в МИД.
   Православные почувствовали перемены, пожалуй, только 22 мая-2 июня 1968 года, когда власти разрешили торжественно отпраздновать 50-летие восстановления Патриаршества. Для размещения гостей предоставили гостиницу «Россия», только что построенную рядом с Кремлём («ЖМП», специальный выпуск).
   Плавность перехода к «эпохе застоя» помогла сделать карьеру, например, нынешнему самозваному «патриарху киевскому и всея Руси-Украины» Филарету (Михаилу Денисенко), впоследствии, в 1997 году, отлучённому от Церкви. Ещё в 1960 году, при Хрущёве, 31-летнего Денисенко послали в Англию - крепить братский диалог с английскими протестантами. Затем назначили управляющим делами Украинского Экзархата. В мае 1961 года перебросили настоятелем русского храма в Александрии, в Египет, которым руководил в то время Насер, союзник Хрущёва.
   В феврале 1962 года Филарет (Денисенко) - уже епископ Лужский, с июня по октябрь - врио Экзарха Средней Европы. С октября 1962-го по декабрь 1964-го года - епископ Венский и Австрийский, то есть в католических краях, где завязал «нужные» знакомства.
   Венским кардиналом с 1958 года был Франц Кёниг. В «третьем рейхе» он был капелланом со специальной языковой подготовкой, свободно знал 7 языков, включая испанский и русский, частично - древне-персидский и древнесирийский. Позднее, в 1978 году, Кёниг способствовал избранию папы Иоанна Павла II (Войтылы). Уйдя в отставку по возрасту, умер в 2004 году. Его нынешний преемник и знаток восточных дел - кардинал Шёнборн.
   Денисенко начинал как «шестидесятник» и, вероятно, уже тогда обратил на себя внимание ватиканской разведки. Хрущёв крепил союз с Ватиканом, действуя через Никодима (Ротова). И Денисенко верно назвал себя в интервью американской радиостанции «Свобода» «ближайшим другом» Никодима, с которым вёл «откровенные беседы» (см.: «РВ», 2009, № 21, с. 1). Позже Денисенко признался: «Я не только был единомышленником митрополита Никодима - фактически именно благодаря ему я стал епископом. Если бы не он, не его настойчивость, этого бы не произошло... Должен сказать, что я и доныне молюсь за упокой души митрополита Никодима. Ведь он - мой «крёстный отец» в архиерейском служении» ((www.portal-credo.ru/site/print.php?act=news&id=73662).
   Спокойно пережив смещение Хрущёва, Денисенко по возвращении в Москву из Вены в декабре 1964 года стал, с помощью Никодима, ректором Московской Духовной Академии в Троице-Сергиевой Лавре. А в феврале 1965 года его назначили председателем комиссии по подготовке материалов для Богословской энциклопедии.
   В мае 1966 года, после смерти Киевского митрополита Иоасафа (Лелюхина), Никодим (Ротов) передвинул Филарета (Денисенко) из ректоров Московской Духовной Академии на Киевскую кафедру. В московские ректоры Никодим поставил своего викария Филарета (Вахромеева), ныне митрополита Минского.
  

Архиепископ Макарий на развалинах президентского дворца
после турецкого вторжения 1974 года

  

   На один незамеченный след нужно обратить внимание. В 1970 году Денисенко был в Риме и 15 февраля «...совершил Божественную литургию в русском домовом храме при Понтификальном коллегиуме «Руссикум» («ЖМП», 1970, № 8, с. 19). По кодексу католического канонического права, совместное служение католиков с другими конфессиями строго запрещено. Наказание - извержение из сана. Но иезуиты пустили Филарета служить в храм «Руссикума», - значит, Филарет был для них свой, «собрат». Вот где разгадка непотопляемости Денисенко при смене режимов на Украине. Его «киевский патриархат» - живое наследие хрущёвской политики обособления Украины и унии с Римом.
   Хрущёвцы, как мы видели, стремились заменить русское духовенство на тех, кого сами называли «наёмным персоналом». Патриарх Алексий I (Симанский), как мог, сопротивлялся этой подмене и пытался провести своих кандидатов в епископат. Одним из них был митрополит Пимен (Извеков) Крутицкий и Коломенский.
   Конечно, Патриарх Алексий I не мог назвать Владыку Пимена своим преемником и этим сберёг его. Однако осведомлённые люди старого поколения осторожно намекали мне, что Патриарх Алексий I видел в Пимене продолжателя своего дела.
   Владыка Пимен стал знаменем борьбы с окатоличиванием Патриархии. Пимен происходил из простой благочестивой русской семьи. Даже его враги признавали: «Пимен был монахом». Патриарх Алексий I - из служилого дворянства. Служилые дворяне никогда не терпели «снобизма», часто были небогаты, но даже бедность не делала их вольнодумцами. В советское время старое дворянство скрытно держалось старины. Признал же в 1961 году Фуров, заместитель председателя Совета по делам Русской Православной Церкви, что «Патриарх на многое смотрит с позиций прошлого века... « (ГАРФ, ф. 6991, оп. 2, д. 309, л. 17).
   Никодим (Ротов), напротив, говорил: «...для продвижения мира и экуменизма нужны архиереи новой формации, а старые - непригодны для этого». Так поведал в октябре 2009 года его давний друг Денисенко.
   Митрополит Пимен при хиротонии епископа Иоанна (Снычёва) в декабре 1965 года открыто сказал об экуменистах: «Сердцеведец Бог может ли быть доволен, когда высокое служение Богу и Церкви совершается только внешне, только видимо и вещественно, без благочестивого усердия, без благочестия и добродетели?» («ЖМП», 1966, № 2, с. 9).
   В докладе, представленном греческими богословами Св. Синоду Элладской Церкви (Афины, 1972, с. 15, 23, 24), отмечалось: «юнейший» (слово «юный» поставлено в превосходной степени) Никодим «проводит время по-княжески и имеет виллу, а остальной клир и народ в России живёт в бедности». Митрополиты Митилинский Иаков и Никейский Георгий сообщили, что Никодим на 3-м Всеправославном совещании на Родосе в 1964 году придерживался «выжидательной и неискренней тактики» по отношению к Риму. Позже Никодим «служил литургию в храме славян-униатов в Риме и причащал их огулом и в любое время» - ещё до синодального решения от декабря 1969 года.
   «Храм славян-униатов» - из ведомства иезуитского «Руссикума». «Большую деревянную дачу» Никодима в Серебряном Бору, хорошо обставленную, в октябре 1964 года посетил архиепископ Василий (Кривошеин). Никодим и Макарцев, чиновник Совета по делам Русской Православной Церкви, пили коньяк и вина. Василий ничего не пил и был осторожен («Две встречи», с. 163-169).
   Краткое постановление Св. Синода Московской Патриархии, позволявшее причащать католиков, продиктовал в декабре 1969 года сам Никодим. Это решение, вероятно, стало причиной инфаркта у Патриарха Алексия I в феврале 1970 года. Как писал Д.Остапов, Патриарх Алексий I умер 17 апреля 1970 года через считанные минуты после долгого разговора с Никодимом («ЖМП», 1970, № 6, с. 9-10).
   Позднее Патриарх Пимен положил под сукно решение 1969 года о причащении католиков. Архиереи, близкие к Пимену, никогда не причащали католиков и относились к ним внешне прохладно, но на деле - без малейшего уважения.
   Василий (Кривошеин) называл ещё одну кандидатуру в Патриархи - митрополита Орловского и Брянского Палладия (Шерстенникова) (+1976). Он был из семьи священника, участвовал в Первой мировой войне.
   Его к патриаршеству «...готовили, даже со стороны Советского Правительства было дано согласие. Но в феврале 1970 года он был послан в Варшаву вместе с епископом Ювеналием (тогда Тульским и Белевским, ныне митрополитом Крутицким и Коломенским. - Н.С.). Они должны были представлять Русскую Православную Церковь на торжествах митрополита Варшавского Василия. Здесь, в Польше, у митрополита Палладия «развязался язык», и он начал рассказывать, как он сидел десять лет в лагере в Воркуте... Об этом довольно быстро стало известно в Москве, и кандидатура митрополита Палладия была сразу и окончательно отброшена. - А каким образом это стало известно в Москве? - спросил я Владыку Леонида Рижского. - Так об этом сообщил епископ Ювеналий, в присутствии которого митрополит Палладий рассказывал польским иерархам о своём аресте и лагере» (здесь и далее цитаты из сайта (http://lib.ru/MEMUARY/KRIWOSHEIN/izbranie_pimena.txt).
  
(Окончание следует)
« Последнее редактирование: 31 Мая 2010, 16:46:29 от Александр Васильевич » Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 73101

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #24 : 31 Мая 2010, 16:44:53 »

(Окончание)

Так Никодим (Ротов) и его «группа архиереев» устраняли соперников и продолжали без Хрущёва его линию на союз с Ватиканом. В связи с этим интересна публикация в парижской католической газете «Русская мысль» (№ 4217, 9-15 апреля 1998 г., с. 7): «В 60-е - 80-е годы было две формы экуменизма: один - официальный, обращённый наружу и пользовавшийся одобрением властей как политическая пропаганда; другой, внутренний, - экуменизм взаимопомощи... Так, православные епископы, которые не могли свободно проповедовать, посылали свою паству к баптистам. Другие, подобно митрополиту Филарету Минскому, поддерживали и покрывали своим авторитетом греко-католические общины, тогда запрещённые».
   Как видим, униаты, называющие себя «греко-католиками», будучи на нелегальном положении в СССР, находили покровителей среди лиц, близких к Никодиму. Недаром недавно, на очередном собрании «автокефалистов» (униатов-западенцев) в Харькове звучали признания: без «катакомб» 1960-х-1980-х гг. не было бы украинской «автокефальной церкви» (www.portal-credo.ru/site/print.php?act=news&id=75446).
   Канадский экуменист Д.Поспеловский писал: «...одним из главных «поставщиков» нового поколения «катакомбных» священников в 60-е гг. был митрополит Никодим, глава Отдела внешних церковных сношений РПЦ...». Поспеловский признал, что политика Никодима не оставляла «...никакого сомнения в его преданности официальной политике советской власти и законопослушности». Никодим (Ротов) и митрополит Иоанн (Вендланд) «...рукоположили несколько сот тайных священников» (Д.Поспеловский. Русская Православная Церковь в ХХ веке. М., 1995, с. 312).
   Можно предположить, что Хрущёв, борясь с Православной Церковью, хотел создать несколько «церквей». «Тайные рукоположения» начала 1960-х годов, скорее всего, были согласованы с Ватиканом. Жизнь «катакомбников» своеобразна с их ходами из «юрисдикции» в «юрисдикцию» и, наконец, на Запад. «Водонепроницаемых переборок» между ними нет. Конечно, не сам Хрущёв додумался до «катакомбных» рукоположений, но с присущим ему коварством оценил западные советы, возможно, переданные через посредников.
   Хрущёвские «катакомбные» кадры пригодились в 1990-е годы. Даже экуменист Поспеловский, ссылаясь на «совершенно достоверные источники» внутри Патриархии и среди «подпольных братств», писал: «...лично митрополит Никодим рукоположил не меньше 150 тайных священников, многие из которых остаются в «подполье» со своими миниатюрными общинками, опасаясь, что нынешняя церковная свобода будет недолговечной» (Д. Поспеловский. Русская Православная Церковь в ХХ веке. М., 1995, с. 322-323).
   Дружба Никодима с папой Павлом 6 (Монтини), начатая при Хрущёве, ничего не принесла. Уже весной 1968 года в Чехословакии вспыхнул мятеж прозападных сил во главе с Дубчеком, ставшим главой компартии. Сейчас события той «пражской весны» упрощают, сводя их к демократическому движению, будто бы мирному и сугубо внутреннему. На самом деле потрясения в Чехословакии сказались на всей Европе и на политике СССР.
   В мае 1968 года ТАСС заявил о росте неонацизма и реваншизма в ФРГ, о планах отобрать у Чехословакии Судетскую область. 13 августа 1968 года министр обороны СССР маршал Гречко, выступая перед военными в Ужгороде, сказал о предстоящем вводе войск в Чехословакию: «Ни в коем случае нельзя допустить пролития крови словаков и чехов. Уверен, что ЧНА (Чехословацкая народная армия. - Н.С.) сопротивления не окажет. Однако не исключено, что с запада в ЧССР могут вторгнуться войска НАТО. Тогда придётся действовать, исходя из обстановки».
   Многие чехословацкие газеты возбуждали неприязнь к нашим солдатам. После ввода 21 августа 1968 года советских войск в Чехословакию начались антирусские вылазки, подогретые манёврами армии ФРГ «с отработкой различных сценариев европейской войны», - вспоминал генерал-лейтенант С. Золотов, участник событий. Но чехословацкая армия, выполняя приказ президента генерала Л.Свободы, сопротивления советским войскам не оказала («ВИЖ», 1994, № 4, с. 14-22).
   Генерал армии Людвик Свобода отнюдь не был, как сейчас представляют, ни советской марионеткой, ни «пассивным» человеком. Л. Свобода посвятил жизнь борьбе с немцами. В Первой мировой войне он - офицер чехословацкой бригады русской царской армии, в Великую Отечественную войну - командир сначала чехословацкого батальона, затем армейского корпуса в советской армии. И на старости лет, в 1968 году, увидеть свою родину «свободной» колонией Германии, он, разумеется, не захотел.
   Почему ФРГ не атаковала советские войска? В тылу - Франция де Голля, возмущённого наглостью, с какой немецкие коммерсанты ринулись помогать пражским «реформаторам». Де Голль всегда был против объединения Германии, поддерживая даже поляков в их территориальных спорах с немцами. США погрязли в войне во Вьетнаме, а английский премьер-министр Вильсон не жаждал воевать за миражи пангерманизма.
   Устранение последствий «пражской весны» потребовало от СССР в 1968-1970 годах огромных расходов. СССР подписал с Чехословакией два договора: о пребывании там советских войск в 1969 году и о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи в 1970 году. Были подтверждены недействительность Мюнхенского соглашения 1938 года между Западом и Гитлером (по которому Судетская область была захвачена немцами) и незыблемость границ 1945 года. Католические активисты, направляемые Ватиканом, сыграли активную роль в «пражской весне», нападая на православных, о чём публично заявил в мае 1969 года в Софии, в Болгарии, митрополит Пражский и всея Чехословакии Дорофей.
   О речи митрополита Дорофея папский журналист О. Клеман не писал, зато оправдывал захваты униатами православных храмов: «Весной 1968 года правительство Дубчека освободило выживших (униатов. - Н.С.) и позволило провести в приходах нечто вроде референдума: 204 из 246 приходов потребовали присоединения к Риму». Клеман признал, что в некоторых районах Словакии «разразилась своего рода религиозная война, направленная против православных», и только весной 1969 года (т.е. уже после ввода советских войск) униаты и православные создали смешанную комиссию «для мирного разрешения проблем». «Православный» Клеман проговорился, что в Париже ходил в католический «маленький франкоязычный приход византийского обряда». (О. Клеман. Roma Amor. Брюссель, 1993, с. 517, 518, 540).
   А Никодим, которого Клеман, кстати, всегда хвалил, привозил из Ватикана радужные заверения. Был ли Никодим ослеплён папскими приёмами или пытался обмануть советское руководство? Весьма вероятно, что именно чехословацкие события, приведшие к опасному кризису в Европе, вынудили Политбюро ЦК КПСС решить, что Никодима пора задвинуть.
   Никодим был хрущёвским кандидатом в Патриархи, и это могло позднее настроить Брежнева против его кандидатуры. Сразу после смещения Хрущёва Никодим был, похоже, уверен в незыблемости своего положения. Например, 16 ноября 1964 года, после 3-го Всеправославного совещания на греческом острове Родос, Никодим сфотографировался с влиятельными иерархами: митрополитом Мелитоном Илиупольским, позднее Халкидонским, считавшимся наиболее вероятным кандидатом в Константинопольские Патриархи; архиепископом Афинагором Севастийским, бывшим кандидатом на Иерусалимский патриарший престол; консервативным митрополитом Анфимом Нубийским, представлявшим Александрийский Патриархат и много лет преподававшим в Греции церковное право; митрополитом Иустином, полуофициальным наследником румынского патриаршего престола (стал патриархом в 1977 году); митрополитом Илией Алеппским, которого сирийские власти прочили в Антиохийские Патриархи (стал им в 1970 году).
   Так их всех приучали к мысли, что Никодим вот-вот сменит Патриарха Алексия I (Симанского).
   Брежнев участвовал в Великой Отечественной войне, и надо отдать ему должное - при нём похвалы «власовцам» и издевательства над ветеранами были немыслимы. Возможно, Брежнева психологически больше устраивал митрополит Пимен, участник войны.
   Архиепископ Василий (Кривошеин) недоумевал, почему Никодим в Риме, Денисенко в Киеве и Ювеналий в Туле в 1969 году причащали католиков. Находясь в СССР, Василий узнал, что увлечение Никодима католицизмом «...вызывало недовольство и в правительственных кругах, где оно рассматривалось как «перегиб». Говорили, вспоминал архиепископ Василий, о словах Куроедова. Тот страшно возмутился, что митрополит Никодим выбрал темой своей магистерской диссертации папу Иоанна XXIII: «Какой позор! Неужто он не мог найти какого-нибудь православного Патриарха или митрополита для своей диссертации!».
   Если Куроедов, глава правительственного Совета по делам религий, раньше, при Хрущёве, во всём поддерживавший Никодима, стал возмущаться его диссертацией, - значит, в верхах задули другие ветры. Может быть, советское руководство подозревало Никодима, что он двойной агент? Признал же Денисенко в своём интервью, что «власть испугалась его /Никодима/, как сильного игрока». Сильного чем? Связями в Риме, в столицах НАТО?
   Василий (Кривошеин) вспоминал: «...очень многие в народе против него /Никодима/, не доверяют ему, считают новатором и другом католиков, «он продаст нас красным шапкам» (то есть кардиналам) - слышалось в массах». «Такое же сильное смущение» вызвало появление Никодима в красной мантии. «Это было истолковано, как выражение сочувствия коммунизму! На самом деле здесь скорее усматривалось подражание католикам».
   Поясню - папы Иоанн XXIII и Павел VI назначали и тайных кардиналов, или in pectore в сердце»).
   Василий (Кривошеин) подытожил: «Ввиду всего этого (новшеств типа красной мантии. - Н.С.) и открытой враждебности к митрополиту Никодиму части верующих его избрание Патриархом было нежелательным, ибо могло вызвать несогласия и даже раскол в Церкви».
   В июне 1971 года на Поместном Соборе Патриархом был избран митрополит Пимен (Извеков) (+1990). Патриарх Александрийский Николай VI (Варелопулос) (+1986) приветствовал Патриарха Пимена и участвовал в его интронизации. Позднее, в 1972 году, Николай 6 назвал экуменизм «сверхъересью». Его заявление против экуменизма цитировал приснопамятный митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн (Снычёв) (+1995) в своей статье «Смотрите, не ужасайтесь» («Русь Соборная». СПб., 1995, с. 174).
   Во время Поместного Собора 1971 года объявили: «Завтра, 2 июня 1971 года, в Москву по приглашению Советского Правительства прибывает с официальным визитом Президент Республики Кипр и Предстоятель Кипрской Церкви Блаженнейший Макарий, Архиепископ Новой Юстинианы и всего Кипра. Патриарший Местоблюститель Митрополит Крутицкий и Коломенский Пимен будет находиться в числе встречающих Архиепископа. Поэтому заключительное, шестое заседание Поместного Собора переносится на 14 часов» («ЖМП», 1971, № 8, с. 43).
   Эта подробность встречи президента и архиепископа Кипра Макария III, доселе незамеченная, стала символом отказа от «оттепели» и, наверняка, неприятно поразила пенсионера Хрущёва. Таубман упоминает, что весной-летом 1971 года, в последние месяцы жизни, Хрущёв диктовал мемуары, «не расставался» с радиоприёмником, принимал гостей (с. 690, 691). Однако Таубман не сообщает о реакции Хрущёва на приезд Макария в СССР, как и вообще не упоминает имени Макария. Это тем более странно, учитывая давний интерес Хрущёва к Кипру.
   Макарий III (Мускос), прибыв в Москву, проявил мужество - напряжённость с НАТО нарастала. Верхи НАТО, собравшись в Лиссабоне 3-4 июня, тайно решили поделить нейтральный Кипр. Но советско-кипрские переговоры в Москве завершились призывом уважать независимость и территориальную целостность Кипра («Правда», 10 июня).
   Архиепископ Макарий приехал 3 июня в Богоявленский кафедральный собор на интронизацию Патриарха Пимена. Наш Патриарх и Александрийский Патриарх Николай 6 поддерживали архиепископа и президента Макария: и в 1972-1973 годах, когда генсек НАТО католик Лунс поощрил церковную смуту на Кипре; и в 1974 году, когда греческая хунта, выполняя лиссабонское соглашение, вместе с ЦРУ пыталась убить Макария, отдав туркам север Кипра.
   Никодим (Ротов) пережил Хрущёва ровно на семь лет и умер в Риме в 1978 году на руках у папы Иоанна Павла 1 (Лучани).
   К чему привела церковная политика Хрущёва? Множество памятников старины, икон, книг были варварски уничтожены. Внутрь Патриархии были внедрены «западники». Но «оттепель» не растворила национально-православного сознания, не превратила русский народ в толпу. К 1980 году вавилонская башня коммунизма так и не была построена, а ненавистные Хрущёву «русские попы» его пережили.
   Но ведь ни Рим, ни «западники» не успокаиваются. Вместо «мирового коммунизма» навязывают «мировой экуменизм» и лжеостанки, будто бы «царские», ради принудительного «примирения», не уточняя - кого с кем. Папство называют «традиционным христианством» и идут походом на «наследие сталинизма», искореняя память о Великой Отечественной войне. Что покажет будущее?..
   

Н. СЕЛИЩЕВ,
   член Русского Исторического Общества


http://www.rv.ru/content.php3?id=8502
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 73101

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #25 : 22 Января 2011, 18:04:06 »

Алексей Чичкин

Хрущевские «фантики»

Полвека тому назад, в 1961 году, в СССР была осуществлена денежная реформа



Денежные знаки 1947 г. в январе 1961-го были обменены без ограничений на новые в соотношении 10:1. В той же пропорции изменились цены, тарифные ставки зарплат, пенсии, стипендии, пособия и другие денежные документы. По официальному заявлению Совета министров СССР (5 мая 1960 г.), делалось это «в целях облегчения денежного обращения и придания большей полноценности советским деньгам…».







Однако сопровождалась реформа не только повышением цен и тарифов, но и «замораживанием» выплат по восстановительным займам 1945-1958 гг. Эти выплаты возобновились только с 1966 г., а полностью государство погасило задолженность по займам только в 1989 г. Золотое же содержание нового рубля СССР было соответствующим образом уменьшено.

И только теперь, по прошествии времени, стало понятным, что эта реформа дала начало постепенному обесцениванию советских денег с очевидными последствиями для страны. Так, по оценкам Завена Мосесова, бывшего замминистра финансов СССР (в середине 60-х - начале 70-х гг.), платежно-покупательная способность рубля в 1981 г. составляла 60-62%, а в 1988 г. – лишь 40-45% от соответствующего показателя 1961 г.

Последствия социально-экономических «экспериментов» середины 50-х-начала 60-х: целинная и кукурузная кампании, продажа сельхозтехники колхозам и т.п. в сочетании с резким ухудшением международной обстановки (новый этап гонки ядерных, космических и других вооружений, развитие конфронтации с Китаем, обострение отношений с США) – вынудили тогдашнее руководство страны срочно искать финансовые ресурсы для латания перманентных денежных «дыр». Которых, кстати, становилось всё больше в связи с амбициозной программой освоения космоса и оказания расточительной помощи дружественным Москве развивающимся странам (Египет, Индия, Индонезия, Алжир, Афганистан, Куба, Гана, Гвинея).

Необходимые финансовые ресурсы можно было найти только внутри страны. Так, уже с 1956-го было прекращено «сталинское» снижение розничных цен (1947-1955 гг.), а зарплаты были «заморожены» как минимум в половине отраслей.

По закрытым данным Минфина СССР, за счет роста цен и удорожания растущего импорта курс советских денег обесценился в 1955-1960 гг. почти на четверть (см., например, " Пояснительная записка в Президиум ЦК КПСС", Министерство финансов СССР, ДСП, март 1961 г.).
Кроме того, расширялась сеть торговли советскими и импортными товарами, которые продавались за инвалюту и приравненные к ней спецчеки – в рамках системы магазинов «Березка». Эти магазины появились в канун Всемирного молодежного фестиваля в Москве, который состоялся в 1957-м.

Примечательно, что в канун денежной реформы 1961-го Хрущев самолично объявил о временной приостановке выплат по государственным облигациям. Дескать, займы, будут погашаться… по мере приближения СССР к коммунизму. Народ отреагировал на это обещание мгновенно и по-своему: «Сталинские портянки заменили на хрущевские фантики».

Итак, денежные знаки 1947 г. в январе 1961-го были обменены без ограничений на новые в соотношении 10:1. В той же пропорции изменились цены, тарифные ставки зарплат, пенсии, стипендии, пособия и другие денежные документы. По официальному заявлению Совета министров СССР (5 мая 1960 г.), «в целях облегчения денежного обращения и придания большей полноценности советским деньгам…».

Но, к примеру, до этой реформы доллар США официально был равен по курсу четырём рублям, а новый курс был назначен… в 90 копеек.

По экспертным оценкам Минфина и Госплана СССР (1961-1962 гг.), новый рубль был недооценен в 2,25 раза, а платежно-покупательная способность рубля по отношению к импортным товарам (в том числе из соцстран), соответственно, во столько же раз уменьшилась Другими словами, рубль оказался снова «привязанным» к финансово-экономическим интересам США, точнее - к американским деньгам, что было отменено с весны 1950 г.

Бессменный (с 1938 г.) нарком, а затем министр финансов СССР Арсений Григорьевич Зверев (1900-1969), не согласившись с характером предстоящей реформы, 16 мая 1960 г. подал в отставку.

Это произошло сразу же после того, как 4 мая того же года было подписано постановление N 470 Совета министров СССР «Об изменении масштаба цен и замене ныне обращающихся денег новыми деньгами».

По имеющимся данным, А. Зверев не соглашался с «хрущевским» сроком реформы, полагая, что надо сперва вернуть платежно-покупательную способность рублю и постепенно увеличивать платежеспособный спрос населения на товары и услуги. Он считал, что одновременные деноминация и рост цен способны в перспективе обанкротить советскую экономику и внешнюю торговлю, сориентировав их, в основном, на экспорт сырья и растущий импорт всё большего ассортимента товаров. Того же мнения придерживались уже опальные к тому времени М.З. Сабуров (председатель Госплана СССР в 1950-1958 гг.), Д.Т. Шепилов, В.М. Молотов. Кстати сказать, именно со ссылками на Молотова такие оценки реформы появлялись в 1960-1962 гг. в СМИ Китая, Югославии, Албании. Так что, исключение в 1962-м Шепилова и Молотова из КПСС связано в том числе с их мнением по этой реформе.

Характерно, что после отставки Хрущева в 1964-м Зверева не привлекали к руководящей финансовой работе. Видимо, прежде всего, потому, что экономика, в том числе денежная система СССР, что называется, шла тем же курсом в соответствии с прогнозами Зверева, Сабурова, Шепилова, Молотова…

Впрочем, округление цен и тарифов в большую сторону позволило госбюджету в ходе реформы дополнительно получить как минимум 3 миллиарда рублей.

Но рынок отреагировал на реформу по-своему, как и предполагали «отщепенцы». Если в госторговле цены понизились в 10 раз, то в кооперативной торговле и на сельхозрынках максимальное снижение было шестикратным. Однако уже с весны 1961-го возобновился рост цен на товары и услуги во всех секторах торговли, в том числе по межотраслевым и межрегиональным связям, продолжавшийся, с краткосрочными перерывами, вплоть... до распада СССР. Параллельно с этим началось постепенное «вымывание» магазинно-товарного ассортимента в более прибыльную торговлю на рынках, в том числе валютных и чековых магазинах.

По имеющимся данным, участвовавшим в соответствующих разработках НИИ поставили задачу – побыстрее просчитать баланс новой денежной эмиссии и, что называется, «не заморачиваться» детальными исследованиями соотношений цен на товары и услуги, спроса на них и расчетами платежно-покупательной способности новых денег. А вот те НИИ, которые пренебрегали такими указаниями, фактически отстранялись от работ по реформе. (Подробнее см. Ежегодники Мюнхенского института по изучению истории и культуры СССР – 1963 и 1971 гг.).

Словом, был дан старт длительному и необратимому обесцениванию советского рубля, что, в свою очередь, привело к небезызвестным последствиям для экономики СССР и советского государства в целом. Поэтому резонно предположить, что денежная реформа 1961-го могла быть составным звеном поэтапного разрушения Советского Союза.

http://www.stoletie.ru/territoriya_istorii/hrushhevskije_fantiki_2011-01-21.htm
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 73101

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #26 : 11 Февраля 2011, 20:46:49 »

Папа   Римский  приглашал Никиту  Хрущева  в Ватикан


Советский лидер Никита  Хрущев  был приглашен  Папой   Римским  Иоанном XXIII в Рим. Об этом рассказала в интервью Corriere della Sera дочь руководителя СССР Рада  Хрущева .

Она посетила  Папу  Иоанна XXIII вместе с супругом Алексеем Аджубеем, который в то время он был главным редактором газеты "Известия", в ходе частной аудиенции 7 марта 1963 года. Это был эпохальный визит, первый, совершенный высокопоставленными российскими деятелями с царских времен, который стал свидетельством новых отношений между Кремлем  и  Ватиканом.

Эта история полна приключений со шпионами, машинами преследования, в которой принимал участие переводчик-иезуит, который то исчезал, то появлялся вновь, пишет итальянская газета. "Об этой аудиенции, - говорит Рада, начиная рассказ, - ходит много слухов, домыслов и лжи, озвученных свидетелями, которых вовсе не было. Я не занималась политикой, но руководила журналом "Наука и жизнь". Моего мужа и меня пригласили на церемонию награждения Папы премией Бальзана, эта поездка подробно обсуждалась ЦК КПСС". (Полный текст на сайте Inopressa.ru.)

"Следовало пройти всю бюрократическую цепочку, последнее слово было за первым секретарем, моим отцом. Он дал согласие на поездку и передал моему мужу письмо для  Папы . Кремль решил извлечь из этой поездки максимум выгоды", - рассказала она.

По словам Хрущевой, подготовка к аудиенции была бесконечной. Она должна была остаться частной, секретной, о ней ничего не должна была знать пресса. Как Кремль, так  и  Ватикан "предпочитали не предавать огласке этот факт, потому что существовало сопротивление внутри Святого Престола, со стороны той же Osservatore Romano (полуофициальная газета Ватикана. – Прим. ред.)  и , естественно, части высшего руководства СССР". Но потом, подчеркивает дочь  Хрущева , "встреча состоялась по явному желанию  Папы ".

"В Риме нас встретил наш посол Козырев (Семен Павлович Козырев был послом в Италии с 1957 по 1966 годы - Прим.ред.), - рассказывает  Хрущева . - Он был взволнован  и  знал о происходящем лишь в общих чертах. Он выделил нам сопровождающего, Леонида Колосова, официально - спецкора "Известий", но в действительности - сотрудника спецслужб".

"Пока мы ехали в Ватикан, нас сопровождала машина американского посольства. Водитель-шпион, сидевший за рулем, делал вид, что сбился с пути, и это позволило американцам обогнать нас и первыми въехать в Ватикан, что совершенно не входило в наши планы, потому что появлялся третий свидетель встречи", – продолжила она.

У них не было переводчика, и вскоре в конференц-зале к ним подошел отец Кулик, "русский, родившийся в Италии в семье эмигрантов, покинувшей Россию до революции, иезуит, как нам сказали". Он также был очень взволнован. "Я рекомендую не покидать зал после завершения торжественной церемонии  и  полюбоваться произведениями искусства, прежде всего, потолочной росписью", – сказал он.

 И  вот, после того как Иоанн XXIII закончил свое выступление, а он, по словам Хрущевой, говорил об актуальных проблемах, в частности, "выступал против гонки ядерных вооружений", приглашенные разошлись, исчез  и  спецкор-шпион Колосов ("он был осведомлен лучше, чем посол").

"Мы с мужем, – продолжила  Хрущева , – некоторое время оставались одни, потом открылась дверь,  и  появился Кулик. Он повел нас по коридору, посетовал на протокол  и  быстренько рассказал, как мы должны себя вести. Он нам объяснил, что мы должны приклонить колени, какие слова мы должны произнести в присутствии Его Святейшества".

Дочь  Хрущева  улыбнулась  и  добавила: "Мой муж сказал, что никогда не делал этого,  и  боялся выставить себя в плохом свете. Кулик проконсультировался с главой протокола, который присоединился к нам,  и  со вздохом прошептал: "Все будет, как захочет Господь".

Ожидание длилось несколько нескончаемых секунд, пока маленькая группа не подошла к двери, которую открыл Кулик. "В комнате находился  Папа , поэтому нам удалось избежать формальностей. Он провел нас в свой кабинет. Мой муж смог передать ему письмо  Хрущева , Иоанн XXIII передал ему свое письмо для моего отца, которое он написал на кириллице в нашем присутствии. Он сказал, что ничто не должно разделять народы  и  страны, что все должны стремиться к миру.

После этого  Папа   Римский  пригласил главу Кремля в Рим. "Пусть приезжает, для него всегда будет открыта дверь, что бы ни произошло", - это были слова понтифика, которые "несколько месяцев спустя обрели большое значение".

 Папа  Иоанн передал Раде четки ("как ювелирное изделие они не имеют никакой ценности, они дороже")  и  памятные медали: "Я знаю, что вы атеисты, но я оставляю вам этот сувенир, вы также должны знать, что каждое утро я молюсь за детей, которые рождаются в этот день. Как зовут ваших детей?" Рада и Алексей назвали имена детей, Папа их благословил и сказал: "Помните, пожалуйста, об этой встрече".

На улице были журналисты, но спецкор-шпион сумел отвлечь их внимание от супружеской четы. Вечером "надо было идти на ужин в дом Тольятти, который ни словом не обмолвился о встрече с  Папой ". "Даже у коммунистов были свои требования, свой протокол. Дочь секретаря КПСС не могла поехать в Рим и не встретиться с таким деятелем, как Тольятти.  И  его молчание свидетельствовало о том, что он был опытным политиком", - заключила Рада.

http://hghltd.yandex.net/yandbtm?fmode=inject&url=http%3A%2F%2Fwww.factnews.ru%2Farticle%2F28Jun2006_xruschev%2F&text=%D1%85%D1%80%D1%83%D1%89%D0%B5%D0%B2%20%D0%B8%20%D0%BF%D0%B0%D0%BF%D0%B0%20%D1%80%D0%B8%D0%BC%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9&l10n=ru&sign=ec72644379814fb5fceaea031f3df91d&keyno=0
Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 73101

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #27 : 11 Февраля 2011, 20:51:19 »

Хрущев постучался к Папе



До сих пор архивы спецслужб и ряда государств, в том числе и России, хранят подробности сенсационной встречи Папы Римского с посланцами руководителя СССР. И только сейчас стали известны некоторые детали секретных переговоров между Москвой и Ватиканом. О них рассказали непосредственные участники тех событий.

Секретная миссия Аджубея

Многие считают, что потепление в отношениях между Москвой и Ватиканом возникло только в последние годы. Но, оказывается, еще полвека назад Никита Хрущев пытался наладить доверительный контакт с Папой Римским и установить дипотношения с Ватиканом. И в этом были задействованы советская разведка, дочь Хрущева Рада и ее муж, тогдашний главный редактор Известий Алексей Аджубей. Им же противостояли ЦРУ, итальянская разведка и практически все члены Папского престола.

Посланцы первого секретаря ЦК КПСС выехали в Рим с секретной миссией - подготовить встречу первых лиц. Официальным прикрытием поездки стало участие советских журналистов в церемонии вручения Папе премии За мир и гуманизм .

Красный понтифик


Все началось с неожиданного приглашения дочери Хрущева Рады - она была тогда главным редактором журнала Наука и жизнь - и его зятя Алексея Аджубея на церемонию награждения.

Вокруг этой аудиенции 7 марта 1963 года до сих пор ходит много слухов и лжи, озвученных мнимыми свидетелями. Многие историки считают, что это был эпохальный визит. Ведь впервые с царских времен высокопоставленные советские деятели встречались с главой католиков.

Сначала в Москве эту информацию восприняли недоверчиво. В ЦК КПСС начались бесконечные консультации, многие возражали против контактов с Ватиканом. Но последнее слово было за Хрущевым. И он дал разрешение на встречу дочери и зятя с главой католиков. Перед отъездом Хрущев вручил Аджубею личное письмо для Папы. К подготовке встречи активно подключили резидентуру советской разведки в Италии.

Третий свидетель

Только теперь дочь Хрущева в интервью итальянским журналистам раскрыла некоторые подробности тех давних событий.

- В Риме нас встретил советский посол Козырев, - рассказывает Рада Хрущева. - Он был взволнован и знал о происходящем только в общих чертах. Посол выделил нам сопровождающего - спецкора Известий в Италии Леонида Колосова.

У Колосова была и другая профессия - офицера Первого главного управления КГБ СССР. То есть разведчика.

Уверенности, что встреча состоится, никто не испытывал. Нашим дипломатам и разведчикам приходилось прилагать огромные усилия, чтобы все держать в секрете. Как ни странно, но и американцы были заинтересованы в завесе тайны: их беспокоил возможный успех этой встречи. И ЦРУ, подключив итальянскую разведку, взяло под плотный контроль визит советских журналистов.

- Пока мы ехали в Ватикан, нас сопровождала машина американского посольства, - вспоминает Рада Хрущева. - Водитель-шпион, сидевший за рулем, делал вид, что сбился с пути, и это позволило американцам обогнать нас и первыми въехать в Ватикан, что совершенно не входило в наши планы. Ведь появлялся третий свидетель встречи.

Началась официальная церемония награждения Папы. И тут возникло первое осложнение: советские гости остались без переводчика. Колосова на встречу с Папой не пустили. Выручил сотрудник папского Восточного института отец Кулик, подошедший к ним в конференц-зале. Он был русский, родился в Италии в семье эмигрантов. Как потом выяснилось, принадлежал к ордену иезуитов. Этот орден, по данным наших спецслужб, выполнял разведывательные функции при святом престоле.

Отец Кулик был очень взволнован.

- Я рекомендую, - сказал он, - не покидать зал после завершения церемонии и полюбоваться произведениями искусства, прежде всего потолочной росписью.

Сразу после того, как Иоанн XXIII закончил свое выступление, многие гости разошлись.

Преклонять ли колени

- Мы с мужем некоторое время оставались одни, потом открылась дверь и появился Кулик, - рассказывает Рада Никитишна. - Он повел нас по коридору, рассказывая как мы должны себя вести, что мы должны преклонить колени.

Рада тогда сказала иезуиту, что ее муж никогда не делал этого и боится выставить себя в плохом свете. Кулик проконсультировался с присоединившимся к ним главой протокола и, вздохнув, прошептал: Все будет, как захочет Господь .

Маленькая группа подошла к двери личной библиотеки Папы.

- В комнате находился только Папа, поэтому нам удалось избежать формальностей, - вспоминает Рада. - Мой муж передал ему письмо Хрущева. Иоанн XXIII вручил ему свое письмо для моего отца, которое написал на кириллице в нашем присутствии. Он сказал, что ничто не должно разделять народы и страны, что все должны стремиться к миру. После чего он пригласил главу СССР в Рим. При этом понтифик уточнил: Пусть приезжает, для него всегда будет открыта дверь, что бы ни произошло. Надеюсь, что когда господин Хрущев посетит Рим, мы оба найдем время, чтобы побеседовать с глазу на глаз .

Награда ЦРУ

Через несколько дней Леонид Колосов за успешное проведение тайной встречи досрочно получил звание капитана КГБ. А ЦРУ и итальянские спецслужбы решили ему отомстить. Чтобы помешать дальнейшим контактам между Хрущевым и Папским престолом, они устроили покушение на главного редактора Известий . Аджубей должен был ехать в аэропорт в машине Колосова. И здесь наш разведчик допустил большую ошибку: он оставил свой автомобиль около дома, без присмотра, а не в посольском гараже. Но в последний момент наш посол уговорил Аджубея сесть в свой Мерседес . Это и спасло ему жизнь.

Что произошло дальше, рассказал много лет спустя сам подполковник КГБ в отставке Леонид Колосов.

- Я ехал вслед за посольской машиной со скоростью 130-140 километров в час. Вдруг меня неожиданно потянуло влево, я ощутил сильный удар и куда-то полетел. Очнулся только в больнице. Ноги были все переломаны, множество ушибов. Ясно, что автокатастрофа готовилась не для меня. Наши технари, осмотревшие позднее мою машину, нашли в подрезанной покрышке левого переднего колеса специальную стальную шпильку. При большой скорости она проткнула камеру.

Встреча советского лидера с Папой Иоанном XXIII, как и ожидаемое тогда подписание межгосударственного соглашения между Советским Союзом и Ватиканом, так и не состоялись. Глава католиков умер 3 июня 1963 года от рака желудка, отказавшись от операции. А в октябре 1964 года Никиту Хрущева сняли со всех постов.

Досье

Папа Иоанн XXIII был первым понтификом современности, который начал выступать за мирное сосуществование государств с различными социальными системами. Он официально признал революцию на Кубе. Именно Иоанн XXIII установил первый контакт с представителями других христианских церквей. Когда разразился Карибский кризис, Папа отправил личное письмо Джону Кеннеди, призывая не доводить конфликт до войны. Многие историки полагают, что поскольку Кеннеди был католиком, письмо иерарха церкви стало едва ли не решающим фактором сдерживания.

Противники Иоанна XXIII стали называть его красным Папой , а сторонники - Папой мира . ЦРУ внедрило в его окружение свою агентуру из числа иезуитов. Настоящая паника в Белом доме началась после того, как стало известно о намерении Иоанна XXIII установить дипломатические отношения с Советским Союзом. Об этом он заявил в доверительной беседе с нунцием В. Роберти. И первым шагом к сближению с СССР стало приглашение советских журналистов на личную аудиенцию.
 
http://www.the-pope.ru/papstvo/sobytiya/xruschev-postuchalsya-k-pape.html
« Последнее редактирование: 11 Февраля 2011, 20:53:49 от Александр Васильевич » Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 73101

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #28 : 25 Февраля 2011, 12:16:57 »

«Это была смесь глупости и подлости»

Историк Игорь Фроянов о выступлении Хрущева с докладом «О культе личности и его последствиях»



Ровно 55 лет назад, 25 февраля 1956 года, первый секретарь Президиума ЦК КПСС Н.С.Хрущёв выступил с докладом «О культе личности и его последствиях» на закрытом заседании XX съезда КПСС. Доклад был посвящен осуждению деятельности покойного советского лидера И.В.Сталина, критике «культа личности» и массовых репрессий. Хрущев выступил с докладом в последний день работы XX съезда на закрытом утреннем заседании. Необычным было выбранное время проведения – после пленума ЦК по избранию руководящих органов партии, которым обыкновенно закрывались партийные форумы, и закрытый характер заседания – без присутствия приглашенных на съезд представителей зарубежных коммунистических партий, и порядок ведения – руководил заседанием Президиум ЦК КПСС, а не избранный делегатами рабочий президиум. Как вспоминал один из очевидцев доклада А.Н.Яковлев, «в зале стояла глубокая тишина. Не слышно было ни скрипа кресел, ни кашля, ни шепота. Никто не смотрел друг на друга – то ли от неожиданности случившегося, то ли от смятения и страха. Шок был невообразимо глубоким». После окончания выступления председательствовавший на заседании Н.А.Булганин предложил прений по докладу не открывать и вопросов не задавать. Делегаты съезда приняли два постановления – с одобрением положений доклада и о его рассылке партийным организациям без опубликования в открытой печати.

Между тем, слухи о докладе Хрущева стали распространяться и вызвали народные волнения. 4 марта 1956 года у памятника Иосифу Сталину в Тбилиси начал собираться народ. Грузинский сталинист Парастишвили забрался на постамент монумента, отпил из бутылки вино, разбил её и сказал: «Пусть так же погибнут враги Сталина, как эта бутылка!».

5 марта 1956 года в годовщину смерти И.В.Сталина студенты и рабочие собрались на улицах и площадях Тбилиси с лозунгом «Не допустим критики Сталина». Демонстрация с портретами генералиссимуса прошла по проспекту Руставели. Демонстранты требовали у прохожих снимать шапки, а водителей – давать гудки. 8 марта митингующие выдвинули требования к властям из 5 пунктов: 9 марта объявить нерабочим траурным днём, во всех местных газетах поместить статьи, посвящённые жизни И.В.Сталина, в кинотеатрах демонстрировать фильмы «Падение Берлина» и «Незабываемый 1919-й» Михаила Чиаурели и пригласить на митинг Чжу Дэ, который в это время находился в Тбилиси с визитом. Вечером 9 марта на грузовиках из Гори в Тбилиси приехало около 2000 человек. Мирные митинги проходили пять дней. В ночь на 10 марта, желая отправить телеграмму в Москву, толпа ринулась к телеграфу, где по ней был открыт огонь. В результате, по данным МВД Грузии, было убито 15 и ранено 54 человека, из которых 7 умерло в больницах, 200 человек было арестовано.


Фроянов И.Я.

В связи с годовщиной со дня выступления Н.С.Хрущева с докладом «О культе личности и его последствиях» мы попросили известного русского историка, профессора Санкт-Петербургского государственного университета, доктора исторических наук Игоря Яковлевича Фроянова дать оценку знаменитого доклада.

«Трудно сказать, какие цели преследовал Хрущев, выступая с этим докладом, ведь в душу человеку не влезешь. Но есть внешняя канва событий, по которой можно судить кое о чем и на сей счет. Шла борьба за власть между Хрущевым и большинством Президиума ЦК КПСС, из которого вскоре "слепили" так называемую антипартийную группу, состоящую из Маленкова, Кагановича, Молотова и "примкнувшего к ним", как тогда выражались, Шепилова. Положение Хрущева был шатким, он висел, что называется, "на волоске". Хрущева спас Жуков. Надо было закрепить "успех" и утвердиться во власти. В подобных случаях это, как правило, делается на противопоставлении существующей власти – власти предшествующей, тем более сталинской, из которой сам же Хрущев и вышел. Хрущеву нужно было отмежеваться от Сталина и тем самым оправдать себя, "отмазаться", как сейчас говорят, от того, что он сам натворил при Сталине. У него у самого руки были обагрены кровью. Хрущеву нужно было переложить вину за репрессии, за жестокости, на Сталина, Берию и др. Эти две задачи, которые решал Хрущев, лежат на поверхности. Итак, речь идет об укреплении Хрущевым собственной власти и его желании возложить вину за преступления и репрессии главным образом на Сталина и его окружение.

Но Сталин и Хрущев – несоизмеримые фигуры. Сталин – великий политический деятель, жизнь которого – шекспировская драма, а Хрущев пигмей и шут гороховый. Его даже личностью трудно назвать, тем более исторической. Выступив с этим докладом, Хрущев, конечно, добился ближайших целей. Он посеял у большинства жителей страны иллюзию очищения, иллюзию "оттепели". Но вскоре люди поняли суть дела, разобрались в том, что представляет собой Хрущев и чего он стоит. Этим, собственно, и объясняется дальнейшее возрастание рейтинга И.В.Сталина, принимающее сейчас пугающие демократов с либералов размеры. "Большое видится на расстоянье". Сопоставляя сегодня Хрущева со Сталиным, люди видят несоразмерность этих двух личностей.

Вреда критика так называемого "культа личности Сталина" наделала немало. Вера в престиж нашей страны упала в глазах других государств. Стала рассыпаться международная система, которую Сталин большими трудами и усилиями создавал на протяжении послевоенноего времени. Объективно Хрущев играл на руку врагам не только коммунизма, но и России. Из соломенной шляпы Хрущева вышли Андропов и Горбачев. Если историческая связь Андропова с Хрущевым затемнена, затушевана, то связь Горбачева с Хрущевым более очевидна. Сам Горбачев неоднократно давал положительные оценки деятельности Хрущева. Я бы даже наметил некоторую линию от Андропова к Горбачеву, от Горбачева к Ельцину и т.д.

В целом оценивая доклад Хрущева "О культе личности и его последствиях", надо сказать, что это была смесь глупости и подлости. Поймите меня правильно: я не против отказа от мрачных явлений сталинизма и неоправданных репрессий. Но делать это нужно с государственным умом. И не на словах, а на деле».

http://www.ruskline.ru/news_rl/2011/02/25/eto_byla_smes_gluposti_i_podlosti/
« Последнее редактирование: 26 Февраля 2011, 14:56:13 от Александр Васильевич » Записан
Александр Васильевич
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 73101

Вероисповедание: православный христианин


Просмотр профиля WWW
Православный, Русская Православная Церковь Московского Патриархата
« Ответ #29 : 26 Февраля 2011, 14:03:54 »

Хрущевизм – беда России!

Иерей Александр Шумский о выступлении Хрущева с докладом «О культе личности и его последствиях»



Никита Сергеевич Хрущев один из самых комичных и, одновременно, один из самых лютых правителей России. Он напоминает мне злобного клоуна из американского фильма ужасов. Хрущев - выродок большевизма. Он ничему не научился у Сталина, он остался верным учеником Ленина и Троцкого. При Сталине Никита Хрущев затаился. Он был безупречным исполнителем, на его руках крови не меньше, чем у тех, кого он потом припечатывал к позорному столбу XX съезда КПСС. Он потрясающе глуп, но столь же потрясающе хитер. Перехитрить умного и страшного Берию! На такое заурядный человек неспособен. В нем сочетались невиданная наглость со звериной осторожностью. Вот это сочетание и помогло ему не только удержаться во властной элите, но и, в конце концов, одержать победу в борьбе за верховную власть. При Сталине ему еще помогало дремучее невежество. Представить себе Никиту Хрущева с книгой в руках совершенно невозможно. В этом плане, я думаю, ему среди советских руководителей равных нет. Невежество Хрущева у многих его соперников усыпило бдительность. Берия считал его ничтожеством, над которым все время потешались. Однажды на даче у Сталина его, раскачав, бросили в пруд, и вообще на всех сборах и застольях Никита играл роль шута, «рыжего (в его случае – лысого) у ковра». И он мастерски владел всеми приемами клоунады. Никита был комиком похлеще Жириновского. А людей, умеющих смешить, всегда держат при себе сильные мира сего. Берия проиграл Хрущеву еще задолго до своего позорного политического  поражения. Берия был катастрофически необаятелен.  Да, он был феноменальным организатором, искуснейшим интриганом, но он абсолютно лишен всякого обаяния, что для властителей – непоправимый изъян. Другое дело Сталин. Все, кто близко соприкасался с Иосифом Виссарионовичем, свидетельствуют о его огромном обаянии. Он словно обволакивал человека своим мягким взглядом  и неподражаемым тембром голоса. Сталин вообще меньше всего был похож на книжного жестокого властелина. У любого собеседника он сразу вызывал доверие. Почитайте, например, воспоминания генерала де Голля.

Хрущев брал комизмом, которым искусно прикрывал свои истинные намерения. С Берией все было ясно. Все понимали, что этот мрачный и угрюмый человек мечтает лишь об одном – занять место Сталина. Как ни странно, Берия, при всем своем коварстве, кажется очень примитивным в качестве претендента на верховную власть. Главное свое намерение он совершенно не мог спрятать, как ни старался. А Никиту по большому счету никто всерьез и не воспринимал. Но сам Хрущев ни на секунду не забывал о своей главной цели. Никита – типичный антигерой, как говорят англичане – трикстер, то есть фокусник, ловкач. На смену герою Сталину пришел антигерой Хрущев. Или, по известному выражению, трагедия заменилась фарсом. А еще во времена Хрущева, которому прихлебатели тоже пытались создать культ, гуляла одесская шутка про Сталина: «Бил культ, так била и личность». Действительно, к Никите Сергеевичу меньше всего подходит определение – личность, а вот определение – ничтожество, ему в самый раз. Но ничтожество, облеченное властью, да еще при этом жестокое, хитрющее и наглейшее, может очень даже войти в историю. Вот он и вошел, как творец так называемой оттепели. Хотя любому честному исследователю ясно, что хрущевская либерализация была объективным процессом, который описывается движением маятника, о чем читаем у Екклесиаста: «…время убивать, и время врачевать; время разрушать, и время строить; время плакать, и время смеяться…» (Екк. 3, 3).

Просто пришло время этой оттепели, и проживи Сталин дольше, он, несомненно, стал бы переформатировать систему, хотя, конечно, не в хрущевском стиле. Хрущев усиливает влияние партийного аппарата и вообще коммунистической партии и, соответственно, наносит необольшевистский удар по Церкви. Сталин, вероятнее всего, низвел бы влияние партии до минимума, а Церкви, напротив, дал бы относительную свободу. Контуры именно такой политики уже начали проступать по окончании Великой Отечественной войны. Это, кстати, очень пугало Запад, так как советско-русский синтез мог вывести СССР на качественно новый уровень. Тот факт, что система стала существенно смягчаться уже при Сталине, подтверждается и цифрами. Например, общее количество заключенных к 1948 году было приблизительно таким же, как во времена правления Горбачева. Как известно и смертная казнь после войны ненадолго была отменена. И возобновили ее исключительно из-за разгула бандитизма, а не по политическим соображениям. Так что, любой руководитель на месте Хрущева объективно был бы вынужден производить модернизацию политической системы. Но Хрущев выбрал наихудший, троцкистский вариант модернизации. На мой взгляд, следует говорить именно о двух проектах послевоенного развития страны: о сталинско-державном, который был объективно направлен на возрождение русского традиционализма, и о хрущевско-троцкистском антидержавном, который объективно вел к гибели государственности и традиционализма. Брежневский неосталинский курс оказался половинчатым, непоследовательным и не смог до конца преодолеть хрущевизм-троцкизм, который снова выпрыгнул, как кое-кто из табакерки, в период горбачевско-ельцинской перестройки. К слову сказать, я не сомневаюсь в том, что Сталину помогли уйти на тот свет будущие творцы оттепели, так как они понимали, что традиционалистский проект, задуманный генералиссимусом, не оставляет места коммунистической партии и ее руководителям. Поскольку основой русского традиционализма объективно является Православная Церковь, Никита Хрущев и обрушил на нее свой главный идеологический и политический удар. Здесь мы видим месть Сталину за его церковную политику и за его традиционализм. Но в этом же и состояла причина будущего падения Хрущева. Все, что делал Никита Сергеевич, было совершенно неорганично для России.

Но вместе с тем и при Хрущеве, вопреки его антитрадиционности  и вреднейшей деятельности, страна продолжала развиваться, продолжала добиваться грандиозных свершений и побед. В 1961 году произошло величайшее событие в новейшей истории – полет в космос Юрия Алексеевича Гагарина. Не сомневаюсь, что американцы поменяли бы все свои полеты на Луну на то, чтобы их космонавт первым в мире полетел в космос. Да и к тому же еще остается открытым вопрос – были ли вообще эти полеты американских астронавтов на Луну.

Прекрасное лицо Юрия Алексеевича - это словно лицо русского народа. А имя и отчество его какие славные и символичные! Юрий, то есть Георгий, в переводе с греческого означает земледелец, а Алексей – защитник. Промыслительно, что именно так звали первого космонавта, выходца из крестьянской земледельческой семьи, защищающего свою Родину. Ведь для обороны Русской земли высокий гагаринский полет имел колоссальное значение. После него американские ястребы надолго зачехлили свои острые клювы, уже готовые было нанести ядерный удар по СССР. А название гагаринского космического корабля «Восток» разве не указывает на глубочайший сакральный смысл мировой истории, заключающийся в противостоянии Востока и Запада?

Но хочу особенно подчеркнуть, что Гагарин – герой сталинской эпохи, а не хрущевского периода. И, конечно, действительно важнейшим событием, возвышающим и укрепляющим наше Отечество в начале 60-х годов прошлого века, был прорыв в космос, а не пресловутая оттепель, в результате которой оттаяли все нечистоты. Ведь именно в период оттепели Александр Солженицын пишет свой роман «В круге первом», где воспевает предателя Иннокентия Володина, выдавшего государственный секрет американцам. Воспевание предателей Родины, как видим, у Александра Исаевича – это твердая творческая и личная позиция.

Оценка, данная Хрущевым Сталину на XX съезде КПСС, – лживая, необъективная и направленная только на одно – обелить самого Никиту Сергеевича и вернуть коммунистической партии утраченные позиции. И, кроме того, здесь очевидна личная месть Хрущева своему бывшему хозяину.

Рассказывали, что когда Никита Сергеевич впервые вошел в кабинет Сталина уже в качестве хозяина, он не смог сдержать своей бурной радости – начал приплясывать, подпрыгивать, выделывал разные коленца, страшно матерился в адрес Иосифа Виссарионовича. Короче говоря, вел себя как и подобает бывшему шуту.

Мой покойный отец также рассказывал мне о своих личных впечатлениях о Никите Сергеевиче. В 1960 году он, молодой журналист ТАСС, был включен в состав делегации, сопровождающей Хрущева во время его визита в Австрию. За обедом, данным канцлером Австрии в честь высокого советского гостя, произошел следующий случай. Никита Сергеевич сказал, что неплохо было бы расширить торговые отношения СССР и Австрии. На это канцлер ответил, что, дескать, у Австрии сейчас недостаточный золотой запас для расширения торговых отношений. Пока канцлер оправдывался, Хрущев взял со стола позолоченную ложку и незаметно положил ее в карман пиджака канцлера. Когда последний закончил свой оправдательный монолог, Никита Сергеевич обратился к нему: «Не надо прибедняться, золота у них видите ли нет. Да у вас даже из карманов золото торчит, посмотрите, что у вас в кармане». Удивленный канцлер полез в карман пиджака и под всеобщий хохот советской делегации вынул оттуда позолоченную ложечку. Да, клоуном Хрущев был выдающимся. Когда австрийские горняки преподнесли ему в подарок инкрустированный альпеншток, Никита посмотрел на него прищуренным глазком, потряс в руке и вдруг неожиданно сделал страшную физиономию, замахнулся на несчастных австрийцев и заорал что-то вроде: «Я вам покажу кузькину мать». Отец говорил, что австрийцы были не на шутку напуганы, некоторые даже отпрыгнули и закрыли голову руками. Конечно, все знают про ботинок в ООН. И можно было бы добродушно посмеяться над всеми этими хрущевскими штучками, если бы не знать вторую, дьявольскую, сторону этого человека. У Хрущева была сатанинская ненависть к Церкви, даже у Ленина она вряд ли была больше. Например, он всерьез подумывал о том, чтобы с помощью авиации разбомбить Псково-Печерский монастырь.

Из семейных воспоминаний, связанных с хрущевским временем, интересно следующее. В 1961 году моему отцу Хрущевым было поручено открыть филиал ТАСС в Берлине, в английской зоне оккупации. Мы с мамой поехали вместе с отцом. Мне тогда только исполнилось семь лет, и именно в Берлине я услышал о полете Юрия Гагарина. Очень хорошо помню, как радостный отец вбежал в мою детскую комнату и воскликнул: «Сынок, мы полетели в космос, мы первые!» Но пробыли мы в западном Берлине не долго. Английские власти выселили отца и нас вместе с ним в восточный Берлин. В течение полугода до этого события за офисом отца и нашей квартирой велась слежка. Отца запугивали по телефону, пытались инсценировать драку на улице, подбросили в мою комнату огромного тарантула, который чудом не причинил никому вреда. И, в конце концов, однажды ночью, английские полицейские пришли в наш дом, надели на отца наручники и переправили нас в восточный Берлин. Потом отцу рассказали, что англичане приняли его за советского резидента. Поскольку отец им не являлся, то соответственно при всем желании нигде не мог проколоться, и англичане решили, что он просто какой-то суперагент, виртуоз разведывательного искусства. И вот, как говорится, от греха подальше, английские власти решили выселить его из своей зоны.


Н.С.Хрущев

Зловещая клоунская фигура Хрущева по существу предопределила генеральный пагубный вектор развития советский системы в послесталинский период и ее перерождение в катастрофическую перестройку Горбачева-Ельцина. Повторяю еще раз, брежневский неосталинский зигзаг оказался всего лишь некоторым отклонением от линии Хрущева, а не решительным поворотом на правильный спасительный путь. Троцкистско-хрущевский дух вновь восторжествовал, в так называемых либеральных реформах, проводимых после краха СССР.

Казалось бы, есть одно существенное отличие нынешней либеральной идеологии от хрущевизма, заключающееся в терпимом отношении современной российской правящей элиты к Церкви. Но, во-первых, это терпимое отношение к Церкви с лихвой компенсируется так называемой толерантностью ко всему остальному, что еще опаснее атеизма. А, во-вторых, судя по многим признакам, эта терпимость в последнее время явно уменьшается и совсем скоро, по моему мнению, стушуется совершенно, уступив место неохрущевизму в отношении к Православной Церкви.

Очень много общего с Хрущевым, особенно в психологическом плане, у Горбачева и Ельцина – такая же дремучесть, такая же беспринципность, такой же авантюризм, такая же ставка на одну идиотскую идею, вроде выращивания кукурузы на северном полюсе. У Горбачева – это перестройка, у Ельцина – это объявление войны советскому прошлому и «парад суверенитетов». Сегодня кто-то делает ставку на повсеместное распространение интернета, как на панацею от всех бед. Но ведь принципиально это ничем не отличается от кукурузной маниакальности Никиты Сергеевича. А Сколково?! Разве это не хрущевизм в новом обличии?!

И, наконец, самое главное, что делает нынешний российский либерализм очень похожим на большевизм-хрущевизм – это отношении к Сталину. Обратите внимание, что российские либералы нагло восторгаются Троцким и похваливают Хрущева. Вы слышали, чтобы Сванидзе, Млечин и им подобные хоть раз резко высказались о Хрущеве? А при имени Сталина они начинают крутиться волчком. Попытка правящей элиты осуществить десталинизацию современного российского общества есть прямое продолжение антисталинской политики Хрущева. Десталинизация – это путь к потере государственного суверенитета, окончательной гибели страны, ее распаду на части, которые будут поделены между Европой, Америкой и Азией. Срабатывает заложенная Хрущевым бомба.

Чтобы спасти страну, необходимо произвести противоположное действие – детроцкитизацию, дехрущевизацию и делиберализацию российского общества и государства. Если это не будет сделано сверху, то это произойдет снизу.

Иерей Александр Шумский

http://www.ruskline.ru/news_rl/2011/02/26/hruwevizm_beda_rossii/
Записан
Страниц: 1 [2] 3 4 ... 7
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Valid XHTML 1.0! Valid CSS!